О русских предпринимателях в Казахстанском Прииртышье во второй половине XIX - начале XX в.в дореволюционной исторической литературе | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 329.

О русских предпринимателях в Казахстанском Прииртышье во второй половине XIX - начале XX в.в дореволюционной исторической литературе

Рассмотрен ряд дореволюционных трудов, в которых содержатся отдельные сведения по проблеме истории предпринимательской деятельности русских купцов, скотопромышленников, владельцев торгово-промышленных предприятий в Казахстанском Прииртышье во второй половине XIX - начале XX в. и сформулированы тезисы, которые определяют историографическую характеристику этой проблемы на современном этапе.

Historical researches about Russian businessmen in Kazakhstan Irtysh region in the end of 19-be ginning of 20 centuries.pdf На современном этапе в Казахстане происходит возвращение рынка и предпринимательства на новом уровне. Более быстрому и безболезненному переходу общества к рыночной системе, безусловно, способст-вует имеющийся исторический опыт предпринима-тельской деятельности в дореволюционный период. Беспристрастный и объективный взгляд подтвержда-ет, что во второй половине XIX - начале XX в. в Ка-захстане развивались колониально-рыночные отно-шения, происходило вызревание конкурентоспособ-ных элементов национальной рыночной экономики, постепенное становление социального слоя предпри-нимателей.Колонизация Казахстана определила широкое уча-стие в формировании его предпринимательских слоев выходцев из Европейской России. Дореволюционная историческая литература содержит множество сведе-ний о деятельности русских предпринимателей в Ка-захстане, особенно в его прииртышском регионе, вхо-дившем в Западно-Сибирское генерал-губернаторство во второй половине XIX - начале XX в. Речь идет об Акмолинской и Семипалатинской областях, террито-рии которых большей частью проходили вдоль Ирты-ша. В разное время на этой территории побывали рус-ские ученые и путешественники, члены экономико-статистических и иных экспедиций, которые изучали географию, историю, экономику, минеральные ресурсы края. Среди них были Г.Н. Потанин, Н.М. Ядринцев, А.К. Гейнс, П.П. Румянцев, А.Н. Седельников, Ф. Щербина и другие, которые внесли немалый вклад в исследование Казахстанского Прииртышья.Дореволюционные историки оставили ряд интерес-ных сведений по истории торгового предприниматель-ства и ростовщичества в Прииртышье. Уже в это время удалось поставить проблемы, связанные с определени-ем роли прииртышских городов в развитии транзитной торговли (М.И. Венюков) [1], динамики товарообмена между Россией и Казахстаном (И. Завалишин) [2], осо-бенностей торгового движения между Западной Сиби-рью, Средней Азией и Китайскими владениями (Н. Балкашин) [3]. Однако ограниченный круг источ-ников не позволил выйти им за рамки описания и комментирования рыночных явлений в развитии эко-номики края.Г.Н. Потанин, изучая торговлю в Степном крае и Сибири, показал преимущественно торгово-ростовщи-ческий характер формировавшейся здесь буржуазии [4]. Он дал достаточно подробные характеристики ку-печеству Семипалатинска и других городов Семипала-тинской области. Главным средоточием купечестваПрииртышья был город Семипалатинск, находившийся на пересечении транзитных торговых путей [5].Большой вклад в изучение купечества Сибири и Прииртышья внес публицист Н.М. Ядринцев. Он писал о купцах-монополистах, которые приобретали богатст-во не совсем добросовестными средствами: «Только редкие купцы проникали в Сибирь, но, являясь сюда, становились единственными монополистами, при без-людье и отсутствии конкуренции товары, привозимые монополистом, продавались по необыкновенно высо-кой цене, и покупатель был в полном его распоряже-нии» [6. С. 353].Немало ценных данных экономического и стати-стического характера собрано в ходе экспедиций по Западной Сибири и Прииртышью с 1886 по 1890 г. Данные обследований напечатаны в 22 выпусках осо-бого издания, озаглавленного «Материалы для изуче-ния хозяйственного быта государственных крестьян и инородцев Западной Сибири». В названной работе принимали участие многие исследователи Сибири, в том числе крупный специалист по экономике и колони-зации Сибири А.А. Кауфман. Он сформулировал свою теорию «относительного» малоземелья. Его причину он усматривал в «культурном бессилии» русского му-жика, в его стремлении к экстенсивным формам земле-делия в ущерб интенсификации производства. «Низкий уровень культурности, - писал А. Кауфман, мешает русскому крестьянину повысить уровень своей сель-скохозяйственной культуры». Агротехнический, а не социальный кризис крестьянского хозяйства в России, по мысли автора, вынуждал крестьян «пускаться на переселения» [7. С. 345].Изменения в экономике Казахстанского Приирты-шья, обусловленные влиянием капиталистических от-ношений, были отражены в трудах историков-краеведов (Н. Абрамова [8], Б. Герасимова [9], Н.Я. Коншина [10] и др.). В их трудах есть сведения о количестве торгово-промышленных предприятий, их владельцах в городах и уездах области.В силу специфики Степного края, которая заключа-лась в доминирующем развитии скотоводства, следует сказать, что наиболее прибыльным и потому распро-страненным был бизнес, связанный со скотопромыш-ленностью. Широкой известностью пользовались рус-ские скотопромышленники, например Ботов, Колосов, Жиряков и Скажутин, покупавшие у казахов и сбы-вавшие ежегодно до 50 тыс. баранов каждый. Особенно число крупных скотопромышленников увеличилось в результате принятия Положения Совета министров «О сдаче в аренду скотоводам-предпринимателям так на-102зываемых «скотоводческих участков» из фондов ка-зенной земли в Сибири, Степных областях и Турке-станском крае. Образовавшееся незначительное коли-чество капиталистических скотоводческих хозяйств в Степном крае и Прииртышье являлись зародышами скотоводческого плантаторства. Владельцы крупных скотоводческих хозяйств формировались в основном из двух колонизаторских групп, господствовавших в крае - купцов и чиновников. Вместе с тем предприни-матели-скотоводы вырастали из переселенцев-кулаков, которые арендовали по преимуществу самые дешевые казачьи земли, с наименьшими удобствами. Тем не менее они тоже претендовали на роль крупных аренда-торов. Крупными арендаторами были также приезжие землевладельцы из Европейской России, которые бра-ли здесь в аренду землю по дешевой цене - 9-10 копе-ек за десятину, в то время как свои земли в центре Рос-сии они сдавали по 30-50 рублей за десятину. В круп-нокапиталистических хозяйствах, возникших в начале XX в., как и в хозяйствах кулаков и новых баев, приме-нялась более совершенная техника; в них широко ис-пользовался наемный труд постоянных и сезонных батраков. Такие хозяйства отличались высокой товар-ностью. Однако их число было незначительно. Это объяснялось, прежде всего, высокой арендной платой. По условиям договора арендатор должен был содер-жать скот, «исходя из норм в 30 десятин удобной земли на 1 лошадь и 25 десятин на 1 корову» [11. С. 8].В ряде работ дореволюционных исследователей предпринята попытка анализа состояния арендованных, а также частновладельческих хозяйств в Семипалатин-ской [12] и Акмолинской областях [13]. Согласно их данным, почти все частновладельческие хозяйства Се-мипалатинской области были расположены на Приир-тышской казачьей линии и основаны преимущественно выходцами из Европейской России. К более крупным частновладельческим хозяйствам было отнесено 30 хо-зяйств, из них 2 возникли в 1889 г., 7 - в 1901-1907 гг.,7- в 1908 г., 9 - 1909 г., 2 - в 1910 г., 3 - 1911 г.Как наиболее крупное скотоводческое хозяйство отмечается хозяйство купца Л. Сорокина. Он имел 100 лошадей, 280 единиц КРС, 400 штук мелкого рога-того скота и примерно 3 000 овец [12. С. 154]. В работе «Земли для коневодства и скотоводства в Азиатской России. Семипалатинская область» также содержатся сведения об этом русском предпринимателе. В ней ска-зано: «Совершенно особое положение, в среде прочих арендаторов офицерских участков, занимал богатый скотопромышленник, купец Логин Сорокин, прожи-вавший в качестве «разночинца» в казачьем поселке Пресном Павлодарского уезда Семипалатинской об-ласти. Ведя обширную скотоводческую торговлю, вы-разившуюся в 1899-1900 гг. сбытом более 8 тыс. голов, он держал на арендованных участках постоянно не ме-нее 10-15 тыс. голов рогатого скота и несколько тысяч лошадей. Вел дела по сбыту скота с Омском, Петро-павловском, Иркутском, Оренбургом, Ташкентом и др.8голодные 1891-1892 гг. сбыл массу лошадей в голо-дающие губернии, и тем самым заручился особымвниманием Главного управления коннозаводства, ко-торое, видя в нем коннозаводчика-практика, выслало вего распоряжение несколько десятков заводских же-ребцов для приплода. Занимаясь таким огромным ско-товодством, он, конечно, не мог не нуждаться в массе земель для сенокоса и выпаса скота. Несколько земель-ных участков им уже «закуплены» у местных офице-ров, еще того более у них же арендуются, равно как арендуются войсковые участки. С соседними киргиз-скими волостями он находился также в соглашении, относительно выпаса на их угодьях зимою и летом ско-та. Эксплуатация сенных участков зиждется у него главным образом на эксплуатации труда нуждающихся в этих же участках киргиз. Всего в его распоряжении в настоящее время (не считая войсковых участков и во-лостных киргизских земель) находится 16 офицерских участков. Сорокин как любитель-рыбопромышленник имеет немалый доход от рыболовства. Используя близ-лежащий лес, тальника дуба, он открыл кожевенный дубильный завод, на котором выделывалось 5 000 кож. Здесь же на заливных лугах Прииртышья Сорокин па-сет скот, пригоняемый из Зайсанского уезда, для сбыта в Омск и далее [11. С. 154]. О торговле скотом Сороки-на Н.М. Ядринцев писал, что она «была огромна: рога-того скота было отправлено в Оренбург 2 800 голов, в Енисейскую тайгу на пристань 1 500 голов» [6. С. 400]. Кроме того, Сорокин имел в Павлодаре «2 лавки с ма-нуфактурными товарами, много долгов за разными ли-цами: за одним оренбургским торговцем 1 500 рублей, состояние и имущество этого крестьянина, занимавше-гося покупкою и продажею хлеба и скота, равнялось более миллиона рублей» [6. С. 401]. Казахский просве-титель, специалист казахской устной историологии Машхур Жусип Копеев, высоко оценивая заслуги Ло-гина Сорокина, писал: «Появление в Баянауле Сороки-на благоприятно сказалось на окружающих, которые, по-видимому, стали стремиться к улучшению своего быта… Между прочим, у Сорокина можно позаимство-вать ремесла и разного мастерства, например часовые, столярные и также фотографию» [14. С. 8]. Сведения о Логине Сорокине и других русских предпринимателях содержатся в работе Н.Я. Коншина «Очерки экономи-ческого быта киргиз Семипалатинской области». Он сообщает о крупных русских скотопромышленниках из казаков в Павлодарском уезде Семипалатинской облас-ти М.Д. Сургутанове (засевавшем до 100 десятин зем-ли, ведшем крупную торговлю скотом), Макарове (имевшем более 1 000 голов рогатого скота), Носонове (распахивавшем 170 десятин земли), Таркове (содер-жащем до 300 голов скота) [15. С. 108].Укрепление и расширение рыночных отношений в Прииртышье привело к значительному росту числа купцов. Города, большие торговые села в основном были объектом деятельности гильдейских купцов. Крупные купцы-оптовики, реализуя часть приобретен-ного товара через имеющуюся в их распоряжении тор-говую сеть, другую часть также в кредит продавали розничным торговцам, которые сбывали их в городах по лавкам, развозили по ярмаркам, селам и кочевьям, выменивая на местные произведения, которыми, обыч-но, уплачивали свой долг оптовым купцам. Многие торговцы совмещали в одном лице скупщика сельско-хозяйственных товаров и спекулянта мануфактурой.М. Красовский, характеризуя торговлю в Казахстане во второй половине XIX в., сообщал о прииртышском103купце Рычкове, который почти один, без конкурентов, занимался торговлей в достаточно крупных масштабах в баянаульском селении Павлодарского уезда Семипала-тинской области. М. Красовский писал о нем, что «степ-ною меною по мелочи» он занялся с 1840 г. Сначала им объявлен капитал «в Омске (в 1853 г.), потом в Тюкале, затем, поселившись в Баяне, он записался павлодарским 2-й гильдии купцом» [16. С. 311]. По словам этого куп-ца, его чистая годовая выручка на продаже привоза за-ключалась «в 3 000 рублей, выручаемых от станичников, в 1 600 рублей, получавших от купцов Поповых, за по-ставку по контракту разных материалов заводскому на-селению Баянаульского округа, и в 1 000 рублей, полу-чаемых на продаже ситца заезжим киргизам» [16. С. 313-314]. Из данного примера следует, что русские купцы, монопольно занимаясь в казахской степи торгов-лей, получали высокие прибыли, баснословно богатели, имея «от торговли на каждый затрачиваемый рубль поч-ти рубль барыша» [16. С. 314].Огромную прибыль русские купцы имели от про-дажи скотоводческого сырья. Продавали в большом количестве овечью шерсть и в небольшом - верблю-жью, выделываемую казахами армячину, волосяные веревки (арканы), кошму. Последние сбывались по всей прииртышской линии от Павлодара до Омска. Большое количество казахских сыромятных кож про-давались на Ишиме, Ирбитской ярмарке, а также тю-менским кожевням. В списках купцов, занимавшихся торговлей сыромятной кожи, зафиксированы петро-павловские купцы Казанцев, Акчурин и тюкалинские -Ременников, Поляков и Красноперов [17. С. 199].Сбыт скота и скотоводческого сырья производился в основном на ярмарках. Крупнейшей ярмаркой Приир-тышья была Куяндинская или Ботовская ярмарка. Ее основание связано с ялуторовским купцом Варнавой Ивановичем Ботовым. «В 1848 г. он выехал с товарами навстречу шедшим в Петропавловск гуртам, направляв-шимся по караванной дороге из Кульджи в Капал, район реки Аягуз, Баканас и урочище Талды-Коянды и здесь в 50 верстах от Каркаралинской казачьей станицы открыл меновой торг, приобретая скот по более значительно дешевым ценам, чем в Петропавловске. Операции Бото-ва привлекли новых охотников и по его почину, с 1849 г. на урочище Коянды ежегодно в половине мая учреждал-ся съезд заграничных и русских торговцев и киргиз» [18. С. 19]. На территории ярмарки имелось множество тор-говых лавок и магазинов, большинство владельцев кото-рых были русские предприниматели: павлодарские куп-цы Деров, Коробков, Сорокин, Козьмин, омские купцы братья Волковы, тюкалинский купец Афонин, семипала-тинский купец Высоцкий и др.Предприниматели Прииртышья считали колоссаль-но прибыльным делом занятие ростовщичеством. С большой выгодой они скупали местное сырье по низ-кой цене, а товары, привозимые из Европейской Рос-сии, продавали с высокой наценкой. В роли ростовщи-ков выступала значительная часть русских купцов, ко-торая давала в долг казахам свои товары, за это казахи обязывались погасить этот долг и проценты на него своим скотом. Постоянная нужда населения в деньгах являлась благоприятной почвой, на которой пускало глубокие корни ростовщичество русских предпринима-телей. Н. Ядринцев так характеризовал положение скупщиков-ростовщиков, берущих в долг товары для распродажи по назначенной цене: «Желая наживы и стремясь уплатить нарастающий долг, он, в том и дру-гом случае, т.е. отдавая в кредит мануфактуру за ог-ромные цены инородцу и скупая у него сырье как мож-но ниже, действует беспощадно, употребляет все сред-ства обмана. Торговец помнит, что и он должник, а потому кабалит другого» [6. С. 366]. В течение второй половины XIX в. сложилась цепь зависимости: мелкого товаропроизводителя от торгово-ростовщического или скупщического капитала и последнего - от российско-го капитала. В этой цепи местный торгово-ростовщический капитал служил не просто орудием механического соединения двух разнородных способов производства, а проводником трансформирующего воздействия российского капиталистического хозяйст-ва на традиционное казахское общество.Во второй половине XIX в. в Прииртышье зарожда-ется промышленное предпринимательство. На началь-ном этапе нового бизнеса лишь небольшая часть «ка-питалистых» людей встает на рискованный путь полу-чения прибыли посредством вкладывания капитала не в торгово-ростовщическое, а в промышленное произ-водство, в котором капитал не давал таких быстрых и высоких прибылей. М. Красовский писал: «Развитие заводского дела встречает еще противодействие в том, что местные капиталисты… находят для себя более выгодным, помещать свои деньги или в торговлю, или в кредитные операции» [16. С. 29].Рост торговли скотом, мясом и маслом, хлебом спо-собствовал возникновению различных производств по переработке сельскохозяйственного сырья. В основном в крае получили распространение кожевенные, салотопен-ные, шерстомойные, мукомольные и т.п. предприятия.Основным центром деятельности промышленников были города и их окрестности. В статье Н. Абрамова «Усть-Каменогорск в 1861 г.» дана статистика заво-дской промышленности Усть-Каменогорска.ЗаводыКоличес-твоЧисло рабочихСумма произ- водства в год, руб.Кожевенные43011 500Салотопенные142 000Мыловаренные36600Водяные мельницы1--Незначительное количество заводов и их низкая при-быльность, по мысли Н. Абрамова, объясняется отсутст-вием «охоты к предприимчивости» у местных жителей» [19. С. 132]. Наплыв предпринимателей в конце XIX в. из России сопровождался увеличением числа промышлен-ных предприятий в крае. Особый размах среди русских предпринимателей получил мукомольный бизнес. В 1894 г. Товарищество «М.А. Красильников и Ко» по-строило первую в Семипалатинске паровую крупчатую мельницу. Владельцы крупчатых мельниц оказывались в особенно выгодном положении. Они покупали зерно у крестьян по низким ценам, перерабатывали его в круп-чатку и получали громадные прибыли.Очень выгодным бизнесом была виноторговля. В Семипалатинском Прииртышье виноторговлей занима-104лись русские купцы Кривошеин, Шустов, Деров и дру-гие. Первый винокуренный завод был построен в ста-нице Семипалатинской пермским купцом Поклевским в 1876 г. В феврале 1882 г. в Семипалатинском уезде был пущен в ход винокуренный завод «Плещеев и Ко». Прибыль завода доходила до полумиллиона рублей. По объему производства винокуренные заводы стояли на 2-м месте после горной промышленности. Огромная территория, большая удаленность от населенных пунк-тов друг от друга создавали для тайной торговли спиртным самые благоприятные условия. Поэтому ви-нокурение и виноторговля стали важным источником обогащения предпринимателей края на этапе первона-чального накопления капитала.Выгодные перспективы для торговли, связанные с развитием судоходства и пароходства на Иртыше в конце XIX в., привлекли внимание многих русских предприни-мателей. Крупные из них стали владельцами пароходов и пароходных компаний. Так, тобольский купец И.Н. Кор-нилов в 1872 г. открыл пароходную фирму под названием «Корнилов и наследники». Основной доход фирмы обес-печивался за счет перевозки грузов, особенно поставки в верховья Иртыша хлебной продукции. Филиалы фирмы располагались почти во всех городах Западной Сибири и, в том числе, в городах Прииртышского Казахстана - Пав-лодаре, Семипалатинске.Широкая поддержка со стороны колониальной ад-министрации, почти полное отсутствие конкуренции в степных селениях давали возможность русским пред-принимателям свободно действовать в степи, наживая огромные прибыли. Среди купечества Прииртышского Казахстана русские купцы занимали второе место. Анализ переписи 1897 г., проведенный современным казахстанским историком С.К. Игибаевым, показал, что в Семипалатинской области в конце XIX в. количе-ство купцов составляло 1033 человека, т.е. 0,15% отобщего числа населения. Среди них 50% купцов - та-тары, далее идут русские [20. С. 38]. Например, в Усть-Каменогорске, по данным переписи 1897 г., из 95 купцов большинство составляли русские: Е. Семенов, П. Усов, Ф. Муравьев, братья Федоровы, Сенины, а также Кри-вошеин, Носов, Бобров, Дьячков и др. [21. С. 46-47].В целом есть основание констатировать слабое вни-мание дореволюционных авторов к проблемам истории купечества Прииртышья периода капитализма. Лишь в отдельных работах, в том числе вышеуказанных, можно подчеркнуть разнообразный фактический материал по данной тематике. Поэтому напрашивается вывод о том, что в дореволюционной историографии отсутствовали труды, направленные на специальное изучение истории деятельности русских предпринимателей в Прииртыш-ском Казахстане. Большинство дореволюционных пуб-ликаций представляет собой довольно поверхностные очерки экономической деятельности отдельных пред-ставителей русского купечества в колониальном Казах-стане. Эти работы основаны на ограниченной докумен-тальной базе, а методология работ не содержала глубо-кого анализа предпринимательской деятельности рус-ского купечества. Следует признать и некоторые поло-жительные стороны дореволюционной историографии по изучаемой проблеме. Прежде всего, в процессе ис-следований края дореволюционные историки создали достаточно обширную базу архивных документов и личных наблюдений. Богатый фактологический матери-ал, содержащийся в трудах дореволюционных исследо-вателей Прииртышского Казахстана, является ценным источником при изучении истории рынка и предприни-мательства в Казахстане. Их работы способствуют раз-работке таких проблем, как источники рекрутирования и состав предпринимателей, особенности первоначального накопления в колониальном крае, роль российского ка-питала в экономике Казахстана.

Ключевые слова

Kazakhstan Irtysh region, Russian businessmen, казахстанское Прииртышье, русские предприниматели

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Мамытова Сауле НасеновнаПавлодарский государственный университет им. С. Торайгыровакандидат исторических наук, доцент кафедры этнологии, культурологи и археологияvpz@tsu.ru
Всего: 1

Ссылки

Щербик Г. Усть-Каменогорское купечество // Деловой Усть-Каменогорск. Усть-Каменогорск, 2001. № 5. С. 46-47.
Игибаев С.К. Население Семипалатинской области в конце 19 века // История Казахстана. Алматы, 1994. № 2. С. 36-40.
Абрамов Н.А. Усть-Каменогорск в 1861 г. // Записки ИРГО. СПб., 1863. Кн. 4. С. 110-138.
Лаптьев И. Торгово-промышленные центры Западной Сибири // Сибирские вопросы. Омск, 1907. № 32. С. 16-20.
Красовский М. Область Сибирских киргизов. Материалы для географии и статистики. СПб., 1868. 428 с.
Маевский В. Ботовская ярмарка // Сборник статей по Семипалатинской области. Из памятных книжек на 1897-1899 гг. Семипалатиниск, 1899. С. 184-204.
Копеев М.Ж. // Степная киргизская газета. 1890. № 6, 7. С. 7-9.
Коншин Н.Я. Очерки экономического быта киргиз Семипалатинской области // Памятная книжка Семипалатинской области. Семипалатинск, 1901. С. 1-182.
Частновладельческие хозяйства в Семипалатинской области. СПб., 1912. 126 с.
Зефиров Н. Крупные частновладельческие и арендаторские хозяйства в Акмолинской области. Омск, 1914.
Земли для коневодства и скотоводства в Азиатской России. СПб., 1913. 455 с.
Коншин Н.Я. Материалы для истории Степного края // Памятная книжка Семипалатинской области. Семипалатинск, 1900. 54 с.
Герасимов Б. К вопросу об исследовании верховьев Иртыша. Историческая справка // Известия ЗСО ИРГО. Омск, 1914. Т. 2, вып. 1-2. С. 1-7.
Ядринцев Н.М. Сибирь как колония. СПб., 1892. 720 с.
Кауфман А.А. Переселение и колонизация. СПб., 1905. 348 с.
Абрамов Н.А. Город Павлодар в статистическом отношении // Известия ИРГО. СПб., 1870. Т. 6. Отд. 1.
Потанин Г.Н. Семипалатинск и другие города Семипалатинской области // Живописная Россия. СПб., 1884. Т. 2.
Потанин Г.Н. Материалы для истории Сибири. М., 1867.
Балкашин Н. Торговое движение между Западной Сибирью, Средней Азией и Китайскими владениями // Записки ЗСО ИРГО. Омск, 1881. Кн. 3. С. 1-32.
Завалишин И. Описание Западной Сибири. М. Т. 3: Сибирско-киргизская степь. СПб., 1867. 145 с.
Венюков М. Краткий обзор внешней торговли через Западную Сибирь в 1851-1860 гг. // Записки ИРГО. СПб, 1861. Кн. 3. С. 161-186.
 О русских предпринимателях в Казахстанском Прииртышье во второй половине XIX - начале XX в.в дореволюционной исторической литературе | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 329.

О русских предпринимателях в Казахстанском Прииртышье во второй половине XIX - начале XX в.в дореволюционной исторической литературе | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 329.

Полнотекстовая версия