Судебные уголовно-процессуальные функции, их предмет и пределы осуществления | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 327.

Судебные уголовно-процессуальные функции, их предмет и пределы осуществления

Проанализированы судебные уголовно-процессуальные функции, их различия по предмету, пределам и субъектам. Обоснована функциональная самостоятельность судебного контроля и судебного обеспечения прав и свобод в предварительном (досудебном) производстве по уголовному делу. В функцию разрешения уголовного дела включены отправление правосудия, применение принудительных мер медицинского или воспитательного характера и прекращение дела

Legal criminal procedural functions, their object and extent of realisation.pdf УПК РФ не содержит термина «судебная власть» как среди основных понятий, разъясненных в ст. 5, так и в содержании отдельных статей. Можно согласиться с Ф.А. Абашевой, определившей дефиницию судебной власти в сфере уголовного судопроизводства следую-щим образом: государственно-властное разрешение судом возникающих при производстве по уголовным делам правовых конфликтов (споров), связанных с вы-полнением поставленных перед уголовным судопроиз-водством задач [1. С. 72]. Она правильно отмечает, что в ч. 2 ст. 118 Конституции РФ речь идет лишь о спосо-бах реализации судебной власти, а не о содержании правосудия. В ст. 118 Конституции РФ должно содер-жаться если не понятие судебной власти, то хотя бы указание на средства ее реализации.В соответствии со ст. 18 Конституции РФ права и сво-боды обеспечиваются правосудием. Права и свободы должны обеспечиваться не только правосудием и даже не судебной властью, а всеми ветвями государственной вла-сти, поскольку защита прав и свобод является обязанно-стью всех государственных органов (ст. 2 Конституции РФ). Следовательно, конституционная функция судебной власти - судебная часть их государственной защиты.В уголовном процессе судебная власть реализует свою конституционную функцию судебной защиты по-средством осуществления судами правомочий, закреп-ленных в ст. 29 УПК РФ. Указанные правомочия сгруп-пированы по основным направлениям судебной дея-тельности, позволяющим определить функциональное предназначение судов. Судебные правомочия, преду-смотренные п. 1-3 ч. 1 ст. 29 УПК, составляют функцию разрешения уголовного дела. Отмена или изменение решения, принятого нижестоящим судом (п. 4 ч. 1 ст. 29 УПК РФ), - исключительно судебное контрольное пра-вомочие, но оно может быть реализовано как по обжа-луемому приговору, так и по обжалуемому судебному решению, вынесенному при реализации правомочий, предусмотренных ч. 2 ст. 29 УПК РФ.В качестве принципа уголовного судопроизводства в УПК РФ непосредственно закреплена функция не правосудия, а разрешения уголовного дела (ч. 2 ст. 15); и опосредованно, через указание на обязанность суда создавать необходимые условия сторонам для осуще-ствления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15), -функция судебного обеспечения законности и обосно-ванности ограничения прав и свобод. Поэтому можно говорить о том, что судебные правомочия в уголовном процессе образуют две судебные функции: функцию разрешения уголовного дела и функцию судебного обеспечения законности и обоснованности ограниче-ния прав и свобод.Судебные правомочия, предусмотренные ч. 2 ст. 29 УПК РФ, принято называть судебным контролем, но по своим сущностным характеристикам они настолько неоднородны, что дают основания для вывода о мно-гофункциональности судебного контроля [2. С. 374]. Поэтому законодатель предусмотрел различный поря-док их осуществления.Часть 2 ст. 29 УПК РФ закрепляет исключительные правомочия суда в досудебном производстве, которые можно разграничить на три группы:1))решение вопросов, связанных с ограничением личной свободы подозреваемого или обвиняемого (п. 1-3);2))временное отстранение обвиняемого от должно-сти (п. 10);3)выдача разрешений на производство следствен-ных действий (п. 4-9, 11).Но достаточных оснований для утверждения о их многофункциональности нет, поскольку под функциями принято понимать не полномочия какого-либо органа или должностного липа, а главные направления его дея-тельности, в которых выражаются его специальное на-значение и роль. Функциональное объединение данных правомочий возможно вследствие того, что все они свя-заны с судебным ограничением конституционных прав и свобод при производстве по уголовному делу.Кроме закрепленных в ч. 2 ст. 29 УПК РФ есть еще две группы судебных полномочий, абсолютно «вписы-вающихся» в функцию судебного обеспечения прав и свобод. Самостоятельную четвертую группу составля-ют полномочия, предусмотренные ст. 123 и 125 УПК РФ. Еще одна группа - полномочия, закрепленные в ч. 5 ст. 165 УПК РФ.По существу функция судебного обеспечения за-конности и обоснованности ограничения прав и свобод проявляется тем, что суд:1))обеспечивает законность и обоснованность огра-ничения прав и свобод принятием решений, преду-смотренных п. 1-3 и 10 ч. 2 ст. 29 УПК РФ;2)разрешает ограничение прав и свобод следовате-лем при производстве следственных действий (п. 4-9 и 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ);3)проверяет законность и обоснованность состояв-шихся ограничений конституционных прав и свобод (ч. 5 ст. 165 УПК РФ);4))проверяет законность и обоснованность действий и решений, затрагивающих процессуальные законные права и интересы участников процесса и иных лиц (ст. 123 УПК РФ);5))проверяет законность и обоснованность действий и решений, способных причинить ущерб конституци-1)118онным правам и свободам участников уголовного су-допроизводства либо затрудняющих доступ граждан к правосудию (ст. 125 УПК РФ).В первых двух случаях суд выполняет функцию су-дебного обеспечения законности и обоснованности ограничения конституционных прав и свобод. Только в 3-5 случаях суд осуществляет проверку действий и решений должностных лиц, которую и нужно рассмат-ривать в качестве судебного контроля. Но по своей су-ти проверочная судебная деятельность также неодно-родна. В случаях, указанных в п. 3 и 5, это конституци-онный судебный контроль, а в случае, названном в п. 4, - процессуальный судебный контроль.Между правосудием, судебным контролем (провер-кой жалоб или представленных следователем материа-лов) и судебным обеспечением законности и обосно-ванности ограничения прав и свобод в досудебном производстве по уголовному делу (рассмотрением хо-датайств следователя) имеются различия как по пред-мету, так и по субъектному составу:1..По предмету: при отправлении правосудия раз-решается материально-правовой конфликт между госу-дарством, обществом и лицом, совершившим преступ-ление. При осуществлении судебного контроля - про-цессуальный правовой конфликт, затрагивающий про-цессуальные интересы участников процесса и иных лиц. При судебном обеспечении законности и обосно-ванности ограничения прав и свобод предметом явля-ются конституционные права и свободы, в том числе и в случаях, предусмотренных ст. 125 УПК РФ.2..По субъектному составу: при отправлении правосу-дия участвуют равноправные стороны обвинения и защи-ты. При осуществлении судебного контроля - лицо, об-жаловавшее действие или решение должностных лиц органов предварительного расследования. При судебном обеспечении законности и обоснованности ограничения прав и свобод - органы предварительного расследования.Все правомочия суда, предусмотренные ч. 2 ст. 29 УПК РФ, являются средствами судебной защиты прав и свобод, провозглашенных в ст. 21-25, 34-35, 45 Консти-туции РФ и закрепленных во втором разделе УПК РФ в качестве принципов уголовного судопроизводства, вследствие чего их принято называть конституционны-ми принципами уголовного процесса. Отсюда следует, что рассматриваемая судебная деятельность в сущности является ни чем иным, как непосредственным конститу-ционным судебном контролем в досудебном уголовном судопроизводстве и суд при его осуществлении приме-няет нормы конституционного права [3. С. 5-6].Н.Н. Ковтун правильно отмечает необходимость четко различать те уголовно-процессуальные отноше-ния, где контрольный аспект уголовно-процессуальной деятельности (проверка и оценка) является домини-рующим, всецело определяющим средством решения конкретной (процессуальной) задачи, основным сред-ством достижения поставленной цели, а где лишь вспомогательным средством (одним из средств) для достижения более общей (основной) задачи процесса (стадии или института), только элементом в правовом механизме достижения итоговой цели [4. С. 13-14].Таким всецело определяющим средством достиже-ния поставленной цели проверка и оценка являютсяпри рассмотрении судом материалов, представленных следователем в порядке ч. 5 ст. 165 УПК и при рас-смотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК. В этих случа-ях судебная деятельность является сугубо контрольно-проверочной как по своему назначению (задачам или целям), так и по содержанию и результатам [4. С. 13]. Во всех других случаях также выносится судебное ре-шение по материалам, представленным следователем или иным должностным лицом. Но доминирующая задача суда при этом - вынесение собственного закон-ного и обоснованного судебного решения по представ-ленным материалам, а их проверка и оценка являются средством достижения данной цели.По ч. 1 ст. 125 УПК РФ осуществляется судебный конституционный правовосстановительный контроль. Признав действия или решения незаконными или не-обоснованными, суд обязывает устранить допущенное нарушение. Так, после признания незаконным поста-новления об отказе в возбуждении уголовного дела, следователь обязан возбудить уголовное дело и кон-ституционное право на доступ к правосудию будет восстановлено. По ч. 5 ст. 165 - тоже конституционный судебный контроль, но не правовосстановительный, а правоудостоверительный. Суд может признать обыск незаконным и полученные доказательства - недопус-тимыми. Но восстановить нарушенное конституцион-ное право на неприкосновенность жилища невозможно, как невозможно аннулировать сам факт проникновения следователя в жилище для производства обыска.Редакция ст. 125 УПК РФ предоставляет участни-кам уголовного судопроизводства и по их жалобам -суду возможность самостоятельно определять, реали-зовалась ли в действиях и решениях дознавателя, сле-дователя, прокурора способность причинения ущерба конституционным правам и свободам. Обжалуются уже произведенные действия или вынесенные решения и участники процесса обжалуют не способность при-чинения ущерба, а ущерб, реально причиненный кон-ституционным правам и свободам либо затруднивший доступ к правосудию. В практике встречаются случаи возбуждения уголовного дела при истечении сроков давности уголовного преследования. Отсутствие в ст. 125 УПК РФ прямого указания на возможность су-дебного обжалования постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица нару-шает конституционный принцип равенства всех перед законом и судом. Таким образом, ст. 125 УПК РФ су-щественно ограничивает реализацию в уголовном су-допроизводстве конституционного принципа судебной защиты прав и свобод и судебного обжалования любых действий и решений должностных лиц.Судебные решения в предварительном производст-ве настолько различаются по их сущностным характе-ристикам, как и собственно судебная деятельность на данном этапе процесса, что не все решения, как и не всю деятельность, можно считать контрольными или проверочными. Н.Г. Муратова называет 8 видов реше-ний по осуществлению судебного контроля по уголов-ным делам [2. С. 374]. Но классификацию судебных решений проводит по их наименованиям, что не позво-ляет выявить их сущность. Различия нужно видеть не в терминологии, а в сущности рассматриваемой судеб-119ной деятельности. Все судебные решения в предвари-тельном производстве оформляются постановлениями.Но в одних постановлениях излагаются судебные решения, не влекущие за собой процессуальной дея-тельности следователя и подлежащие исполнению иными органами, не осуществляющими уголовное су-допроизводство. Это постановления о заключении под стражу, домашнем аресте и временном отстранении от должности. Фактическая деятельность по исполнению данных решений лежит вне уголовно-процессуального правового регулирования.В других постановлениях содержатся разрешения на производство следственных действий, которые следова-тель может и не проводить, если отпадет необходимость в этом (ч. 4 ст. 165 УПК РФ). Без судебного разрешения следователь не вправе войти в жилище для производства осмотра, обыска или выемки, за исключением случаев, не терпящих отлагательства. Но судебное разрешение для него не является приказом, подлежащим неукоснитель-ному выполнению. Так, если после получения судебного разрешения до начала фактического его исполнения сле-дователем отпадут основания для производства следст-венного действия, то следователь не только вправе, но и обязан воздержаться от вторжения в жилище.В третьих постановлениях излагаются решения о законности или незаконности состоявшихся процессу-альных действий и решений (ч. 5 ст. 165 УПК РФ и ст. 125 УПК РФ).Своими постановлениями суд:1)решает вопросы ограничения личной свободы(п. 1-3 ст. 29 УПК РФ) и временного отстранения отдолжности (п. 10 ст. 29 УПК РФ);2))разрешает (или не разрешает) производство следст-венных действий, ограничивающих иные конституцион-ные права и свободы (п. 4-9 и 11 ст. 29 УПК РФ);3))удостоверяет законность и обоснованность след-ственных действий (ч. 5 ст. 165 УПК РФ), а также за-конность и обоснованность действий и решений следо-вателя и прокурора в порядке ст. 125 УПК РФ.С формальной стороны все это является рассмотре-нием и разрешением ходатайств и жалоб. Но по сути ходатайства эти различны. В первом случае следова-тель просит суд вынести решение, которое будет ис-полняться другими органами, не осуществляющими уголовное судопроизводство и не участвующими в нем. Во втором - выдавать судебное разрешение на производство следственных действий и дублирования судебного решения постановлением следователя не требуется. В третьем случае (ч. 5 ст. 165 УПК РФ) сле-дователь не позднее 24 ч с момента начала следствен-ного действия представляет на судебную проверку свое постановление и результаты следственного действия для судебного удостоверения законности и обоснован-ности его производства.Решения, выносимые в порядке ч. 4 ст. 165 УПК РФ, являются превентивно-обеспечительными по сво-ему назначению и разрешительными по существу, а вынесенные в порядке ст. 125 УПК - правовосстанови-тельными. В первом случае суть судебного решения можно выразить словами: «разрешить - не разрешить». Во втором, как это предусмотрено ч. 5 ст. 125 УПК, суд не только признает действие или решение незаконнымили необоснованным, но и обязывает должностное ли-цо устранить допущенное нарушение. Иными словами, суд принимает решение о восстановлении или не вос-становлении нарушенных прав и свобод.Даже с большой долей условности судебное реше-ние, вынесенное в порядке ч. 5 ст. 165 УПК РФ, трудно назвать правовосстановительным. Обеспечить соблю-дение права на неприкосновенность жилища уже не-возможно, как невозможно его восстановить. Следова-тель может восстановить нарушенные имущественные права, возвратив предметы, изъятые при проведении незаконного обыска в качестве вещественных доказа-тельств, поскольку по решению суда они признаются недопустимыми доказательствами.Правомочия следователя по отмене судебных ре-шений, вынесенных в предварительном производстве, противоречат п. 4 ч. 1 ст. 29 УПК РФ, в соответствии с которой только вышестоящий суд может отменить су-дебное решение. Думается, что решение о временном отстранении от должности или о наложении ареста на имущество должно отменяться только судом, как и любое судебное решение. Никаких изъятий из принци-па недопустимости отмены судебных решений несу-дебными органами, в данном случае органами предва-рительного расследования, быть не должно. Меры при-нуждения, примененные судом, должны и отменяться не иначе как на основании судебного же решения.Кроме того, суд не должен быть ограничен преду-смотренной законом возможностью избрания только залога или домашнего ареста при отказе в удовлетво-рении ходатайства о заключении под стражу. Здесь должны применяться общие основания и общий поря-док избрания мер пресечения. Также следует устранить противоречие п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ и ст. 22 Консти-туции РФ в части продления задержания подозревае-мого на срок не более 72 ч с момента вынесения судеб-ного решения. В любом случае задержание не должно превышать установленного Конституцией 48-часового срока.Таким образом, в предварительном производстве по уголовному дел суд выносит решения:- об избрании мер пресечения и применении мер уголовно-процессуального принуждения;- о разрешении следственных действий, ограничи-вающих права и свободы;- о законности процессуальных действий (бездейст-вия) и решений дознавателя, следователя и прокурора.По их сущности решения, выносимые судом в по-рядке, предусмотренном ст. 108 УПК РФ, являются правообеспечительными. Решения, вынесенные в по-рядке ч. 4 ст. 165, - разрешительными, ч. 5 ст. 165 УПК РФ - удостоверительными и в порядке ст. 125 - право-восстановительными.Функциональное предназначение судебного кон-троля определено п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ как защита личности от незаконного ограничения ее прав и свобод. Можно рассматривать судебный контроль и как форму реализации данной функции, если понимать под нею процессуальный порядок его осуществления, установ-ленный ст. 125 и 165 УПК РФ. Нормы, регламенти-рующие процессуальный порядок осуществления су-дебного контроля, можно рассматривать и в качестве120самостоятельного института уголовно-процессуального права. Судебные правомочия являются средствами его осуществления. Поскольку защита личности от неза-конного и необоснованного ограничения ее прав и сво-бод (п. 2 ч. 1 ст. 6), охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11), а также право на судебное обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК) «возведены» законо-дателем в ранг принципов уголовного судопроизводст-ва, имеются полные основания считать судебный кон-троль одним из принципов уголовного процесса. По-этому пределы судебного контроля в досудебном про-изводстве нельзя ограничивать рамками стадии пред-варительного расследования. Судебный контроль воз-можен и в стадии возбуждения уголовного дела, а так-же после окончания предварительного расследования по жалобам на действия и решения прокурора по делу, поступившему к нему с обвинительным заключением или обвинительным актом.Таким образом, имеются достаточные основания считать судебный контроль самостоятельным процес-суальным институтом, имеющим свой предмет, преде-лы и свои методы регулирования, различные для раз-ных его видов (конституционного и уголовно-процессуального), особый круг лиц, имеющих право представлять ходатайства или приносить жалобы. Дляправильного его осуществления в каждом конкретном случае всегда необходимо установление вида, предмета и пределов судебного контроля.Разделение властей в уголовном судопроизводстве привело к тому, что судебная власть выполняет свою часть правообеспечительной функции государства -функцию судебной защиты прав и свобод, осуществляя судами в судебном присутствии следующие уголовно-процессуальные функции: 1) разрешения уголовного дела по существу, для чего суд наделен специальными правомочиями, закрепленными в п. 1-3 ч. 1 ст. 29 УПК РФ (именно функция разрешения уголовного дела, а не правосудия, поскольку при назначении принудительных мер или прекращении судом уголовного дела оно также разрешается по существу); 2) судебного обеспечения законности и обоснованности ограничения конституци-онных прав и свобод в соответствии с ч. 2 ст. 29; 3) су-дебного процессуального контроля или проверки жалоб на действия (бездействия) и решения лиц, осуществ-ляющих производство по делу (ч. 3 ст. 29).Названные функции являются функциями судебной системы в уголовном судопроизводстве, т.к. осуществ-ляются судами всех уровней во всех стадиях и видах производств. Правосудие осуществляется лишь в ста-дии судебного разбирательства уголовного дела по первой инстанции.

Ключевые слова

criminal trial, functions of criminal trial, функции уголовного процесса, уголовный процесс

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Мартыняхин Леонид ФёдоровичАлтайская академия экономики и правадоцент, кандидат юридических наук, профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики, зав. кафедройcrime@aael.altai.ru
Всего: 1

Ссылки

Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном процессе России. Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2002. 332 с.
Свиридов М.К. Соотношение функций разрешения уголовных дел и судебного контроля в деятельности суда // Вопросы укрепления российской государственности: Сб. ст. / Под ред. Ю.К. Якимовича. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2001. Вып. 7. С. 3-6.
Муратова Н.Г. Многофункциональность судебного контроля в уголовном судопроизводстве // Судебная власть в России: закон, теория и практика: Сб. ст. М.: Юрист, 2005. С. 372-378.
Абашеева Ф.А. Осуществление правосудия в системе уголовно-процессуальных функций. Ижевск: Удмурт. ун-т, 2007. 148 с.
 Судебные уголовно-процессуальные функции, их предмет и пределы осуществления | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 327.

Судебные уголовно-процессуальные функции, их предмет и пределы осуществления | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 327.

Полнотекстовая версия