Понятие и содержание уголовно-правового воздействия на преступность | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 336.

Понятие и содержание уголовно-правового воздействия на преступность

На основе анализа литературы и проведенного автором эмпирического исследования формулируется самостоятельное понятие уголовно-правового воздействия на преступность, а также определяется содержание данной категории.

The concept and content of legal effects on crime.pdf Известно, что воздействие на преступность посред-рующие в себе понятия преступного и наказуемого иством уголовно-правовых мер является одним из ос-все, что с ними связано» [3. С. 7]. Исходя из этого, вновных способов ее сдерживания. В свою очередь,современной юридической литературе формулируютсясфера уголовно-правового регулирования обществен-различные понятия данного явления. Так,ных отношений во все периоды развития любого госу-С.В. Векленко полагает, что под уголовно-правовымдарства, по сути, являлась наиболее важной и значимойвоздействием следует понимать «специальную дея-для общества. Связано это в первую очередь с ее мак-тельность государства по защите наиболее важных длясимально репрессивным характером в сравнении с дру-общества (на данном этапе его развития) отношений отгими отраслями права, а также правовой регламентаци-преступных посягательств и регулированию тех отно-ей одних из самых опасных форм проявления деятель-шений, которые возникают вследствие нарушения ус-ности человека - преступлений. При этом степень зна-танавливаемых им уголовно-правовых запретов» [4.чимости непосредственного воздействия уголовногоС. 370]. В.К. Дуюнов отмечает, что уголовно-правовоезаконодательства на общественное развитие (как, впро-воздействие можно представить как «специальную дея-чем, и обратная зависимость) не может вызывать ка-тельность государства, реагирующего на факты нару-ких-либо сомнений. Нельзя не согласиться сшения устанавливаемых им уголовно-правовых запре-В.Н. Кудрявцевым в том, что не следует переоцениватьтов посредством использования возможностей, зало-возможности воздействия права на поведение людей,женных в уголовном праве» [5. С. 28]. При этом уче-на их общественные отношения, которое придает имный отождествляет уголовно-правовое воздействие слишь границы и рамки необходимые для господ-карой, полагая, что последняя не имеет права на суще-ствующего класса [1. С. 26]. Ставить под защиту уго-ствование, лишь в силу ее стойкого неприятия в право-ловного закона необходимо наиболее важные и ценныевой теории [6. С. 36]. Представляется, что с даннойгруппы общественных отношений и только тогда, ко-позицией сложно согласиться, также как сложно согла-гда защита не может быть обеспечена никакими инымиситься и с тем, что «уголовно-правовое воздействиесредствами [2. С. 15].является внешним выражением кары» [6. С. 36]. Дело вВ то же время и недооценка степени такого воздей-том, что кара представляет собой не что иное как об-ствия также недопустима. Само уголовно-правовоещественное и государственное порицание поведениявоздействие, его конкретное содержание и степень ин-виновного, которое, как правило, влечет за собой опре-тенсивности применения всегда представляли собойделенную совокупность тягот и лишений.естественную и неизбежную реакцию государства наМежду тем уголовно-правовое воздействие по сво-происходящие в нем политические, экономические иему содержанию явно шире содержания кары. Воздей-социальные процессы и изменения. Рассматриваемоествие - это далеко не только наказание и все, что с ним,явление, таким образом, с течением времени приобрелотак или иначе, связано. В ходе воздействия на преступ-фундаментальный характер и к сегодняшнему днюника не всегда присутствует и порицание, которогопредставляет собой целую совокупность историческиможет и не быть в силу целого ряда вполне объектив-обусловленных и систематизированных мер, направ-ных причин. Речь в данном случае можно вести о такихленных на противодействие преступности.формах воздействия на лицо, совершившее преступле-Необходимо отметить, что понятие уголовно-ние, как принудительные меры медицинского характе-правового воздействия, а также перечень его неотъем-ра, где как такового порицания нет, в связи с отсутст-лемых признаков в современной доктрине остаютсявием у виновного способности осознавать сделаннуюслабо разработанными. Различие во взглядах по дан-государством оценку его поведения. Это могут быть иным вопросам позволяет утверждать об отсутствиитак называемые меры безопасности, направленные наединого подхода к восприятию и, соответственно, оп-контроль за лицами осужденным условно, освобож-ределению уголовно-правового воздействия как отно-денными досрочно от отбывания от наказания и т.д. [7;сительно самостоятельного явления в современной тео-8. С. 8]. Представляется, что в силу причин различногории уголовного права. В свою очередь, осознание по-рода употребление в таких случаях самого терминанятия уголовно-правового воздействия способно суще-«кара» не совсем уместно. Отчасти данный тезис под-ственно помочь в поиске и реализации оптимальныхтверждается и самим В.К. Дуюновым, который пишет,средств повышения эффективности противодействиячто «в зависимости от тяжести совершенного проступ-преступности.ка и других обстоятельств, кара может выражатьсяПо мнению Н.А. Лопашенко, уголовно-правовоетолько в осуждении деяния и порицании виновного…»воздействие «охватывает сразу и уголовное право, и[6. С. 33]. Однако ни в случае с принудительными ме-уголовное законодательство, и уголовно-правовую по-рами медицинского характера, ни в ходе реализациилитику как основополагающие элементы, аккумули-мер по контролю за лицами, имеющими судимость, ни99о каком порицании говорить нельзя. По большому сче-ту и то и другое относится к мерам безопасности, при помощи которых происходит воздействие на лицо со-вершившее преступление. Воздействие, безусловно, имеет место, но при этом нет порицания, нет кары, как нет и тех тягот и лишений, которые традиционно с та-ким порицанием неотъемлемо связаны.Сущностью такого явления, как уголовно-правовое воздействие не может быть исключительно порицание виновного. В некоторой степени об этом свидетельст-вует и сама трактовка термина - воздействие в русском языке. Это всегда «действие, направленное на кого-либо, с целью добиться чего-нибудь, внушить что-нибудь» [9. С. 87]. Воздействовать - значит «оказать воздействие, повлиять (влиять)». «Воздействие означа-ет влияние», а последнее определяется как «оказать влияние, повлиять, подействовать, воздействовать, ока-зать (или возыметь) действие…» [10].То есть речь всегда идет об оказании влияния на ко-го-либо, но никак не об оценке совершенного лицом деяния, и, более того, его порицании. Порицание, без сомнений, выполняет важнейшую роль в рамках ин-ститута наказания. Однако воздействовать на кого-либо (повлиять на кого-либо) совсем не означает оцен-ку самого поведения. Отсюда следует и характер выби-раемых в отношении лица мер. Либо это действительно откровенно негативное отношение, которое находит свое проявление в обвинительном приговоре суда, либо элементарное желание обезопасить общество от воз-можных проявлений поведения невменяемых, неодно-кратно судимых и других категорий лиц, установление виновности которых либо не требуется, или это уже произошло, но на более раннем этапе. Таким образом, между карой и воздействием прослеживается явное отличие, которое носит принципиальный характер. На это указывает возможность существования воздействия на личность без порицания, которое совершенно необ-ходимо в процессе реализации кары.Интересно, что современная мировая практика под-тверждает необходимость воздействия на лиц, совер-шивших преступления мерами уголовно-правового характера, которые далеко не всегда связаны непосред-ственно с наказанием и, соответственно, карой винов-ного [11-13]. То же самое с уверенностью можно ска-зать и о принудительных мерах медицинского характе-ра, история которых еще более полна в сравнении с развитием способов направленных на контроль за по-ведением лиц, уже отбывших наказание [14. С. 34]. В обоих случаях у государства явно присутствует жела-ние не столько выразить свою оценку совершенному деянию, сколько посредством воздействия на личность обезопасить себя и все общество от дальнейших пре-ступных проявлений. Отсюда и уголовно-правовое воздействие необходимо рассматривать как категорию значительно более широкую по своему содержанию, нежели, например, тоже наказание, или порождаемую им судимость.Содержание как категория диалектики, представля-ет собой «совокупность всех элементов явления и их взаимодействие друг с другом и с окружающей средой, определяемых их конкретной природой» [15. С. 210]. Говоря в целом о воздействии как о намерении оказать100некоторое влияние на лицо, совершившее преступление, необходимо отметить, что его реализация осуществляется далеко не только за счет наказания. К элементам такого воздействия с уверенностью можно отнести и иные, не связанные с наказанием способы влияния на виновного в совершении преступления. Более того, в последнее время все чаще (в том числе и на государственном уровне) об-ращается внимание на необходимость снижения кара-тельного потенциала уголовно-правового воздействия, что возможно именно за счет применения мер, не связан-ных с наказанием. Речь не идет о необходимости отказа от оказания влияния на виновного со стороны общества и государства. Скорее, наоборот, воздействие должно быть еще более интенсивным, оставаясь при этом за рамками уголовного наказания.С точки зрения содержания рассматриваемое явле-ние представляет совокупность строго определенных на законодательном уровне элементов, обеспечиваю-щих необходимое воздействие на виновного. К тако-вым сегодня можно относить как само наказание, так и иные меры уголовно-правового характера (гл. 15.1 УК РФ), а также правоограничения, закрепленные в ч. 5 ст. 73 УК РФ, направленные на контроль за лицами осужденными условно и освобожденными от отбыва-ния дальнейшего наказания досрочно (ч. 2 ст. 79 УК РФ). Все ограничения, связанные с совершенным ли-цом преступлением, так или иначе носят уголовно-правовое происхождение и все они связаны с постпре-ступным позитивным влиянием на виновного. При этом заложенный в мерах подобного рода объем воз-действия мало имеет или не имеет вовсе карательного потенциала. Воздействие, таким образом, получившее уголовно-правовое происхождение, есть, а кары или репрессии как таковых нет. В то же время каждый из существующих сегодня элементов уголовно-правового воздействия является абсолютно необходимым для достижения максимально эффективного результата в противодействии преступности. Эти элементы пред-ставляют именно совокупность, объединенную между собой определенными целями и задачами. При этом их карательный потенциал не является определяющим критерием в ходе установления юридического статуса каждого элемента в отдельности. Важен сам факт его принадлежности к двум вещам: во-первых, уголовно-правовому источнику возникновения и, во-вторых, способности оказывать позитивное влияние на лицо, уже совершившее преступление.Между тем, возвращаясь непосредственно к воздей-ствию, необходимо отметить, что основная смысловая нагрузка данного термина сводится к оказанию влия-ния на кого-либо, желанию добиться от человека неко-торого результата. Реализация данного желания в слу-чае совершения лицом преступления осуществляется за счет уголовно-правовых средств, формулирование ко-торых происходит на государственном уровне, а при-менение лежит на плечах конкретных органов и от-дельно взятых лиц, уполномоченных принимать те или иные решения. Отсюда попытка определения уголовно-правового воздействия исключительно через призму «специальной деятельности государства» представля-ется не совсем удачной, а точнее, не до конца отобра-жающей многосторонний характер самого воздействия.Дело в том, что непосредственно влияние на виновного невозможно за счет самих средств уголовно-правового воздействия, нашедших свое отражение в Уголовном кодексе или других нормативных документах. Как та-ковые они, несмотря на то, что формулируются на го-сударственном уровне, способны выполнять свои функции лишь в результате их успешного использова-ния в процессе правоприменительной деятельности.В свою очередь, выражение воли государства в пра-вовых нормах еще не означает неизбежность ее реали-зации в конкретных жизненных условиях. Отсюда и воздействие на целые направления преступности часто остается лишь в качестве декларации. Об этом свиде-тельствует ряд положений действующего УК России, которые, несмотря на свое существование с 1996 г., так и не нашли соответствующего понимания среди прак-тиков, и по целому ряду причин неприменимы. В каче-стве одного из таких примеров можно указать на ст. 184 УК РФ «Подкуп участников и организаторов профес-сиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов». При всей опасности и рас-пространенности данного посягательства ответствен-ность за его совершение сегодня не реализуется [16]. Уголовно-правовое воздействие, таким образом, остает-ся лишь на уровне предписания, потенциал которого остается до сих пор не реализуем. В данном случае можно вести речь о том, что государство действительно выразило свою реакцию на конкретное проявление об-щественной опасности посредством создания указанной уголовно-правовой нормы. Формально уголовно-правовое воздействие существует, однако фактически оно не реализуется.К сожалению, нередко специальная деятельность го-сударства по защите общества от наиболее опасных пре-ступных посягательств носит исключительно постано-вочный, а не реальный характер. Данное обстоятельство лишний раз подтверждает тот факт, что государство, безусловно, выполняя ключевую роль в механизме уго-ловно-правового воздействия на преступность, все же не является единственным (по крайней мере, фактически) регулятором общественных отношений, складывающих-ся в связи с совершением преступления.Весьма активную роль в этом занимают практиче-ские органы, от деятельности которых часто зависит не только применение или неприменение конкретной уго-ловно-правовой нормы, но и степень интенсивности самого воздействия в ходе практической реализации одного и того же положения закона в разных условиях. Так, увеличение количества совершения определенной группы преступлений на какой-то территории одно-временно может повлиять и на судебную практику в области назначения уголовных наказаний и на деятель-ность правотворческую. И если законодатель будет реагировать на данный фактор путем официального ужесточения наказаний, то правоприменитель, не об-ладающий правом законодательной инициативы, мо-жет действовать несколько по-иному. Санкции, преду-смотренные действующим УК РФ, являются альтерна-тивными либо относительно-определенными, где су-ществуют верхние и нижние пределы. При склады-вающейся благоприятной криминогенной ситуации на территории своего района судья, не нарушая закона,может применять наказание по низшему пределу либо просто редко использовать высший предел, предусмот-ренный санкцией за этот вид деяния, а также к этому пределу вид наказания. Однако с изменением ситуа-ции, допустим, с резким ростом определенной группы преступлений (грабежи в осенне-зимний период, изна-силования в весенне-летний и т.д.), судья, желая пре-сечь подобную тенденцию, начинает ужесточать нака-зание в рамках санкции (при этом, опять же, не нару-шая закона). Он назначает более суровое наказание, близкое к верхнему пределу, стараясь подобным обра-зом переломить, изменить ситуацию с помощью дос-тупных ему средств.Это же подтверждается и результатами проведенных исследований. Так, из 123 опрошенных судей на вопрос о том, может ли увеличение количества определенной группы преступлений на определенной территории по-служить основанием для усиления мер уголовной ре-прессии со стороны судебных органов, 112 ответили «да», и только лишь 11 - «нет». Приведенные данные лишний раз доказывают существующее мнение об отно-сительной самостоятельности судов и их способности на основе одних и тех же санкций оказывать воздействие на состояние преступности в отдельно взятых регионах.Пользуясь тем инструментарием, который им пре-доставляется государством, уполномоченные лица так или иначе в каждом конкретном случае исходя из своего собственного правосознания принимают целесообраз-ные решения, необходимые для достижения максималь-но полезного на данный момент времени результата. Вопросы усмотрения и целесообразности являются на сегодняшний день актуальными и во многом спорными как для отечественной теории, так и практики [17-19]. Однако наличие обоих явлений в реальной действитель-ности бесспорно. В свою очередь, последнее обстоя-тельство, а также приведенные выше данные исследова-ния указывают на высокую степень зависимости конеч-ного результата уголовно-правового воздействия от кон-кретного волеизъявления отдельно взятых лиц - судей, работников прокуратуры, следователей и т.д. Без их уча-стия, как и без их видения конкретных жизненных си-туаций, воздействие как таковое невозможно.Впрочем, зависимость воздействия на лицо совер-шившего преступление на правоприменительном уров-не проявляется не только в части назначения наказания или реализации так называемых некарательных мер [20. С. 7], но также касается вопросов квалифика-ции. Во многом этому способствует практика Верхов-ного Суда Российской Федерации, прецедентные ре-шения которого все чаще кладутся в основу принимае-мых решений судами нижестоящих инстанций. Почти во всех постановлениях Пленума Верховного Суда РФ последних лет прослеживается тенденция, в соответст-вии с которой он «подправляет» положения уголовного законодательства, фактически создает новые уголовно-правовые нормы [21. С. 41]. Более того, в отечествен-ной уголовно-правовой доктрине прямо указывается на то, что в настоящее время решения высшей судебной инстанции России превратились в императив для ни-жестоящих судов, а по существу - для всех правопри-менителей. Прецедентный характер в последнее время носит и деятельность Судебной Коллегии, а также Пре-101зидиума Верховного Суда РФ, решения которых неред-ственных средств, созданных специально в целях проти-ко выходят за рамки как уже сформировавшейся уго-водействия преступности и не менее качественного ихловно-правовой доктрины, так и наработанной судебнойиспользования. Таким образом, рассматриваемое явлениепрактики. Более того, конкретные решения Верховногонельзя представлять в одностороннем порядке как специ-Суда РФ нередко противоречат его постановлениям, чтоальную деятельность государства либо оценивать его ис-не может не вызывать определенные сложности у судовключительно с позиции правоприменительного аспекта, вв ходе квалификации преступлений и назначении нака-ходе которого происходит реализация наказания или мерзания [22. С. 7-9; 23. С. 68-70].некарательного характера.Безусловно, процесс практической реализации за-Уголовно-правовое воздействие скорее представля-конодательных предписаний, при наличии руководя-ет собой совокупность двух составляющих - процессащих разъяснений, а также конкретных решений по от-создания уголовно-правовых средств противодействиядельно взятым делам становится от них напрямую за-преступности и их практического применения для дос-висимым. Корректировка официального текста законатижения социально-полезного результата. При этомв ходе его применения осуществляется неоднократно,защита наиболее важных общественных отношений отначиная с Верховного Суда и заканчивая непосредст-преступных посягательств должна носить строго целе-венными исполнителями на местном уровне, уже ввой характер, таким образом, соответствуя не толькорамках принятия решений по самостоятельным эпизо-принципам законности и справедливости, но и целесо-дам. Данное обстоятельство делает правоприменитель-образности. В свою очередь, формулировка целей, аный аспект в понятии уголовно-правового воздействиязатем и средств их достижения изначально предполага-если и не доминирующим, то, по крайнее мере, не ме-ет общественно значимый и важный для государстванее важным, нежели аспект правотворческий.результат. Именно эти три категории (цель, средство,Отсюда следует, что уголовно-правовым воздействи-результат) и являются неотъемлемыми составляющимием следует признавать далеко не только специальнуюуголовно-правового воздействия на преступность надеятельность государства по регулированию обществен-любом из этапов развития общества. ных отношений, возникающих по поводу совершенияВсе это в совокупности позволяет определить уго-преступлений, но и фактическую деятельность право-ловно-правовое воздействие как целесообразную дея-применительных органов по практическому применениютельность государства, его исполнительных органов,сформулированных на государственном уровне средства также уполномоченных лиц по созданию и практиче-противодействия преступности. Уголовно-правовоескому применению средств противодействия преступ-воздействие в ходе применения закона приобретает ре-ности для достижения социально полезного результа-альные, а не абстрактные, какими они и являются в текстета, а также регулированию отношений, возникающихуголовного закона, очертания. При этом высокую степеньвследствие нарушения установленных уголовно-его эффективности можно обеспечить лишь за счет каче-правовых запретов.

Ключевые слова

impact, counteraction, crime, legal effects, средства противодействия, влияние, преступность, уголовно-правовое воздействие

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Бавсун Максим ВикторовичОмская академия Министерства внутренних дел Россиикандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры уголовного праваkafedramvd@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Шнитенков А. Проблемы квалификации при совокупности преступлений // Уголовное право. 2005. № 2. С. 67-69.
Бавсун М., Вишнякова Н. Проблемы квалификации убийства, сопряженного с иными преступлениями // Уголовное право. 2004. № 4. С. 8-11.
Лопашенко Н. Толкование пленумом Верховного Суда РФ норм об ответственности за незаконное предпринимательство и легализацию // Уголовное право. 2005. № 2. С. 39-41.
Набиуллин Ф.К. Некарательные меры уголовно-правового характера: природа, система и социально-правовое значение: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2008. 24 с.
Севастьянов А.П. Пределы судейского усмотрения при назначении наказания: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Красноярск, 2004. 24 с.
Грачева Ю.В. Судейское усмотрение в уголовном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. 32 с.
Бойко Д.В. Правоприменительное усмотрение, законность и произвол // Общество и право. 2009. № 3. С. 41-43.
Сараев В.В. Уголовно-правовая охрана профессионального спорта в России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2009. 22 с.
Категории диалектики как ступени познания / Под ред. А.П. Шептулина. М., 1971. 123 с.
Уголовный кодекс Франции / Науч. ред. Л.В. Головко; Н.Е. Крыловой. СПб., 2002. 648 с.
Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты / Под ред. О.А. Жидкова. М., 1993. 659 с.
Спасенников Б.А. Принудительные меры медицинского характера. СПб., 2003. 410 с.
Уголовный кодекс ФРГ / Науч. ред. Д.А. Шестаков. СПб., 2003. 552 с.
Щедрин Н.В. Введение в правовую теорию мер безопасности. Красноярск, 2000.
Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1970. 639 с.
Александрова З.Е. Словарь синонимов русского языка. М., 1975. 600 с.
Нечепуренко А.А. Испытание в уголовном праве Российской Федерации: опыт комплексного исследования. Омск, 2009. 283 с.
Дуюнов В.К. Механизм уголовно-правового воздействия: теоретические основы и практика реализации: Дис. ... д-ра юрид. наук. Тольятти, 2001. 512 с.
Дуюнов В.К. Уголовно-правовое воздействие: теория и практика. М., 2003. 343 с.
Векленко С.В. О повышении эффективности уголовно-правового воздействия // Противодействие преступности: уголовно-правовые, криминологические и уголовно-исполнительные аспекты: Материалы III Рос. конгр. уголовного права. М., 2008. С. 234-236.
Коробеев А.И. Уголовная наказуемость общественно опасных деяний. Хабаровск, 1986. 236 с.
Лопашенко Н.А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон, уголовно-правовая политика. СПб., 2004. 337 с.
Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М., 1978. 192 с.
 Понятие и содержание уголовно-правового воздействия на преступность | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 336.

Понятие и содержание уголовно-правового воздействия на преступность | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 336.

Полнотекстовая версия