Станичное управление в Донском войске | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 327.

Станичное управление в Донском войске

Рассматриваются функции станичных управлений. Станица была первичной единицей местного управления Донского Войска. По военной части станичное правление выполняло предписания войскового начальства по мобилизации казаков на полевую службу. По гражданской осуществляло полицейские функции, опеку и призрение бедных, следило за отправлением разного рода повинностей. В делах поземельных и хозяйственных правления исполняли решения станичных собраний. Донское законодательство послужило образцом для других казачьих войск России.

Stanitsa of the Don Cossack Army.pdf В отношении порядка управления Российская Им-перия разделялась на губернии «по общему учрежде-нию управляемые» и губернии, области и земли, «управляемые по особым учреждениям» [1]. Земли казачьих войск управлялись «по особым учреждени-ям» - на основании местных законов. Местное право казачьих областей содержало существенные исключе-ния из общего права Российской империи, в частности в сфере устройства органов власти. Одним из основных источников законодательства российских окраин, насе-ленных самобытными по образу жизни и по государст-венным обязанностям народов, было обычное право (юридический обычай). Военное сословие донских ка-заков сложилось в начале XVIII в., когда за ними была окончательно закреплена государственная обязанность поголовной военной службы. Главными особенностями казачьего сословия, помимо воинской повинности, бы-ли компактное поселение на собственной территории и определенная административная автономия. Местное право Земли Донского Войска основывалось на исто-рических обычаях казаков.Юридическим основанием самоуправления, по мнению барона Б.Е. Нольде, в значительной части служат древние юридические обычаи, а управление производится коренными жителями на принципах вы-борного начала. Самоуправление, покоящееся на соб-ственном праве - это наиболее развитая форма само-управления, где «местные люди привлекаются к госу-дарственному делу по местному же закону». В этой связи Б.Е. Нольде определял империю как форму управления, где отдельные области государства могут иметь собственное устройство, отличное от общего права и основанное на историческом праве отдельных народов, входящих в состав этого государственного объединения [2. С. 269-270].В конце XVII в., до присоединения к России, Дон-ское Войско представляло собой независимую респуб-лику. Войско обладало всеми существенными признака-ми государства: «непроизводной» (независимой от дру-гих государств, в том числе и от Москвы) властью, а также собственной территорией, на пространстве кото-рой действовало донское право, которое «сложилось совершенно самостоятельно и независимо от Москвы». [3, 4]. После включения в состав России самоуправление казаков постоянно ограничивалось и к концу XVIII в. оставалось фактически только на уровне станицы -низшей административно-территориальной единицы Войска. Войсковое управление на Дону представляло собой структуру соподчиненных органов: Войсковая канцелярия во главе с войсковым атаманом - сыскные начальства в округах - правления в станицах.До утверждения в 1835 г. «Положения об управле-нии Донского Войска» административное устройство и общественная жизнь казаков основывались преимуще-ственно на юридическом обычае. Станичный сбор и выборная станичная администрация выполняли воен-ные, полицейские, поземельные, хозяйственные и су-дебные функции. Однако деятельность станичных правлений не была подчинена каким-либо твердым правилам. Одна из первых попыток установить обязан-ности станичной администрации была сделана войско-вым атаманом, генерал-майором В.П. Орловым. 17 ав-густа 1797 г. он сделал предписание («наставление») о станичном управлении, в основе которого лежал дон-ской обычай [5. Д. 240. Л. 2-8].Согласно «наставлению» Орлова, станичное прав-ление состояло из атамана и четырех или более стари-ков (они также именовались судьями, старшинами, подписными и первостепенными стариками) и избира-лось всеми казаками станицы сроком на один год. По части военной и по наиболее важным вопросам граж-данской администрации правление исполняло приказы вышестоящего начальства. (Так, по части полиции оно получало распоряжения окружных сыскных начальств, но в нужных случаях должно было действовать само-стоятельно, не дожидаясь побуждений сверху.) Позе-мельные и хозяйственные дела всецело оставлялись на усмотрение станичного сбора; правление только кон-тролировало исполнение решений станичного общест-ва. В «наставлении» говорилось: «Станичный атаман с сими старшинами имеет долг по насылаемым от глав-ной команды и сыскного начальства повелениям делать письменное выполнение и встречающиеся в станицах всякого рода дела разбирать словесно во всякое время, не делая отсрочки дней, обиженным оказывать долж-ное удовольствие, блюдя накрепко присем справедли-вость, чтобы сильный не мог обидеть человека бедного и беспомощного, а также дела, которые до общего рас-смотрения касаются, оставлять до воскресных дней и других праздников и представлять оные на решение станичного собрания».Станичному правлению вменялись следующие ос-новные обязанности: соблюдать строгую очередность несения казаками военной службы и станичных повин-ностей. Для этого предписывалось вести журналы, в которые вписывались командировки, нахождение в походах и время прихода со службы; следить за поряд-ком, нравственностью и соблюдением казаками древ-них обычаев, пресекать роскошь, ябеды, склоки и проч.; искоренять бродяг и разбойников, сопровождать арестантов, «смотреть о пожарах»; выносить на реше-ние станичного общества всякого рода жалобы и дела о77незначительных уголовных преступлениях. Станичный сбор («согласно прежним предписаниям») мог разбирать гражданские споры небольшого имущественного значе-ния - ценою до 50 руб.; следить за соблюдением уравни-тельного порядка в распределении станичных довольст-вий; не допускать самовольного заведения хуторов (иначе говоря, захвата общественной земли), «ибо часто случается, что самовольно особо заводящие хутора тес-нят соседей своих и заводят тем между собой ссору и тяжбу»; смотреть за сохранением станичных угодий, правильным содержанием конских табунов, скота.В 1835 г. было принято «Положение об управлении Донского Войска», которое кодифицировало войсковое обычное право и установило четкую систему военной и гражданской администрации [6]. Донское положение охватывало все стороны жизни казаков и послужило образцом для разработки подобных законодательных положений для других казачьих войск. Станица была утверждена в качестве первичной единицы местной администрации Донского Войска. Те функции, которые ранее станичные правления осуществляли по обычаю, были установлены в качестве государственных обязан-ностей. (Вопросам станичного управления непосредст-венно посвящены 284 параграфа из 3208 параграфов Положения.) Одним из источников законодательного оформления системы станичного управления послужи-ло «наставление» атамана Орлова. Органами станично-го управления закон определил станичный сбор - соб-рание всех казаков станичного юрта, и станичное прав-ление [6. Приложения. Раздел XII. § 103-121]. Станич-ный сбор избирал правление, принимал решения по поземельным и хозяйственным вопросам, выполнял судебные функции по малозначительным уголовным преступлениям, проступкам и частным гражданским искам. Станичные собрания действовали исходя из норм обычного донского права.Исполнительным органом было станичное правле-ние. По военной части станичное правление подчиня-лось войсковому атаману, Войсковому дежурству и ок-ружным дежурствам, и представляло собой низшее зве-но военной администрации. По гражданской части -войсковому атаману (он соединял в себе власть военную и гражданскую), Войсковому правлению и окружным сыскным начальствам. В вопросах поземельных, хозяй-ственных и вообще до станичных дел относящихся правление действовало исполнительно по постановле-ниям станичного собрания. До издания Положения 1835 г. правом голоса пользовались все казаки, достиг-шие совершеннолетия, что создавало огромные трудно-сти в организации и проведении собраний. При решении каких-либо важных вопросов на сборы стекались сотни казаков со всего станичного юрта. Многочисленность собраний, разноголосица интересов и мнений совмеща-лись с отсутствием твердого порядка обсуждений и бал-лотировки. Поэтому существовала очевидная необходи-мость не только установить регламент проведения сбо-ров, но и ограничить число участников.В первоначальной редакции Положения 1835 г. -«Проекте об устройстве Донского Войска» (1823 г.), предполагалось существенно сократить круг избирате-лей. Во-первых, ввести возрастной ценз - не менее 30 лет. Во-вторых, наделить правом участвовать в вы-борах только хозяев домов или отцов семейств. В-третьих, устранить от участия в станичном сборе поместных чиновников - собственников населенных имений, и офицеров, получивших пожизненные участ-ки из войсковой земли. (Их исключение обосновыва-лось необходимостью отвратить влияние старшин на мнение простых казаков. Этим чиновникам категори-чески предписывалось не бывать на сборах без особого приглашения общества). Участниками станичного соб-рания могли быть только «служивые и отставные чи-новники, довольствующиеся в станичном юрте на об-щественном праве» [5. Д. 187. Л. 25об.].«Положение об управлении Донского Войска» ус-танавливало возрастной избирательный ценз с дости-жения совершеннолетия - 21 года. Закон наделял пра-вом голоса на станичном сборе урядников и казаков -хозяев домов или отцов семейств, а в их отсутствие -старших сыновей. Также активным избирательным правом пользовались чиновники, довольствующиеся в станице «на общественном праве». Поместные чинов-ники и владельцы пожизненных участков права голоса в станичном собрании не имели. На станичный сбор не допускались казаки «порочные и наказанные телесно». Избираться в общественные должности могли все про-живавшие в станице чиновники, урядники и казаки, обладавшие активным избирательным правом и дос-тигшие 25 лет. Урядники и казаки не могли отказаться от исполнения должностей. Чиновникам было предос-тавлено право принять должность или отказаться от нее [6. Ч. III. § 235-249]. Для наблюдения за правиль-ностью баллотировки на станичных выборах войсковой наказной атаман назначал особого представителя. В законную силу общественный приговор приводился после прочтения в присутствии всех бывших на сборе, подписания атаманом и судьями и приложения станич-ной печати. Причем на каждом приговоре означалось, кто именно присутствовал на сборе. Все решения ста-ничного собрания записывались в шнуровую книгу.Важнейшие административные и хозяйственные дела решались на полном станичном сборе - «не менее двух третей всех домохозяев, налицо состоящих». На полном сборе избирались должностные лица по ста-ничному управлению - атаман и судьи, доверенные к сбору общественных и церковных сумм, смотрители при хлебном магазине, при конском табуне, казначеи при питейных сборах и проч., а также кандидаты в ок-ружные и войсковые должности. Для заседания в вой-сковом уголовном и гражданском судах, а также в ок-ружных начальствах каждая станица избирала из уряд-ников и казаков по два кандидата, списки которых дос-тавлялись в сыскные начальства. В сыскных начальст-вах эти кандидаты избирали из своей среды заседате-лей в войсковые и окружные судебные органы. Вой-сковое правление сводило списки избранных по окру-гам и производило назначения в войсковые и окружные суды по большинству баллов. Простые казаки, назна-ченные заседателями в судебные учреждения, не до-пускались к решению дел о войсковых дворянах. Здесь действовало общее положение русского права, провоз-глашенное в Жалованной грамоте дворянству, - дворя-не судятся только равными себе [6. Ч. III. § 223-234]. Полный сбор требовался при утверждении очередных78списков казаков для выхода на полевую службу, для назначения опекунов к сиротам и их имуществу, для суда над виновными в проступках, за которые полага-лось телесное наказание. Распоряжение юртовыми землями и станичным имуществом принадлежало ис-ключительно станичным обществам по письменным приговорам на полных сборах.Доходы станиц, гласил закон, составляют общест-венную собственность, и право распоряжаться ими имеют только станичные собрания. Правление было строго подотчетно станичному обществу по финансовой части. О трате станичных денег атаман должен был да-вать ежегодный отчет обществу. Однако на станичные расходы накладывалось определенное ограничение: ежегодные сметы утверждал войсковой наказной атаман и Войсковое правление. Таким образом, расходная часть станиц находилась под контролем войсковых админист-ративных органов. Основными статьями доходов были: продажа вина в станичных питейных домах, сборы от перевозов и общественных мельниц, арендные суммы от рыбных ловель, разного рода штрафы. Постоянные рас-ходы составляли: содержание станичного правления, жалование духовенству, смотрителю при конском табу-не и запасных магазинах, исполнение почтовой повин-ности, заготовление вина. Временные расходы включали содержание и постройку общественных зданий, мостов и паромов, зимовников для плодовых жеребцов, пожар-ных инструментов, а также вспомоществование неиму-щим жителям станицы.Станичный сбор исполнял функцию суда [6. При-ложения. Раздел XII. § 122-143]. Атаман и судьи не имели права своей властью определять кому-либо на-казание, а должны были лишь исполнять приговоры, вынесенные станичным сбором [6. Ч. III. § 122-143]. (Станичному суду подлежали только простые казаки; дела о войсковых дворянах сразу передавались в суды высшей инстанции.) В зависимости от тяжести престу-пления или проступка станичное собрание вершило суд на полном сборе или простым большинством. Квали-фицированного большинства не требовалось в решении дел «о ссоре и драке, о буйстве и непослушании в не-трезвом виде, о своевольстве и тому подобных поступ-ках, не требующих исправительных мер наложением денежной пени, выдержанием на хлебе и воде и тому подобным». В разборе судебных дел и назначении на-казаний станичное общество руководствовалось нор-мами донского обычного права. Станичное правление закон определял как «местную исполнительную власть, действующую на пространстве юрта каждой станицы» [6. Ч. III. § 171-178, 235-249, 673-711]. Станичная ад-министрация в составе атамана и двух судей (стариков) избиралось сроком на три года. На выборы станичного атамана полагалось не менее трех кандидатов, судей -четырех. Избранными признавались лица, набравшие наибольшее число баллов. Члены станичного правле-ния утверждались в должности войсковым наказным атаманом и затем приводились к присяге. Для выпол-нения канцелярских обязанностей избирались два пи-саря - один по военной, другой по гражданской части.Станичный атаман обладал ответственностью и правами чиновника. Атаман, не имевший офицерского чина, во все время пребывания в должности считался вчине хорунжего за уряд; пребывание в должности трех сроков подряд давало право на получение чина дейст-вительного хорунжего. Станичное правление было коллегиальным органом, выносившим решения по большинству голосов. «Станичный атаман без согласия судей ничего не предпринимает и в действие не приво-дит», - говорилось в Положении. Таким образом, ата-ман не обладал единоличной властью, и в ряду членов правления был первым среди равных. Выполнять рас-поряжения правлений были обязаны все урядники и казаки, а также проживающие в станице лица неказачь-его происхождения (иногородние). В отношении при-сылаемых от окружных дежурств нарядов на военную службу и исполнения полицейских обязанностей рас-поряжения правлений были обязательны также и для живущих в станице чиновников.Положение 1835 г. подтвердило исторический обы-чай общественного землевладения станиц. Земля и угодья «в черте станичного юрта заключающиеся, не должны выходить из владения общества казаков в чью-либо личную собственность», гласило Положение. На-блюдение за сохранностью общественной земли закон возлагал на станичную администрацию, которая была должна «охранять неприкосновенность станичного имущества и станичных границ от повреждения или произвольного захвата», «оберегать личное право каж-дого жителя станицы на поземельные довольствия и пресекать обиду и стеснение со стороны сильного». (За присвоение станичной земли в частную пользу преду-сматривалось наказание как за похищение казенного имущества) [6. Приложения. Раздел I. § 36-39].Станичное правление имело судебные функции в урегулировании частноправовых исков [6. Приложе-ния. Раздел. XII. § 132-143]. Правление могло прини-мать прошения и чинить по ним разбор, если сумма иска не превышала 50 рублей. По таким делам атаман и судьи производили следствие и выносили решение, которое, при согласии сторон, считалось оконченным. В случае несогласия истца и ответчика совершить ми-ровую сделку дело переносилось в сыскное начальство. Станичное правление было первичным звеном военной администрации [6. Приложения. Раздел. XII. § 1-31]. Главной обязанностью правления был воинский учет и наблюдение за постоянной готовностью казаков к не-сению службы на собственной лошади и с собственной амуницией. Военный учет казаков начинался с самого их рождения - с записи в метрическую книгу. Про-срочка регистрации грозила отцу продлением сроков обязательной службы, а в случае шестимесячной утай-ки от записи - военным судом и оставлением на служ-бе бессрочно. Станичное правление вело многочислен-ные именные и очередные списки. Именные списки заводились на шесть разрядов станичных граждан: служащих чиновников; отставных чиновников; уряд-ников и казаков; казаков, несущих внутреннюю служ-бу; чиновников, награжденных русскими и иностран-ными орденами и золотыми саблями; нижних чинов, имеющих знаки отличия орденов Св. Георгия и Св. Анны; малолетков (17-18 лет), записанных в станич-ные повинности. Очередные списки составлялись на урядников и казаков, возвратившихся с полевой служ-бы; казаков, перечисленных во внутреннюю службу;79отставных нижних чинов, обязанных караульной служ-бой при церквах; временно командированных для служ-бы внутри Войска; малолетков, несущих станичные по-винности. Очередные списки закон предписывал состав-лять максимально гласно - на полных сборах.При объявлении военным начальством наряда на полевую или внутреннюю службу, станичная админи-страция была обязана назначать на службу первооче-редных казаков, «не обходя ни одного, стоящего на той очереди и не заменяя другим, ниже его в том списке поставленным, под строгим за неисполнение сего отве-том». Также оно следило за тем, чтобы казаки, стоящие на первой очереди выхода на службу, из своих домов в дальние места без дозволения не отлучались. В обязан-ность правления входило наблюдение за тем, чтобы казаки были в совершенной готовности к службе -имели строевых лошадей, обмундирование и оружие. «Станичный атаман и судьи вообще ответствуют по всей строгости, если небрежением своим допустят, что кто-либо из урядников и казаков явится на сборное место неисправным к походу». Казак, утративший свое военное имущество и изобличенный в этом на станич-ном сборе, подлежал телесному наказанию. При этом лошадь и амуниция, заведомо купленные у казака, стоящего в очереди на службу, отбирались у приобре-тателя и возвращались хозяину. Имущество казаков, неисправных к службе по своему нерадению и расто-чительности, предписывалось брать в особый присмотр атамана и судей. Для воспитания и подготовки моло-дых казаков к службе станичные правители должны были «стараться в станице своей возобновить и укоре-нить древние воинские игры казаков, как-то: ристание на лошадях, плавание, ловкое действие пикою и саб-лею, стреляние в цель из ружья и пистолета, беганье, борьбу и прочие гимнастические упражнения, свойст-венные казачьей службе».В Положении 1835 г. была сделана попытка разде-лить военное и гражданское управление казаков. Три основные части закона были озаглавлены: «О военном и гражданском управлении в совокупности», «О воен-ном управлении в особенности», «О гражданском управлении в особенности». Однако разделение воен-ной и гражданской сфер было весьма условным. Под гражданским управлением Положение 1835 г. по суще-ству понимало все, что не имело непосредственного отношения к военной службе. К собственно граждан-ским обязанностям станичной администрации закон относил: осуществление функций внутренней полиции, опеку и призрение бедных, отправление разного рода повинностей, исполнение решений станичных собра-ний по поземельной и хозяйственной части. По внут-ренней полиции станичное правление заведовало бла-гоустройством внутри станиц и на всем пространстве юртов [6. Приложения. Раздел XII. § 32-58]. «Станич-ный атаман и судьи собственным примером побуждают жителей к исполнению христианских и общественных обязанностей, и к сохранению между ими согласия, тишины и благочиния, а против нарушающих оные принимают надлежащие меры без послабления», - го-ворилось в законе.Правление осуществляло надзор за поведением обывателей, замеченных «в постыдной ленности, пьян-стве и расточительности». Атаман и судьи должны бы-ли увещевать их, а если эта мера не возымеет действия, выносить вопрос на решение станичного сбора. В рас-поряжении станичного правления состояла команда дозорных или «огневщиков», которая несла собственно полицейские обязанности по станице - пресекала сход-бища и беспорядки, шум и драки, наблюдала за пожа-рами. Специальная команда создавалась для охраны общественного имущества, церквей, станичных лесов. Обязанностью станичного правления была организация сыска преступников, проведение первоначальных следственных действий по уголовным делам, примире-ние ссорящихся и приведение к согласию тяжущихся. Станичное правление рассматривало дела о «поступ-ках, не заключающих в себе важного преступления»: неповиновение детей родителям и оскорбление их, се-мейные ссоры и распри с соседями, леность, пьянство и буйство, потравы чужих угодий, «обман всякого рода» и кражи на сумму ниже 20 рублей (совершенные впер-вые). По опросу свидетелей и изучению всех обстоя-тельств дела атаман и судьи должны были дать свое заключение и вынести его на рассмотрение станичного сбора. Станичное общество либо соглашалось с мнени-ем правления в части определения вины и меры нака-зания, либо выносило свое решение.На станичную администрацию возлагался надзор за посторонними лицами, прибывающими в станицу. Всякий казак, принимавший у себя постороннего чело-века, должен был немедленно представить его вместе с паспортом в правление для записания в специальную книгу. В случае трехдневной просрочки за каждый следующий день домохозяин был обязан штрафом в 1 рубль. Правление следило за санитарным состоянием станичных поселений и побуждало медиков и ветери-наров к действию, особенно против эпидемических болезней. Оно должно было контролировать качество предлагаемых к продаже продуктов, а также пресекать непомерное возвышение цен на продовольственные припасы, обман, обвес и «захват продажи в одни руки». Станичное правление имело обязанность оказывать покровительство вдовам и сиротам, больным, преста-релым и немощным [6. Приложения. Раздел. XII. § 59-73]. Опеки учреждались над полными сиротами, над детьми, отцы которых находятся на службе, а мать по разным причинам не может смотреть за хозяйством, над семействами, в которых отец и мать ведут «зазор-ную жизнь и расточают имение свое» (опекунами оп-ределялись в первую очередь ближайшие родственни-ки). Правление следило за тем, чтобы бедняки станицы не бродяжничали. Нищенствующих, но могущих сни-скать себе пропитание, предписывалось отдавать «в работу или услугу, желающим станичным жителям». Беспомощных и дряхлых, которые работать были не в состоянии, закон обязывал помещать в богадельни. Тем, кого в богадельни поместить было невозможно, полагалось пособие из станичных сумм по определе-нию общества.Станичное правление отвечало за исправление ка-заками войсковых, станичных и хозяйственных повин-ностей и вело учет их [6. Приложения. Раздел. XII. § 74-94]. Войсковые повинности состояли в содержа-нии почтовых станций, устройстве и ремонте дорог и80мостов, обеспечении воинского постоя и препровожде-нии полков и команд через станичные юрты. Станич-ные повинности (сиденки) заключались в сопровожде-нии летучей почты, конвоировании арестантов, уста-новлении караулов при станичном правлении, при за-пасном хлебном магазине, у лесов и др. К хозяйствен-ным повинностям относилось сенокошение для обще-ственного употребления, устройство зимовников для плодовых жеребцов, ремонт мельниц и плотин, содер-жание перевозов и другие работы по обеспечению не-отложных нужд станицы. Хозяйственные повинности разлагались между казаками в возрасте от 17 до 55 лет на полном сборе. (От исполнения повинностей освобо-ждались войсковые дворяне). Повинности возлагались на казаков, перечисленных во внутреннюю службу по-сле 25 лет полевой службы, малолеток, а также служи-вых казаков, временно свободных от полевой службы. Последних употребляли для препровождения арестан-тов и летучих почт.По поземельной и хозяйственной части станичные правления действовали исполнительно по приговорам общества казаков [6. Приложения. Раздел XII. § 132-143; Ч. III. § 676-682]. «В отношении станичного хозяйства и поземельных довольствий они отнюдь не делают никаких собственных распоряжений, но во всех случаях ограничи-ваются одним только исполнением по приговорам обще-ственным». Закон предписывал атаману и судьям в осо-бенности наблюдать за уравнительным распределением поземельных довольствий, охранять общественные уго-дья и имущество, заботиться об умножении станичных доходов, осуществлять контроль за содержанием запас-ных хлебных магазинов, следить за улучшением и раз-множением конских табунов. Распоряжения по этим де-лам делались на станичном сборе, а правление должно было наблюдать за точным их исполнением. Но если ста-ничное собрание принимало решение, противное законам или «вредное для общественных польз», атаман и судьи были обязаны указать станичникам на «несообразность» их мнения. В случае упорства казаков дело направлялось на рассмотрение в сыскное начальство.Принципы организации станичной власти, установ-ленные «Положением об управлении Донского Вой-ска», послужили образцом для других казачьих войск России. В 1870 г. вышло «Положение об общественном управлении в казачьих войсках» - общее для всех войск, кроме Уральского [7]. По этому закону к двум прежним органам станичного управления - станичному сбору (сходу) и станичному правлению - добавился станичный суд, к которому отошла судебная функция станичного собрания. В ведении станичного собрания были оставлены, по существу, те же дела, что и по По-ложению 1835 г. На прежнем основании составлялся станичный сбор - из всех совершеннолетних домохозя-ев станичного общества. Возможность присутствовать в собрании получили иногородние, но «только при об-суждении и решении дел, по существу своему касаю-щихся до лиц неказачьего сословия». До реформы 1861 г. иногородние составляли незначительную часть донского населения. Так, в 1857 г. к иногородним при-надлежало 2,4% всех жителей Дона. После реформы их численность стала быстро увеличиваться за счет кре-стьян малоземельных российских губерний. В 1877 г.доля иногородних возросла до 9,6%, а в 1913 г. достиг-ла 29,6% [8. C. 3].За атаманом сохранились прежние обязанности, од-нако его власть заметно усилилась. Атаман наделялся правом единолично определять наказания «за мало-важные полицейские проступки» лицам, не пользовав-шимся особыми по состоянию правами. Он мог под-вергать назначению на общественные работы сроком до 2 дней, или штрафу в общественную пользу до 1 рубля, или аресту до 2 дней. По Положению 1835 г. в станичное правление входили атаман и двое судей. По-ложение 1870 г. точного состава правления не устанав-ливало. В законе говорилось, что оно составляется из атамана, его помощников («если общество признает необходимым избрать таковых») и казначея. Кроме того, для участия в решении маловажных хозяйствен-ных вопросов сроком на один год избирались «дове-ренные». Образование особого станичного суда, кото-рый принял на себя судебные функции станичного сбора, можно объяснить необходимостью быстро реа-гировать на нарушения общественного порядка. В ста-ничный суд избиралось от 4 до 12 судей, которые при-сутствовали в заседаниях попеременно. Присутствие суда должно было состоять не менее как из 3 членов. Суду были подведомственны войсковые обыватели, не пользовавшиеся особыми по состоянию правами, а также се проживающие на станичной земле лица по-датных состояний. По малозначительным проступкам суд мог приговаривать к общественным работам на срок до 6 дней, или денежному взысканию до 3 рублей, или аресту до 7 дней. Станичный суд решал оконча-тельно всякого рода гражданские споры и тяжбы це-ною до 100 рублей.«Положение об общественном управлении станиц казачьих войск», принятое в 1891 г., резко ограничива-ло число участников станичного сбора и расширяло административные полномочия атамана [9]. Органы станичного управления устанавливались в составе ста-ничного сбора, атамана, правления и станичного суда. В законе четко прописывалась вертикаль войсковой власти: войсковой наказной атаман - окружной ата-ман - станичный атаман. В прямом подчинении ста-ничным атаманам по военной и полицейской части находились хуторские атаманы. Положение 1891 г. предписывало, чтобы в станицах, имеющих свыше 1000 дворов, в собрании участвовал один представи-тель от 10 дворов. В станицах, где число дворов пре-вышало тысячу, войсковое начальство могло умень-шить число «выборных» и более, но чтобы в собрании было не менее 100 человек. С 21 до 25 лет повышался ценз активного избирательного права. Для станичного атамана и судей станичного суда, если они не имели военные или гражданские чины, вводился возрастной ценз - 33 года.Закон расширил полицейскую власть атамана. В от-ношении полиции атаману были подчинены все про-живающие в станице обыватели как войскового, так и невойскового сословия. Своей властью атаман мог на-лагать штраф не свыше 3 рублей, или подвергать аре-сту на срок не свыше 3 дней, или назначать на общест-венные работы не свыше 3 дней. Станичное правление в это время превращается в административный орган81«при атамане». Правление, говорилось в законе, обра-зуется из атамана, его помощников (в случае избрания), казначея и доверенных. Доверенные числом от 2 до 4 должны были присутствовать в правлении только при решении хозяйственных и финансовых вопросов. Дела, относящиеся к внутренней полиции, атаман решал единолично. Присутствие станичного суда составляли 3 члена, которые избирали председателя. Но если среди них был офицер, то он становился председателем «в силу своего звания». Решения выносились большинст-вом голосов. Подсудность по-прежнему основывалась на сословном принципе - суду подлежали только каза-ки, не имевшие дворянского звания, и лица податных состояний. Станичному суду были подведомственны «маловажные поступки», как то: кража, мошенничест-во, покупка заведомо краденого (до 30 руб.), обида словом и действием, побои, не имевшие вредных для здоровья последствий, пьянство, нарушение общест-венной тишины и спокойствия. За эти «поступки» суд мог назначить штраф не свыше 6 рублей или арест не свыше 8 дней. В станичном Положении 1891 г. довольно подробно описан порядок судопроизводства. Относи-тельно рассмотрения споров и тяжебных исков закон говорил, что «суд решает дело либо на основании заяв-ленных ему сделок и обязательств, либо на основании местных обычаев и правил, принятых в казачьем быту». Изначально казачьи городки на Дону (наименова-ние станиц они получили только в начале XVIII в.) бы-ли военными поселениями. Поэтому управление у ка-заков было одновременно и военным, и гражданским. Поскольку все казачьи войска были устроены на прин-ципе всеобщей обязательной службы, государство стремилось установить единообразие в их управлении, в частности на уровне станицы. Образцом для выра-ботки законоположений для всех казачьих войск Рос-сии послужило законодательство Донского Войска.

Ключевые слова

Cossacks, Don Cossack Army, stanitsa, Войско Донское, казаки, станица

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Косенков Евгений ИвановичИнститут мировой экономики и международных отношений РАНкандидат исторических наук, старший научный сотрудникvpz@tsu.ru
Всего: 1

Ссылки

ПСЗРИ. Собр. 3. СПб.,1894. Т. 11, № 7782. 3 июня 1891.
Памятная книжка Области Войска Донского. Новочеркасск, 1879. Разд. 2.
Положение об управлении Войска Донского // Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). Собр. 2. СПб., 1836. Т. 10, № 8163. 26 мая 1835.
ПСЗРИ. Собр. 2. СПб., 1874. Т. 45, № 48354. 13/25 мая 1870.
Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 331. Оп. 1.
Сватиков С.Г. Россия и Дон (1549-1917). Исследование по истории государственного и административного права и политических движений на Дону. Белград, 1924.
Нольде Б.Э. Очерки русского государственного права. СПб., 1911.
Тхоржевский С. Донское Войско в первой половине семнадцатого века // Русское прошлое. 1923. № 3.
Свод законов Российской империи. Свод учреждений государственных и губернских. Ч. 2, кн. I: Общее учреждение губернского управления. СПб., 1832. Ст. 1.
 Станичное управление в Донском войске | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 327.

Станичное управление в Донском войске | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 327.

Полнотекстовая версия