Особенности сохранения медицинской тайны в отношении осужденных в исправительных учреждениях | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 327.

Особенности сохранения медицинской тайны в отношении осужденных в исправительных учреждениях

Рассматриваются проблемы сохранения медицинской тайны в исправительных учреждениях, анализируются нормативные правовые акты, регламентирующие отношения в данной сфере, и предлагаются варианты закрепления в законодательстве особенностей сохранения медицинской тайны в отношении осужденных

The peculiarities of medical secret preservation with respect to the convicts at correctional facilities.pdf Врачебная (медицинская) тайна - один из «крае-угольных камней» медицинской этики. Обязанность ее сохранения закреплена во всех документах, регули-рующих медицинскую деятельность как в юридиче-ской, так и в этической плоскости. Наиболее широко применяется термин «врачебная тайна». Но представ-ляется более точным говорить о «медицинской тайне», потому что если помощь оказывается в лечебно-профилактическом учреждении, то обязанность обес-печивать тайну несет это учреждение, а помощь вне учреждения может быть оказана не только врачом, но и иным медицинским работником. В связи с этим жела-тельно терминологическое уточнение в текстах соот-ветствующих законов.Медицинская тайна, наряду с тайной исповеди, адво-катской тайной [1], является профессиональной, а ин-формация, ее составляющая, относится к разряду кон-фиденциальной. Понятие профессиональной тайны и конфиденциальности информации раскрывается в Феде-ральном законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.06.2006 № 149-ФЗ [2], нормы которого развивают положения ч. 1 ст. 23 Конституции России о праве граждан на не-прикосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.Согласно рассматриваемого Федерального закона профессиональная тайна - это информация, полученная гражданами (физическими лицами) при исполнении ими профессиональных обязанностей или организациями при осуществлении ими определенных видов деятельно-сти (п. 5 ст. 9); а конфиденциальность информации со-стоит в обязательном для выполнения лицом, получив-шим доступ к определенной информации, требования не передавать такую информацию третьим лицам без со-гласия ее обладателя (п. 7 ст. 2).Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан 1993 г. (далее Основы) [3] закрепляют право пациента при обращении за медицинской помощью на «сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагно-зе и иных сведений, полученных при его обследовании и лечении...» (п. 6 ст. 30).Вопросы, относящиеся к медицинской тайне, неод-нократно освещались в юридической литературе [4. С. 154-161]. Вместе с тем, по нашему мнению, из поля зрения большинства ученых, изучавших данную про-блему, выпадают особенности отношений по соблюде-нию медицинской тайны в отношении пациентов -осужденных [5. С. 109-112]. Однако именно в местах лишения свободы вопросы сохранения медицинской тайны приобретают особую значимость. Прежде всего это обусловлено специальным правовым статусомосужденных, который отличается от общегражданского рядом ограничений, и условия реализации прав таких лиц должны находиться под особым контролем. Кроме того, имеются специфические факторы деятельности медицинского персонала исправительных учреждений (далее ИУ), оказывающие влияние на соблюдение ме-дицинской тайны. К ним относятся:1..Необходимость обеспечения личной безопасности медицинских работников, особенно женщин, и, как след-ствие, необходимость оказания медицинской помощи некоторым осужденным в присутствии третьих лиц.2..Система подчиненности в учреждениях уголовно-исполнительной системы (далее УИС), когда по общим служебным вопросам медики находятся в подчинении руководства мест лишения свободы.3.Привлечение медицинского персонала к проведе-нию обысков отдельных осужденных с целью обнару-жения возможно сокрытых запрещенных предметов в полостях тела, повязках, протезах.4.Обязанность медицинских работников выявлять телесные повреждения осужденных, а также признаки сексуального насилия и информировать об этом руко-водство учреждения.5.Стремление отдельных осужденных за счет своих заболеваний получить определенные привилегии в уч-реждении. Это в первую очередь относится к ВИЧ-инфицированным.6.Обязанность врачей выявлять признаки симуля-ции и аггравации.7.Нахождение осужденных большую часть времени в замкнутом и ограниченном пространстве («скучен-ность»). В итоге осужденный никогда не остается один, и любые изменения его здоровья сразу становятся за-метны окружающим. Скрыть информацию о состоянии своего здоровья осужденному практически невозможно. Кроме того, существующая в учреждениях УИС тюрем-ная субкультура предполагает серьезные последствия для лица, сокрывшего от окружающих некоторые дан-ные о своем здоровье (например, заразные, в том числе венерические, заболевания и ВИЧ-инфекцию). Сущест-вует специальная категория осужденных, которые зани-маются сбором информации, в том числе и о состоянии здоровья. Часто информация об осужденном появляется в учреждении раньше, чем он сам туда попадает.8.Особый порядок доступа осужденных к медицин-ской помощи, при котором осужденный должен выска-зать свои проблемы должностному лицу ИУ (не меди-ку), чтобы попасть к врачу.9.Для осужденных разглашение сведений, состав-ляющих медицинскую тайну, имеет гораздо более серьез-ные последствия - угроза их жизни и здоровью, возмож-ность суицида и утраты связей с родственниками.122Перечисленные обстоятельства ставят медицинский персонал перед практически каждодневным выбором между профессиональными обязанностями по отноше-нию к пациенту и его же обязанностями по обеспече-нию нормальной работы учреждения (защите интере-сов государства).Право осужденных на медицинскую (врачебную) тайну вытекает из их права на охрану здоровья (ч. 6 ст. 12 УИК РФ). Упоминание о такой тайне содержится в ряде специальных международных стандартах обра-щения с осужденными и ведомственных нормативных актах УИС.В международных стандартах содержится требова-ние при соблюдении медицинской тайны в отношении осужденных применять общие подходы, применяемые в государстве [6. С. 58-95, 142-155]. Кроме того, по-ложения некоторых стандартов конкретизируют поря-док деятельности медицинских работников для обеспе-чения такой тайны в пенитенциарных учреждениях [7. С. 97-98].В российских нормативных правовых актах, отно-сящихся к исполнению лишения свободы, вопросы соблюдения медицинской тайны имеют более конкрет-ный характер.Так, ведомственная инструкция ФСИН России 2007 г. относит сведения, связанные с профессиональ-ной врачебной деятельностью, к служебной информа-ции ограниченного обращения. В Порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу, определено, что информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья граждани-на, диагнозе его заболевания и иные сведения, полу-ченные при его обследовании и лечении, составляют врачебную тайну (п. 27); при сопровождении осужден-ного немедицинским работником, в целях сохранения врачебной тайны медицинская документация передает-ся способом, не позволяющим ознакомиться с инфор-мацией, содержащейся в медицинской документации (п. 66); при диспансерном наблюдении ВИЧ-инфицированных должна обеспечиться врачебная тай-на (п. 312). В этом документе предусмотрены и вопро-сы обеспечения личной безопасности медицинского персонала. «Медицинским работникам запрещается находиться в камерах и карцерах следственных изоля-торов, тюрем, колоний особого режима, штрафных и дисциплинарных изоляторах, помещениях камерного типа без сопровождения инспекторов» (п. 51). «Во вре-мя приема в амбулатории, а при необходимости с це-лью обеспечения безопасности в кабинете врача (фельдшера) находится инспектор. Решение о необхо-димости его присутствия принимает медицинский ра-ботник, осуществляющий амбулаторный прием. Несо-гласие подозреваемого, обвиняемого или осужденного на присутствие во время осмотра сотрудника, не отно-сящегося к медицинскому персоналу, фиксируется в медицинской карте амбулаторного больного» (п. 54).Наиболее серьезные проблемы возникают при со-блюдении медицинской тайны в отношении ВИЧ-инфицированных осужденных. Международные стан-дарты, запрещая разглашение информации о наличии этого заболевания у осужденного, предусматриваютвозможность сообщения таких фактов руководству учреждения, «если медицинский персонал считает, при должном соблюдении этических норм, это обеспечит безопасность и благополучие заключенных и персонала» [8. С. 275-288]. В российских ведомственных норматив-ных правовых актах также содержатся строгие ограниче-ния на распространение подобной информации [9].На практике в исправительных учреждениях России все осужденные владеют информацией по конкретным ВИЧ-инфицированных. Эта информация распространя-ется как самими ВИЧ-инфицированными, так и незави-симо от них. Разглашение информации самими осуж-денными обусловлено их стремлением за счет заболе-ваний получить определенные привилегии. Кроме того, ВИЧ-инфицированные обеспечиваются питанием по специальной норме [10], а сотрудники, непосредствен-но работающие с ними, получают специальную денеж-ную надбавку [9. П. 5.6]. Все это делает практически невозможным соблюдение в отношении ВИЧ-инфи-цированных осужденных медицинской тайны. В этой связи представляется целесообразным письменно оформлять согласие таких осужденных на передачу сведений о своем заболевании (ВИЧ-инфекции) другим гражданам в целях обследования, лечения и профилак-тики осложнений. Подобное согласие предусмотрено ст. 61 Основ и соответствует положениям ч. 7 ст. 9 Фе-дерального закона от 27 июня 2006 г. [2].Таким образом, вопросы соблюдения медицинской тайны нашли свое отражение в правовом регулирова-нии деятельности мест лишения свободы. Однако без-условное соблюдение рассматриваемой тайны в пени-тенциарных учреждениях, как и в обществе в целом, едва ли возможно.Законодатель устанавливает ряд исключений из аб-солютности медицинской тайны.Статья 61 Основ определяет ряд условий, при нали-чии которых возможно предоставление сведений, со-ставляющих врачебную тайну, без согласия на то боль-ного или его законного представителя [3]. Однако ана-лиз исключений из абсолютности медицинской тайны свидетельствует, что не все ситуации, возникающие в пенитенциарных учреждениях и требующие обосно-ванного нарушения медицинской тайны, подпадают под правила ст. 61 Основ. Часто информация, содер-жащая медицинскую тайну, может повлиять на обста-новку в учреждении, и ее своевременное предоставле-ние соответствующим сотрудникам может предотвра-тить серьезные проблемы - суицид, причинение вреда здоровью и т.д. Деятельность медиков по выявлению и устранению обстоятельств, способствующих их со-вершению, а также установление лиц, от которых сле-дует ожидать совершения правонарушений, и оказания на них корректирующего воздействия, закреплена в ведомственной Инструкции [11]. Согласно этой Инст-рукции, профилактика правонарушений проводится всеми работниками и сотрудниками ИУ (п. 6); при вы-явлении причин правонарушений в учреждениях УИС и условий, им способствующих, и выработке мер по их устранению используется информация, содержащаяся и в медицинской документации (п. 12); осужденные, допускающие правонарушения либо намеревающиеся их совершить, выявляются путем сбора информации,123полученной работниками медицинской части (п. 13). Более того, п. 18 Инструкции возлагает на медицин-ских работников УИС специальные задачи по прове-дению общей профилактики правонарушений, а осно-ваниями постановки на профилактический учет явля-ется наличие определенных заболеваний и иных об-стоятельств, содержащих элементы медицинской тай-ны (п. 23).Представляют интерес данные анкетирования, про-веденного нами в апреле 2009 г. Одним из вопросов, предложенных лицам, содержащимся в лечебно-исправительном учреждении для больных открытой формой туберкулеза г. Томска (всего 98 человек), был следующий: «Нарушался ли в отношении Вас принцип врачебной тайны?». 77% ответили, что не нарушался. Остальные ответы распределились следующим обра-зом: «иногда» - 13%, «часто» и «постоянно» - около 5% по каждому варианту. В анкетировании также при-нимали участие 30 медицинских работников указанно-го ЛИУ и 64 сотрудника руководящего состава терри-ториальных органов управления и исправительных уч-реждений УИС из 37 регионов России. Для них вопрос был сформулирован несколько иначе: «Существует ли, по Вашему мнению, проблема соблюдения врачебной тайны в отношении пациентов-осужденных (заключен-ных)?». Около 7% медиков и 19% других сотрудников отметили существование такой проблемы. Таким обра-зом, вопросы соблюдения медицинской тайны в пер-вую очередь волнуют осужденных и, как ни странно, только в последнюю - медицинских работников. Среди «немедиков» больше всего отметивших наличие про-блемы соблюдения врачебной тайны было среди замес-тителей начальников ИУ по безопасности и оператив-ной работе - более 24%.Существуют еще две специфические, характерные только для ИУ, ситуации, вызывающие проблемы со-хранения медицинской тайны. Во-первых, это воз-можность заражения осужденными лиц, прибывших на длительные свидания с ними, с правом совместного проживания (ч. 2 ст. 89 УИК РФ). Прибывшие лица могут не знать о наличии у осужденного заразного за-болевания, например венерического или ВИЧ-ин-фекции. Особую актуальность данная проблема приоб-ретает в связи с браками, которые заключают осужден-ные в результате знакомств по переписке. Однако дей-ствующее законодательство не предполагает предос-тавление подобной информации. Так, ч. 2 ст. 15 Се-мейного кодекса РФ устанавливает, что результаты обследования лица, вступающего в брак, составляют медицинскую тайну и могут быть сообщены лицу, с которым оно намерено заключить брак, только с согла-сия лица, прошедшего обследование. Вместе с тем ч. 3 ст. 15 и ч. 1 ст. 28 Семейного кодекса РФ предусматри-вают возможность признания брака недействительным, если одно из лиц, вступающих в брак, скрыло от друго-го лица наличие венерической болезни или ВИЧ-инфекции. Более того, в ст. 121 и 122 УК РФ преду-смотрена уголовная ответственность за заражение ве-нерической болезнью и ВИЧ-инфекцией лицами, знав-шими о наличии у них этих болезней.Вторая специфическая ситуация - возможность за-ражения осужденных лицами, прибывшими на дли-тельные свидания. Здесь мы даже не рассматриваем заболевания, передающиеся половым путем. Речь идет о таких заболеваниях, как грипп и ОРЗ, которые в связи с замкнутым проживанием во время длитель-ных свиданий способны быстро распространиться как среди лиц, находящихся в этих помещениях, так и среди основной массы осужденных. В настоящее вре-мя в нормативных правовых актах не закреплена обя-занность лиц, прибывающих на длительные свидания с осужденными, предоставлять администрации ИУ справки об отсутствии у них инфекционных заболева-ний и заболеваний, представляющих опасность для окружающих [12].Таким образом, вопросы соблюдения медицинской тайны в пенитенциарных учреждениях имеют свои особенности, которые частично нормативно отражены только на подзаконном уровне. Вместе с тем в соответ-ствии со ст. 55 Конституции РФ ограничения прав и свобод могут предусматриваться только федеральным законом. Следовательно, здесь имеется пробел в части предоставления сведений, составляющих медицинскую (врачебную) тайну, медицинским персоналом УИС без согласия осужденного третьим лицам.Из-за многообразия подобных ситуаций в местах ли-шения свободы, предложить конкретную формулировку в текст ст. 61 Основ законодательства РФ об охране здоро-вья граждан мы считаем нереальным, а «раздувать» текст закона нецелесообразным. Поэтому предлагаем допол-нить абз. 4 ст. 61 Основ пунктом 7: «В случаях, когда у врача нет иной возможности предотвратить причинение серьёзного вреда пациенту или иным лицам» [13].В этой связи также представляет интерес формули-ровка ч. 4 Кодекса поведения должностных лиц по под-держанию правопорядка [14. С. 175-180] - «сведения конфиденциального характера, получаемые должност-ными лицами по поддержанию правопорядка, сохра-няются в тайне, если исполнение обязанностей или требования правосудия не требуют иного». Однако данная формулировка потребует подробного раскрытия термина «исполнение обязанностей». При буквальном толковании текста Кодекса медицинские работники формально не относятся к должностным лицам по под-держанию правопорядка, т.к. последние должны обла-дать полицейскими полномочиями (п. а) комментария к ст. 1) и возможностью применять силу (ст. 4). Вместе с тем работа в учреждении принудительного содержа-ния, как представляется, позволяет применить к меди-кам аналогию с должностными лицами по поддержа-нию правопорядка. Кроме того, ст. 3 Кодекса требует от рассматриваемой категории поддержания и защиты прав человека по отношению ко всем лицам.Таким образом, на медицинских работников возло-жена обязанность охранять здоровье не только кон-кретных осужденных-пациентов, но и всех других лиц, контактирующих с последними. «Требования правосу-дия» в широком смысле также позволяют частичное ущемление права одного лица для защиты других лиц и общества, в данном случае учреждения в целом.124

Ключевые слова

correctional facilities, the convicts, medical staff, medical secret, исправительные учреждения, осужденные, медицинский персонал, медицинская тайна

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Павленко Андрей АнатольевичТомский филиал Кузбасского института Федеральной службы исполнения наказанийначальник кафедры уголовно-исполнительного права, пенитенциарной педагогики и пенитенциарной психологииa.pav@list.ru
Всего: 1

Ссылки

Этический кодекс российского врача. Режим доступа: www.sudmed-nsmu.narod.ru
Международные акты о правах человека: Сб. документов. М.: НОРМА-ИНФРА, 2000. 437 c.
Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, утвержден Постановлением Правительства РФ от 01 декабря 2004 г. № 715 // Собрание законодательства РФ. 2004. № 49. Ст. 4916.
Инструкции по профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях УИС. Утверждена приказом Минюста России от 20 ноября 2006 г. № 333.
Приложение № 4 к приказу Минюста РФ от 2 августа 2005 г. № 125 «Об утверждении норм питания и материально-бытового обеспечения осужденных к лишению свободы, а также подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, находящихся в следственных изоляторах Федеральной службы исполнения наказаний, на мирное время»».
Приложением № 3 к приказу Минюста России от 30 июня 2000 г. № 110 «О мерах по совершенствованию профилактики и лечения ВИЧ-инфекции в учреждениях УИС Минюста России» утверждается «Порядок обеспечения конфиденциальности информации о ВИЧ-инфицированных».
ВИЧ в тюрьмах: практическое пособие для пенитенциарных систем новых независимых государств. ВОЗ: Европейское бюро, 2001. 311 с.
Двойная лояльность и права человека в медицинской практике. Предлагаемые принципы и институциональные механизмы: Пер. с англ. М.: Права человека, 2004. 176 c.
П.f правила 15.1 и п.а правила 42.3 Европейских пенитенциарных правил // Сборник конвенций, рекомендаций и резолюций, касающихся пенитенциарных вопросов: Пер. с англ. / Под общ. ред. Ю.И. Калинина. Рязань: АПУ ФСИН России, 2008. 236 c.
Таратышкин А.П. Актуальные проблемы сохранения врачебной тайны в учреждениях УИС // Уголовно-исполнительная система России: стратегия развития: Материалы науч.-практ. конф. М.: НИИ ФСИН России, 2005. Ч. 2. 257 c.
Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М.: МЗПРЕСС, 2000. 244 c.
Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1993. № 33. Ст. 1318 (с послед. изм. и доп.).
Собрание законодательства РФ. 2006. № 31 (ч. I). Ст. 3448 (с послед. изм. и доп.).
Ч. 2-4 ст. 56 УПК РФ // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921 (с послед. изм. и доп.).
 Особенности сохранения медицинской тайны в отношении осужденных в исправительных учреждениях | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 327.

Особенности сохранения медицинской тайны в отношении осужденных в исправительных учреждениях | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 327.

Полнотекстовая версия