Гуманизация науки: новые философские основания | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 333.

Гуманизация науки: новые философские основания

Даётся краткий анализ взглядов различных философов на гуманизацию науки. Автором предпринята попытка нового обоснования этого понятия. В философский и научный обороты вводится новое понятие - постгуманизация науки.

Humanization of science: new philosophical grounds.pdf Наше время глобальных изменений часто описывается в современной философской литературе как эпоха поиска новых мировоззренческих идеалов, время сдвига в глобальном миропонимании. В этой связи требуют своего переосмысливания многие философские вопросы, относящиеся к философии науки, и в частности - к вопросу о гуманизации науки. В целом смеем заметить, что данный вопрос в той или иной мере затрагивает каждый исследователь, занимающийся проблемами философии науки.Трудность дескриптивного «озвучения» предмета настоящей статьи - взаимоотношения гуманизма и науки проявляется в двух обстоятельствах. Во-первых, гуманистическое и научное мировоззрения включены в разные формы общественного сознания: философию и науку. Процессы взаимопроникновения всех форм общественного сознания шли на протяжении всеобщей истории человеческой мысли; сегодня их пересечение обнаруживается ещё в одной точке - гуманизации науки. Во-вторых, ни наука, ни гуманизм не являются какими-либо застывшими теоретическими конструкциями. Свои этапы развития есть как у той сферы, так и у другой. Не обращаясь к историко-философскому анализу, кратко коснёмся современного положения вещей в обеих областях.Научный поиск, новые научные открытия дали возможность в вопросе о периодизации науки говорить о современном этапе, получившим наименование пост-неклассического. В.С. Степин был в числе первых, кто предложил этот термин. В своих трудах [1, 2] он показал, что начавшийся в последней трети прошлого века и продолжающийся по сей день постнеклассический этап стал закономерным итогом взаимодополняющих друг друга социокультурных (т.е. внешних) и соответствующих логике развития науки (т.е. внутренних) тенденций. Об этом, например, свидетельствует одно из последних достижений в области методологии науки - эндофизика. Эндофизика могла возникнуть только в парадигме постнеклассической научной рациональности, т.к. означает такой подход к изучению реальности, при котором исследуется не только объект, но и субъект, не только изучаемая действительность, но и находящийся в ней наблюдатель [3]. Параллельно с В.С. Степиным теоретической разработкой периодизации науки занимался идей другой известный отечественный философ В.В. Ильин. Он представил на суд научной общественности свою формулировку текущей стадии развития науки - «неонеклассика» [4. С. 98-104; 5. С. 128, 130-131]. Однако общеупотребимым термином на сегодня является «постнеклассическая» рациональность В.С. Степина.Если говорить о гуманизме, то нынешнее состояние гуманистических идей характеризуется исключитель-ной пестротой. Спектр интерпретаций гуманизма про-стирается от индивидуалистических до энвайромента-листских пристрастий их авторов. Концепция постгу-манизма, которой мы придерживаемся, основана на нескольких ключевых положениях. Предполагается, что в мире существует три основных «действующих лица»: человек, общество и природа. Между ними по-степенно возникает всё более усложняющееся трие-динство отношений. Названные акторы между собой диалектически равны, правомочны. Вследствие этого они «обречены» на коэволюцию; её цель - в асимпто-тическом приближении гармонизации отношений трёх основных акторов мезокосма. В области общественной практики данные посылки плотно коррелируют с кон-цепцией устойчивого развития.Итак, мы рассматриваем процесс гуманизации нау-ки по двум базисным основаниям. Первое - «в системе координат» философии науки как области больше фи-лософской, чем научной. Второе - в плане проникно-вения идей постгуманизма в научные проекты.Современные исследователи конвенциально выяв-ляют один из признаков постнеклассической науки. Он выражается в усилении её социокультурной обуслов-ленности. Такое утверждение заслуживает пристально-го внимания. С одной стороны, это требование време-ни: в новейшей истории мир неоднократно испытывал-ся и продолжает испытываться на прочность, в том числе и по вине науки. С другой стороны, многими из тех, кто сейчас работает в области философии науки, в качестве всё более возобладающей преподносится сле-дующая позиция. Считается, что социокультурная обу-словленность задаёт ценностную (или ценностно-целевую) мировоззренческую установку развитию со-временной науки. Указанная трактовка общественного влияния на науку содержится в работах Т.Г. Лешкевич, В.А. Лось, Л.А. Микешиной, Г.И. Рузавина, Е.В. Уша-кова и др. Более того, существует группа учёных (В.В. Балахонский, Б.К. Джегутанов, В.И. Стрельченко, Г.Н. Хон и др.), которая в своих философских построе-ниях пришла к выводу о тождественности процессов аксиологизации и гуманизации науки.Во многом с упомянутыми философами можно со-гласиться: и с необходимостью гуманитарного контро-ля в науке и высоких технологиях, и с экологическими, а также с социально-гуманитарными экспертизами на-учно-технических проектов, и с возрастанием ответст-венности учёных перед обществом за результаты их научной деятельности, и с соединением в постнеклас-сичекой научной картине мира мировоззренческих по-исков Востока и Запада и пр. По нашему мнению, со-циокультурная обусловленность науки необходима для того, чтобы наука развивалась как элемент культуры, т.е. чтобы она не противопоставляла себя обществу,51человеку, природе. Именно в этом проявляется онтоло-гический аспект гуманизации науки.Данная проблема есть частный случай более общей, глобальной проблемы отчуждения человека и общества от созданных ими социальных (в широком смысле сло-ва) структур. Вопросы, связанные с этой проблемой, выходят за рамки настоящей статьи; тем не менее, от-метим, что гуманизацию науки мы рассматриваем в виде одного из воплощений её социокультурной обу-словленности. По существу, это часть мировоззренче-ского сдвига, часть культурного перехода, свидетелями чего мы являемся.Если говорить об аксиологическом аспекте гумани-зации науки, то с позиций постгуманизма он видится нами в ценностно окрашенных отношениях не только в обществе, не только между человеком и обществом, но и между человеком и природой, между обществом и при-родой. Поэтому нам кажется интересным содержание «Манифеста 2000», подготовленного П. Куртцем и одобренного многими выдающимися деятелями науки и искусства [6. С. 443-484]. Стоит отдельно заметить, что концепция «Манифеста 2000» - концепция планетарно-го гуманизма - базируется на валюативном подходе. Именно поэтому в документе отношения: «общество -человек» трактуются с определённым «креном» в пользу последнего, а отношения «человек - природа» и «обще-ство - природа» в основном не выходят за рамки охраны окружающей среды. С нашей точки зрения, это упро-щённое толкование такого рода отношений.В новом гуманистическом манифесте уделяется особое внимание науке и неразрывно связанной с ней технике - соответственно гл. III и IV. К сожалению, узкое место концепции планетарного гуманизма выяв-ляется и в этом научно-техническом аспекте: лишь в гл. IV документа «Позитивные плоды технического прогресса» говорится об опасностях бесконтрольного применения новых технологий. Но в целом, несмотря на недостатки, «Манифест 2000» формулирует много бесспорных положений, роднящих его с концепцией устойчивого развития: ответственность перед будущи-ми поколениями, цивилизационный уровень разреше-ния глобальных проблем, невозможность остановить научно-технический прогресс и т.п.Проблемы, затронутые в «Манифесте 2000», подня-тые философами науки, требуют рефлексии философ-ских оснований их решения. Неправильным было бы утверждение о том, что ранее не предпринимались по-добные попытки. Хорошим примером являются статьи С.А. Рудзявичюса «Биосоциальный синтез и экология» [7]. С.А. Рудзявичус одним из первых попытался по-смотреть на некоторые проблемы, к примеру, на эколо-гическую проблему с позиции триединства человека, общества и природы. Его взгляды отличало стремление изучать проблемы не только в аксиологическом, но и в гносеологическом аспектах. Он предвосхитил постне-классическое понимание субъекта и объекта, философ-ствуя о двойственности человека между тем и другим.Однако мировоззренческая парадигма, довлеющая над исследователем, не позволила ему в полной мере реализовать свои теоретические установки. Красной нитью через всю статью проходит идея о преимущест-венном характере активно-пассивных отношений об-щества и биосферы. Аксиологическое и гносеологиче-ское измерения перекрываются «социализацией» нау-ки. Всё это укладывается в традиционную схему соот-ношения субъекта и объекта. В итоге, подвергнув ана-лизу процессы гуманизации науки, С.А. Рудзявичус пришёл к тривиальному антропоцентризму. Тем не менее не все его наработки канули в лету. В качестве примера укажем, что требование социологизации нау-ки трансформировано современными философами в идею социальной ответственности науки, конкретизи-руемую в идее социально-гуманитарной экспертизы.Свой вариант философских оснований разрешения исследуемой проблематики предоставил современный американский философ Дж. Нейсбит. В книге «Высо-кая технология, глубокая гуманность» (1999) [8] он со своими соавторами задался вопросом: насколько про-тивостоят друг другу явления, вынесенные в её загла-вие? Вывод носит следующий характер: технология и соответственно её производители и потребители долж-ны быть социально ответственны и руководствоваться целью развития, а не разрушения гуманных основ об-щества. «Глубокая гуманность» под этим углом зрения трактуется американским исследователем как сочета-ние позитивных технологических интересов человека и общества.Но проблему можно поставить шире. Всякая совре-менная технология обусловлена развитием науки. Но и наука, и технология являются фактически инструмен-тами познания бытия. Поэтому от человека и от обще-ства зависит, какой будет имплементация этих инстру-ментов. Нам кажется, что Дж. Нейсбит и его коллеги исследовали проблему только с одной стороны - со стороны технологической, а она требует многосторон-него рассмотрения.Поэтому нам представляется непродуктивной пози-ция тех учёных, которые выделяют технологию в каче-стве самостоятельного мирового субъекта наряду с об-ществом, природой и человеком (М. Маклюэн, Э. Янч и др.). Подобные идеи детерминированы технократиче-скими и сциентистскими установками, содержащимися в мировоззрении их авторов. Вместе с тем следует со-гласиться с Дж. Нейсбитом относительно императива социальной ответственности технологии и создателей. С нашей точки зрения данный императив предвари-тельно должен быть распространён на науку, а следо-вательно, на ее творцов.Вообще же встраивание науки в систему обществен-ных институтов, её истинная социализация есть одно из направлений развития философии науки сегодня. При-ведём лишь один пример. М. Фишер предлагает инсти-туциональный подход для переосмысления роли науки и технологии в общественном устройстве (цит. по: [9]). Он полагает, что наука и технология должны стать настоя-щими социальными институтами, т.е. быть «органиче-ской частью социально-культурного пространства». Американский философ делает упор на общественную значимость науки и техники.В заявленной канве рассуждений значимость, равно как и ответственность науки и технологии, должна быть не только перед обществом, человеком, но и пе-ред природой. В этом плане нельзя не признать эври-стичным философское суждение, согласно которому52сущность науки, как и техники, перестала быть чисто научной и чисто технологической.Данная проблема имеет несколько смыслообра-зующих измерений: ответственность научного коллек-тива и/или учёного за обнародование своих открытий, их ответственность за достоверность порученных им экологических и других экспертиз научно-технических проектов, ответственность властей за организацию гу-манитарного контроля над применением научных от-крытий. Ответственность, трактуемая в постгумани-стическом ключе, приобретает экзистенциальное зву-чание, поскольку речь идёт не только об ответственно-сти человека перед обществом и природой, но и перед самим собой. На этом основании представляется воз-можным говорить об экзистенциальном аспекте гума-низации науки.Дискутируя о гуманизации науки, невозможно из-бежать гносеологического аспекта, имманентно при-сущего науке и как форме общественного сознания, и как деятельности. Следует отметить, что у исследова-телей, в том числе и у философов науки, остается со-блазн заниматься «чистой» наукой, «чистым» наукове-дением без учёта социокультурных оснований. В таком «фарватере» примечательной выглядит позиция, пред-ложенная современным отечественным исследователем В.Д. Паронджановым [10]. Она выражается в идее «стратегической интеллектуальной инициативы», цель которой - улучшение человеческого интеллекта. Реа-лизуется «инициатива» путём создания новой теории, которая должна обосновать и выявить глубинную связь идей «мироязыка» (совокупность профессиональных языков), «мироинформации» (профессиональные зна-ния человечества, представленные в зрительной форме) и «мироинтеллекта» (коллективный разум человечест-ва). В итоге схема действий должна (по В.Д. Паро-нджанову) выглядеть так: от синтеза мироязыка через совершенствование мироинформации к улучшению мироинтеллекта.В общем и целом В.Д. Паронджанов переводит реа-лизацию гуманистических принципов в практическую плоскость. Однако его когнитивный подход остается за пределами парадигмы социально-философских иска-ний современной гуманистики, т.к. фундирован, по сути, антропоцентрическим миропониманием. Но нам кажется, что гносеологический поиск, осуществляемый ради самого себя, не имеет смысла - ему нужна гума-нистическая ориентация. Позиции постнеклассической науки и постгуманизма в этом вопросе имеют много общего. Постгуманизм вводит в сферу научно-рационального поиска наряду с человеком (в соответ-ствии с современными постнеклассическими представ-лениями) общество и природу.Все вышерассмотренные аспекты гуманизации нау-ки находят своё обобщающее выражение в акмеологи-ческом аспекте. В целом науке во всех типах её рацио-нальности (классическом, неклассическом, постнеклас-сическом) эссенциален этот аспект, потому что наука всегда стремилась к высотам человеческого духа. Гу-манизация науки, переосмысленная в философскомполе постгуманизма, имеет несколько изменённое ак-меологическое содержание. Это значит, что реальными позитивными достижениями науки могут считаться и те результаты, которые «работают» на коэволюцию общества, природы и человека, преследуя цель гармо-низации их отношений. Высот человеческого духа учё-ный сможет достичь, если свой духовный путь, в том числе своё развитие как научного работника, он соиз-меряет с потребностями общества и природы. Так по-нимаемая «акмеологическая экспертиза» могла бы стать составной частью имплементации научных от-крытий.Итак, предлагаемая интерпретация гуманизации науки представляет собой процесс проникновения по-стгуманистических идей в научное мировоззрение, и, смеем надеяться, в перспективе - в научную деятель-ность. В этом смысле гуманизация науки выражается в нескольких аспектах:- онтологическом (через социально-культурную обусловленность развития науки);- аксиологическом (через придание ценностных ха-рактеристик тем научным результатам, которые учиты-вают ценности всех элементов триады мезокосма);- экзистенциальном (через включение в круг ответ-ственности науки всех акторов мезокосма);- гносеологическом (через включение в сферу на-учной рациональности кроме человека, общества и природы);- акмеологическом (через соотнесение научных достижений с со-развитием общества, человека и при-роды).Эндогенная (аспектная) сторона гуманизации науки неотделима от экзогенной (трендовой) её стороны. Гу-манизация науки как процесс развивается в двух взаи-мовлияющих друг на друга направлениях: переориен-тация научного поиска и изменение существующих в нём приоритетов. Переориентация научного поиска является следствием наступающего в науке периода постнеклассической рациональности, а изменение су-ществующих приоритетов - следствием отхода от ан-тропо- и социоцентрических целей научно-техни-ческого прогресса и замены их на экоцентрические. Предложенные новые философские основания гумани-зации науки дают возможность выдвинуть новое поня-тие, объясняющее процессы, которые идут в научной сфере. Это понятие «постгуманизация» науки. Оно обеспечивает введение науки в иной социально-культурный контекст.Таким образом, наш философско-гуманистический подход строится на балансе перспектив развития обще-ства, природы и человека.Постгуманизация науки позволит:1))обществу - избежать перспективы стать социу-мом машин, компьютеров и прочего, в котором нет места человеку;2)человеку - избежать перспективы стать придат-ком механизмов, киборгом и т.п.;3))природе - избежать перспективы её поглощения техносферой.

Ключевые слова

post-humanization of science, theory of post-humanism, постгуманизация науки, концепция постгуманизма

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Сергеев Виктор КонстантиновичТомский политехнический университетинженер кафедры социологии психологии и права гуманитарного факультетаvik1191@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Паронджанов В.Д. Устойчивое развитие и проблема улучшения интеллекта // Общественные науки и современность. 2003. № 2. С. 125-135.
Али-заде А.А. Фишер М. Наука, технология и общество // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 8. Науковедение. 2007. № 1. С. 80-82.
Нейсбит Дж., Нейсбит Н., Филипс Д. Высокая технология, глубокая гуманность: Технологии и наши поиски смысла. М.: АСТ: Транзиткнига, 2005. 381 с.
Рудзявичюс С.Л. Биосоциальный синтез и экология // Человек и природа. М.: Наука, 1980. С. 95-115.
Антология русской философии: Учеб. пособие для вузов: В 3 т. / Гл. ред. Л.М. Шлионский. СПб.: Сенсор, 2000. Т. 3. 639 с.
Философия науки. Общий курс: Учеб. пособие для вузов / Под ред. С.А. Лебедева. М.: Академический Проект, 2006. 736 с.
Введение в историю и философию науки: Учеб. пособие для вузов / Под ред. С.А. Лебедева. М.: Академический Проект, 2005. 407 с.
Степин В.С. Философия науки. Общие проблемы. М.: Гардарики, 2006. 384 с.
Алюшин А.Л., Князева Е.Н. Эндофизика и временные шкалы виртуального восприятия // Вопросы философии. 2007. № 2. С. 80-96.
Степин В.С. Теоретическое знание. М.: Прогресс-Традиция, 2003. 744 с.
 Гуманизация науки: новые философские основания | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 333.

Гуманизация науки: новые философские основания | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 333.

Полнотекстовая версия