Этнополитическая ситуация на территории Хонгорая XVII - начале XVIII в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 320.

Этнополитическая ситуация на территории Хонгорая XVII - начале XVIII в.

Приводится семантический анализ исторического термина «кыргыз» в Хонгорае, даётся определение этнической атрибуции групп енисейских кыргызов и кыштымов как элементов хонгорской этнической системы, рассматриваются причины начала миграций населения Хонгорая в начале XVIII в

Ethno-political situation in territory of Khongoray at the XVII - in the beginning of XVIII century.pdf Исследование этнополитической ситуации в Хонгорае (русское название: «Киргизская землица») в XVII -начале XVIII в. имеет большое значение для решения комплекса проблем этногенеза хакасского этноса. Определение этнической атрибуции групп енисейских кыргызов и кыштымов связано с выяснением места исторического имени «кыргыз» в их этническом сознании, а также с соотношением имени «кыргыз» с историческим именем «хонгорай», использовавшимся населением Хонгорая в качестве этнонима, политонима и топонима [1. С. 18,20].Применяя этническую систематику Л.Н. Гумилёва [2. С. 71], кыргызов в этнической системе Хонгорая можно рассматривать как консолидирующее этнос субэтническое ядро, воспринимаемое русскими современниками как сословие. Причём мы допускаем, что кыргызских субэтносов в этнической системе Хонгорая насчитывалось, по крайней мере, четыре - по числу хонгорских княжеств-улусов (Алтысарский, Псарский (Езерский), Алтырский, Тубинский). Каждый из этих кыргызских субэтносов имел свои локальные культурные (в том числе языковые) [3. С. 13-19] и, возможно, даже антропологические особенности. Все они имели общую социально-политическую функцию, являлись системообразующими элементами структуры этноса -были этногенетическим ядром Хонгорая. Кыштымы енисейских кыргызов нами также определяются как субэтнические образования хонгорского этноса. Кыргызских кыштымов русские воспринимали как холопов, проводя аналогии со своим обществом, что имело формальное основание: кыштымы имели перед кыргы-зами обязательства - уплачивали албан, т.е. налоги, выставляли воинов для военных походов. Кыргызы же в свою очередь могли оказать кыштымам материальную помощь (например, во время голода), являлись их защитниками от посягательств внешних агрессоров. Таким образом, субэтнические образования хонгорского этноса выполняли определённые функции в этнической системе. Несомненно, некоторые группы кыштымов, особенно те, которые располагались на дальней периферии зоны кыргызского влияния, нельзя отнести к субэтносам хонгорского этноса - они являлись ино-этническим субстратом в этнополитическом объединении Хонгорай. Есть основания полагать, что уже к X в. часть кыргызских кыштымов являлась субэтническим элементом кыргызского этноса, о чём может свидетельствовать арабский источник «Худуд ал-алам», датируемый 982-983 гг., где «кестим» - «название другого народа, также из хыргызов» [4. С. 61].В Хакасско-Минусинском крае в рассматриваемый период наблюдается языковая пестрота населения (само дийцы, енисейцы, тюрки). В структуре этнополити-ческого союза Хонгорай существовали группы населения, характерной чертой которых был билингвизм. Этнокультурные характеристики некоторых из них и высокая степень интеграции в социально-политическую структуру Хонгорая допускают рассмотрение их в качестве субэтнических групп хонгорского этноса. Например, как отмечает Л.И. Шерстова, среди кыштым-ского населения выделяются самодийскоязычные моторы (маторы, модоры), которые относились к воинскому сословию и не несли данническую повинность [5. С. 38], т.е. они не являлись подчинённым кыргызам этносом, а скорее равным по статусу субэтносом. Представители данного субэтноса хонгорской этнической системы, обладая своими языковыми особенностями, также владели и общеупотребительным в Хонгорае тюркским языком енисейских кыргызов. Подобная же ситуация в том или ином варианте прослеживается и в отношении некоторых других групп самодийско- и ке-тоязычного населения Хонгорая (арины, асаны, шусты, байкотовцы и, возможно, другие) [3. С. 24-29].Субэтногенез Хонгорая имел сложную и длительную историю, уходя своими корнями в период этнополитической консолидации, приведшей к образованию сильного кыргызского государства, известного как Кыргызский каганат. Часть субэтнических образований Хонгорая ведёт своё происхождение из ещё более древних эпох, являясь результатом этнического слияния периода образования древнекыргызского этноса. Процесс образования субэтносов хонгорской этнической системы мог также включать два вектора развития: 1) нисходящий вектор -инфильтрацию иноэтничных групп населения, которые в процессе ассимиляции и аккультурации включались в качестве субэтнических образований в этническую систему; 2) восходящий вектор - конвиксию - эволюцию в субэтносы групп людей с однохарактерным бытом и семейными связями.Возможен и вариант выделения этносом субэтнических образований на основе так называемой «этнотер-риториальной» специализации групп населения Хонгорая. Например, население Кузнецкого Алатау специализировалось на кузнечном ремесле; степное население - кочевники-скотоводы, кроме занятий скотоводческим хозяйством, брало на себя военно-политическую функцию; в лесостепи бытовало плужное земледелие (ячмень и гречиха); таёжное население занималось охотой и собирательством, обеспечивая пушной сектор экономики Хонгорая. Корни данного типа социально-экономических отношений уходят в глубокую древность - характерной чертой данных отношений является высокая степень устойчивости, т.е. времени для подобной формы субэтногенеза в истории населения Хакасско-Минусинской котловины было123предостаточно. При этом важно отметить, что данный тип отношений обеспечивал гармонию социально-экономической и внутриполитической ситуации региона в целом [5. С. 31].В составе современных народов Саяно-Алтайского региона имеются родовые подразделения (сеоки) с именем «кыргыз», что даёт основание предполагать, что лидирующее положение рода кыргыз в Хонгорае обусловило использование их родового имени в каче-стве субэтнонима, политонима и топонимов. Наличие у фуюйских кыргызов - прямых потомков енисейских кыргызов позднего Средневековья - двух значений имени «кыргыз», как общего самоназвания, т.е. этно-нима, а также как названия родового подразделения, даёт основание предполагать наличие в Хонгорае ана-логичной ситуации. Действительно, нам известно, что в Хонгорае в структуре кыргызских субэтносов присут-ствовало множество родоплеменных подразделений, имевших иные, чем «кыргыз», наименования. Таким образом, историческое имя «кыргыз» в Хонгорае вы-ступало в качестве: 1) родового имени для представи-телей сеока «кыргыз»; 2) субэтнонима для представи-телей кыргызских субэтносов; 3) этнонима и 4) поли-тонима для всего населения Хонгорая и их соседей; 5) топонимов. Здесь надо отметить, что понятие «кыр-гыз» для населения Хонгорая зачастую выступало си-нонимом «хонгорай» с той разницей, что понятие «хонгорай» было связано с обожествляемой родиной -с обозначением территории Хакасско-Минусинского края, т.е., по всей видимости, имеет топонимическое происхождение (далее в данной работе мы будем ис-пользовать исторические имена «енисейские кыргызы» и «хонгорцы» в качестве синонимов).Наличие у населения Хонгорая общеупотребитель-ного разговорного языка (имел диалектные различия) [3; 6. C. 157], тесных родственных связей между груп-пами коренного населения, общего «совета всей кыр-гызской земли» [7. C. 21] (т.е. политического единст-ва), единого духовно-религиозного сознания, а также общих экономических интересов (обеспечивались су-бэтно-территориальной специализацией) - всё это ука-зывает на то, что в XVII-XVIII вв. уже (ещё) существо-вала этническая общность. При этом неблагоприятные внешнеполитические условия вызвали серьёзный кри-зис хонгорской этнической системы. Системный кри-зис хонгорского общества так и не был преодолён в тех территориальных и этнополитических рамках.Рассматривая Хонгорай в системе межэтнических связей, мы отмечаем наличие тесных политических связей енисейских кыргызов с ойрат-монголами (джун-гарами), а также общий корень происхождения этнопо-литических образований - Дурбен ойрат XIV в. К тому же, согласно генеалогическому преданию, алтырцы (подразделение енисейских кыргызов) являются одни-ми из прародителей рода Бошокту-хана [8. Л. 76], а кыргызские князья состояли в родстве с правителями Джунгарии. В частности, жена князя Кочебая - княгиня Алтысарского улуса Абахай приходилась сестрой ой-ратского правителя Хара-Хулы-тайши [9. С. 165], т.е. сын Кочебая Табун был двоюродным братом основате-ля Джунгарского государства Батур-контайши [10. C. 91]. Н.Н. Козьмин сообщает о том, что Батур-124контайша был женат на кыргызской княжне [11. С. 49]. Также известно, что Батур-контайша взял себе на вос-питание сына алтысарского князя Изен-тайши, являв-шегося ему племянником [10. C. 91]. Данное обстоя-тельство говорит о том, что джунгары рассматривали енисейских кыргызов как родственный народ, а кыр-гызские княжеские роды - как равные по древности происхождения.В начале ХVII в. русские казаки во время движения на восток знакомятся с енисейскими кыргызами, сразу же испытав на прочность их военную и общественно-политическую организацию. В 1606 г. жена кыргызско-го князя Номчи во время переговоров в Томске с вое-водами была ограблена, что, наряду с другими причи-нами, положило начало военному русско-кыргызскому противостоянию. Позиция сибирских воевод часто бы-ла непреодолимым препятствием для мирного сосуще-ствования русских с енисейскими кыргызами. Все по-пытки наладить мирное сосуществование заканчива-лись претензиями контролировать кыргызские кышты-мы и объясачивать самих кыргызов. На протяжении века русские были вынуждены обходить владения ени-сейских кыргызов, считаться с постоянным источни-ком угрозы в их лице. Во время борьбы с российским государством енисейские кыргызы потеряли в живой силе больше, чем все остальные сибирские народы вместе взятые [12]. Налицо резкое несовпадение этни-ческих менталитетов.Вековое вооружённое противостояние вело к тому, что на фоне бесконечных взаимных грабительских на-бегов русских и кыргызов русско-кыргызский кон-фликт являлся постоянным источником международ-ных споров и претензий между Российским государст-вом и государством Алтын-ханов. После того, как джунгары совместно с енисейскими кыргызами раз-громили Алтын-ханов, они опять же стали точкой прет-кновения в переговорах между Российским государст-вом и Джунгарским ханством. Приграничные с владе-ниями енисейских кыргызов российские города посто-янно подвергались нападениям. Кыргызы действовали порой совместно с джунгарами, тем самым закрывая перспективы российско-джунгарского союза против цинского Китая.За время правления Галдана Бошокту-хана (1671-1697 гг.) Джунгария была истощена войнами с казахами и маньчжурами. Перед новым джунгарским контайшой Цеван-Рабданом встала необходимость пересмотреть некоторые важнейшие моменты в отношениях с Росси-ей, Казахской Ордой и цинским Китаем. Дипломатиче-ские усилия проходили на фоне подготовительных дей-ствий цинского Китая к захвату территории Джунгарии. 1702 г. стал годом организованного нападения казахов на Джунгарию [13. C. 64]. Джунгария после войн Галда-на Бошокту-хана особенно остро нуждалась в людских ресурсах, в связи с чем посланные в Хонгорай предста-вители контайши, ставя перед собой цель - примирить кыргызов с русскими, старались делать как можно меньше уступок русской стороне. Джунгары опасались потерять доверие кыргызов и тем самым подтолкнуть их к «отложению» от джунгарского подданства и принятию ими помощи от цинского Китая в борьбе с русской ко-лониальной экспансией. Например, в 1702 г. представи-тель контайши - Арамжама, действуя в русле политики его предшественников, отказал в удовлетворении пре-тензий томских посланцев о возмещении ущерба, нане-сённого кыргызским набегом на Томский и Кузнецкий уезды, и наказании виновных, указывая на то, что «на Чулымцов надлежит ясак сбирать на контайшу» [8. Л. 175], т.е. выдвинул встречные обвинения. В условиях войны на два фронта Джунгария не могла себе позво-лить потерять хонгорских воинов. Джунгары также опа-сались допустить овладения Цинами населения Хонго-рая и открытия северного фронта. Тем более ещё жива была память о том, как енисейские кыргызы в ответ на агрессивные действия Алтын-хана и его переговоры с Россией «отложились» от Алтын-хана и совместно с джунгарами взяли его в плен в 1667 г., тем самым поло-жив конец его государству [15. C. 39].В конце XVII - начале XVIII в. борьба хонгорцев против российской колонизации, возглавляемая кыр-гызскими князьями, в очередной раз вошла в активную фазу. Хонгорцы, действуя совместно с джунгарами, ознаменовали начало нового века серией набегов на Томский уезд и Кузнецк, готовили широкомасштабное наступление на Красноярск и Томск [8. Л. 172; 16. Л. 2]. Ситуация в «Киргизской землице», как называли русские Хонгорай, стала предметом переговоров во время посольства от Цеван-Рабдана к Петру I (1701 г. - начало 1703 г.). По кыргызскому вопросу Пётр I проявил жёст-кую позицию, приказав воеводам Томска, Красноярска и Кузнецка «кыргызских людей смирить войною тремя городами» [9. C. 174]. В 1701-1702 гг. русские войска провели ряд относительно успешных военных операций в Хонгорае. Цинский двор отводил важное место в борьбе с Джунгарским ханством подчинению народов Саяно-Алтайского региона своей власти, преследуя цель лишить джунгар поддержки со стороны населения Саяно-Алтая, угрожать Джунгарии с севера, закрепиться в важном в геополитическом плане регионе. Сразу после поражения Галдана цинские войска начали проникать в Туву (Урян-хай). В 1698 г. трёхтысячная армия монголов, подданных Цинской Империи, вторгается в улус алтырского князя Даин Ирки [17. C. 32]. Кыргызы успешно противостоят вторжению. Таким образом, маньчжурская экспансия серьёзно угрожала енисейским кыргызам. Трёхтысячное войско цинских монголов было крупнейшим со времён походов Алтын-хана Лоджана в 1650-1660-х гг. враже-ским нашествием на енисейских кыргызов, несравнимое с нашествиями русских отрядов, численность которых едва превышала 1 тыс. воинов.В начале XVIII в. джунгарский контайша Цеван-Рабдан, учитывая осложнившуюся военно-полити-ческую обстановку в Центральной Азии, опасаясь воз-можности захвата цинскими войсками населения Хонго-рая [17. C. 34], решил переселить хонгорцев к своей ставке в Или-Иртышское междуречье, дабы они «от него контайши не отложились» [9. C. 175]. Данное переселе-ние было осуществлено летом 1703 г. Переселена была большая часть населения Хонгорая - 15-20 тыс. человек [9. C. 176; 18. C. 69]. Анализ источников показывает, что несмотря на активизацию в 1701-1702 гг. действий рус-ских войск против кыргызов военные меры русскихимели ограниченный успех и не ставили кыргызов в критическое положение. Следовательно, русский фактор не являлся основной и единственной причиной пересе-ления населения Хонгорая в Джунгарию в 1703 г.Российский исследователь первой половины XIX в. П.А. Словцов писал о том, что переселение джунгара-ми кыргызов в 1703 г. было вызвано тем, что «земля урянхайская занималась китайскою силою» [17. C. 34]. Анализируя ход продвижения цинских войск в направ-лении бассейна р. Енисей, к этому же выводу приходит В.А. Моисеев [17. C. 34]. Мы, проанализировав разви-тие международных взаимоотношений в рассматри-ваемом регионе, также пришли к выводу, что главной причиной переселения хонгорцев на территорию соб-ственно Джунгарии явилась нависшая над Саяно-Алтайским регионом цинская военная угроза [19. C. 43]. Действительно, недавно опубликованные ар-хивные материалы [1. C. 102] свидетельствуют о том, что в 1702 г. к Цеван-Рабдану прибыло посольство из Пекина с ультиматумом императора Канси, который сообщил о своём намерении послать войска на джун-гарского контайшу, если тот не подчинится власти маньчжурского императора. При этом одно войско Кан-си угрожал послать в Хонгорай. Благодаря донесению кузнецкого воеводы Б. Синявина Петру I в 1703 г. мы знаем, что обещание Канси выполнил и послал в Хонго-рай 20-тысячное войско. По свидетельству Б. Синявина, решение Цеван-Рабдана о переселении хонгорцев в Джунгарию было продиктовано опасениями по поводу того, что кыргызы перейдут на сторону маньчжурских военачальников - его родственников - брата Данжин Раптана и Данзила, двоюродного брата предшествующе-го правителя Галдана Бошокту-хана [1. C. 102]. По всей видимости, у джунгарского правительства были небес-почвенные опасения по поводу того, что енисейские кыргызы могут выбрать нового союзника в борьбе про-тив России - цинский Китай.Переселение хонгорцев в Джунгарию имело и воен-но-стратегическое значение: для джунгарского прави-теля существовала необходимость сужения фронтов военных действий и мобилизации дополнительного воинского контингента в условиях войны на два фрон-та. Кроме того, войска, состоящие из иноэтничных (не-джунгарских) групп населения, могли быть использо-ваны для решения внутриполитических проблем. Здесь надо отметить, что мобилизация хонгорцев и других этнических групп практиковалась неоднократно. На-пример, в 1687 г. Галданом, помимо теленгутов, было мобилизовано 2 тыс. кыргызских воинов [14. C. 14].Джунгары предполагали возможность возвращения хонгорцев, о чём сообщается в послании джунгарского хана красноярскому воеводе, где говорится, что «кыр-гыских киштымов в Калмыки взяли для того, что де они нужны, и по то де время покамест они справятца, и они де на свои старые урочища отпустят» [20. C. 206].Таким образом, хонгорская этническая система и основанное на ней этнополитическое объединение из-за постоянно меняющихся внешнеполитических угроз в XVII - начале XVIII в. находилась в состоянии пер-манентного системного кризиса.

Ключевые слова

Siberia, ethnic group, Kyrgyz, Сибирь, этнос, кыргызы

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Чертыков Михаил АнатольевичХакасский государственный университет им. Н.Ф. Катановасоискатель кафедры археологии, этнографии и исторического краеведения Института истории и праваsagay13@list.ru
Всего: 1

Ссылки

Бутанаев В.Я. Материалы по истории Хакасии XVII - начала XVIII в. Абакан, 1995. 258 с.
Чертыков М.А. Предпосылки, причины и направления миграций енисейских кыргызов в XVIII в. // Социально-экономические проблемы развития Саяно-Алтая: Приложение к «Вестнику КрасГАУ»: Сб. науч. тр. Красноярск, 2006. Вып. 2. С. 41-50.
Копкоев К.Г. Об угоне «Енисейских киргизов» в Джунгарию в начале XVIII века // Учёные записки ХакНИИЯЛИ. Абакан, 1965. Вып. XI. С. 65-85.
СПОИВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 2.
Моисеев В.А. Цинская империя и народы Саяно-Алтая в XVIII в. М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1983. 150 с.
Быконя Г.Ф. Заселение русскими Приенисейского края в XVIII веке. Новосибирск: Наука, 1981. 248 с.
Чаптыкова Н.Н. Борьба вокруг «Киргизской землицы» в XVII веке. СПб.: Нестор, 1999. 22 с.
Моисеев В.А. Джунгарское ханство и казахи (XVII-XVIII вв.). Алма-Ата: Гылым, 1991. 238 с.
Скобелев С.Г. Демография коренных народов Сибири в XVII-XX вв.: Колебания численности и их причины. Новосибирск, 1998. 56 с.
Козьмин Н.Н. Князь Иренак // Сибирские записки. 1916. № 1. С. 41-58.
Бутанаев В.Я. Хакасский исторический фольклор. Абакан: Изд-во ХГУ им. Н.Ф. Катанова, 2001. 148 с.
Бутанаев В.Я. История енисейских кыргызов. Абакан: Изд-во ХГУ им. Н.Ф. Катанова, 2000. 225 с.
Российская национальная библиотека (РНБ). Ф. 550. Основное собрание рукописной книги [ОСРК]. Оп. F-IV-324. Д. Сибирская летопись.
Бутанаев В.Я. Этническая история хакасов XVII-XVIII вв. М.: Изд-во АН СССР, 1990. 273 с.
Копкоев К.Г. Некоторые данные к вопросу о происхождении хакасов // Учёные записки ХакНИИЯЛИ. Абакан: Хакас. кн. изд-во, 1960. Вып. VIII. С. 146-158.
Шерстова Л.И. Тюрки и русские в Южной Сибири: этнополитические процессы и этнокультурная динамика XVII - начала ХX века. Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2005. 312 с.
Бутанаев В.Я. Кыргызская государственность на Енисее // Материалы Международной археолого-этнологической экспедиции, посвящ. 2200-летию кыргызской государственности. Бишкек, 2003. С. 44-71.
Боргояков М.И. Источники и история изучения хакасского языка (очерки) / Отв. ред. Д.И. Чанков. Абакан: Хакас. отд. Красноярск. кн. изд-ва, 1981. 144 с.
Гумилёв Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. 2-е изд., испр. и доп. Л.: Изд-во Ленинград. ун-та, 1989. 496 с.
Бутанаев В.Я. История вхождения Хакасии (Хонгорая) в состав России. Абакан: Изд-во Хакас. гос. ун-та им. Н.Ф. Катанова, 2007. 296 с.
 Этнополитическая ситуация на территории Хонгорая XVII - начале XVIII в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 320.

Этнополитическая ситуация на территории Хонгорая XVII - начале XVIII в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 320.

Полнотекстовая версия