Зарубежные ТНК в нефтегазовом секторе России | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 329.

Зарубежные ТНК в нефтегазовом секторе России

Статья посвящена анализу участия зарубежных ТНК в нефтегазовом секторе России. Рассматривается географическое распределение притоков иностранных инвестиций в нефтегазовую отрасль; дается характеристика основных направлений деятельности нефтяных ТНК. Делается вывод о том, что вклад иностранных нефтяных ТНК в российскую экономику мог бы быть более значительным с точки зрения трансферта технологий и финансовых ресурсов.

Foreign TNCs in Russian oil and gas industry.pdf Зарубежные компании играют особую роль в неф-тегазовом секторе России, что обусловлено рядом фак-торов, в частности особенностями развития российской экономики, спецификой законодательства, а также в немалой степени повышательной динамикой цен на нефть в последние годы.В начале 1990-х гг. в российском нефтегазовом сек-торе существовала острая потребность в иностранном капитале, поскольку российские нефтяные компании только начали формироваться и не имели достаточных финансовых средств для самостоятельной разработки крупных проектов. В рамках стратегии инвестиций в энергетический сектор в феврале 1992 г. был принят ФЗ № 2395-1 «О недрах», определивший собственность го-сударства на природные ресурсы страны и порядок их разработки. К закону непосредственно примыкало По-ложение о порядке лицензирования пользования недра-ми, утвержденное постановлением Верховного Совета РФ (№ 3314-1 от 15 июля 1992 г.). В соответствии с эти-ми актами государство сохранило собственность на ме-сторождения нефти, газа и полезных ископаемых, права на разведку и разработку которых предоставлялись ино-странным инвесторам на основе аукционов. В середине 1990-х гг. в поисках модели, которая позволила бы при-влечь широкомасштабные иностранные инвестиции, Рос-сия обратилась к использованию режима соглашений о разделе продукции (СРП). Развитие нормативно-правовой базы было закреплено в ряде законов РФ, к которым от-носятся ФЗ № 187 «О континентальном шельфе РФ» (1995 г.); ФЗ № 225 «О соглашениях о разделе продук-ции» (1995 г.). В обмен на участие иностранных компа-ний в разработке нефтяных и газовых месторождений государство получало лицензионные и налоговые плате-жи. Однако подробных законов и нормативных актов, определяющих практическую реализацию данных поло-жений, принято не было. Именно в таком правовом поле приходилось работать первым инвесторам, которые нача-ли проникать на российский рынок в 1990-е гг.К 2008 г. (т.е. почти 20-летний период деятельности зарубежных ТНК) общий объем накопленных прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в секторе добычи нефти и газа составил чуть более 30 млрд долл., причемего доля в общем объеме инвестиций достигла 25,3%. При этом основные страны-инвесторы распределились следующим образом (табл. 1).Т а б л и ц а 1Географическое распределение накопленных притоков ПИИ в секторе добычи нефти и природного газа (2007-2008 гг.) [1]Страны инвесторы2007 г.2008 г. млн долл.%млн долл.%Нидерланды2606095,12706887,3Кипр7122,514764,8Багамские о-ва6512,311133,6Индия5652,08772,8США1600,61650,5Великобритания810,3790,3Всего:2844810031018100Крупнейшими «формальными» инвесторами в рос-сийский нефтегазовый сектор являются оффшорные Нидерланды, Кипр и Багамские острова, на которые в 2008 г. приходилось более 95% от суммарных объе-мов ПИИ. К сожалению, мы не обладаем данными, которые позволили бы четко определить, какая доля этих инвестиций является непосредственно «ино-странными» (например, голландскими или британ-скими, т.е. осуществленными компанией Royal Dutch-Shell), какая - оффшорными, но имеющими зарубеж-ное происхождение, а какая - оффшорными, но имеющими российское происхождение, т.е. осущест-вленными российскими компаниями, но зарегистри-рованными в оффшорных юрисдикциях. Высказыва-ются мнения, что основной объем инвестиций из оффшорных юрисдикций составляют инвестиции рос-сийских компаний.В этой связи более полную и ясную картину пози-ций и активности иностранного капитала на россий-ском нефтегазовом рынке может дать анализ деятель-ности конкретных зарубежных нефтяных компаний. На российском нефтегазовом рынке действуют практиче-ски все крупные зарубежные ТНК, однако сферы их деятельности весьма различны. В табл. 2 представлены данные об основных направлениях активности зару-бежных ТНК в нефтегазовом комплексе России.Деятельность крупнейших зарубежных ТНК в российском нефтегазовом сектореТ а б л и ц а 2Компания, год входа на российский рынокСферы деятельности12British Petroleum (Великобри-тания), с 1990 г.СП ТНК-ВР: разведка и добыча нефти и газа; нефтепереработка АЗС ТНК-ВР СП с Роснефтью для проведения разведочных работ на Сахалине (Сахалин-5) Участие в Каспийском трубопроводном консорциуме Продажа на российском рынке моторных масел Castrol155О к о н ч а н и е т а б л. 2Проект Сахалин-2: разработка нефтегазовых месторождений на условиях СРПСП с Sibir Energy: разработка нефтяных месторождений Салымской группыRoyal Dutch/Shell (Нидерлан-ды/Великобритания), с 1911 г.Продажа на российском рынке смазочных материалов, химических и нефтепродуктов, моторных и индустриальных маселАЗС ShellУчастие в Каспийском трубопроводном консорциумеСП с Роснефтью - компания «Полярное Сияние»: разработка и добыча нефтиConocoPhilips (США), с 1990 г.СП с Лукойлом - Нарьянмарнефтегаз:разведка и добыча нефти в Ненецком АОСтратегический альянс с Лукойл: Conoco Philips владеет 20% акций ЛукойлаПродажа на российском рынке моторных масел и смазокChevron Texaco Co (США), с 1994 г.СП с Газпромом - компания Northern Taiga Neftegas: разведка и добыча нефти в Ямало-Ненецком АО Лицензионные соглашения с компанией Пермнефтеоргсинтез (структура Лукойла) в области нефтепереработкиУчастие в Каспийском трубопроводном консорциумеПродажа на российском рынке моторных масел ChevronExxon Mobil (США), с конца 1980 г.Exxon Neftegas Ltd - оператор проекта Сахалин-1 (30%) по разведке и добыче нефти и газа Продажа на российском рынке моторных масел Mobil и EssoЗакупки российского газа и стратегическое соглашение с ГазпромомГазопровод «Голубой поток» совместно с Газпромом (закончено в 2005 г.)Eni Group (Италия), с 1950 гг.Выкуп активов ЮКОС (лот 2): 100% OAO Arctic Gas Company ; 100% ZAO Urengoil Inc.; 100% OAO Neftegaztechnologia, 20% OAO Gazprom Neft (обратный выкуп Газпромом в апреле 2009 г.) СП South Stream AG с Газпромом: проект «Южный поток»АЗС AgipУчастие в Каспийском трубопроводном консорциумеДобыча нефти на условиях СРП, Харьянгинское месторождение; оператор проектаTotal (Франция), с 1992 г.CП совместно с Газпромом и компанией Statoil Hydro: освоение Штокмановского газоконденсатного ме-сторождения в Баренцевом мореПродажа на российском рынке моторных масел TotalДобыча нефти на условиях СРП, Харьянгинское месторождение, в сотрудничестве с TotalStatoil Hydro (Норвегия), с 1990-х гг.CП совместно с Газпромом и компанией Total: освоение Штокмановского газоконденсатного месторожде-ния в Баренцевом мореПродажа на российском рынке моторных масел StatoilАЗС StatoilSinopec (Китай), с 2003 г.СП с Роснефтью: Освоение участков углеводородов в Иркутской областиУчастие в проекте Сахалин-3 совместно с Роснефтью: разработка Венинского блокаПримечание. Составлено автором на основе информации с официальных сайтов компаний.Наиболее прочные позиции принадлежат британ-ским компаниям, которые были пионерами проникно-вения на российский нефтегазовый рынок. Важнейшую роль здесь играют такие компании, как British Petroleum и Royal Dutch/Shell.British Petroleum работает в России с 1990 г. в парт-нерстве с российскими компаниями, при этом россий-ские активы - важная составляющая глобального портфеля BP. Компания British Petroleum является единственной зарубежной компанией на российском рынке, деятельность которой широко представлена практически во всех звеньях производственной цепоч-ки создания стоимости в нефтяной отрасли (разведке и добыче; транспортировке, переработке и маркетинге; нефтепереработке). Активность ВР в России охватыва-ет несколько направлений, в число которых входит деятельность совместного предприятия ТНК-ВР, осу-ществление поисково-разведочных работ на Сахалине, участие в Каспийском трубопроводном консорциуме, а также предоставление различного рода продуктов и услуг российским потребителям.Британо-нидерландская Royal Dutch/Shell представ-лена в России британской компанией Shell, которая первоначально вышла на российский рынок еще в 1911 г. В настоящее время Shell является одним из крупнейших иностранных инвесторов в российскую экономику. На сегодняшний день компании и совмест-ные предприятия концерна Shell работают в России в различных сферах бизнеса, важнейшими из которыхявляются: участие в проекте Сахалин-2, разработка Салымских месторождений, Каспийский трубопровод-ный консорциум, продажа нефтепродуктов, АЗС, а также сотрудничество с Газпромом.На российском рынке представлены и американские компании, в число которых входят такие крупные ТНК, как ConocoPhilips, ChevronTexaco и ExxonMobil.Компания ConocoPhilips присутствует в России с 1990 г., и к настоящему времени общая сумма инвестиций в национальную экономику превышает 11 млрд долл. Усилия ConocoPhilips в России сосредоточены на трех крупных проектах: компания «Полярное сияние», парт-нерство с компанией Лукойл и компанией Нарьянмар-нефтегаз. Стратегию корпорации американской корпора-ции ChevronTexaco на территории РФ реализует компа-ния Chevron Neftegas Inc. В России ChevronTexaco имеет соглашения о сотрудничестве с Газпромом, Лукойлом, Роснефтью и другими компаниями, является крупнейшим частным акционером Каспийского трубопроводного кон-сорциума. Компания занимается разведкой и добычей нефти, продажей смазочных масел, научно-исследо-вательской деятельностью. Важнейшее направление дея-тельности ExxonMobil в России - это участие в проекте Сахалин-1, который работает на условиях СРП. Потенци-альные извлекаемые запасы по проекту «Сахалин-1» со-ставляют 307 млн т (2,3 млрд баррелей) нефти и 485 млрд куб. м (17,1 трлн куб. футов) газа.Сотрудничество итальянской компании ENI с Рос-сией продолжается уже в течение нескольких десяти-156летий (включая советский период) и охватывает ряд важных стратегических направлений. Италия является вторым по величине импортёром российского газа в Европе. В 2006 г. Газпром и ENI подписали соглаше-ние о стратегическом партнерстве, в соответствии с которым Газпром получает возможность, начиная c 2007 г. осуществлять прямые поставки российского газа на итальянский рынок. В течение ряда лет Газпром и ENI участвовали в реализации проекта «Голубой по-ток». Сотрудничество ENI с Газпромом проходило также по линии выкупа акций ЮКОСа. Кроме того, ENI является ключевым союзником Газпрома в проекте газопровода «Южный поток».Французский капитал в нефтегазовой отрасли Рос-сии представлен компанией Total, интересы которой сосредоточены на двух основных проектах - освоении Штокмановского и Харьягинского месторождений. В 2007 г. компания Total стала партнёром Газпрома в освоении Штокмана и получила 25% в компании -операторе Штокмана. Предполагается, что Total инве-стирует примерно 4-5 млрд долл. в освоение этого месторождения. Второе направление деятельности Total в России - это участие в качестве оператора в Харьягинском проекте. Месторождение разрабатыва-ется на условиях СРП, которое было заключено в декабре 1995 г.; с 1999 г. Total ведёт здесь добычу нефти. Доля Total в этом проекте составляет 50%, норвежской StatoilHydro - 40%, у Ненецкой нефтяной компании - 10%.Норвежская компания Statoil Hydro представлена в России через ООО StatoilHydro Russia AS. Statoil Hydro вместе с французской Total участвует в Шток-мановском проекте и Харьягинском проекте. Другое направление деятельности - сеть автозаправочных станций в Мурманской, Псковской областях и в Санкт-Петербурге. Кроме того, Statoil активно разви-вает дистрибьюторскую сеть по продаже смазочных материалов на территории РФ, прежде всего, в круп-ных регионах РФ.Страны с формирующейся экономикой, в особенности Китай и Индия, в последние годы увеличивают инвести-ции в энергетический сектор России для обеспечения своих растущих потребностей в импорте энергоносите-лей. У китайской Sinopec уже есть несколько активов в России. Ей принадлежит 49% в компании Удмуртнефть (оставшиеся 51% принадлежат Роснефти). Китайская и российская госкомпании создали СП Vostok Energy, кото-рое выиграло аукционы на право освоения двух участков углеводородов в Иркутской области. Кроме того, Sinopec принадлежит 25,1% в проекте разработки Венинского блока в рамках проекта Сахалин-3, в котором китайцы также работают вместе с Роснефтью.Зарубежные ТНК используют различные формы присутствия на нефтегазовых рынках принимающих стран. По данным ЮНКТАД [2. С. 104], на июнь 2007 г. наиболее часто используемой в мире контракт-ной формой были СРП, на которые приходилось более 50% всех контрактов, заключенных с иностранными ТНК в большинстве нефте- и газопроизводящих разви-вающихся стран. Данные соглашения были основной формой участия иностранного капитала в таких стра-нах, как Китай, Экваториальная Гвинея, Индонезия,Ирак, Ливия, Катар, Судан и Вьетнам. Концессии и совместные предприятия стали следующими наиболее часто используемыми формами контрактных отноше-ний с зарубежными ТНК в добывающей отрасли. Они являются доминирующей формой в Алжире, Бразилии, Казахстане и России. Сервисные контракты (обслужи-вание) менее многочисленны, но, тем не менее, важны, например, в таких странах, как Иран и Кувейт.В России складывается несколько иная ситуация: контрактные отношения на условиях СРП развиты в России весьма слабо. В середине 1990-х гг. было поло-жено начало реализации дорогостоящих и технически сложных проектов разведки и разработки нефти и газа: Россией было подписано три СРП с международными фирмами: Сахалин-1 - в июне 1995 г., Сахалин-2 в июне 1994 г. и Харьяга в Сибири - в декабре 1995 г. Такие иностранные компании, как ExxonMobil, Royal Dutch/Shell и французская Total SA стали первыми в разработке данных нефтегазовых проектов при допол-нительном участии со стороны Японии и Индии. Хотя СРП казались привлекательным способом инвестирова-ния в российский нефтегазовый сектор для иностранных фирм, они не получили в России широкого распростра-нения. По оценкам Счетной палаты РФ [3], в 2005-2006гг. доля трех СРП-проектов в «общероссийской»добыче нефти составила около 0,5% (Институт эконо-мики переходного периода приводит данные в 0,6%).Можно констатировать, что СРП как форма присутст-вия зарубежного капитала на российском нефтегазовомрынке не прижилась, в отличие от других стран мира.В настоящее время самой распространенной фор-мой договорных соглашений в российском нефтегазо-вом секторе являются совместные предприятия - их доля в общем объеме заключенных контрактов с ино-странными ТНК (по данным ЮНКТАД на июнь2007г.) составила 98,2% (470 контрактов). Оставшиеся1,8% приходились на СРП - их было заключено 5.Зарубежные нефтяные ТНК при разработке своей стратегии в России большое внимание уделяют уча-стию в проектах upstream, которые связаны с непосред-ственной разведкой и добычей минерального сырья. При этом в подавляющем большинстве случаев такое сотрудничество происходит в форме создания и функ-ционирования совместных предприятий (см. табл. 3).Практически во всех предприятиях российская сто-рона имеет более 50%, что соотносится с генеральной позицией Российского Правительства сохранять пол-ный контроль над управлением предприятиями, кото-рые заняты в нефтегазовых сегментах upstream.Весьма актуален вопрос о масштабах присутствия иностранных ТНК в производстве нефти и газа в Рос-сии. Приведем несколько оценок, которые в целом не являются противоречивыми. А. Аешин предпринял попытку оценить примерную долю нефтедобычи, кото-рая приходилась в 2005 г. на иностранные нефтяные ТНК, действующие в России [4. С. 12]. Используя не-сложные вычисления (умножение объема нефтедобычи по основным компаниям в 2005 г. на процент участия иностранного капитала в них), автор пришел к выводу, что в совокупности общий объем добычи иностранных компаний составил 57,8 млн. т, или 12%, от общего объема нефтедобычи в России.157Т а б л и ц а 3Крупнейшие совместные предприятия (СП) с зарубежными партнерами в нефтегазовом секторе РоссииНазвание СПГод основанияУчастники и их доли, %ДеятельностьКомпания «Полярное сияние»1992Роснефть - 50 ConocoPhilips - 50Добыча нефти в Ненецком автономном округеSalym Petroleum Development1996Shell - 50 Sibir Energy - 50Разработка нефтяных месторождений и добыча нефти в Ханты-Мансийском АОПроект Сахалин-52002British Petroleum - 49 Роснефть - 51Геолого-разведочные работы по проекту Сахалин-5ТНК-ВР2003British Petroleum - 50 Альфа Групп, Аксесс Индастриз и Ренова (ААР) - 50Добыча нефти, нефтепереработка, АЗСНарьянмарнефтегаз2005Лукойл - 70 ConocoPhilips - 30Разработка нефтяных месторождений и добыча нефти в Ненецком АОСахалин-32005Sinopec - 25,1 Роснефть - 74,9Разработки Венинского блокаShtokman Development Company2006Газпром - 51 StatoilHydro - 24 Total - 25Освоение Штокмановского газоконденcатного месторожденияСеверная тайга Нефтегаз2006Chevron - 49 (до 2008 г. - 70) Газпромнефть - 51Разведочное бурение на ряде участков в Ямало-Ненецком АОУдмуртнефть2006Sinopec - 49 Роснефть - 51Освоение участков углеводородов в Иркутской областиSouth Stream AG2008Eni - 50 Газпром - 50Строительство газопровода «Южный поток»Примечание. Составлено автором на основе официальных данных компаний.По данным ЮНКТАД, доля иностранных компа-ний в совокупном производстве нефти и газа в России несколько скромнее: она увеличилась с 1,9% в 1995 г. до 7,5% в 2005 г. [2]. Исходя из представленных экс-пертных оценок, можно констатировать, что доля за-рубежных нефтяных ТНК варьируется в пределах 7-12% российской нефтедобычи, и мнения об оккупа-ции зарубежными ТНК российского нефтяного рынка являются преувеличенными. Доля иностранных фи-лиалов в национальном производстве нефти и газа в России в целом значительно ниже, чем в среднем по миру. По оценкам ЮНКТАД, в 2005 г. на иностран-ные филиалы приходилось 22% мирового объема до-бычи нефти и газа, причем в среднем этот показатель был выше в развитых странах (36%), чем в развиваю-щихся странах (19%) и странах с переходной эконо-микой (11%) [5].Вклад зарубежных ТНК в развитие нефтегазового комплекса страны весьма трудно оценить однозначно. Специалисты расходятся во мнениях. Одни оценивают его как ничтожный, вторые полагают, что приход зару-бежных компаний, безусловно, сыграл положительную роль, хотя был ниже потенциально возможного уровня, а третьи говорят о негативном влиянии иностранного капитала [6].По мнению автора, приход иностранных компаний в российский нефтегазовый комплекс сыграл положи-тельную роль с точки зрения притока прямых зарубеж-ных инвестиций. Вместе с тем по масштабу притока этот вклад оказался много меньше ожидаемого и необ-ходимого для российского нефтегазового сектора. Как указывалось выше, подавляющая доля притоков зару-бежных инвестиций имела своим происхождением оффшорные юрисдикции.Иностранные компании сыграли заметную роль в развитии нефтегазовой отрасли России с точки зре-ния внедрения современных технологий производст-ва и менеджмента. Инвесторы дали возможностьроссийским компаниям частично перенять опыт за-рубежной добычи углеводородов и их переработки, поднять стандарты корпоративного управления, по-высить уровень управленческой и финансовой про-зрачности, частично внедрить принципы социальной ответственности. Продажа госпакетов акций попол-нила доходную часть бюджета, а участие зарубеж-ных компаний в российских нефтегазовых проектах способствовало некоторому укреплению доверия к российской экономике в целом и нефтегазовому сек-тору в частности.Вместе с тем вклад иностранных нефтяных ТНК мог бы быть более значительным как с точки зрения количества осуществляемых проектов, так и с точки зрения трансферта необходимых технологий и фи-нансовых ресурсов. Причины, которые могли бы объяснить такую ситуацию, носят весьма противоре-чивый характер и связаны с отсутствием продуман-ной долгосрочной политики в отношении иностран-ного капитала, четкого и стабильного законодатель-ства, включая налоговое, и соответствующих меха-низмов «инфорсмента», высокий уровень бюрокра-тии и коррупции.Повышательная конъюнктура на рынке нефти и газа в период 2000-2008 гг. сыграла особую роль в процессе привлечения иностранного капитала в Россию. В этот период правительство стремилось ужесточить свой кон-троль над нефтегазовым сектором посредством создания государственных энергетических гигантов, усиления налогового бремени на отрасль, политического контроля над процессом перераспределения акционерного капи-тала в российском нефтяном секторе и прочих мер в целях обеспечения национальных интересов страны. Об этом, кстати, свидетельствует принятый в 2008 г. ФЗ № 57 «О порядке осуществления иностранных инвести-ций в хозяйственные общества, имеющие стратегиче-ское значение для обеспечения обороны страны и безо-пасности государства». В условиях высоких цен на угле-158водородное сырье ограничение прихода иностранных компаний было связано как с объективными причинами поддержания национальных интересов, так и с субъек-тивными причинами передела собственности на высо-коприбыльные активы между национальными игроками. К сожалению, национальные интересы России, связан-ные с приобретением и внедрением новейших техноло-гий, остались на втором плане.

Ключевые слова

joint ventures, Russia, oil and gas industry, foreign direct investment, TNCs, совместные предприятия, Россия, нефтегазовый сектор, прямые иностранные инвестиции, ТНК

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Волгина Наталья АнатольевнаРоссийский университет дружбы народовкандидат экономических наук, доцент кафедры международных экономических отношений, заместитель декана экономического факультетаnat_volgina@yahoo.com
Всего: 1

Ссылки

Буря в стакане? Иностранные инвестиции в нефтегазовый комплекс России // Нефтегазовая Вертикаль. 2004. № 16. Режим доступа: <http://www.ngv.ru/magazin/view.hsql?id=2366&mid=91>
ЮНКТАД. Доклад о мировых инвестициях, 2007. Транснациональные корпорации, добывающая промышленность. Обзор на русском языке.ООН. Нью-Йорк; Женева, 2007. 65 с.
Аешин А.А. Россия в стратегиях нефтяных ТНК: Автореф. дис. ... канд. экон. наук. М., 2007. 23 с.
Отчет о результатах проведения контрольного мероприятия «Аудит эффективности воспроизводства минерально-сырьевой базы в Российской Федерации в 2005-2007 годах» // Бюллетень Счетной палаты РФ. 2008. № 6.
UNCTAD, World Investment Report, 2007. Transnational Corporations, Extractive Industries and Development. New York; Geneva: United Nations, 2007. 294 с.
Инвестиции в России. 2009: Стат. сб. М.: Росстат, 2009. 324 с.
 Зарубежные ТНК в нефтегазовом секторе России | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 329.

Зарубежные ТНК в нефтегазовом секторе России | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 329.

Полнотекстовая версия