Положения Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между РФ и ЕС о применении антидемпинговых мер | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 333.

Положения Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между РФ и ЕС о применении антидемпинговых мер

Исследуются положения об антидемпинге Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между РФ и ЕС. Анализируется история вопроса о рыночном статусе российской экономики и антидемпинговой политики ЕС. Рассмотрены наиболее острые проблемы, требующие разрешения при разработке нового Соглашения.

Anti-dumping provisions of the RF - EC Partnership and Co-operation Agreement.pdf Россия и Европейский союз регулярно подчеркива-ют важность и продуктивность взаимоотношений меж-ду РФ и ЕС. За прошедшие десятилетия был принят целый ряд двусторонних и односторонних документов, предназначенных вывести сотрудничество на принци-пиально новый уровень. Важнейшим среди них являет-ся Соглашение о партнерстве и сотрудничестве 24.06.1994 г. (далее - СПС) [1. С. 84-211].Анализ взаимодействия России с другими европей-скими международными организациями позволяет сде-лать вывод о том, что наиболее эффективное как по интенсивности, так и по характеру сотрудничество приходится именно на ЕС.Срок действия СПС 1994 г. истек в ноябре 2007 г. Се-годня данный документ начинает отставать от темпа со-трудничества и потому, конечно же, устарел: он был при-нят в совершенно других условиях, когда Россия еще не была признана ЕС страной с рыночной экономикой и да-же не начинала переговоры о вступлении в ВТО. Как Рос-сия, так и ЕС понимают, что двусторонние отношения уже давно переросли рамки этого документа и нуждаются в новой легальной базе. Тем не менее на Саммите Россия-ЕС, проведенном в мае 2007 г. в г. Самаре, переговоры о новом соглашении о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией начать не удалось из-за наложения вето на переговоры Польшей.Канцлер ФРГ Ангела Меркель, выступая перед пар-ламентариями, заявила: «Нам очень нужно новое со-глашение о партнерстве и сотрудничестве с Россией. Однако прежде чем переговоры смогут начаться, нам нужно будет решить целую серию проблем. Но я наде-юсь, что, по крайней мере, этот саммит продемонстри-рует, что мы заинтересованы в близком стратегическом партнерстве с Россией» [2]. Как заявила официальный представитель ЕС Кристиана Хоман: «Юридического вакуума не возникнет, мы сможем просто продлевать нынешнее соглашение» [2]. Таким образом, подготовка нового соглашения о партнерстве и сотрудничестве откладывается на неопределенный срок. Новый дого-вор - это документ, который будет подлежать ратифи-кации во всех парламентах государств ЕС, с рядом этих государств у России по-прежнему проблемные отно-шения (прежде всего, с государствами Балтии и Поль-ши). В этом случае, возможно, предпочтительнее был бы вариант внесения поправок в ныне действующее СПС, сохранение его в качестве основы, но, безуслов-но, адаптируя его к современным реалиям.Анализ положений, касающихся вопроса примене-ния антидемпинговых мер действующего СПС, позво-ляет выявить следующие проблемы.Соглашение охватывает сотрудничество в торговой и экономических областях, включает статьи, непосред-ственно регулирующие торговлю, нацеленные на стиму-лирование важного обмена товарами и совместные дей-ствия в данной сфере. Однако, как показывает практика экономических отношений, Соглашение даст положи-тельный результат только в том случае, если условия сторон будут общими и нормально действующими и ни одной из договаривающихся сторон не будут предостав-лены более льготные условия и режимы. А именно эти отдельные положения Соглашения, которые закрепляют их, и вызывают чувство сомнения в части его эффектив-ности и выгодности для РФ.Особый вред российскому экспорту наносят анти-демпинговые процедуры. В ст. 17, 18 СПС регламенти-руются вопросы принятия любой стороной антидем-пинговых или компенсационных мер в соответствии со ст. VI ГАТТ, Соглашением о применении ст. VI ГАТТ или соответствующим внутренним законодательством [1. С. 99]. Определение правил и процедур применения антидемпинговых мер производится путем прямой от-сылки к соответствующим положениям ГАТТ и Анти-демпингового кодекса ГАТТ [3. С. 1-196], что предпо-лагает учет естественных конкурентных преимуществ производителей (доступ к сырьевым материалам, про-цесс производства, близость производства к заказчику, специальные характеристики товара и т.д.). Признание рыночного статуса российской экономики, детальная разработка указанных положений в новом СПС осо-бенно важны для России.В результате антидемпинговых пошлин цена на российские товары часто оказывается высокой, факти-чески запретительной (например, на ферросилиций на составила в ЕС 74% от экспортной цены).Проблема рыночного статуса поднималась еще со-ветскими дипломатами в конце 1980-х гг. Также она активно дискутировалась при подготовке Соглашения о партнерстве и сотрудничестве 1994 г. Проводимые в тот период в России широкомасштабные рыночные реформы позволили достичь компромиссного решения о получении статуса страны с «переходной экономи-кой». Комиссия ЕС в своей административной практи-ке использует понятие демпинга в его узком значении, а именно как экспорт по ценам ниже так называемой «нормальной стоимости». Последняя обычно рассчи-тывается как цена товара на местном рынке производи-теля либо как издержки производителя плюс разумная прибыль. Однако для стран с нерыночной экономикой цена товара на внутреннем рынке не считается отра-жающей нормальную стоимость товара. Соответствен-но, проводя антидемпинговое расследование против России, Комиссия не принимала во внимание россий-ские внутренние цены, а выбирала третью страну, ко-торая обладает сходными условиями для производства,101и определяла нормальную стоимость российского то-вара на основе стоимости аналогичного товара в этой третьей стране. Даже западные специалисты признают, что расчет нормальной стоимости по методу третьей страны не является адекватным, а в отдельных случаях может привести к нарушению антидемпинговых поло-жений ГАТТ. Применение данной процедуры лишало российских производителей возможности пользоваться естественными конкурентными преимуществами, та-кими как доступ к сырьевым материалам, технология производства, относительная дешевизна рабочей силы и т.п., хотя в соответствии с СПС ст. 18 им следует «уделять должное внимание». В итоге демпинговая разница завышалась, и, соответственно, назначались более высокие антидемпинговые пошлины. Более того, российский экспорт очень часто признавался демпин-говым, хотя товар продавался по ценам выше себе-стоимости и даже выше, чем цены на внутреннем рос-сийском рынке - именно потому, что фактические из-держки производителя из нерыночной страны не при-нимаются во внимание. При этом очень часто пошлины на российские товары имеют откровенно запретитель-ные размеры. Так, например, в 1998 г. была установле-на минимальная цена на поташ - 124 ЭКЮ за тонну (взимается пошлина в размере разницы между мини-мальной ценой и реальной экспортной ценой), в то время как средняя цена на европейском рынке состав-ляла 105-110 ЭКЮ за тонну.В 1994-1998 гг. российские официальные лица ре-гулярно поднимали вопрос о предоставлении России статуса страны с рыночной экономикой, мотивируя это реальными изменениями в экономической жизни стра-ны и обращая внимание на ущерб от антидемпинговых процедур ЕС. Представители Евросоюза столь же регу-лярно уклонялись от объяснений, в чем именно состоит «нерыночный характер» российской экономики, и за-являли, что эта проблема не имеет большого значения, ведь антидемпинговые меры против России охватыва-ют весьма незначительную часть российского экспорта в ЕС .Следует отметить, что ЕС в последнее время не-сколько отошел от традиционного подхода к России как к стране с нерыночной экономикой при проведении антидемпинговых мер. Во-первых, с 1996 г. к россий-ским экспортерам, сотрудничающим с антидемпинго-вой администрацией ЕС, может быть применен «инди-видуальный режим». Подразумевается, что тогда в случае установления антидемпинговой пошлины в от-ношении него будет применяться не единая ставка для всех российских экспортеров, обвиняемых в демпинге, а индивидуальная, исходя из экспортной цены товара данного поставщика, т.е. скорее всего более низкая ставка пошлины. Для получения «индивидуального режима» от экспортера требуются доказательства, что его компания функционирует независимо от государ-ства. В соответствии с рыночными критериями слож-ная процедура оформления такого режима предусмат-ривает заполнение определенной формы с ответами на многие вопросы: насколько затраты, производство, цены и сбыт отражают предложение и спрос; использу-ется ли общепринятая в мире бухгалтерская и спрос; используется ли общепринятая в мире бухгалтерскаяотчетность и практикуется ли аудиторская проверка финансового состояния; применяются ли законы о ча-стной собственности и банкротстве и др.).Во-вторых, с 1 июля 1998 г. в соответствии с регла-ментом Совета министров ЕС № 905/98 принята по-правка к основному антидемпинговому Регламенту [4. Л. 128], исключающая Россию и КНР из списка стран с нерыночной экономикой, но это еще не ведет к автоматическому предоставлению всем российским компаниям обычного рыночного статуса. Поправка лишь дает возможность компании добиваться указан-ного статуса путем предоставления подробной инфор-мации об условиях своей деятельности, более деталь-ной, чем при получении «индивидуального режима», и посещения предприятий инспекторами ЕС. В частно-сти, информация запрашивается по шести разделам, насчитывающим 33 позиции в двух вариантах конфи-денциальном и не конфиденциальном, и, кроме того, требуется заполнение свыше 40 таблиц. Показательно, что не многие российские компании обращаются за получением рыночного статуса по предложенной про-грамме. В 2000 г. в решении Комиссии ЕС о введении предварительных антидемпинговых мер против импор-та карбидно-аммиачной смеси отказ предоставить рос-сийским экспортерам рыночный режим расследования мотивируется, к примеру, тем, что система бухгалтер-ского учета не соответствует общепринятым междуна-родным стандартам или что условия оценки основных фондов не соответствовали рыночным. Только эти два аргумента автоматически исключают из числа претен-дентов на не дискриминационный режим 99% россий-ских предприятий, которые не перешли на GAAP (ГААП) - «Общепризнанные принципы бухгалтерии» [5. С. 30-32]. Статья 2(7) Регламента № 384 «О защит-ных мерах против демпингового импорта», регули-рующего процедуру антидемпингового расследования, до 1 июля 1998 г. гласила, что «в случае импорта из стран с нерыночной экономикой, к которым применя-ется регламент № 519 от 1994 г., нормальная стоимость товара определяется на основе стоимости аналогичного товара в третьей стране с рыночной экономикой, или на основе экспортной цены при экспорте товара из этой третьей страны, или на основе другой разумной мето-дики…» [6. Л. 56/1]. Единственное, что изменилось с 1 июля 1998 г., это то, что российские предприятия по-лучили право доказывать, что они действуют в условиях рыночной экономики. Измененная статья 2(7)(b) Регла-мента № 384 гласила, что если экспортеры из России «в индивидуальном порядке в соответствии с названными критериями докажут», что они действуют в условиях рыночной экономики, то нормальная стоимость продук-ции этих экспортеров рассчитывается по процедуре, предусмотренной для предприятий из стран с рыночной экономикой. Для российских предприятий, не удовле-творяющих критериям, нормальная стоимость должна была определяться в прежнем порядке, т.е. на основе третьей страны. Для промышленности России в целом, т.е. для всех предприятий, не сотрудничавших с Комис-сией в ходе расследования, нормальная стоимость также должна была определяться на основе третьей страны.Необходимо отметить, что критерии, которым должна соответствовать российская компания, для того102чтобы быть признанной действующей в рыночных ус-ловиях, практически невыполнимы и к тому же сфор-мулированы в очень общей форме (ст. 2(7)(с) «базового регламента» № 384). Наибольшие затруднения возни-кают при необходимости доказать, что:1))решения фирмы в отношении цен, затрат, выпус-ка продукции принимаются на основе рыночных сиг-налов, отражающих спрос и предложение и без суще-ственного государственного вмешательства. Фирме необходимо показать, что цены на используемое сырье, трудовые ресурсы и готовую продукцию колеблются в соответствии с общемировыми тенденциями. Показать независимость фирмы от государства можно, указав владельцев компании и доказав отсутствие представи-телей государства в совете директоров и на ключевых административных постах. Характерно, что очень мно-гие компании стран Западной Европы не удовлетворя-ют этому критерию, поскольку их совладельцем (или даже единственным владельцем) является государство;2)фирма обладает ясной бухгалтерской отчетно-стью, которая проверена независимым аудитором. Это требование вынуждает фирму вести двойной текущий бухгалтерский учет - по российским стандартам и стандартам ГААП, причем все бухгалтерские докумен-ты должны быть представлены на английском языке. Учитывая, что для оформления всех документов фирме предоставляется около месяца, а опоздание или любые, сколь угодно незначительные, неясности являются ос-нованием для отказа, выполнить это условие крайне сложно. Кроме того, Комиссия не считает российские аудиторские фирмы достаточно надежными, и потому, если еще до начала антидемпингового расследования компания не сотрудничала с иностранным аудитором, она не сможет получить статус рыночной экономики;3)критерий, которому заведомо не соответствует ни одно крупное российское предприятие - отсутствие де-формации издержек производства и финансовой ситуа-ции фирмы, перенесенной из бывшей системы нерыноч-ной экономики, в частности в отношении амортизации имущества, бартерной торговли и зачета долгов.В-третьих, в ходе прошедшего в мае 2002 г. Самми-та Россия-ЕС на высшем уровне была достигнута до-говоренность о предоставлении нашей стране рыноч-ного статуса для целей антидемпинговых процедур. Летом 2002 г. Комиссией был подготовлен проект из-менения Базового антидемпингового регламента, реа-лизующий эту договоренность. Однако даже послепринятия соответствующих изменений в законодатель-ство Сообщества Регламентом № 1972/2002 от 05.11.2002 г., российские экспортеры смогут полно-ценно работать на внутреннем рынке ЕС только после вступления России в ВТО [7. Л. 305/1]. Фактически Комиссия предложила поправки, которые никак не из-менят положение российских экспортеров. Например, Комиссия ЕС предложила в исключительных случаях, если внутренние цены искусственно занижены, либо в торговле предприятия велика доля бартера, либо на процесс производства влияют некоммерческие факто-ры, цена на товар, аналогичный экспортируемому в ЕС, на внутреннем рынке страны-экспортера может не приниматься во внимание при определении нормаль-ной стоимости товара. При этом нормальная стоимость товара будет конструироваться по тем самым принци-пам, которые применяются к странам с нерыночной эко-номикой. Более того, было предложено предусмотреть возможность не учитывать конкретные издержки любой компании-производителя, если они не отражены надле-жащим образом в бухгалтерских записях компании. Учитывая, что при проведении антидемпинговых рас-следований Комиссия имеет право широкого и свобод-ного толкования антидемпингового законодательства, а Россия не входит в ВТО и не может оспорить примене-ние новых положений в судебных органах организации, изменений в лучшую сторону не произошло.Годы существования СПС показали, что соглашение не оправдывает тех надежд, которые на него возлагались обеими сторонами. СПС, направленное на устранение проблем и препятствий во взаимной торговле и эконо-мическом сотрудничестве, так и не решило большинства из них. «Партнерство получилось скорее декларатив-ным, а сотрудничество - спорадическим» [6. С. 31]. Хо-тя большинство двусторонних встреч и консультаций в рамках СПС до сих пор начинается с констатации «дос-тигнутого высокого уровня взаимодействия», список обсуждаемых проблем практически не меняется из года в год, и к нему постоянно добавляются новые.Принятие поправок или заключение нового Согла-шения очень важно для России, т.к. это надежная пра-вовая основа многообразного сотрудничества РФ и ЕС. Большое значение для отношений РФ и ЕС имеет во-прос о сближении законодательства сторон. В этой свя-зи стороны зафиксировали в СПС 1994 г. стремление к постепенному достижению совместимости законода-тельств, в том числе и по вопросам антидемпинга.

Ключевые слова

anti-dumping, partnership, contract, антидемпинг, партнерство, договор

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Саитова Оксана МаратовнаКазанский государственный университетсоискатель кафедры международного и европейского права юридического факультетаSaitova_Oksana@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Council Regulation (EC) 1972/2002 of 05 November 2002 // OJ of the European Communities. 05 November 2002. L. 305/1.
Медведков М. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве пока не оправдало возложенных надежд // Евро. 2000. № 5. C. 30-32.
Council Regulation (EC) of 22 December 1995 № 384/96 on protection against dumped imports from countries not members of the EC // OJ of the European Communities. 1996. L. 56/1.
Регламент № 905/98 Council Regulation (EC) 905/98 of 27 April 1998 amending regulation 384/96 on protection against imports from not members of the EC // OJ of the European Communities. 0 April 1998. L. 128/3.
Agreement on Implementation of Article VI of the GATT // The texts of the Uruguay round Agreements. Geneva, 1995. 196 p.
Соглашение о партнерстве и сотрудничестве 24.06.1994 г. //Документы ЕС: В 3 т. М.: Право, 1994. Т. 3.
Саммит Россия-ЕС в Самаре будет скандально безрезультатным // Коммерсант. 15.05.2007.
 Положения Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между РФ и ЕС о применении антидемпинговых мер | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 333.

Положения Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между РФ и ЕС о применении антидемпинговых мер | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 333.

Полнотекстовая версия