Когнитивная лингвистика в парадигмах лингвистического функционализма и интегральных концепций сознания | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 334.

Когнитивная лингвистика в парадигмах лингвистического функционализма и интегральных концепций сознания

Когнитивная лингвистика характеризуется во внутринаучном контексте, в аспекте ее включения в парадигмальное лингвистическое направление функционализма и в контексте наук, исследующих сознание. Когнитивная лингвистика характеризуется как интегративная наука, преодолевающая ограничения структурного анализа языка, и исследовательская система, способная разрешить ряд проблем интегральной теории cознания.

Cognitive linguistics in the paradigms of linguistic functionalism and integral concepts of cognition.pdf Любая рефлексия, включая рефлексию основчеловеческого знания,неизбежно осуществляется в пределах языка,и это является нашей отличительной особенностьюкак людей и как существ, действующих по-человечески.По этой причине язык также является нашей отправной точкой,нашим когнитивным инструментом, пунктом,к которому мы будем постоянно возвращаться.Матурана Умберто, Варела Франциско. Древо познанияЛингвистика рубежа XX и XXI вв. оценивается со-временным научным сообществом в качестве науки, формирующей новую парадигму (в соответствии с по-стулатами Т. Куна), определяемую как антропоцентри-сткая, или функциональная. Два именования актуали-зируют разные аспекты теоретико-методологического единства взглядов, находящихся в оппозиции к пред-шествующему парадигмальному направлению струк-турализма практически по всем существенно важным параметрам.В этом противопоставлении на новом уровне, в но-вой интерпретации предстает «старая» коллизия. Исто-рия языкознания может быть проинтерпретирована и в аспекте сосуществования, и в аспекте периодической актуализации либо описательной модели интерпрета-ции языка, представляющей объект как правильно ор-ганизованную номенклатуру элементов, либо модели деятельностной, характеризующей язык в процессах активного коммуникативного взаимодействия автора и адресата, говорящего и слушающего.Анализируя сосуществование данных линий в раз-витии языкознания, Б.М. Гаспаров отмечает: «При всей проницательности философских интуиций о природе языка как духовной энергии и о непрерывности раз-вертывания языковой среды сами по себе они не давали ответа на вопрос о том, как конкретно - в каких пара-метрах и категориях, с помощью каких приемов - язык может быть описан в таком качестве. Здесь у рациона-листически-позитивистского подхода оказывалось ог-ромное преимущество, поскольку он опирался на гро-мадную традицию описания языка в параметрах устой-чивых, твердых, закономерно построенных форм…» [1. С. 21-22].В то же время новизна переживаемого нами в на-стоящее время периода в развитии мировой лингвисти-ки - именно в том, что впервые функционализм начи-нает занимать доминирующее положение в политеоре-тичном пространстве науки. Многие теоретические постулаты, рожденные в предшествующие эпохи, во-площаются в методологически оснащенные исследова-ния, получают доказательную базу, будучи апробиро-ванными на обширном эмпирическом материале. Наэтой основе рождаются целостные научные направле-ния, представляющие новую предметную аспектацию объекта на базе единой, интегрированной теории и ме-тодологии.В ядре своем аналитико-описательное и функцио-нальное направления противопоставлены по важней-шим теоретико-методологическим установкам, что уже достаточно полно и глубоко отрефлексировано совре-менной историко-лингвистической мыслью. Охаракте-ризуем противопоставленность парадигмальных на-правлений указанием на три «точки напряжения» кон-цепций, состоящие в различии определений: 1) функ-циональных границ языкознания; 2) предмета исследо-ваний, вычленяемого из глобального объекта, являю-щегося предметом разных наук; 3) методологической платформы исследований.Итак, в первом аспекте противопоставление подхо-дов ярко выявляется в сопоставлении знаменитого по-стулата Ф. де Соссюра, заключающего «Курс общей лингвистики» - «Единственным и истинным объектом лингвистики является язык, рассматриваемый в самом себе и для себя» [2. С. 269], и постулата о функцио-нальных границах, сформулированного А. Кибриком: «Все, что имеет отношение к существованию и функ-ционированию языка, входит в компетенцию лингвис-тики» [3. С. 20].С различием характеристик функциональных гра-ниц языкознания коррелирует и противопоставлен-ность дефиниций языка как предмета лингвистических исследований. На основе ставшего классическим опре-деления языка Ф. де Соссюра (Язык - «это система знаков, в которой единственно существенным является соединение смысла и акустического образа, причем оба эти компонента знака в равной мере психичны» [2. С. 253]) в лингвистической традиции был актуализиро-ван аспект системности языка как внутренней упоря-доченности знаков. Отмечаемый в качестве важнейше-го признак языка «психичность» в парадигме структу-рализма интерпретировался как своего рода аксиома, не вводимая в сферу исследовательских практик. В современных дефинициях языка при сохранении ука-заний на признак системности акцент переносится на195выделение функциональной направленности и внешней детерминированности свойств системы, что, например, мы наблюдаем в определении языка Н.К. Рябцевой: «Ес-тественный язык - чрезвычайно практичная, удобная, эффективная, универсальная, устойчивая, лабильная, гибкая, рекурсивная, самоорганизующаяся, эволюцио-нирующая, осмысленная (способная к рефлексии, «субъектно мотивированная» и др.), креативная и в це-лом антропоцентричная система ограниченного набора средств социального взаимодействия, предоставляющая своему носителю теоретически безграничные возможно-сти воплощения своих коммуникативных и когнитивных потребностей и намерений, и потому конгруэнтная есте-ственному интеллекту» [4. С. 14].Редукционистской тенденции строгого ограничения объекта исследования соответствуют строгие форма-лизованные процедуры их извлечения из бескрайнего поля речевых употреблений, исключающие обращение к внеязыковым факторам, к методам других наук. Именно благодаря структурализму современная лин-гвистика обогатилась набором формализованных мето-дов внутрилингвистического анализа, важнейшими из которых являются компонентный, дистрибутивный и трансформационный анализ, а также анализ непосред-ственно составляющих. Применение данных внутри-лингвистических методов является надежным доказа-тельством языковой природы выделяемых на их основе феноменов, что в пределах структурализма способст-вовало закреплению в качестве методологически зна-чимого противопоставления языкового и внеязыкового. Десятилетия парадигмального домирования лингвис-тического структурализма выявили и эффективность методологии, и ее ограничения. Не вдаваясь подробно в обсуждение данной весьма важной проблемы, отме-тим те моменты, которые явились, на наш взгляд, сти-мулом к формированию новых теоретико-методоло-гических установок функционализма.Во-первых, последовательное применение структу-ралистской методологии приводит к выявлению ядра, но не всей системы (это утверждение распространяется как на описание языка в целом, его уровневых подсистем, так и на интерпретацию отдельных единиц, например системы лексического значения слова). В результате формируется «слишком правильная модель языка», вы-водящая за свои пределы значительный объем эмпири-чески обнаруживаемых, но не вписывающихся в строгие структурные модели описания фактов.Во-вторых, метод позволяет извлечь ядро языковой системы, анализируя текст. Обратный же переход «от языка-системы» к описанию текста и реальных процес-сов текстопорождения оказывается невозможным именно вследствие выведения за пределы модели мно-жества «маргинальных фактов», являющихся в процес-сах порождения речи столь же значимыми, как и ядер-ные. Существенное значение для формирования новых подходов к описанию языка имело осознание того, что «структурализм выводит за пределы своей компетен-ции:- причинное объяснение литературы, заменяя кау-зальный детерминизм имманентным детерминизмом структуры;- произведение как динамическое событие;- семантическое измерение произведения, которое оно обретает за счет своего текстового употребления;- целевые установки автора и интенциональные значения, которые он вкладывает в свое сообщение;- акты выбора и инновации, осуществляемые в про-цессе создания произведения; коммуникативную си-туацию, адресованность текста, требующую учитывать не только его отправителя, но и получателя, а также контекст» [5].Отмечаемые Г.К. Косиковым ограничения струк-турного метода по отношению к анализу художествен-ного текста можно отнести к исследованиям реальных результатов и процессов порождения любого текста как интенционально обусловленной единицы.Таким образом, введение в проблемное поле лингвис-тики в качестве предмета анализа текста, в своей струк-туре обнаруживающего и авторскую интенцию, и условия порождения в конкретной коммуникативной ситуации, потребовало кардинального расширения предметной сфе-ры, введения в модель описания языка говорящего чело-века, широкого и узкого социокультурного контекста текстопорождения. Фокус исследования перемещается с изучения языка на изучение языкового существования и речевого осуществления человека в их обусловленности внешнесистемными детерминациями, от языка - средства коммуникации к языку-коммуникации, от анализа того, как устроено орудие общения, к тому, как оно работает в реальных актах интеракции-коммуникации, от структур объекта - к его функциям.Сущность интегративного функционального подхода определяется следованием ряду принципов, среди кото-рых в качестве важнейших следует назвать установку на выявление взаимных детерминирующих отношений языка и сложных систем, в которые язык входит в каче-стве элемента. Обозначим эти системы как «человек», «коммуникация», «культура», взаимные отношения ко-торых можно отразить следующим образом: «чело-век»↔«коммуникация»↔«культура». Системы соотно-сятся как последовательно усложняющиеся: язык входит в коммуникацию посредством сложной системы «чело-век», которая, в свою очередь, входит в систему комму-никации, включенную в систему культуры и детермини-рованную ей. В сложные системы язык включается, вы-полняя базовые и частные функции.При множестве функциональных интерпретаций языка исследователи в большинстве своем сходятся в том, что в качестве базовых языковых функций, т.е. таких, которые реализуются в каждом употреблении языка и не имеют специализированных средств выра-жения, следует рассматривать когнитивную и коммуни-кативную функции. Ориентированность на исследова-ние данных функций приводит к формированию двух важнейших направлений современного функционализ-ма: когнитивную лингвистику и коммуникативную лингвистику. В наименованиях данных ведущих на-правлений обозначаются скорее исследовательские «входы» в язык, однако практика анализа речевой дея-тельности неизбежно приводит лингвистов к необхо-димости привлечения теоретико-методологического аппарата смежных отраслей лингвистики. В языковой онтологии две базовые функции существуют в нераз-рывном единстве, взаимно обусловливая друг друга:196любая коммуникация когнитивно детерминирована, а человеческая когниция глубинно коммуникативна. Гносеологическим следствием онтологического един-ства и взаимообусловленности базовых языковых функций является направленность современного функ-ционализма на создание интегративной модели описа-ния языка, которую определяют как когнитивно-дискурсивную парадигму [6].Самое обращение к исследованию базовых языко-вых функций детерминирует междисциплинарность современной функциональной лингвистики, ее отказ от методологических ограничений, проявляющихся в стремлении опираться только на жестко формализо-ванную методологию структурализма. Так как функ-циональная лингвистика анализирует использование языка-системы во внешних средах - когнитивной и социальной, которые не могут не оказывать влияния на реализацию функций, современная лингвистика обра-щается к методологическому и терминологическому аппарату соответствующих наук: когнитивистики, пси-хологии, культурологии, социологии.Итак, невозможность моделирования порождения текста и текстопорождения без введения в систему ана-лиза человеческого фактора явилась важнейшей внутри-научной причиной, побудившей формировать новую модель описания, антропоцентрическую, или функцио-налистскую, с привлечением методологии наук, иссле-дующих когнитивные и социальные структуры.В этой функционалистской, или антропоцентрист-ской, парадигме лингвистического описания когнитив-ная лингвистика играет ключевую роль, исследуя связи языка и когнитивного механизма в качестве важней-ших детерминаций, обусловливающих онтологические свойства и языка, и когниции. Так как постижение их сущности ведет к пониманию того, что есть человек как вид, определяемый в науке homo sapiens sapiens, без понимания взаимнодетерминирующих связей разу-ма и языка невозможно создание моделей текстопоро-ждения, а также исследование того, как языковая сис-тема соотносится с другими системами культуры.Обращение к проблематике взаимнодетерминирую-щей связи языка и когнитивного механизма в рамках це-лостного направления когнитивной лингвистики было стимулировано не только внутринаучно, но и извне, из проблематики смежных наук, включающих в свою пред-метную сферу разные аспекты феномена сознания.В качестве важнейшего внешнего импульса, способ-ствующего оформлению когнитивной лингвистики в качестве самостоятельного направления лингвистиче-ского функционализма, следует назвать необходимость решения ряда проблем, актуализировавшихся на опре-деленном этапе развития теории искусственного ин-теллекта. Как отмечает Н.К. Рябцева, разрешая вопрос о том, «насколько возможно моделирование мысли-тельной деятельности на ЭВМ и представление модели средствами формализованных языков», исследователи приходят к пониманию высокой степени несовмести-мости принципов работы мозга и компьютера, а также невозможности построить эффективные модели искус-ственных интеллектуальных систем на основе имею-щихся представлений об устройстве когнитивного аппарата человека и устройстве естественного языка[4. С. 12-39]. Прагматические потребности общества в создании искусственного интеллекта привели к обнару-жению того, что наши знания о работе когнитивного ме-ханизма человека весьма недостаточны, вследствие чего была сформирована задача исследования единого объек-та - сознания человека - на междисциплинарной основе.Развитие теории искусственного интеллекта оказы-вается зависимым от результатов исследований когни-тивной деятельности человека и способов ее семиоти-ческой репрезентации в системах естественных языков. Оппозиция естественный - искусственный интеллект соотнесена с оппозицией естественный - формализо-ванный язык описания, вследствие чего актуализирует-ся проблема понимания возможностей естественного языка в формировании модели и структур сознания, и искусственного интеллекта.И еще одна прагматическая потребность современ-ного общества обнаружила определенные «белые пят-на» в структурной модели описания языка, поставив вопрос о необходимости новых подходов к его иссле-дованию, - это потребность в кардинальном совершен-ствовании информационных технологий. Известно то важное значение, которое играет в развитии современ-ных сетевых информационных технологий естествен-ный язык. Однако, как отмечает Н.К. Рябцева, при том, «что ни одна сколько-нибудь эффективная информаци-онная система не может обойтись без лингвистическо-го процессора, стало очевидным, что естественный язык не поддается полной формализации и алгоритми-зации» [4. С. 51].Итак, на пересечении проблемных ситуаций, рожден-ных в рамках различных теоретических и прикладных научных сфер, - разработок в области искусственного интеллекта, информационных технологий обработки ес-тественного языка, в том числе информационного поиска, машинного перевода и др. - формируется заказ на прин-ципиально иной вариант исследования языка.На разрешение данных задач нацелена когнитивная лингвистика как самостоятельное направление в рам-ках лингвистического функционализма и вместе с тем одно из направлений междисциплинарной науки ког-нитивистики.Когнитивная лингвистика как наука междисципли-нарная интегрирует в собственно лингвистическую методологию теоретический и методологический аппа-рат наук, имеющих предметом исследования когнитив-ные структуры, прежде всего методы и подходы когни-тивной психологии. Чрезвычайно важное значение для когнитивной лингвистики имели открытия когнитив-ной психологии, которая изменила представление о природе и функционировании сознания, в том числе и о связях когниции и языка/речи.Констатация связи языка и сознания имеет столь же древнюю историю, как и сама лингвистика. За более чем двухтысячелетнюю историю рефлексий этой про-блемы сформировалось значительное количество школ и направлений, различающихся как определением гра-ниц, выделением существенных свойств языка и созна-ния, так и определением характера их связи. Именно по этим аспектам интерпретации предмета исследова-ния когнитивная лингвистика либо противостоит дру-гим направлениям, либо на новом уровне продолжает197развивать уже высказанные идеи с привлечением тео-ретических и методологических достижений гумани-тарных наук ХХ в.В определении характера связи языка и сознания когнитивная лингвистика оппозиционирует разным вариантам редукционистких теорий, в пределах кото-рых язык и сознание рассматриваются как самостоя-тельные модули, контактирующие лишь «на выходе». Наиболее ярко такой подход представлен в логических теориях языка, в которых языковая семантика интер-претируется как непосредственный слепок с логиче-ских структур: смыслы языка формируются в механиз-мах логического мышления, язык же призван их «озна-чивать». В традиции, заданной европейской «Грамма-тикой Пор-Рояля», разрабатывается идея о том, что языки различаются характером формальной поверхно-стной репрезентации глубинных логических категорий. Языковые смыслы есть результат маркирования в язы-ковой форме выборки и конфигурации логически опре-деленных смыслов. Своеобразие языков в таком случае есть результат создания разных конфигураций единого в своей логической основе набора символьных струк-тур. Когнитивная функция языка в такой интерпрета-ции редуцируется до роли формальной репрезентации логических структур, семантика языка или соотносит-ся, или непосредственно отождествляется с логически-ми категориями.Разрешение вопроса о том, какова форма «контак-тирования» языка и сознания, соотнесено с вариантами интерпретации природы сознания, что включается в состав когнитивного: только логические структуры или сфера логического рассматривается в единстве с эмо-циональной, волевой сферой, сферой телесных ощуще-ний. Антитезу к логическим теориям языка и языковой семантики в истории лингвистической мысли и фило-софии языка мы находим прежде всего в теориях про-исхождения языка XVIII в., в которых языковые ин-тенции связывались прежде всего с необходимостью выразить эмоции и волю.В позитивных лингвистических исследованиях эта линия была проявлена в работах психологического на-правления языкознания XIX в., в советской школе пси-холингвистики ХХ в., многие положения которой ин-тегрированы в теорию когнитивной психологии и ког-нитивной лингвистики.Когнитивная лингвистика при определении харак-тера связи языка и сознания исходит из представления о том, что языковой и когнитивный механизм взаимно интегрированы и это взаимовлияние столь значитель-но, что автономное рассмотрение их структур приводит к ограничениям, нарушающим представление о приро-де объектов.Новое понимание характера связи языка и сознания коррелирует с новой интерпретацией природы созна-ния. Когнитивная лингвистика формирует свой пред-мет исследования в соотнесении с интегральной био-социальной (биокультурной) теорией сознания, фор-мирующейся в когнитивистике как междисциплинар-ной теории познания.Главный тезис интегральной биокультурной теории познания, имеющий огромное значение для формиро-вания методологии и практики лингвокогнитивныхисследований: сознание воплощено, интегративно, не следует высшие формы отрывать от других форм реф-лексии, так как последние опосредствуются первыми [7, 8]. Язык при этом рассматривается не в бинарной оппозиции «язык - мышление», но в более сложном соотношении «язык - сознание - мозг - тело», т.к. «ра-зум порожден в ходе взаимодействия тела и мозга в процессе эволюции в течение индивидуального разви-тия в текущий момент», что доказывается в концепции А. Домазио: «…наши самые отточенные мысли и са-мые удачные действия, наши величайшие радости и глубочайшие печали исходят от нашего тела как мери-ла всего; разум существует в интегрированном орга-низме и для него..» (курсив мой. - З.Р.) [9. С. 87].Постулаты об интегрированности языковых и ког-нитивных структур и воплощенности сознания стиму-лируют исследователей к поиску новых моделей язы-кового значения, динамически соотнесенных с другими типами когнитивных процессов в фило- и онтогенезе. В качестве примера такой теории приведем концепцию Й. Златева, согласно которой «значение (З) есть отно-шение между организмом (О) и его физической и культурной средой (С), определяемой ценностью (Ц) С для О (выделено мной. - З.Р.)» [8. С. 311]. Типы зна-чений генерируются в разных типах контактирующих субъектов в различных вариантах среды. В качестве важнейших систем значений выделяются стимульно-сигнальная (простейшие, улитка Aplysia), → ассоциа-тивная (рептилии, птицы, большая часть млекопитаю-щих) → миметическая (человекообразные обезьяны) → символьная (человек). Человек, порождая особый тип опосредствованного символьного значения - языковое значение, интегрирует в онто- и филогенезе предшест-вующие типы/этапы формирования значений. При этом интегрируемые типы значений модифицируются, пре-бывая в контексте новых, и влияют на формирование символьного значения, т.е. собственно языкового зна-чения [8. С. 319-354].Рассмотрение языкового механизма в моделях ин-тегрированного взаимодействия с сознанием, имею-щим сложную, не только логическую природу, имеет огромное значение для понимания сущности языка, что важно как для лингвистики, так и для смежных наук. Внутрилингвистическое значение такого подхода про-является в том, что в анализ описания вовлекаются но-вые языковые и речевые явления, репрезентирующие воплощенное сознание, субъектную интенциональ-ность, расширяется проблемное поле лингвистических исследований, формируются новые направления лин-гвистики: когнитивный анализ языковой и речевой прагматики и семантики, в том числе когнитивные тео-рии категоризации, языковых моделей, метафоры и т.д.Когнитивная лингвистика интерпретирует языко-вые/речевые феномены в их соотнесении с другими типами и формами когниции, выявляя все аспекты их отношений. При этом выделяется взаимнонаправлен-ное движение по двум исследовательским траекториям:а) от анализа других типов когниции → к объясне-нию способов языкового мышления, языковых фено-менов: языковые структуры анализируются, исходя из понимания их интегрированности в другие виды ког-нитивных процессов, которые, в свою очередь, интер-198претируются в аспекте их обусловленности, посредст-вом мозга, опытом телесной жизни; → к выявлению способов перевода перцептивного и моторного опыта в символьные языковые структуры;б) от языкового, символьного значения → к другим, предшествующим в фило- и онтогенезе формам когни-тивного существования человека; анализ языка как среды существования человека, определяющей его когницию и поведение, выявление того, каков характер конвенций, заложенных в языковых единицах, на кото-рые ориентируется человек в своей жизни. Формирует-ся понятие культурных фильтров, являющихся прежде всего языковыми, опосредствующих наше восприятие даже на самых низших формах перцепции.При таком подходе многие традиционные лингвис-тические объекты, в том числе значение языковых зна-ков, получают принципиально иную трактовку.Исследование языковой семантики занимает цен-тральное положение в проблематике когнитивной лин-гвистики, при этом моделируется этот объект принци-пиально иным способом, в иных соотношениях с при-менением иного комплекса методов по отношению к структурному подходу.В структурной модели представления языкового зна-чения, во-первых, подчеркивается его внутриязыковой статус в оппозиции энциклопедическому знанию, моде-лируясь с применением собственно лингвистических методов; во-вторых, в анализе обособляются разные типы языкового значения, лексические, деривационные и грамматические, что мотивируется постулатом об обу-словленности семантики языковой формой выражения; в-третьих, важное теоретико-методологическое значение в рамках направления имеет положение о строгой упо-рядоченности языкового значения, формулируемого в терминах структурного анализа как строго иерархически упорядоченная совокупность сем.Интегративная концепция значения в когнитивной лингвистике, опираясь на постулаты о взаимообуслов-ленности языковых и когнитивных структур и воплощен-ности сознания, развивает положение об отсутствии гра-ницы между собственно языковой семантикой и «внеязы-ковым знанием». Лингвокогнитивные исследования сви-детельствуют, что фоновые знания оказывают ничуть не меньшее влияние на языковое функционирование едини-цы, нежели выделенные в рамках структурного подхода в базовые ядерные дифференциальные семы.В интерпретации когнитивной лингвистики языко-вое значение не являет собой строгую упорядоченность автономных минимальных компонентов, но представ-ляет собой гештальт. Значение одновременно является и организованной структурой, и целостным образом, интегрирующим логическое и интуитивное, чувствен-ное. Разные типы языковых значений находятся в раз-ной степени приближения к полюсам логически упоря-доченного и образного, эмоционального, чувственного.В когнитивной семантике поставлена и разрешается новая проблема: интерпретация в языковой семантике телесного, кинетического опыта человека, опыта его непосредственных контактов с миром. Следствием это-го является повышенный интерес когнитивной теории к метафоре, которая рассматривается как базовый лин-гвокогнитивный механизм формирования абстрактных смыслов в результате символьного преобразования первичных смыслов, формируемых в процессах когни-тивной переработки телесного опыта.Двигаясь в противоположном направлении - от языкового значения к другим типам когниции, лин-гвисты-когнитологи рассматривают языковые значения в аспекте репрезентации ими концептуальных струк-тур, совокупность которых - языковая картина мира -интерпретируется как семиотическая среда, опосредст-вующая контакты человека с физической средой и влияющая на них.Исследование языковой картины мира - одно из наиболее активно разрабатываемых направлений ког-нитивной лингвистики: «Целью лингвистического ана-лиза становится тогда выявление и детальное описание структур знания, мнений, оценок, стоящих буквально за каждой языковой единицей, категорией, формой. При акценте на когнитивную составляющую этих яв-лений речь идет о их содержании и значении, при ак-центе на дискурсивную - о способе подачи и распреде-ления информации по «поверхности» рассматриваемых единиц…» [10. С. 29]. Перед современной когнитивной лингвистикой стоят задачи выявления способов, форм языкового миромоделирования, а также влияния язы-ковых моделей мира на другие типы когнитивной дея-тельности человека, формирование моделей его рече-вого и неречевого поведения. Разрешая данные вопро-сы, когнитивная лингвистика вносит свой вклад в раз-решение актуальной проблемы построения интеграль-ной модели сознания.

Ключевые слова

когнитивная лингвистика, функционализм, сознание, интегральная концепция сознания, теория, метод, cognitive linguistics, functionalism, consciousness, integral concept, cognition, theory, method

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Резанова Зоя ИвановнаТомский государственный университетдоктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой общего, славяно-русского языкознания и классической филологии филологического факультетаresso@rambler.ru; resso@mail.tsu.ru
Всего: 1

Ссылки

Гаспаров Б.М. Язык. Память, образ. Лингвистика языкового существования. М., 1996.
Соссюр Ф. Курс общей лингвистики // Соссюр Ф. Труды по языкознанию. М., 1977.
Кибрик А.Е. Очерки по общим и прикладным вопросам языкознания. М., 1992.
Рябцева Н.К. Язык и естественный интеллект. М., 2005.
Косиков Г.К. «Структура» и/или «текст» (стратегии современной семиотики) // Интернет ресурс. Заглавие с экрана. Режим доступа: http://www.libfl.ru/mimesis/txt/structure.html
Кубрякова Е.С. Язык и знание. М., 2004.
Матурана У., Варела Ф. Древо познания. М., 2001.
Златев Й. Значение=жизнь (+культура): Набросок единой биокультурной теории значения // Studia Linguistica Сognitiva. Вып. 1. Язык и познание: Методологические проблемы и перспективы. М.: Гнозис, 2006. С. 308-361.
Залевская А.А. Проблема «тело-разум» в творчестве А. Домазио // Studia Linguistica Сognitiva. Вып. 1: Язык и познание: методологические проблемы и перспективы. М.: Гнозис, 2006. С. 82-104.
Кубрякова Е.С. Что может дать когнитивная лингвистика исследованию сознания и разума человека // Международный конгресс по когнитивной лингвистике: Сб. материалов. Тамбов, 2006. С. 26-31.
 Когнитивная лингвистика в парадигмах лингвистического функционализма и интегральных концепций сознания | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 334.

Когнитивная лингвистика в парадигмах лингвистического функционализма и интегральных концепций сознания | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 334.

Полнотекстовая версия