Правовая природа непреступного уголовно-противоправного поведения и его последствий | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 327.

Правовая природа непреступного уголовно-противоправного поведения и его последствий

Проводится анализ норм уголовного законодательства об уклонении от отбывания (исполнения) наказаний, не связанных с лишением свободы, о нарушении требований, предъявляемых к условно осужденному, условно-досрочно освобожденному лицу и женщине, которой предоставлена отсрочка отбывания наказания. Выявляется правовая природа такого поведения осужденных и его юридических последствий, установленных законом

Juridical nature of non-criminal criminal law breaking behaviour and its consequences.pdf В ч. 2 ст. 1 УК РФ говорится о средствах, при по-мощи которых УК решает поставленные перед ним задачи. Это установление оснований и принципов уго-ловной ответственности, отнесение определенных об-щественно опасных деяний к преступлениям и уста-новление наказаний и иных мер уголовно-правового характера за совершение преступлений. Но при деталь-ном анализе дальнейших положений норм УК РФ вид-но, что существует круг общественных отношений, который выходит за указанные рамки, и в то же время существует необходимость урегулирования этих обще-ственных отношений нормами уголовного права. К этой категории, на наш взгляд, и относится непреступ-ное уголовно-противоправное поведение осужденных. Такое поведение хотя и нарушает нормы уголовного права, однако не является преступлением. Оно встре-чается при исполнении наказаний, не связанных с ли-шением свободы, и иных мер уголовно-правового ха-рактера. Таковым можно признать, опираясь на дейст-вующее законодательство, злостное уклонение от от-бывания исправительных (ч. 4 ст. 50 УК РФ) и обяза-тельных работ (ч. 3 ст. 49 УК РФ), злостное уклонение от уплаты штрафа (ч. 5 ст. 46 УК РФ), нарушение за-прета на занятие определенной должности или занятие определенной деятельностью, установленного приго-вором суда (в УК РФ на сегодняшний день не преду-смотрено такое поведение осужденного, что порождает невозможность реагировать на него уголовно-правовыми мерами и считать его уголовно-противоправным), уклонение от выполнения обязанно-стей, наложенных судом при применении условного осуждения (ч. 2, 3 ст. 74 УК РФ), условно-досрочного освобождения (п. а ч. 7 ст. 79 УК РФ), а также обязан-ностей, установленных уголовным законом, при от-срочке беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ч. 2 ст. 82 УК РФ).Все эти виды поведения не криминализированы, однако нарушают нормы, закрепленные в уголовном законодательстве. Так, ст. 43 УК РФ предусматривает, что наказание применяется к лицу, признанному ви-новным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных этим кодексом лишении или ограни-чении прав и свобод этого лица. Также в ст. 4 УК РФ, предусматривающей принцип равенства граждан перед законом, при буквальном толковании можно увидеть,что лица, совершившие преступление, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности неза-висимо ни от каких обстоятельств. Данные положения уголовного закона можно считать выражением прин-ципа неотвратимости уголовной ответственности, в УК РФ отдельно не закрепленного. Тем не менее, принцип неотвратимости уголовной ответственности, по мысли В.Д. Филимонова, «является стержневым требованием, проходящим через всё содержание УК РФ» [1. С. 124].Очевидно, что противоправное поведение представ-ляет собой правонарушение. Любое правонарушение имеет состав, представляющий собой совокупность объективных и субъективных признаков деяния, при наличии всех элементов которого становится возмож-ным действие механизма привлечение лица к ответст-венности. Поэтому, говоря о непреступном уголовно-противоправном поведении, необходимо также гово-рить о правонарушении определенного вида. Однако уголовное право знает только один вид правонаруше-ний - преступление.Некоторые авторы, работающие в данном направ-лении, придерживаются точки зрения, что в уголовном праве существует не только ответственность за совер-шение преступления, но и ответственность за другие деяния. Например, Р.А. Сабитов предлагал в своей мо-нографии сформулировать в законе общие условия «посткриминальной» ответственности так: «уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении посткриминального проступка, т.е. умышленно совершившее предусмотренное уго-ловным законом непреступное общественно опасное деяние» [2. С. 170]. Здесь указаны все признаки пре-ступления, которые закреплены в ныне действующем УК РФ (ст. 14). Такой подход делает невозможным разграничение понятий «преступление» и «непреступ-ное уголовно-противоправное поведение». Указание же на формальный признак - непреступное деяние, кото-рый отличает его от преступления, при наличии всех остальных признаков, присущих преступлению, гово-рит о том, что такое деяние должно быть криминализи-ровано, поскольку все необходимые условия для этого существуют. Л.Р. Сафин выделяет как понятие уголов-ной ответственности, так и понятие ответственности в уголовном праве, указывая, что последнее понятие ши-ре первого по объему [3. С. 38]. В то же время он не100проводит четкого разграничения видов ответственно-сти в уголовном праве, вследствие чего негативные правовые последствия для осуждённого за его злостное уклонение от наказаний, не связанных с лишением свободы, называются и «уголовной ответственностью», и «мерой реализации уголовной ответственности», и «формой реализации и индивидуализации уголовной ответственности».На наш взгляд, не имеет смысла в уголовном праве выделять другие виды ответственности или расширять понятие уголовной ответственности в целом. Никакого законодательного подтверждения этому нет. Кроме того, большинство авторов и в советский период, и в настоящее время признают уголовной только ответст-венность за совершение преступления. Такая точка зрения прослеживается у видных ученых, посвятивших монографии непосредственно проблемам уголовной ответственности, таких, к примеру, как Я.М. Брайнин [4. С. 25, 85], В.И. Курляндский [5. С. 20], Л.В. Багрий-Шахматов [6. С. 18, 20], Н.А. Стручков [7. С. 38, 44]. Признание того, что в уголовном праве существует какой-либо иной вид ответственности, или того, что уголовная ответственность может применяться за не-преступные деяния, означает серьезный пересмотр су-ществующих на сегодняшний день основных положе-ний уголовно-правовой догматики, касающихся уго-ловной ответственности. Помимо этого, необходимо будет пересматривать принципиальное законодатель-ное положение, содержащееся в ст. 8 УК РФ.Здесь существует еще один аспект. Если предполо-жить, что осужденный за непреступное уголовно-противоправное поведение вновь подвергается уголов-ной ответственности, формой которой является замена наказания более строгим, отмена условного осуждения, условно-досрочного освобождения или отсрочки, то становится непонятным, что становится с предыдущей, первоначальной ответственностью за совершенное им ранее преступление. Ведь освобождения от нее не бы-ло, полной ее реализации и завершения не произошло. Создается ситуация, при которой первоначальная от-ветственность за совершенное преступление прекраща-ет свое существование будучи поглощенной новой уго-ловной ответственностью за непреступное уголовно-противоправное поведение. Такое положение можно рассматривать как нарушение конституционной нормы о недопустимости повторного осуждения за одно и то же преступление (ст. 50 Конституции РФ).Поэтому юридические последствия противоправно-го посткриминального поведения осужденного нельзя рассматривать как уголовную ответственность (такое возможно, если посткриминальное деяние криминали-зировано, например, подобно уклонению от отбывания лишения свободы). В то же время, как было сказано, существует определенноё именно уголовно-противоправное поведение. Существование такого по-ведения и в то же время отсутствие именно новой уго-ловной ответственности за него можно объяснить сле-дующими доводами.Прежде всего потому, что уголовную ответствен-ность нельзя рассматривать вне уголовно-правового отношения. Например, Я.М. Брайнин писал, что ответ-ственность необходимо рассматривать «как институт,связанный с правоотношением, откуда он берет своё начало» [4. С. 12]. Такое же понимание сущности уго-ловной ответственности можно увидеть и у Л.В. Баг-рий-Шахматова [6. С. 17, 29]. Как известно из общей теории права, правовое отношение может изменяться, а причинами возникновения, изменения и прекращения правовых отношений являются юридические факты, которые могут зависеть (действия) или не зависеть (со-бытия) от воли людей. Непреступное уголовно-противоправное поведение можно считать юридиче-ским фактом, который приводит к изменению уголов-но-правовых отношений. Р.О. Халфина рассматривает четыре варианта приведения отклоняющегося реально-го поведения обратно в рамки модели поведения, кото-рая соответствует правам и обязанностям участников правоотношения, один из которых представляет схему уголовно-правового отношения с элементом непре-ступного уголовно-противоправного поведения осуж-денного. Она пишет: «Во многих случаях используют-ся правовые средства в виде установления дополни-тельных прав и обязанностей, с тем чтобы конечный результат был достигнут, хотя и в несколько изменен-ном виде, а отрицательные последствия нарушения понесла бы виновная сторона» [8. С. 315]. Такой вари-ант изменения правоотношения не предполагает ответ-ственности за отклоняющееся от модели правоотноше-ния поведение. Она предполагается в другом предло-женном Р.О. Халфиной варианте. Однако его мы не можем принять за модель непреступного уголовно-проти-воправного поведения осужденных и реакции государства на такое поведение. Причины следующие. Автор рассматривает два вида ответственности: ответ-ственность за противоправное поведение, являющимся юридическим фактом, порождающим правоотношение, и ответственность за нарушение обязанности в уже существующем правоотношении. При этом указывает-ся, что второй вид ответственности наступает, когда восстановление нарушенного правоотношения невоз-можно, поэтому необходимо так изменить права и обя-занности сторон, чтобы предполагаемый результат первоначального правоотношения был достигнут, а потери и ущерб были возмещены виновным лицом [8. С. 322-323]. С точки зрения гражданского права это, наверное, возможно. Однако уголовно-правовое отно-шение продолжает существовать после вынесения при-говора, и оно не прекращается фактом непреступного уголовно-противоправного поведения, поэтому, чтобы привлечь осужденного к ответственности, о которой говорит Р.О. Халфина, необходимо освободить осуж-денного от ответственности, которая на него была на-ложена за совершение преступления. Такое рассужде-ние приводит к абсурдному выводу о том, что непре-ступное уголовно-противоправное поведение осужден-ного является причиной (основанием) освобождения его от уголовной ответственности.Таким образом, непреступное уголовно-противо-правное поведение осужденных следует рассматривать как юридический факт, который ведет к изменению су-ществующего уголовного правоотношения.В юридической литературе выделяются стадии (или этапы) уголовной ответственности. Например, В.Д. Филимонов выделяет следующие этапы: 1. Воз-101ложение уголовной ответственности в виде признания лица виновным в совершении преступления и назначе-ния ему наказания или иной меры уголовно-правового характера. 2. Реализация уголовной ответственности в виде исполнения назначенного судом наказания или иной меры уголовно-правового характера. 3. Индиви-дуализация уголовной ответственности в процессе ис-полнения наказания или иной меры уголовно-правового характера. 4. Реализация уголовной ответст-венности в виде исполнения наказания или иной меры уголовно-правового характера после уже произведен-ной индивидуализации этих мер государственного принуждения в процессе их исполнения. 5. Завершение реализации уголовной ответственности в виде освобо-ждения осужденного от наказания или иной меры уго-ловно-правового характера [9. С. 215]. Непреступное уголовно-противоправное поведение возможно на вто-ром и четвёртом этапах уголовной ответственности. Такое поведение затрудняет или делает невозможным реализацию уголовной ответственности. Следствием сложившейся ситуации является приведение в действие третьего этапа уголовной ответственности, который предполагает индивидуализацию уже существующей уголовной ответственности, а не возложение новой уголовной ответственности.Еще одним аргументом в пользу того, что непре-ступное уголовно-противоправное поведение не долж-но являться основанием самостоятельной ответствен-ности в уголовном праве, может быть то, что при выне-сении приговора суд руководствуется положениями ст. 60 УК РФ, которая предусматривает, что более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершение преступления назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспе-чить достижение целей наказания. Ст. 73 и 79 УК РФ также говорят о том, что, если суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального (или дальнейшего) отбывания наказания, он постанов-ляет считать назначенное наказание условным либо применяет условно-досрочное освобождение. Таким образом, рассматриваемое нами поведение свидетель-ствует прежде всего о том, что выводы суда о возмож-ности достижения целей наказания без изоляции осуж-денного от общества были ошибочными, либо после вынесения приговора в личности осужденного появи-лись качества, при наличии которых суд не приговорил бы осужденного к наказанию, не связанному с изоля-цией от общества, или к иной мере уголовно-правового характера, а применил бы лишение свободы. Необхо-димо отметить, что в названных положениях ст. 60 УК РФ говорится именно о виде, а не «размере» наказания. Поэтому можно сделать вывод о том, что непреступное уголовно-противоправное поведение представляет со-бой юридический факт, ведущей к изменению уголов-но-правового отношения не в сторону усиления (уже-сточения) ответственности или, другими словами, уве-личения «размера» наказания, а к индивидуализации уголовной ответственности, в данном случае к измене-нию ее формы.Еще одно положение ст. 60 УК РФ (ч. 3) предусмат-ривает, что при назначении наказания учитываются: характер и степень общественной опасности преступ-ления, личность виновного, обстоятельства смягчаю-щие и отягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Неправильная оценка судом личности виновного или влияния назначенного наказания на ис-правление осужденного и соответственно применения к нему наказания или иной меры уголовно-правового характера, не связанных с лишением свободы, не мо-жет быть основанием для ужесточения ответственно-сти осужденного, однако становится очевидным необ-ходимость применения другой меры уголовно-правового характера, которая позволит привлечь лицо, виновное в совершении преступления к уголовной от-ветственности и сделает возможным достижение целей наказания.Таким образом, ответственность за непреступное уголовно-противоправное поведение осужденных в рамках уголовного права на сегодняшний день воз-можна только в случае, когда такое поведение будет признано преступлением. Другой вариант установле-ния ответственности в уголовном праве в такой ситуа-ции может быть осуществлен путем введения катего-рии «уголовного проступка», которая позволит сумми-ровать первоначальное наказание и наказание, уста-новленной наложением новой ответственности. В про-тивном случае ужесточение ответственности приведет к нарушению принципа справедливости, поскольку за то же самое преступление преступнику будет назначе-но более строгое наказание, чем предусмотренное вступившим в силу приговором суда.В рассмотренных случаях неприменение наказания в виде лишения свободы обусловлено возможностью дос-тижения целей наказания иными, альтернативными спо-собами, т.е. нецелесообразностью реального исполнения наказания либо применения самого строгого вида наказа-ния. В данном случае непреступное уголовно-противоправное поведение является обстоятельством, показывающим невозможность достижения целей нака-зания альтернативными способами. Что касается отсроч-ки отбывания наказания беременным женщинам и жен-щинам, имеющим малолетних детей, то здесь наряду с определенными условиями, связанными с тяжестью и направленностью преступления, существует обязатель-ное условие полезной социальной функции осужденной. В данном случае можно говорить о целесообразности неприменения наказания. Непреступное уголовно-противоправное поведение осужденной женщины, кото-рой предоставлена отсрочка, будет являться юридическим фактом, свидетельствующим об отпадении условий, на основании которых отсрочка была предоставлена.Поэтому если рассматривать непреступное уголов-но-противоправное поведение как юридический факт, ведущий к изменению существующего уголовно-правового отношения, его результатом будет индиви-дуализация возложенной на осужденного уголовной ответственности. Здесь можно говорить о том, что су-ществует факт нарушения норм уголовного законода-тельства, однако их нарушитель не привлекается к уго-ловной ответственности и ни к какой другой ответст-венности в рамках уголовного права.Но в то же время непреступное уголовно-противоправное поведение осужденных будет и юри-102дическим фактом, ведущим к возникновению нового правоотношения. Нельзя отрицать, что правонаруше-ние должно повлечь за собой привлечение к ответст-венности. В данном случае необходимо говорить об ответственности в уголовно-исполнительном праве либо, как уже отмечалось выше, дополнить уголовное законодательство категорией «уголовного проступка».Тем не менее нельзя любое правонарушение в об-ласти уголовно-исполнительного права считать в то же время непреступным уголовно-противоправным пове-дением. Для того, чтобы оно стало таковым, нередко необходимо признать его злостным. То есть оно, во-первых, должно быть сознательным, во-вторых - гру-бым либо систематическим.Таким образом, можно сделать вывод, что непре-ступное уголовно-противоправное поведение осужден-ных имеет двойственную юридическую природу. С одной стороны, это правонарушение со всеми выте-кающими отсюда последствиями. С другой стороны, это юридический факт, ведущий к изменению сущест-вующего уголовно-правового отношения. В связи с этим представляется необходимым установление ответствен-ности в уголовно-исполнительном праве за такое пове-дение или введение «уголовного проступка» в уголовное законодательство. Причем эти виды ответственности не являются взаимоисключающими. Так, возможно уста-новление «иерархии» ответственности: за незлостное нарушение происходит привлечение к ответственности в уголовно-исполнительном праве, при злостном же на-рушении - к уголовной (но не за преступление, а за со-вершение уголовного проступка) с одновременной ин-дивидуализацией первоначального наказания. Кроме того, для более определенного порядка замены одного наказания другим в уголовном законодательстве необ-ходимо установить норму, четко определяющую «кон-вертацию» одного наказания в другое.ЛИТЕРАТУРА

Ключевые слова

juridical consequences, responsibility, probation, punishment evasion, условное осуждение, ответственность, уклонение от наказания

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Антонов Тимофей ГеннадьевичЮридический институт Томского государственного университетааспирант кафедры уголовно-исполнительного права и криминологииantonovhorse@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Юрид. лит., 1974. 350 с.
Филимонов В.Д. Уголовная ответственность по российскому законодательству. М.: ЮрИнфоР-МГУ, 2008. 247 с.
Стручков Н.А. Уголовная ответственность и её реализация в борьбе с преступностью. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1977. 287 с.
Курляндский В.И. Уголовная ответственность и меры общественного воздействия. М.: Юрид. лит., 1965. 139 с.
Багрий-Шахматов Л.В. Уголовная ответственность и наказание. Минск: Вышэйшая школа, 1976. 383 с.
Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и её основание. М.: Юрид. лит., 1963. 273 с.
Сафин Л.Р. Ответственность осужденных за злостное уклонение от наказаний, не связанных с изоляцией от общества, в российском уголовном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2004. 168 с.
Филимонов В.Д. Принципы уголовного права. М.: Центр ЮрИнфоР, 2002. 138 с.
Сабитов Р.А. Посткриминальное поведение (понятие, регулирование, последствия). Томск: Изд-во Том. ун-та, 1985. 192 с.
 Правовая природа непреступного уголовно-противоправного поведения и его последствий | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 327.

Правовая природа непреступного уголовно-противоправного поведения и его последствий | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 327.

Полнотекстовая версия