Комплексное исследование категории «свойственность - чуждость» в русском языке | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 320.

Комплексное исследование категории «свойственность - чуждость» в русском языке

Статья посвящена изучению категории «свой - чужой» в русском языке. Описывается междисциплинарный подход к рассмотрению феномена «своё - чужое»; обобщаются разные направления исследования «своего - чужого»; определяются особенности смысловой реализации «свойственности - чуждости».

Complex research of a category «own-strange» in russian language.pdf «Свойственность - чуждость» - универсальный феномен, организующий все формы человеческого существования. «Это противопоставление в разных видах пронизывает всю культуру и является одним из главных концептов всякого коллективного, массового, народного, национального мироощущения» [1. С. 127]. Фундаментальный характер данной оппозиции определяется её участием в формировании онтологических представлений о бинарной структуре мира, его организованности по принципу «своё - чужое».«Своё» и «чужое» составляют единое целое - мир, в котором существует человек. Человеческое познание начинается с осознания себя как отдельности в мире и освоения ближайшего окружения: «Два принципиально различных, но соотнесённых между собой ценностных центра знает жизнь: себя и другого, и вокруг этих центров распределяются и размещаются все конкретные моменты бытия» [2. С. 66].Гносеологическая деятельность, направленная на познание мира, преломление бинарной онтологической сущности в сознании наделяют дискретность мира опосредованным характером. Сферы «своё» и «чужое» наполняются многомерным содержанием, обусловленным как опытом всего человечества, так и ментальной деятельностью индивидуума. Универсальность представлений о бинарной структуре мира находит своё выражение в языке, отражающем фундаментальный принцип восприятия человеком мира. Знаковые системы раскрывают сущность «свойственности - чуждости» как базовой оппозиции, выражающей специфику мировосприятия определённой лингвокультурной общности.Универсальный характер оппозиции предопределяет междисциплинарный подход к её рассмотрению. Осмыслением феномена «свойственность - чуждость» активно занимаются как отечественные, так и зарубежные представители разных областей гуманитарных знаний (А.Б. Пеньковский, М.М. Бахтин, B.C. Иванов, В.Н. Топоров, Гадамер, Э. Гуссерль, Р. Штихве, Е.И. Шейгал, С.Л. Сахно, А.К. Байбурин, Г.Д. Гачев, ВА. Маслова; Ю.С. Степанов и др.).Выделяемое образование подвергается научной рефлексии с позиций разных теоретико-методологических подходов. Так, в рамках философской и культурной антропологии, социологии, политологии «свойственность - чуждость» сводится к противопоставлению разных этнических общностей: «свой/русский народ» - «чужой народ/нерусский». Подобная интерпре-танта наделяется рядом функций:1) этнодифференцирующей, выражающейся в противопоставлении этнической специфики разных народов (наша культура - их культура, наш менталитет - их менталитет);2) этноинтегрирующей, способствующей осознанию единства своей нации (осознание некоторой группой самой себя как «своих» в отличие от «чужих»).Широкое научное освещение получает социальная сущность данного феномена. Учёные размышляют о проблеме социального и духовного отчуждения, активно обсуждают вопросы чужеродности и преодоления чуждости чужого, проблемы границы и выявления междупространства. Проблема отчуждения поднимается в разных аспектах как в русской, так и в западной философии, социологии, психологии, культурологии (Н. Бердяев, М.К. Мамардашвили, Э. Гуссерль, Э. Фромм, X. Ортега-и-Гассет, Ж.П. Сартр, Гадамер, Ю. Эппель и др.).Проблема духовного и социального отчуждения человека обосновывается психологическим функционированием оппозиции «свой/чужой». Как отмечают в своих работах исследователи, затрагивающие вопросы психологического обоснования функционирования оппозиции «свой/чужой», данная дихотомия уходит корнями в принципы организации первобытного мира.Важность принципа биполярности для сознания первобытного человека отмечали К. Леви-Строс, М. Элиаде, B.C. Иванов, В.Н. Топоров и др., полагая, что именно при помощи бинарных оппозиций древний человек пытался упорядочить явления окружающей действительности. «Первая и основная причина формирования оппозиции «свойственность/чуждость» в первобытном сознании - это осознание себя человеком и социумом первоначально как МЫ в контексте природы, затем собственно Я, которое подразумевает выделение, противопоставление себя чему-то или кому-то другому и приобретает этот смысл только в контексте этого отношения» [3. С. 66]. Далее указанный выше принцип получает широкое и многостороннее отражение в мифологии, ритуалах, обрядах, изобразительном искусстве, литературе.B.C. Иванов и В.Н. Топоров писали о наличии этого противопоставления ещё в системе представлений древних славян, отмечая реализацию его в трёх планах:1..Социальная интерпретация оппозиции «свой/чужой»: первый член оппозиции («свой) означает принадлежность данной социальной группе, а под «чужим» понимается то, что не является преимущественным символом данной группы.2.Этническая интерпретация «свойственности/чуждости».3..Интерпретация по принципу «человеческое/нечеловеческое»: «свой» обозначает принадлежность к человеческому, а «чужой» - к нечеловеческому, звериному, колдовскому [4. С. 96].Основу анализируемого феномена составляет фигура говорящего - Я, что обусловливает эгоцентрический ха-11рактер подобного образования. Для определения границы между «своим» и «чужим» необходимо осознание себя как Я в противопоставлении ДРУГОМУ. Оппозиция Я-ДРУ-ГОЙ, организующая единство категории «свой/чужой», является производящей основой для образования групп более сложного характера, предполагающих не только раз-личие, но и потенциальное взаимодействие:- Я-МЫ (выражение человеческой общности);- Я-ТЫ (процесс коммуникации с другими людьми);- Я-Я (процесс автокоммуникации, внутренний диалог с собой);- МЫ-ОНИ (взаимодействие на уровне разных со-циальных общностей);- Я-ОНИ (противопоставление себя социальной группе).Идентификация человеком себя как члена какой-либо общности включает многочисленные и разнопла-новые аспекты. Критериями отделения «своих» от «чужих» могут оказаться различные факторы - соци-альные, политические, этнические, религиозные, род-ственные или их комплекс. Подобная содержательная мозаичность предполагает разносторонний анализ вы-деляемого образования.В последнее время «свойственность - чуждость» привлекает внимание как социологов, философов, так и лингвистов в связи с актуальностью проблемы толе-рантности, которая «основана на противопоставлении «свой - чужой» и постулирует терпимость к «друго-му», «иному» при отсутствии враждебности или отри-цательного отношения к чужому» [5. С. 105]. Являясь индикатором категории человеческих взаимоотноше-ний, толерантность непосредственно связывается с оп-позицией «своё - чужое».Данный характер «свойственности/чуждости» ак-туализируется на уровне политической коммуникации. Так, в политических дискурсах реализуется ряд разно-видностей социальной толерантности:1..Толерантность как основание демократического согласия: ДРУГОЙ, ЧУЖОЙ принимается во всём его социокультурном многообразии. Как результат подоб-ного восприятия - характер сложившихся отношений между Россией и другими странами: Отношения меж-ду нашими странами оттаяли после холодной войны (Российская газета, 12 апреля 2008г.).2.Этническая конфликтность как проявление про-тивоположности политико-экономических позиций и неприятия национальной специфики чуждых народов: С одной стороны, есть все основания дать понять Минску, что дальше «артачиться» в отношениях с Москвой ему не стоит, но с другой - не следует совсем уж загонять Батьку в угол (КП. 23 ноября 2007 г.).3.Социальная конфликтность как неприятие пред-ставителей иных политических взглядов: МЫ/СВОИ единомышленники, команда, настоящие патриоты -ОНИ/ЧУЖИЕ: соперники, оппоненты, недруги, поли-тическая шпана.4.Социальная конфликтность как неприятие со-стоятельных людей: МЫ/СВОИ бедные, обычные, ни-щие, работяги, люди труда - ОНИ/ЧУЖИЕ прожор-ливые, зажравшиеся, холёные, денежные воротила.5.Социальная конфликтность как неприятие пред-ставителей правящей группировки: МЫ/СВОИ народ,12рабочий класс, трудяги - ОНИ/ЧУЖИЕ политики, де-путаты, чиновники, парламентарии.6. Индифферентность как реализация идеи нацио-нальной самобытности: ДРУГИЕ, ЧУЖИЕ восприни-маются как сила, ломающая НАШЕ своеобразие и раз-рушающая национальное единство. Один из способов сохранения этнического своеобразия - безразличие к иной культуре, равнодушное отношение ко всему ЧУЖОМУ: Всё же странно получилось, что нация с тысячелетней культурой, самая читающая в мире, вдруг сразу поглупела и, раскрыв рот, стала ждать, к каким выводам на наш счёт придёт Запад. Пора смот-реть на Запад с большим равнодушием - Запад нам не учитель, а мы ему не ученики (АиФ. № 37. 2008).В современной научной парадигме широко пред-ставлен и культурологический подход к описанию «свойственности - чуждости». Исследования духовной сферы человечества, выявление и описание констант русской культуры прямым образом соотнесены с рас-смотрением дихотомии «своё - чужое», отражающей ценностные ориентиры русского народа и многовеко-вой опыт человечества (Г.Д. Гачев; З.М. Волоцкая; А.К. Байбурин; Ю.М. Лотман, Б.А. Успенский и др.).В русском языковом сознании противопоставление «свой/чужой» обладает национальной специфично-стью. Категориальная модель, основанная на оппози-ции «свой-чужой», может быть рассмотрена как фраг-мент образа мира в сознании определённой этнокуль-турной общности. Исследования в данном направлении носят, как правило, лингвокультурологический харак-тер, поскольку построение русской национальной мо-дели мира неотделимо от знакового воплощения дихо-томии «свойственность - чуждость».Лингвокультурологическая интерпретация «свойст-венности - чуждости» широко представлена в совре-менных исследованиях (В.В. Воробьёв; В.А. Маслова; Е.С. Яковлева; Т.В. Цивьян и др.). Путём выделения и описания «лингвокультурем» создаётся поле «свойст-венность - чуждость», в роли компонентов которого выступают концепты, отражающие национальные сте-реотипы мировидения и мировосприятия. Так, доми-нантами сферы «своё», репрезентирующей особенно-сти русской национальной личности, выступают такие черты, как доброта, отзывчивость, максимализм, аль-труизм и т.д. «Наши»/«русские» особенности выделя-ются на основе сопоставления и противопоставления с компонентами сферы «чуждость» как репрезентантами архетипических признаков иной народности.Все особенности противопоставления «своего» и «чужого» мира находят отражение в языке, поэтому внимание лингвистов привлекает собственно языковая сущность феномена «свойственность - чуждость». Язы-коведы решают вопросы, связанные с сущностными признаками данной группировки, её семантическими и формальными основаниями (Р.Н. Порядина, А.Н. Сере-бренникова; И.В. Тубалова; Ю.А. Эмер; М.Н. Петро-ченко; Б. Синочкина; О.Л. Михалёва; Е.И. Шейгал; Н.А. Санцевич; А.Ю. Скрыльникова и др.).Языковая модель «свойственности - чуждости» впервые становится объектом научного рассмотрения в работе В.Н. Топорова и В.В. Иванова (1965), реконст-руирующих по данным языка архаическую праславян-скую модель мира. Выделяя в группе других универ-с понятийными (Н.В. Максимова), и с когнитивнымисальных противопоставлений (близкий - далёкий,категориями (О.С. Иссерс). Небезынтересным в этомдом - лес, мужской - женский и т.д.) оппозициюотношении представляется наделение «свойственно-«свой - чужой», исследователи придают данной группести - чуждости» признаками лингвокультурологиче-ярко социальный характер, делают вывод о домини-ской категории, способной кумулировать в себе куль-рующем положении «свойственности - чуждости» втурную и ментальную специфику того или иного этно-социальной интерпретации мира.са (А.Н. Серебренникова).Гипотезу о существовании в русском языке особойПризнание за данным объединением категориально-категории семантического характера - категории «чу-го статуса мотивирует обращение лингвистов к вопро-ждости» одним из первых сформулировал А.Б. Пень-сам, связанным с внутренней организацией «свойствен-ковский: «На обсуждение предлагается гипотеза о су-ности - чуждости». В связи с этим внимание лингвистовществовании семантической категории «чуждости»привлекает разноуровневая эксплицированность семан-(«отчуждения»? «алиенации»?), которая в силу сказан-тики «свойственность - чуждость». При общем призна-ного должна сопрягаться с категорией отрицательнойнии приоритетного положения единиц лексическогооценки («чужое - плохое») и иметь специальные сред-уровня речь сегодня идёт о широких путях экспликацииства языкового выражения (хотя бы в виде отдельных,«свойственности - чуждости». Экспликантами призна-не связанных друг с другом звеньев)» [6. С. 54].ются единицы практически всех языковых уровней.Идея А.Б. Пеньковского, сформировавшаяся в рам-Подтвердим данное положение примерами функциони-ках структуралисткого подхода, нашла своё преломле-рования категории «свой/чу-жой» в публицистическихние в современных исследованиях когнитивного на-текстах на политическую тематику.правления. «Описание «свойственности - чуждости» в1. Лексический уровень:свете когнитивной проблематики осуществляется на- лексические единицы с семантикой «своё - чу-базе двух подходов: семиотического (объект - куль-жое» (свой, чужой, родной, русский, иностранный, чу-турная оппозиция, структурирующая модель мира) ижеземный, знакомый/незнакомый, близкий/далёкий иконцептуального (объект - культуроспецифичный мен-т.д.): Знаю, уверена, что смогу защищать интересытальный субстрат)» [7. С. 18].семьи, детей, сиротства, родного Кузбасса (Кузнец-Предметом рассмотрения когнитивной лингвистикикий край. 2008 № 112);становится функционирование «свойственности - чуж-- лексемы совместности (все, вместе, единство,дости» как культурного концепта, воплощённого всоюз, группа и т.д.): Нас всех сильно объединила «пя-языке. Путём концептуального анализа исследователитилетка пышных похорон», очереди за колбасой и от-выявляют концептообразующие смыслы, формирую-сутствие зубной пасты (НГ. № 53 (1570);щие данную группировку, определяют специфику реа-- вокативы с парольным смыслом «я свой» (земля-лизации семантики «свойственность - чуждость» в раз-ки, друзья, братья, русский народ): Вот и думайте -ных культурах, делают выводы о степени значимостивыбор за вами, дорогие земляки. Нужны ли нам такиеданного противопоставления для мировидения народа.депутаты, которые живут для себя и собираются вОсобенности смысловой реализации «свойственности -Думе плести интриги и заниматься политиканствомчуждости» раскрываются лингвистами на разнообразном(Кузбасс. 20 ноября 2007 г.);материале (фольклорные тексты, художественные тексты,- «смысловые модализаторы» (какой-нибудь, какой-публицистика). Базовыми же на сегодняшний день являют-то, так называемый, всякий и др.): Ни разу никто изся исследования языковой репрезентации «свойственно-так называемых «партийных руководителей» нести - чуждости» на материале диалектной речи.вышел ни с одной законодательной инициативой,Наиболее активно данное направление развиваетсяулучшающей жизнь людей (Кузбасс. 20 ноября 2007 г.);представителями томской лингвистической школы- использование оценочных лексических единиц (без-(Р.Н. Порядина; Т.А. Демешкина; И.В. Тубалова;дари, лентяи, хапуги, чиновники, обманщики, воры): Они,Ю.А. Эмер; А.Н. Серебренникова; М.Н. Петроченко инаши начальники, сами пишут законы, живут по своимдр.). Анализ смыслового содержания «свойственно-чиновничьим понятиям, они наплевали на народ, им всёсти - чуждости» на уровне индивидуального дискурсадозволено (Кузнецкий край. 23 апреля 2008 г.);диалектоносителей выявляет специфику моделирова-- образные номинации (пресмыкающиеся, цари,ния народной картины мира в аспекте противопостав-бояре, прислуга, лакеи, вожди, клоуны): Все самодель-ления «свой - чужой». Интерпретация данной оппози-ные рейтинги этих клоунов из этого цирка - надувнаяции в диалектах проводится в разных аспектах: терри-мускулатура (Кузнецкий край. № 128 (10799);ториальном, социальном, конфессиональном, этниче-- лексические единицы с событийной семантикойском, пространственном, временном.(защищать, сохранять, работать, болтать, грабить,В исследованиях, посвящённых собственно языко-разорять): Они полагают, что можно безнаказанновой сущности «свойственности - чуждости», не под-загнать человека в угол и там он покорно сдастсявергается сомнению категориальный статус данной(НГ. № 51 (1568);группировки. Однако содержание термина, опреде-- эмоционально-оценочные слова-аффективы (без-ляющего суть данной оппозиции, неодинаково. В пре-законие, грязь, грязные игры, беспредел, шельмование,обладающем большинстве данному феномену припи-мерзость, дискриминация, враньё, воровство, криминал,сывается характер семантической категориивымогательство, лицедейство, подлый обман): Разве(А.Б. Пеньковский; О.А. Михайлова; Р.Н. Порядина ирынок они построили в нашей стране? Это не рынок, адр.). Идентифицируют «свойственность - чуждость» икриминальный хаос (Кузбасс. 20 ноября 2007 г.).132.Грамматический уровень:-местоимения причастности, принадлежности(наш, свой, твой, их): Шахтёрский край, сложный регион «Кузбасс» в органах власти должен представлять наш человек, угольщик, и равных Приставке найти трудно (Край. № 48 (81);-трансформация собственных существительныхединственного числа в нарицательные генерализующегозначения (чубайсы, тулеевы, голиковы, шагиахметовы ит.д.): «Партия «новыхрусских», как Чубайсы, рвутся вовласть». Солидным пряником «чубайсята» заманиваютв свои ряды «независимых кандидатов» и даже коммунистов (Кузбасс, 20 ноября 2003 г.);-употребление местоименных форм как актуализа-торов «обезразличивающего обобщения» и «обезраз-личивающей неопределённости» [Пеньковский] (некоторые, некие, всякие, какие-то, кто-то): Потом какие-то чиновники путано объясняли с телеэкрана,что субсидии не прекращаются, а приостанавливаются, и что затем последует их перерасчёт (Край. № 44(77). 31 октября 2005 г.)3..Словообразовательный уровень (модификаци-онные модели с суффиксами субъективной оценки): Богатенькая «ЕР» и тут старательно экономила -добра для электората сделала в 20 раз меньше (Край. 29 августа 2007 г.).4..Синтаксический уровень:•·предложения противительного характера: «Своим» кандидатам организуют встречи, для «чужих» создаются преграды (Край. № 46 (79));•конструкции с чужой речью: Начиная свои «реформы» с инфляции 1992 года, враз сделавшей народ нищим, они говорили о себе только в третьем лице: «Смертники. Кладём жизнь на то, чтоб Россия вышла в цивилизованные» (Кузбасс. 20 ноября 2007 г.);•вопросно-ответная форма высказываний: И что? Где прорыв, особенно в производственных делах, в со-•·циалъной сфере? А ничего! Никакого порыва не было! Хотя были для него абсолютно все условия (Кузбасс. 20 ноября 2007 г.);•·-прямое обращение: Ребята, отмените этот бес•совестный закон. Люди возмущены (Край. № 48 (81).•·5. Текстовый уровень:•·-структура текста: Ничего не сделали:•·ни для улучшения положения простых людей, прежде всего бюджетников, которым даже их крохи месяцами не выплачивали;•·ни для возврата людям сбережений, которые у них тогда «сгорели»;•·ни для помощи регионам - бросили «красных губернаторов» на произвол судьбы - делайте, что хотите, а нам на вас наплевать, у нас - большая политика (Кузбасс. 20 ноября 2007 г.);•·речевые импликатуры: Путин требует привлечь к реализации его программы настоящих практиков, а «бояре» на местах боятся этих практиков, как огня (Край. № 45 (78);•·пресуппозиции: Но и мы помним, ещё не обеспамятели: сначала врут, потом банкротятся, а нас держат за безнадёжно тупых, потому что именно мы оплачиваем их авантюры (Кузнецкий край. № 130 (10801).Выделение разноуровневой организации категории «свойственность/чуждость» на материалах политических дискурсов лишь приоткрывает многомерность выделяемого феномена. Исследование категории «своё/чужое» может проводиться в разнообразных направлениях: описание смысловой составляющей данной оппозиции; выделение тематических блоков, формирующих категорию; описание методики анализа «свойственности/чуждости»; построение смысловых моделей «своего/чужого» в разных типах дискурсов; выявление и описание ключевых концептов, формирующих данную категорию; проведение сопоставительных исследований.

Ключевые слова

manipulative function of language, рolitical communication, category «own - strange», interdisciplinary interpretation of a phenomenon «own-strange», политическая коммуникация, междисциплинарная интерпретация феномена «своё - чужое», категория «своё - чужое»

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Кишина Елена ВалерьевнаКемеровский государственный университеткандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка факультета филологии и журналистикиkishina@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Серебренникова А.Н. Диалектное слово с семантикой «свойственности - чуждости» (лигвокультурологический аспект): Дис. ... канд. филол. наук. Томск, 2005. 227 с.
Пенъковский А.Б. О семантической категории «чуждости» в русском языке // Проблемы структурной лингвистики 1985-1987. М.: Наука, 1989. С. 54-82.
Михайлова О.А. Толерантность и терпимость: взгляд лингвиста // Философские и лингвокультурологические проблемы толерантности. Ека- теринбург, 2003. С. 99-111.
Иванов B.C., Топоров В.Н. К вопросу о реконструкции плана содержания древней славянской системы RS // Славянские языковые модели- рующие семиотические системы. М.: Наука, 1965. С. 63-218.
БахтинМ.М. К философии поступка // Бахтин М.М. Работы 1920-х годов. Киев, 1994.
ПетроченкоМ.Н. Семантический компонент «свой/чужой» в фольклорном и диалектном бытовом текстах: Дис. ... канд. филол. наук. Томск, 2005. 227 с.
Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры. М., 1997. 482 с.
 Комплексное исследование категории «свойственность - чуждость» в русском языке | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 320.

Комплексное исследование категории «свойственность - чуждость» в русском языке | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 320.

Полнотекстовая версия