Нарушения эмоционального интеллекта при расстройствах аффективного спектра и шизофрении | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 329.

Нарушения эмоционального интеллекта при расстройствах аффективного спектра и шизофрении

Показано, что при различных пограничных психических расстройствах (депрессиях, патологически выраженной тревоге, соматоформных дисфункциях) такие функции эмоционального интеллекта, как восприятие эмоций, их понимание и регуляция нарушаются неравномерно, что позволяет выделить специфические для указанных форм психических расстройств патопсихологические синдромы нарушений эмоционального интеллекта.

Emotional intelligence impairments in affective spectrum disorders and schizophrenia.pdf Согласно современным психологическим исследо-ваниям [1, 2] интеллект не является единой познава-тельной способностью: в качестве самостоятельных выделяются лингвистический, логико-математический, музыкальный, социальный и другие виды интеллекта. В последнее время внимание сосредоточено на эмо-циональном интеллекте. Если к 1990 г. по проблеме эмоционального интеллекта существовало всего не-сколько публикаций, то к началу XXI в. их количество превысило сотню (по данным [3. С. 11]). Перспектив-ность и обоснованность использования концепта «эмо-циональный интеллект» были показаны во множестве работ, выполненных в рамках общей, социальной и ор-ганизационной психологии. Адаптация в современном обществе, карьерный рост, отношения в семье обуслов-лены не только и не столько с формальными способно-стями и когнитивным функционированием индивида, сколько с определенного рода навыками, тесно связан-ными с эмоциональной сферой личности. В ряде иссле-дований было показано, что высокий уровень развития эмоционального интеллекта способствует успешности в различных сферах человеческой жизни, таких как обра-зование, юриспруденция, медицина [4-6].Вместе с тем как в популярной, так и в академиче-ской литературе [3, 6-8] подчеркивается, что низкий уровень эмоционального интеллекта тесно связан с социальной дезадаптацией и прежде всего с эмоцио-нальными расстройствами: депрессией, тревогой, раз-личными формами отклоняющегося поведения, кото-рые все чаще проявляются в молодом возрасте. Не-смотря на активный интерес общества к понятию «эмоциональный интеллект» (в связи с его ролью в адаптации и дезадаптации), а также высокую распро-страненность и социальную значимость расстройств аффективного спектра (см. [9-11]), систематических клинико-психологических исследований, посвященных нарушениям эмоционального интеллекта, до сих пор не проведено. Всё это обусловливает актуальность на-стоящей работы.Целью исследования является изучение структу-ры, особенностей и нарушений эмоционального интел-лекта у больных с расстройствами аффективного спек-тра (депрессивными, тревожными и соматоформными расстройствами) и шизофренией в сравнении с эмо-циональным интеллектом здоровых испытуемых.Опираясь на концепцию Дж. Мэйера, П. Сэловея и Д. Карузо [12, 13], а также культурно-деятельностный подход Московской психологической школы (Л.С. Вы-готский, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия), под эмоциональ-ным интеллектом, в рамках данного исследования, бу-дет пониматься специальная метаспособность, состоя-щая из иерархически организованных способностей восприятия, понимания и регуляции эмоциональных состояний, реализующая свои функции в особой дея-тельности, основной целью которой является наиболее точное и эффективное отражение своих и чужих эмоций для их успешного управления в целях и задачах другой, более общей деятельности (например, профессиональ-ной, деятельности общения, переживания).Методическое обеспечение работы. Основными были выбраны экспериментально-психологический (авторские методики, направленные на оценку воспри-ятия эмоций), психодиагностический (Тест эмоцио-нального интеллекта Дж. Мэйера, П. Сэловея и Д. Карузо - MSCEIT в адаптации Е.А. Сергиенко [14, 15]) и математико-статистический методы исследова-ния. Кратко остановимся на операционализации от-дельных компонентов эмоционального интеллекта.Восприятие эмоций - авторские методики «Класси-фикация эмоционально выразительных лиц по сенсорно-перцептивным признакам» и «Реконструкция круга Шлосберга» (испытуемым предлагается разложить кар-точки с изображением эмоционально выразительных лиц от нейтрального к максимально эмоциональному, а также от одной эмоции к другой). Чем больше испытуемый от-клоняется от эталонного порядка расположения карточек, тем больше баллов ему начисляется.Понимание эмоций. Для оценки первичного означе-ния эмоций [16] используется шкала «Идентификация эмоций» методики MSCEIT (испытуемые должны пра-вильно назвать и оценить интенсивность эмоций, изо-браженных на эмоционально выразительных лицах и абстрактных картинах). Для оценки вторичного означе-ния эмоций [16], т.е. отражения причинно-следственных отношений между эмоциями и мотивами, использова-лись шкалы MSCEIT «Понимание и анализ эмоций» (задания на эмоциональный словарь и анализ сложных чувств) и «Использование эмоций для решения про-блем» (задания, направленные на оценку понимания того, какие эмоции способствуют более эффективному выполнению различного рода деятельностей).Регуляция эмоций - шкала MSCEIT «Сознательное управление эмоциями», состоящая из нескольких исто-рий, описывающих сложные жизненные ситуации; ис-пытуемый должен оценить по 5-балльной шкале эф-фективность действий главного героя, которые могут211привести к изменению его чувств или эмоций других действующих лиц рассказа.Методика эмоционального интеллекта Дж. Мэйера, П. Сэловея и Д. Карузо не является опросником, а представляет собой объективный тест способностей, который можно поставить в один ряд с тестом структу-ры интеллекта Д. Векслера, тестом социального интел-лекта Дж. Гилфорда и др. В MSCEIT используется кон-сенсусный способ сбора данных: каждому варианту ответа испытуемого приписывается балл, соответст-вующий доле испытуемых в выборке стандартизации, выбравших данный вариант ответа. Например, если ответ А в определенном задании выбрали 26% испы-туемых из выборки стандартизации, то балл, присваи-ваемый за этот вариант, будет равен 0,26.Испытуемые. Описанными выше методами были обследованы 40 больных депрессией (диагнозы F31.30, F32.10, F33.10, F34.0 по МКБ-10), 40 больных тревож-ными расстройствами (F40.01, F40.1, F41.0-F41.2, F43.2), 20 больных соматоформными расстройствами (F45.0-F45.3), 25 больных шизофренией (F20.0) и 45 здоровых испытуемых. Все испытуемые были моло-дого возраста (18-38 лет) и являлись полностью сопос-тавимыми по возрастным и социально-демогра-фическим показателям. Во всех группах, кроме группы больных шизофренией, было равное количество муж-чин и женщин; в группе больных шизофренией преоб-ладали мужчины. Исследование проводилось на кли-нических базах Московского НИИ психиатрии Росзд-рава, ПБ № 4 им. П.Б. Ганнушкина, Научного центра психического здоровья РАМН.Результаты исследования. Сравнительное иссле-дование (с использованием описательных статистик и непараметрического критерия U Манна-Уитни) эмо-ционального интеллекта группы здоровых испытуемых и групп больных с различными психическими рас-стройствами показало следующее.Больные депрессией отличались от здоровых испы-туемых более низкими баллами по двум шкалам MSCEIT - «Сознательное управление эмоциями» (p = 0,001698) и «Использование эмоций при решении проблем» (p = 0,013258). По шкале «Сознательное управление эмоциями» средний балл со стандартным отклонением здоровых испытуемых составил 0,31770±0,03, у больных депрессией он равнялся 0,29590±0,03; по шкале «Использование эмоций для решения проблем» - 0,32845±0,03 и 0,31117±0,03 соот-ветственно. Также больные депрессией отличались от здоровых испытуемых худшим выполнением заданий в методике «Классификация эмоционально выразитель-ных лиц по сенсорно-перцептивным признакам». Боль-ные чаще здоровых (на уровне тенденции -p = 0,073588) неправильно определяли интенсивность тех или иных эмоций в рамках одного знака. Средний балл со стандартным отклонением по данному пара-метру оценки у здоровых испытуемых был 2,66±1,02, у больных депрессией - 3,05±0,74. По другим субтестам статистически значимых различий выявлено не было.Больные тревожными расстройствами, по данным MSCEIT, были схожи на больными аффективной пато-логией: статистически значимые различия (в сторону худшего выполнения заданий) c группой контроля на-блюдались по шкалам «Сознательное управление эмоциями» (0,29703±0,02; p = 0,002057) и «Использование эмоций для решения проблем» (0,31140±0,02; p = 0,007630). По другим субтестам статистически значимых различий выявлено не было.Больные соматоформными расстройствами отличались от здоровых испытуемых в сторону худшего выполнения заданий по всем шкалам MSCEIT: «Идентификация эмоций» (0,33825±0,03; p = 0,020641), «Понимание и анализ эмоций» (0,39982±0,03; p = = 0,017946), а также (на уровне тенденции) по шкалам «Использование эмоций для решения проблем» (0,31224±0,03; p = 0,070712) и «Сознательное управление эмоциями» (0,30251±0,02; p = 0,065810). Средние баллы со стандартным отклонением по шкалам «Идентификация эмоций» и «Понимание эмоций» составили у здоровых испытуемых 0,36135±0,04 и 0,41220±0,04 соответственно. Отметим, что при столь выраженном снижении по параметру «Идентификация эмоций», статистически значимых различий со здоровыми испытуемыми по методикам «Классификация эмоционально выразительных лиц по сенсорно-перцептивным признакам» и «Реконструкция круга Шлосберга» у больных соматоформными расстройствами выявлено не было.Больные шизофренией значительно отличались (в худшую сторону) от здоровых испытуемых по большинству шкал и параметров оценок. Средний балл со стандартным отклонением для итоговой оценки по методике «Классификация эмоционально выразительных лиц по сенсорно-перцептивным признакам» у здоровых испытуемых составил 2,82±1,17, а у больных шизофренией - 3,92±1,6 (различия между указанными группами на уровне p=0,011046). Средний балл со стандартным отклонением для итоговой оценки по методике «Реконструкция круга Шлосберга» у здоровых испытуемых составил 6,08±3,44, у больных шизофренией -8,84±3,49 (различия на уровне p = 0,003492). На высоком уровне значимости выявлялись различия по шкалам MSCEIT «Идентификация эмоций» (0,32134±0,03; p = 0,000133), «Использование эмоций для решения проблем» (0,30883±0,03; p = 0,011990), «Сознательное управление эмоциями» (0,29536±0,03; p = 0,006307). По шкале «Понимание и анализ эмоций» статистически значимые различия между здоровыми испытуемыми и больными шизофренией не выявлялись. Также не оказались значимыми различия между больными шизофренией и больными депрессией по параметру оценки интенсивности эмоций в методике «Классификация эмоционально выразительных лиц по сенсорно-перцептивным признакам» (p = 0,46774).Обсуждение. Полученные результаты наглядно демонстрируют, что при психических расстройствах не наблюдается тотальный распад эмоционального интеллекта: отдельные компоненты (звенья) данной функциональной системы остаются сохранными, а конкретные нарушения эмоционального интеллекта, с позиции син-дромного подхода, принятого в отечественной клинико-психологической традиции [17, 18], могут квалифицироваться как первичные (основные) и/или вторичные.При депрессивных и тревожных расстройствах основным нарушением эмоционального интеллекта явля-212ется, по всей видимости, дефицитарность регулятор-ных систем эмоциональной сферы, что проявляется не только на уровне собственно сознательной регуляции эмоциональных состояний, но уже на этапе вторичного означения, т.е. на более раннем этапе эмоционально-интеллектуальной деятельности, связанном с механиз-мами опосредстования, которые находятся в дисфунк-циональном состоянии. Можно думать, что указанные нарушения опросредствования эмоций лежат в основе механизма синдромальной коморбидности депрессии и тревоги (см.: [10, 11, 19]).При соматоформных расстройствах также нарушен регуляторный компонент эмоционального интеллекта, однако симптомы дисрегуляции эмоций, скорее всего, являются вторичными по отношению к более грубым расстройствам понимания эмоций (как на уровне пер-вичного, так и на уровне вторичного означения) при сохранности их восприятия. Полученные данные со-гласуются с концепцией алекситимии [20-22] как фе-номена, присущего психосоматическим больным.При шизофрении основным нарушением является дефицитарность перцептивного компонента эмоцио-нального интеллекта, что корреспондирует с много-численными отечественными и зарубежными исследо-ваниями [23-25]. Соответственно вторичными симпто-мами являются нарушения понимания и регуляции эмоциональных состояний. Отметим, что при депрес-сии также наблюдаются нарушения восприятия эмо-ций, которые, вероятнее всего, являются вторичными. Природа этих вторичных симптомов может быть свя-зана как с актуальным аффективным состоянием боль-ных, так и с общими для шизофрении и расстройств настроения эндогенными механизмами этиопатогенеза. Для решения этой проблемы необходимы дополни-тельные исследования.В целом методический инструментарий, используе-мый в настоящей работе, а также принципы синдромного анализа, реализуемые при интерпретации полученных данных, показали свою адекватность при рассмотрении особенностей и нарушений эмоционального интеллекта при психических расстройствах. С практической точки зрения необходимо отметить, что как первичные, так и вторичные расстройства эмоционально-интеллектуальной деятельности при расстройствах аффективного и шизоф-ренического спектров могут стать «мишенями» для пси-хотерапии (в частности, когнитивно-бихевиоральной).

Ключевые слова

эмоциональный интеллект, расстройства аффективного спектра, шизофрения, синдромный анализ, emotional intelligence, affective spectrum disorders, schizophrenia, syndrome analysis

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Плужников Илья ВалерьевичМосковский научно-исследовательский институт психиатрии Росздравааспирант кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, научный сотрудник отделения расстройств аффективного спектра Московского научно-исследовательского института психиатрии Росздраваpluzhnikov.iv@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

Kohler C., Travis H., Turner, B.S. et al. Facial Emotion Recognition in Schizophrenia: Intensity Effects and Error Pattern // Am. J. Psychiatry. 2003. № 160. Р. 1768-1774.
Курек Н.С. Дефицит психической активности: Пассивность личности и болезнь. М.: ИП РАН, 1996.
Критская В.П., Мелешко Т.К., Поляков Ю.Ф. Патология психической деятельности при шизофрении: мотивация, общение, познание. М.: Изд-во МГУ, 1991.
Taylor G., Bagby R. An overview of the alexithymia construct // Handbook of Emotional Intelligence, edited by R. Bar-On and J.D.A. Parker. Jossey-Bass: San Francisco, 2000. Р. 40-67.
Гаранян Н.Г., Холмогорова А.Б. Концепция алекситимии // Журнал социальной и клинической психиатрии. 2003. № 1. С. 128-145.
Николаева В.В. О психологической природе алекситимии // Телесность человека: междисциплинарные исследования / Отв. ред. В.В. Николаева, П.Д. Тищенко. М., 1991. С. 80-89.
Тхостов А.Ш., Колымба И.Г. Феноменология эмоциональных явлений // Вестн. Моск. ун-та. 1999. № 2. С. 3-14.
Зейгарник Б.В. Патопсихология. М., 2003.
Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга. 3-е изд. М.: Академический Проект, 2000.
Тхостов А.Ш. Психология телесности. М.: Смысл, 2002.
Сергиенко Е.А., Ветрова И.И., Волочков А.А., Попов А.Ю. Адаптация теста Дж. Мэйера, П. Сэловея и Д. Карузо «Эмоциональный интеллект» на русскоязычной выборке // Психологический журнал. 2009. № 6.
Сергиенко, Е.А., Ветрова И.И. Эмоциональный интеллект: модель, структура теста (MSCEIT V2.0), русскоязычная адаптация: Сб. науч. тр. / Под ред. Д.В. Люсина. M.: ИП РАН, 2008.
Mayer J., Salovey P., Caruso D. Emotional intelligence: Theory, findings, and implications // Psychological Inquiry. 2004. № 15. Р. 197-215.
Mayer J., Caruso D., Salovey P. Emotional intelligence meets traditional standards for an intelligence // Intelligence. 1999. № 27. Р. 267-298.
Холмогорова А.Б. Теоретические и эмпирические основания интегративной психотерапии расстройств аффективного спектра: Дис. ... д-ра психол. наук. М., 2006.
Мосолов С.Н. Тревожные и депрессивные расстройства: коморбидность и терапия. М.: Артинфо Паблишинг, 2007.
Краснов В.Н. Психиатрические расстройства в общей медицинской практике // Русский медицинский журнал. 2001. № 25. С. 1187-1191.
Стейн С.Дж., Бук Г.И. Преимущества EQ: Эмоциональный интеллект и ваши успехи. Днепропетровск, 2007.
Гоулман Д. Эмоциональный интеллект. М.: АСТ, 2008.
Бредберри Т., Гривз Д. Эмоциональный интеллект: Самое важное. М.: АСТ, 2008.
Brackett M., Mayer J., Warner R. Emotional intelligence and its relation to everyday behaviour // Personality and Individual Differences. 2004. № 36. Р. 1387-1402.
Zeidner M., Matthews G., Roberts R.D. Emotional intelligence in the workplace: A critical review // Applied Psychology: An International Review. 2004. 5. P. 371-399.
D. Flanagan, P. Harrison. N.Y.: Guilford Press, 2005. Р. 103-118.
Matthews G., Zeidner M., Roberts R. Emotional intelligence: Science and myth. Cambridge, MA: MIT Press, 2002.
Sternberg R. The Triarchic Theory of Successful Intelligence. // Contemporary Intellectual Assessment: Theory, Tests, and Issues / Ed. by
Гарднер Г. Структура разума: Теория множественного интеллекта. М.: Вильямс, 2007.
 Нарушения эмоционального интеллекта при расстройствах аффективного спектра и шизофрении | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 329.

Нарушения эмоционального интеллекта при расстройствах аффективного спектра и шизофрении | Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. № 329.

Полнотекстовая версия