Оптимизация мер учета сведений о потерпевших от преступлений | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 334.

Оптимизация мер учета сведений о потерпевших от преступлений

Рассматриваются вопросы организации виктимологического опроса в РФ, необходимого для более полного учета сведений о потерпевших от преступлений и выработки эффективных методов виктимологической профилактики.

Optimisation of measures of crime victims' data recording.pdf В целях выработки эффективной профилактики пре-ступлений, подсчета «цены» преступности, включающей в себя не только причиненный потерпевшему и государ-ству ущерб, но также меру и стоимость его компенсации как непосредственно потерпевшему, так и государству в виде расходов на правоохранительную деятельность, а также для совершенствования криминологических тео-рий, необходим достоверный статистический материал. Существующий в нашей стране статистический учет направлен главным образом на выявление количества преступлений и преступников, что приводит к некото-рой односторонности выводов. Эта односторонность не позволяет применить огромный статистический матери-ал для решения виктимологических задач, более дейст-венных профилактических мер. Пока мы можем только примерно подсчитать несоответствие зарегистрирован-ного и фактического уровней преступности, а также ко-личество официальных жертв преступлений. Согласно «Положению о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений» учету не подлежат сведения о лицах - близких родственниках, признанных потер-певшими по уголовному делу о преступлении, последст-вием которого явилась смерть лица. Латентные жертвы также не учитываются.Для получения более надежной информации о пре-ступности и жертвах преступлений в практике зару-бежных виктимологических исследований были разра-ботаны и реализованы проекты национальных опро-сов. Так, например, в США Национальный виктимоло-гический опрос (NCVS), проводящийся два раза в год, позволяет более подробно изучить ситуационные фак-торы преступности: место совершения преступления, время, количество пострадавших от преступления лиц и т.д. Данные опросов предоставляют более подробную информацию о жертве преступления (пол, возраст, об-разование, семейное положение, степень нанесенного ущерба здоровью, сумма затраченных на восстановле-ние здоровья средств, решение вопроса о возмещении ущерба). Первая подобная программа по опросу город-ских жителей была проведена с 1972 по 1975 г. Нацио-нальный виктимологический опрос проводится посред-ством выборки из списка адресов случайных респон-дентов. Опрашиваемый отвечает о происшедших с ним в течение предшествующих 6 месяцев уголовных пра-вонарушениях.Данные, полученные в ходе проведения NCVS, в немалой степени дополняют Единый отчет о преступ-ности, предоставляемый ФБР, хотя и имеют некоторыенедостатки. Тем не менее подобные национальные виктимологические опросы показывают более точный уровень виктимизации населения [1. С. 111, 224-226].В РФ, согласно исследованиям, зарегистрированная преступность в 2006 г. составила 3,86 млн преступле-ний, тогда как фактическая преступность - 25,21 млн пре-ступлений. Таким образом, получается, что латентная преступность в 5,5 раза больше официально регистрируе-мой и составляет 21,36 млн преступлений [2. С. 122].При этом латентность преступлений по различным категориям не одинакова. Например, такие преступле-ния, дача и получение взяток являются особо высоко-латентными преступлениями; умышленное причинение легкого вреда здоровью, побои, торговля людьми, кра-жа, мошенничество и ряд других преступлений явля-ются высоколатентными [3. С. 133]. Это значит, что граждане, реально пострадавшие от данных преступле-ний, не получают правовой помощи и компенсации за причиненный вред.Несмотря на то, что в Указе Президента РФ «О раз-работке единой государственной системы регистрации и учета преступлений» от 30 марта 1998 г. подчеркива-ется необходимость разрешения проблемы учета уров-ня преступности, этот вопрос до сих пор остается ре-шенным не в полной мере. На сегодняшний день дей-ствует форма № 5 «Статистическая карточка о потер-певшем» (действует с 01.07.2006 г.), куда включаются данные: квалификация преступления, является ли по-терпевший физическим либо юридическим лицом, пол потерпевшего, характеристика потерпевшего - физи-ческого лица (новорожденный, малолетний, несовер-шеннолетний и т.д.), сведения о причиненном матери-альном ущербе, социальное положение, должностное положение, гражданство, страна проживания, цель приезда (для иностранных граждан), национальность, сведения о месте совершения преступления. Статисти-ческая карточка формы № 5 выставляется по материа-лам уголовного дела на каждого потерпевшего, прохо-дящего по уголовному делу.Аналогичные сведения о потерпевшем включаются в форму № 1 «Статистическая карточка на выявленное преступление» (реквизиты 30-38), которая действует с 01.01.2006 г. Так, в реквизите 30 отражается информа-ция о количественном, половом, возрастном составе потерпевших, погибших, лицах, здоровью которых причинен тяжкий вред. В число потерпевших включа-ются также лица, личность которых не установлена (реквизит 32, код 1). Таким образом, сведения, которые88заносятся в указанные статистические карточки, несо-мненно, способствуют полноте расследования уголов-ного дела, т.е. это сведения уголовно-правового и уго-ловно-процессуального характера. Но они недостаточ-ны для виктимологического исследования жертвы пре-ступления. Все это касается официальных жертв пре-ступлений. Согласно Положению о едином порядке регистрации уголовных дел и учета преступлений уче-ту не подлежат сведения о лицах - близких родствен-никах, признанных потерпевшими по уголовному делу о преступлении, последствием которого явилась смерть лица [4]. Латентные жертвы также не учитываются.В связи с этим В.И. Задорожный правильно отмеча-ет, что исчерпывающей информации о потенциальных жертвах, о преступлениях, совершенных в результате виктимного поведения потерпевших, о виктимоопас-ных объектах, зданиях, сооружениях или участках ме-стности, а также причиненном преступлениями ущербе в статистике отсутствует. Для получения виктимологи-чески значимой информации необходимо либо внесе-ние дополнительных признаков в перечень показателей криминальной виктимности в статистическую карточ-ку, либо установить новую дополнительную форму отчетности, в которую будут внесены, наравне со све-дениями, отражающими социально-демографическую и уголовно-правовую характеристику личности потер-певшего, данные о его культурно-образовательных и нравственно-психологических признаках, а также иные сведения (о наличии или отсутствии повторности ре-цидива виктимности, характере отношений преступ-ника и потерпевшего, типичные по возникновению и реализации криминальные ситуации, повторяющиеся типы жертв и др.) [5. С. 35-36]. А.Л. Репецкая полагает, что ролевые, нравственно-психологические качества по-терпевших, их поведение во время совершения преступ-ления, связи и взаимоотношения с преступником не мо-гут включаться в официальный учет в настоящее время, т.к. вероятность изучения сотрудником, заполняющим карточки статистического учета, личности и поведения потерпевших очень мала [6. С. 254].Здесь нужно задаться вопросом: для чего собирают эти сведения о потерпевшем - для расследования уго-ловного дела либо для разработки и дальнейшего приме-нения эффективных методов виктимологической профи-лактики? Возможно, что при расследовании уголовного дела подробное изучение личности потерпевшего, безус-ловно необходимое для понимания причин совершения преступления, будет «тормозить» его из-за необходимо-сти траты большего времени на дополнительные иссле-дования. Для достижения уголовно-правовых и уголов-но-процессуальных целей обширного объема информа-ции о жертве преступлений не требуется. Потерпевший в уголовном праве, как справедливо отмечает С.В. Анощенкова, рассматривается как участник уго-ловных правоотношений, как элемент общественных отношений, охраняемых уголовным правом. Признаки потерпевшего имеют значение конструктивных, кри-минообразующих признаков, а также обстоятельств, отграничивающих преступное поведение от непре-ступного, влияющих на квалификацию преступления, дифференциацию уголовной ответственности и инди-видуализацию наказания [7]. Потерпевший в уголов-ном процессе «появляется» после того, как он офици-ально будет признан таковым.Согласно ст. 42 УПК РФ: «1. Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда». Таким образом, потерпевший с точки зрения уголовного процесса -лицо, которому вред причинен реально, и после офици-ального его признания таковым он имеет установлен-ные для него как участника уголовного судопроизвод-ства, права и обязанности (ч. 2, 5 УПК РФ).Для целей же виктимологической профилактики используется виктимологическое понятие жертвы пре-ступления, которое по содержанию шире, чем уголов-ное и уголовно-процессуальное, т.к. включает в себя не только лицо, которому непосредственно был причинен вред, но и родственников либо близких, которым вред причинен опосредованно. Кроме того, для представле-ния более полной картины виктимизации населения виктимологию интересуют также латентные жертвы преступлений и потенциальные жертвы преступлений (например, при террористическом акте моральный вред причиняется неопределенному количеству граждан).Виктимологическое понятие потерпевшего (исходя из общего криминологического определения) должно соответствовать целям и задачам исследования, как теоретическим, так и практико-прикладным. Виктимо-логическое понятие потерпевшего не может совпадать с уголовным и уголовно-процессуальным. Поэтому, на наш взгляд, система учета должна быть реформирована полностью. Нет достаточно полной информации - нет эффективной виктимологической профилактики.Проведение виктимологического опроса в нашей стране необходимо [2. С. 115]. Для этих целей можно также разработать систему национальных виктимоло-гических опросов, проводящихся либо по примеру опросов, существующих в США (описанных нами вы-ше), либо в других вариантах. Возможно, при правиль-ном подходе наиболее эффективной стала бы такая система виктимологического опроса, при которой его проведение возлагалось бы не на временных волонте-ров, осуществляющих функции интервьюеров, а на профессионалов, в частности на участковых оперупол-номоченных. Во-первых, согласно приказу МВД РФ от 16 сентября 2002 г. № 900 «О мерах по совершенство-ванию деятельности участковых уполномоченных ми-лиции» участковый уполномоченный обязан изучать и анализировать складывающуюся на административном участке оперативную обстановку (п. 7.1), а также коли-чество совершенных на административном участке преступлений и данные о потерпевших (п. 7.2.4) в це-лях выявления, предупреждения и пресечения преступ-лений и административных правонарушений. Таким образом, участковый уполномоченный должен прово-дить не только профилактику криминализации населе-ния на вверенном ему административном участке, но и профилактику виктимизации, хотя сами термины «вик-тимизация», «виктимологическая профилактика» в за-конодательных актах практически не упоминаются. Во-89вторых, участковый уполномоченный обязан не реже одного раза в полугодие проводить поквартирный (подворный) обход административного участка (п. 7.3) и заносить полученную информацию в документ - пас-порт на жилой дом. Вместе с этим участковым уполно-моченным может быть проведен опрос граждан на предмет возможной виктимизации за предшествующие 6 месяцев. Участковый уполномоченный ведет учет всех фактов криминализации на своем административ-ном участке, а при вышеуказанном виктимологическом опросе он сможет учесть и количество незафиксиро-ванной (латентной) криминализации. В этом случае возможно составление в качестве резюмирующего до-кумента виктимологической карты своего участка, где будут показаны как уровень выявленной преступности, так и уровень латентности преступлений, а также зако-номерности совершения определенных видов преступ-лений в какой-то части района. Все это поможет вы-явить не только реальную картину преступности в кон-кретном районе (городе), но и будет способствовать выработке и целенаправленному проведению профи-лактических мер, направленных как на потенциальных правонарушителей, так и на потенциальных жертв воз-можных правонарушений. Данная форма виктимологи-ческого опроса также не свободна от недостатков. Во-первых, не всякий гражданин, если он стал жертвой преступления и не сообщил об этом, будет призна-ваться в том работнику правоохранительных органов и через определенное время. Во-вторых, участковый уполномоченный обязан подчиняться приказам выше-стоящих лиц, интересы которых, к сожалению, иногда требуют некоторой «коррекции» отчетности. Ну и конечно же, главным недостатком здесь является, по мнению многих практиков то, что у участковых на проведение подобных опросов элементарно нет ни времени, ни возможностей. Представляется, что при должной разработанности как на законодательном, так и на техническом уровнях данная форма проведе-ния виктимологического опроса смогла бы быть весь-ма эффективной.Приблизительность подсчета неприемлема в стати-стике. В этом случае выводы криминологических ис-следований, основанных на ее данных, не будут досто-верными. На наш взгляд, внесение более полных све-дений о жертвах в статистическую базу будет способ-ствовать более точному учету как криминализации, так и виктимизации населения.Подводя итог вышеизложенному, можно сказать, что в настоящее время сложно подсчитать уровень вик-тимизации граждан в нашей стране. Отсутствие ин-формации о виктимизации, типах жертв преступлений, виктимогенных факторах пока не позволяет создать действенную систему профилактических мер, направ-ленных на снижение ее уровня.

Ключевые слова

interrogation, victim of a crime, опрос, victimization, жертва преступления, виктимизация

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ахмедшина Наталья ВладимировнаТомский государственный университетсоискатель кафедры уголовно-исполнительного права и криминологии Юридического институтаdana74@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Анощенкова С.В. Уголовно-правовое учение о потерпевшем // Консультант-Плюс [Электронный ресурс]: справочная правовая система. Сетевая версия. Электрон. дан. М., Scientific Industrial Enterprise Garant-service, 2004-2007. Режим доступа: Компьютер. сеть научн. б-ки Том. гос. ун-та, свободный.
Виктимологическая характеристика региональной преступности и ее предупреждение / Под ред. проф. А.Л. Репецкой. М.: Academia, 2009. 420 c.
Задорожный В.И. Концептуальные основы виктимологической профилактики преступлений: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2006. 48 c.
Совместный приказ Генеральной прокуратуры РФ, Министерства внутренних дел РФ, Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министерства юстиции РФ, Федеральной службы государственной безопасности РФ, Министерства экономического развития и торговли РФ, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29 декабря 2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений».
Иншаков С.М. Латентная преступность как объект исследования // Криминология: вчера, сегодня, завтра: Тр. СПб. криминологического клуба. 2009. № 1(16). 383 c.
Шестаков Д.А. Латентная преступность: вопросы теории // Криминология: вчера, сегодня, завтра: Тр. СПб. криминологического клуба. 2009. № 1(16). С. 133-137.
Криминология / Под ред. Дж.Ф. Шелли; Пер. с англ. СПб., 2003. 350 c.
 Оптимизация мер учета сведений о потерпевших от преступлений | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 334.

Оптимизация мер учета сведений о потерпевших от преступлений | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 334.

Полнотекстовая версия