К вопросу о целесообразности и значении термина «синтаксическая синонимия» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 320.

К вопросу о целесообразности и значении термина «синтаксическая синонимия»

Одно и то же содержание может быть выражено в речи с помощью различных синтаксических конструкций, наполняющихся соотнесенными лексемами, варьирующимися в морфологическом и словообразовательном аспектах. Такие модели могут быть признаны альтернативными, но не синонимичными, поскольку дифференциальные признаки моделей всегда релевантны в отношении синтаксиса.

Regarding the question of expediency and significance of the term «syntactical synonymy».pdf Синонимия обычно понимается как тождественность или близость семантики различных языковых обозначений, способов языкового выражения: лексических, словообразовательных, грамматических, а также способов разных уровней (ср. использование пере- и слишком). По замечанию Л.В. Щербы, «...развитый литературный язык представляет весьма сложную систему более или менее синонимических средств выражения, так или иначе соответственных друг с другом» [1. С. 121].Впервые употребил термин «грамматические синонимы» A.M. Пепгковский, определяя «...значения слов и словосочетаний, близкие друг другу по грамматическому смыслу» [2. С. 153]. Отделяя синтаксическую синонимию от морфологической, он включил в нее случаи сближения по значению отдельных грамматических форм (времен, наклонений), различные схемы построения предложений, синонимию предлогов, союзов и частиц, а также возможность замены имени существительного местоимением и даже варианты словопорядка [2. С. 153].Приведенные им примеры иллюстрировали выражение одной и той же мысли различными языковыми средствами. Ученый, не выдвигая теоретического обоснования для отнесения разных синтаксических конструкций к одному синонимическому ряду, стремился лишь показать богатый выразительный потенциал языка.В дальнейшем в лингвистике сложились разные подходы к изучению синтаксической синонимии: выявляли либо семантические характеристики синонимичных единиц, либо их грамматическую специфику, либо стремились изучить как содержательные, так и формальные признаки синтаксических синонимов. Выбор основы синонимической парадигмы зависел от целей исследования, поэтому единого мнения по поводу определения понятия синтаксической синонимии не было и, вероятно, не могло быть [3-9].Однако неоспоримой была идея об общем значении, которое можно проследить в сравниваемых единицах.Г.И. Рихтер называла полными синтаксическими синонимами сходные по семантике или обладающие близким значением предложения, которые различаются синтаксической структурой и стилистическими оттенками [10. С. 48].М.К. Милых, не используя термин «синтаксическая синонимия», рассматривала «смысловые отношения близких по значению, но принадлежащих к различным грамматическим категориям и частям речи слов и синтаксические конструкции, сходные по семантике» [11. С. 31]. Наряду с синонимией глагольных форм времени и наклонения, падежных аффиксов, она указывала на синонимию единственного и множественного числа, синонимию личного местоимения и имени собственного.А.Н. Гвоздев, как и A.M. Пешковский, понимал грамматическую синонимию как выражение одной и той же мысли разными средствами языка [12. С. 82, 136]. Подходя к синтаксической синонимии с точки зрения стилистики - параллельные обороты речи «различаются только тонкими оттенками в значениях» [12. С. 175], - он выдвигал один критерий этого явления -способность языковых единиц заменять друг друга. В понятие «обороты речи» включаются свободные сочетания слов, фразеологизмы, части сложного предложения и пр.; синонимичными они считаются вследствие общности семантики категорий. Таким образом, ученый расширяет границы синтаксической синонимии за счет вариантов, относящихся к разным уровням языка.В.П. Сухотин определял синтаксические синонимы как «такие различающиеся по структуре соединения одних и тех же слов (словосочетания), а также предложения, их части и более сложные синтаксические образования данного языка в данную эпоху его развития, которые выражают однородные отношения и связи явлений реальной действительности» [4. С. 14]. Так, например, синтаксическими синонимами считаются словосочетания типа прекратить играть - прекратить игру, оставить есть - оставить еду. Трудно спорить с комментариями Е.П. Шендельс по поводу этих и подобных примеров, которые «могут служить скорее иллюстрацией лексических синонимов - глаголов с различными оттенками и их вещественного значения и словообразовательных синонимов {играть -игра; читать - чтение)» [3. С. 70]. Но, говоря о различии единиц, В.П. Сухотин имел в виду, прежде всего, различие грамматических показателей и других средств (предлоги, союзы), не в полной мере касаясь специфических оттенков значения, которые определяются составом и структурой сочетаний слов [4. С. 22].Близкие по значению синтаксические образования исследователь называл функционально тождественными сочетаниями, поскольку между ними не наблюдалось даже незначительных структурно-семантических различий при наличии объединяющих элементов: жить на Кавказе - жить в Крыму. Объективным признаком синонимичности конструкций В.П. Сухотин считал возможность их взаимозамены без ущерба для основного значения. Выделенный признак вводился ученым в определение понятия «синтаксические синонимы» в качестве «весьма существенного», заключающего в себе смысл явления синонимии.Структурные различия в синонимических конструкциях, по мнению М.Ф. Палевской, «...придают те или иные оттенки общему грамматическому значению, что в свою очередь влияет на смысловые оттенки вы-27сказывания, а иногда и стилистическую окраску конст-рукции» [13. С. 98]: игры детей (игры, производимые детьми) - детские игры (игры, имеющие отношение к детям, но в их могут играть и взрослые). Но, выступая против чрезмерного расширения роли союзов и других форм в структуре синтаксических конструкций, она указывает на то, что эти средства не могут быть поло-жены в основу синтаксической синонимии, поскольку они семантически не различают предложений и слово-сочетаний [13. С. 90-92].В.А. Корнилов подчеркивает, что синтаксические синонимы должны обязательно различаться по типу синтаксической связи: летит стрела - летит, как стрела [14. С. 140-141]. Обобщающий эту идею В.И. Кононенко указывает еще и на то, что синтаксиче-ская синонимия существует не между отдельными сло-вами (в том числе союзами, предлогами, падежными аффиксами), а между полными синтаксическими кон-струкциями [7. С. 18-19].Вообще, основанием для выделения синтаксических синонимов признается то общее смысловое содержание (семантическая равнозначность) [10, 12 и др.], то тож-дественность грамматического значения и однород-ность структуры [15, 16].Пожалуй, самую многочисленную группу состав-ляют ученые, выдвигающие в качестве основного кри-терия синонимичности общность грамматического зна-чения или сходные синтаксические отношения в срав-ниваемых конструкциях, с одной стороны, и тождест-венное или близкое содержание при разнотипности структуры - с другой [4, 13, 17-19 и др.].По мнению Г.А. Золотовой, синонимичным считает-ся ряд, в котором предложения, составляющие его, име-ют различную структуру, но воспроизводят одну типо-вую ситуацию. Однако понятие связи отвлеченного об-разца и закрепленной за ним типовой ситуации пред-ставляется слишком абстрактным, чтобы говорить о си-нонимии (соименности в отсутствии имен, равнозначно-сти выражений в отсутствии самих выражений). Типо-вым значением предложения называется то «общее зна-чение множества предложений, представляющих дан-ную модель», то «общее значение нескольких синони-мичных моделей, сопрягающих равнозначные, но разно-оформленные компоненты» [19. С. 25-26]. Где границы варьирования и изменений, которые интерпретируются уже как другая типовая ситуация? С другой стороны, любые структурные альтернации воспроизводят различ-ные семантические формы мышления, которые проти-вопоставлены универсальным, логическим и связаны со спецификой грамматического строя отдельного языка (когда каждой грамматической форме соответствует определенная семантическая) [20. С. 22-23].Получается замкнутый круг: конкретные высказы-вания не образуют синонимический ряд ни в системе языка, ни в потоке речи. Исследователь может лишь констатировать возможность равнозначных высказы-ваний, построенных по различным моделям. Никакого отношения к механизму (к системе языка и к ее реали-зации) такие высказывания не имеют, поскольку ис-пользуются не в готовом виде. При этом синонимич-ность моделей определяется лишь в отношении к их субстанциональному наполнению в речи, либо через28общее содержание высказываний, построенных по раз-ным моделям, либо через равнозначность различных словоформ, наполняющих одну модель.Синонимия - это языковой явление, обязательно предполагающее языковые системные отношения, в которые вступают равнозначные или семантически близкие, но не субстанционально нетождественные языковые выражения. По сути, синонимические отно-шения - это частный случай парадигматических отно-шений в системе языка, т.е. в совокупном языковом сознании носителей определенного языка. Понятие синонимии базируется на альтернативности языковых знаков (в понимании Ф. де Соссюра), поскольку сино-нимы - это разные языковые знаки (при реализации в речи), выражающие близкое или тождественное сиг-нификативное значение, и поэтому предоставляющие носителю языка возможность выбора наиболее точной языковой формы.В связи с этим опрометчиво распространять этот термин в отношении абстрактных синтаксических мо-делей, которые представляют собой лишь образец (ал-горитм) для производства звуковых знаков в речи. Представление о синтаксических синонимах как о ряде «инвариантных моделей (структурно-семантических типах) языка» [21. С. 33], объединяющихся общим ти-повым значением моделей и различающихся оттенками этого значения, «обусловленными разнооформленно-стью структур» [21. С. 33], противоречит самой сути явления синонимии (соименности): синонимия предпо-лагает все-таки парадигматические отношения между сигнификативно близкими именами.Кроме того, нельзя говорить об оттенках типового синтаксического значения, поскольку эти значения настолько абстрактны, что любое варьирование типо-вого значения оценивается как уже другое типовое значение. Альтернативные в плане морфологической составляющей конструкции (например, модель выра-жения атрибутивных отношений с помощью адъек-тивного и субстантивного определений (книжный шкаф и шкаф для книг)) вступают в парадигматиче-ские отношения иного рода, чем синонимы, объеди-няясь как способы выражения атрибутивных отноше-ний, но противопоставляясь по существенным при-знакам (адъективный/субстантивный характер, ком-понента, к которому направлено атрибутивное отно-шение). В отличие от этого синонимы, по определе-нию, противопоставляются несущественными компо-нентами значения. В области модельной парадигма-тики нет оснований говорить об отношениях синони-мии, или даже «синмодельности». Семантические компоненты, которые закреплены в системе за син-таксическими моделями, слишком абстрактны, отвле-чены от субстанции, чтобы говорить о семантических оттенках. Суть синонимии заключается в возможно-сти устойчивой семантической нейтрализации сино-нимов в определенных контекстах [22. С. 130]. В от-ношении синтаксических моделей в принципе закрыта возможность процесса нейтрализации элементов син-таксического абстрактного значения, поскольку в контексте абстрактное значение модели в чистом виде не реализуется, а перекрывается значениями слово-форм. Например, нецелесообразно оценивать альтер-нативные предикативные конструкции Они враги -Они враждуют - У них вражда как синтаксические синонимы [8. С. 78], поскольку с точки зрения формального синтаксиса это именно разные, неравнозначные модели, воспроизводящие различные отношения. Кроме того, лексически однородные высказывания, построенные по данным моделям, не имеют между собой никаких структурных отношений, в системе языка никак не соотносятся, не составляют парадигматического ряда, поскольку говорящий их вообще не выбирает в готовом виде. Носителем языка выбираются лексемы, синтаксическая модель и «под нее» категориальные морфосинтаксические параметры лексем. Таким образом, в речи такие сигнификативно и референтно равнозначные высказывания (или их части) никак не пересекаются, имеют параллельное хождение.Синтаксические модели не являются языковыми именами, за ними закреплено не сигнификативное, а лишь общее (абстрактное) синтаксическое значение, которое невозможно исследовать в терминах семантической близости или тождественности. Если одно и то же содержание может быть выражено с использованием различных синтаксических конструкций, наполняющихся соотнесенными лексемами с их варьированием на морфологическом и словообразовательном уровнях {идти через улицу и переходить улицу), то такие конструкции могут быть признаны альтернативными, но никак не синонимичными, поскольку содержательная равнозначность индивидуальных сочетаний словоформ, в семантике которых отражается одна и та же ситуация, относится к сфере речи, а не к сфере формального синтаксиса.Сигнификативно близкими в данном случае оказываются не конструкции, а речевые синтаксические единицы, произведенные по соответствующим моделям. Такие речевые синтаксические единицы можно назвать синонимическими перифразами. Они не образуют синонимическую парадигму, поскольку не хранятся в языковом сознании носителя языка в готовом виде. Такие факты относятся не к системе языка, а к ее потенциалу, к ее реализации. Можно сказать, что в системе языка во взаимодействии единиц различных уровней заложены возможности для появления в речи логически близких или равнозначных выражений, воспроизводящих различные семантические формы мышления [20. С. 22-23]. Они обра-зуются на основе парадигматики альтернативных синтаксических моделей и парадигматики лексической, словообразовательной и морфологической, обеспечивающей альтернативные модели необходимыми словоформами. В перифразах могут быть одни и те же базовые лексемы {идти через улицу - переходить улицу), но также собственно синонимичные лексемы {пересекать улицу - идти через улицу). Факты типа пересекать улицу - переходить улицу вообще не имеют отношения к синтаксической синонимии и изучаются в рамках лексической синонимии (синонимии слов), поскольку данные словосочетания построены по одной и той же модели.В синонимических перифразах наблюдается взаимодействие лексических, морфологических и синтаксических механизмов языка.Итак, нужно различать системные, статические синонимы и несистемные, динамические, синонимы. Системные синонимы, использующиеся в готовом виде, - сигнификативно равные или близкие, но материально различные способы выражения (лексические, морфологические, словообразовательные), дающие альтернативу говорящему при выражении сходного лексического содержания. Семантические отношения таких синонимов относятся статической картине мира и играют важнейшую роль в механизмах использования языка, системные синонимы дают носителю языка лексическую альтернативу, но и налагают на него большую ответственность выбора.Несистемные синонимы - сигнификативно равные или близкие, но структурно различные синтаксические единицы речи, индивидуальные комбинации языковых единиц, которые производятся, а не воспроизводятся. Их содержательная близость не имеет никакого отношения к механизму языка, поскольку такие индивидуальные сочетания не выбираются в готовом виде из закрепленного в языковом сознании синонимического ряда. В этом случае выбор синтаксической модели предопределяет выбор словоформ. Такие абстрактные модели (например, Ni - N1 // N1 - Vf // У N2 - N1 в рассмотренном примере С.Н. Цейтлин) могут быть названы альтернативными, но не синонимичными, поскольку в синтаксисе релевантным является то, чем эти модели противопоставлены. Содержание несистемных синонимов является элементом динамической картины мира и должно изучаться в рамках коммуникативного синтаксиса, лингвистики речи.

Ключевые слова

alternative, synonymy, syntax, альтернативный, синонимия, синтаксис

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Чуланова Анна ПавловнаТаганрогский государственный педагогический институтсоискатель кафедры общего языкознанияannach80@list.ru
Всего: 1

Ссылки

Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики (на материале русского языка). М.: Наука, 1973. 279 с.
Чумакова Т.В. Синонимия односоставных инфинитивных предложений: Дис. … канд. филол. наук. М., 1998. 341 с.
Золотова Г.А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. М., 1973. 352 с.
Чесноков П.В. Грамматика русского языка в свете теории семантических форм мышления. Таганрог: Изд-во ТГПИ, 1992. 168 с.
Цейтлин С.Н. Система синтаксических синонимов (на материале русского языка) // Структура предложения и словосочетания в индоевропейских языках. Л., 1971. С. 78-87.
Галкина-Федорук Е.М. Синонимы в русском языке // Русский язык в школе. 1959. № 3. С. 6-14.
Ревзин И.И. К вопросу о грамматической синонимике // Иностранные языки в школе. 1952. № 1.
Ковтунова И.И. О синтаксической синонимике // Вопросы культуры речи. М., 1955. С. 37-53.
Палевская М.Ф. Синонимия в русском языке. М., 1964. 175 с.
Корнилов В.А. К вопросу о типах синтаксической синонимики // Доклады научно-теоретической конференции аспирантов. Ростов н/Д: РГПИ, 1962. С. 140-141.
Гвоздев А.Н. Очерки по стилистике русского языка. М., 1952. 285 с.
Милых М.К. Вопросы грамматической стилистики // К синонимике частей речи. «Русское языковедение». Ростов н/Д, 1945. Вып. 1. С. 31-96.
Рихтер Г.И. Синтаксическая синонимика в современном русском литературном языке (стилистические наблюдения) // Русский язык в школе. 1937. № 3. С. 48.
Христианова Н.В. Прагмалингвистический анализ высказываний с причинной семантикой в русском и немецких языках: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Ростов н/Д, 2006. 20 с.
Пелих В.М. О синонимичности сложноподчиненных предложений со структурно значимым местоимением «это» в главной части и других типов синтаксических единиц // Вопросы синтаксиса русского языка. Ростов н/Д: РГПИ, 1973. С. 106-112.
Кононенко В.И. Синонимика синтаксических конструкций в современном русском языке. Киев: Наукова думка, 1970. 143 с.
Великодворская З.Н. Сложные конструкции с относительно-присоединительными придаточными (в их соотношении с параллельными конструкциями, включающими указательное местоимение «это»): Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1963. 23 с.
Громаковская О.А. Структурный и смысловой параллелизм сложноподчиненных предложений с придаточными подлежащими и придаточными дополнительными и их синонимика: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Куйбышев, 1963. 19 с.
Сухотин В.П. Синтаксическая синонимика в современном русском литературном языке. М.: АН СССР, 1960. 160 с.
Шендельс Е.П. Понятие грамматической синонимии // НДВШ. Филологические науки. 1959. № 1. С. 68-81.
Пешковский А.М. Принципы и приемы стилистического анализа и оценки художественной прозы // Вопросы методики родного языка, лингвистики и стилистики. М.; Л.: Госиздат, 1930. С. 133-161.
Щерба Л.В. Современный русский литературный язык // Избранные работы по русскому языку. М.: Учпедгиз, 1957. 188 с.
 К вопросу о целесообразности и значении термина «синтаксическая синонимия» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 320.

К вопросу о целесообразности и значении термина «синтаксическая синонимия» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 320.

Полнотекстовая версия