Некоторые социально-экономические детерминанты женской преступности (криминологический анализна материалах федерального и регионального уровней) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 337.

Некоторые социально-экономические детерминанты женской преступности (криминологический анализна материалах федерального и регионального уровней)

Рассматриваются различные социально-экономические детерминанты женской преступности, действующие на общесоциальном уровне. Выявляются особенности их влияния на женскую преступность.

Some social-economic determinants of feminine criminality (criminology analysis on federal and regional level material).pdf Проблема причин преступности является одной изтрясение, которое резко нарушает его привычный об-центральных в криминологии. Рассматривая детерми-раз жизни: лишает стабильного источника средств кнанты женской преступности, под ними следует пони-существованию, обычной среды общения. Отсутствиемать совокупность трех явлений: непосредственнозаработка не позволяет удовлетворять естественныепричины, условия действия этих причин и факторы,потребности (в еде, одежде, жилище и т.п.). Однакообусловливающие преступность.проблема материальной обеспеченности - не единст-Различия между выделенными детерминантамивенная из тех, что встает перед безработным. Само по(собственно причинами, условиями и факторами) всебе увольнение - это стресс, но и наступающий последостаточной мере условны. В реальных обстоятельст-него период поиска новой работы обычно также не от-вах они не действуют изолированно друг от друга, аличается безмятежностью. Состояние нестабильностисуществуют в тесной взаимосвязи, воплощаясь в еди-порождает чувства незащищенности, тревожности, ко-ную криминогенную ситуацию.торые усиливаются тем больше, чем дольше человек неИсследование детерминант преступности, в томможет трудоустроиться.числе женской, целесообразно и обоснованно осущест-Еще одним негативным последствием длительноговлять на трех уровнях: общесоциальном (на уровнепребывания в статусе безработного является профес-всего общества), социально-психологическом (на уров-сиональная деградация. Между тем неизбежным след-не малых социальных групп) и психологическомствием ухудшения профессиональных знаний и навы-(взаимодействие личности преступника с конкретнойков является меньшая заинтересованность работодате-жизненной ситуацией совершения преступления).ля в таком потенциальном «соискателе». То есть фактОбщесоциальные детерминанты женской преступ-отсутствия работы, с одной стороны, не позволяет под-ности связаны с социальными явлениями и процесса-держивать и повышать квалификацию, с другой - по-ми, происходящими в обществе в целом, и отражаю-теря квалификации становится препятствием для полу-щимися на жизни макрогрупп (возрастных, националь-чения работы.ных и т.п.) [1. С. 145-148]. Среди детерминант данногоСам по себе факт, что безработицу следует рассмат-уровня особое значение принадлежит тем, которыеривать в качестве общесоциальной детерминанты жен-действуют в социально-экономической сфере.ской преступности, сомнений не вызывает. Безработи-Кризисное состояние экономики само по себя явля-ца среди женщин в Российской Федерации в 2008 г.ется мощным источником криминальной напряженно-достигала 6,1% от числа экономически активного жен-сти в обществе. Сокращение уровня производства, по-ского населения [2. С. 104]. Между тем среди женщин-вышение цен, рост инфляции, безработицы - все этипреступниц величина рассматриваемого показателяявления ведут к существенному ухудшению уровнязначительно выше и составляет, по данным нашегожизни населения, обострению имеющихся противоре-исследования, 58,7%.чий, социальной напряженности и, в том числе, к ростуВ литературе отмечается [3. С. 31], что мужчины ипреступности. Социально-экономическая ситуация вженщины, оказавшись безработными, демонстрируютконкретных регионах страны в целом повторяет тен-различное поведение. Есть мнение, что представитель-денции, происходящие на общефедеральном уровне.ницы «слабого пола» в такой ситуации часто оказыва-Однако существуют и некоторые территориальныеются вынужденными не просто менять свой социаль-особенности.ный и профессиональный статус, а значительно сни-Социально-экономическое положение в Сибирскомжать его [4. С. 28-29]. Однако думается, что эта про-федеральном округе (СФО), во входящих в него субъ-блема свойственна и мужчинам. Ее возникновение мо-ектах (в частности, в Новосибирской, Кемеровской,жет быть обусловлено отсутствием вакантных мест вТомской областях), предопределяет условия жизни втой сфере, в которой субъект осуществлял свою дея-них. В округе достаточно остро стоит проблема безра-тельность до увольнения, а также его недостаточнойботицы, уровень которой превышает общероссийский,конкурентоспособностью, не обеспечивающей трудо-особенно среди женщин и молодежи. Если в целом поустройства даже при наличии работы.стране в 2008 г. уровень безработицы составлял 6,3%,Между тем сведения официальной статистики под-то в Новосибирской области он достигал 7,3%, в Кеме-тверждают, что женщины ищут работу намного актив-ровской - 6,7, а в Томской - 8,0%. При этом по округунее мужчин. По данным Роструда, в 2007 г. в России изего величина равнялась 8,3% [2. С. 104, 115, 117, 118].1553 тыс. безработных, зарегистрированных в государ-Безработица - явление опасное во многих отноше-ственных учреждениях службы занятости населения,107ниях. Исключение человека из сферы занятости - по-983 тыс. были женщины, что составляет более 60,0%.Уровень зарегистрированной безработицы среди муж-чин в Российской Федерации в 2005 г. был равен 1,7%, а среди женщин - 3,2%, в 2006 г., соответственно, 1,6 и 3,1%, в 2007 г. - 1,5 и 2,7%, а в 2008 г. - 1,6 и 2,5%. То есть число женщин, официально занятых проблемой трудоустройства, почти в 2 раза превышает соответст-вующее число мужчин [5. С. 130].Несмотря на большее стремление женщин найти работу, «успеха» в этом они достигают медленнее и сложнее, чем мужчины. Так, в 2008 г. в Российской Федерации средняя продолжительность поиска работы у мужчин составляла 7,6 месяцев, а у женщин -8,4 месяцев, в СФО 7,7 месяцев у мужчин и 8,7 месяцев у женщин, в Новосибирской области - 6,5 месяцев у мужчин и 6,8 месяцев у женщин, в Кемеровской -7,9 месяцев у мужчин и 8,9 месяцев у женщин, в Том-ской - 7,2 месяцев у мужчин и 8,9 месяцев у женщин [2. С. 140, 141, 144, 145]. При этом женщины (как без-работные, так и трудоустроенные) существенно опере-жают мужчин по среднему профессиональному, выс-шему и неполному высшему образованию [2. С. 40, 127; 6. С. 11; 7. С. 68, 71]. Указанная тенденция харак-терна и для преступниц.Негативным явлением социально-экономической сферы следует признать невостребованность на рынке труда молодежи. В 2006 г. в России 42,7% безработ-ных, а в 2008 - уже 43,0% безработных составляли граждане в возрасте до 30 лет. Из них 33,1% в 2006 г., а в 2008 г. - 33,7% приходилось на возрастную группу от 20 до 29 лет [2. С. 121]. Таким образом, из производст-венной сферы в наибольшей степени исключается са-мая активная часть населения. Данный процесс может объясняться количественным и качественным несоот-ветствием подготовки кадров реальным потребностям современного рынка труда, чрезмерной амбициозно-стью «соискателей», их нежеланием и(или) неспособ-ностью признать свою действительную «стоимость» и «повысить» ее, отсутствием желания у работодателей вкладывать силы и средства в развитие молодых спе-циалистов и т.п. Однако чем бы ни была обусловлена безработица молодежи, криминальную опасность этого явления для страны переоценить сложно. Не следует забывать, что отсутствие вложений в свое будущее се-годня, может привести к тому, что завтра оно не насту-пит. Ведь именно в возрасте до 30 лет закладывается «фундамент» всей последующей жизни человека - и личной, и профессиональной.Тот факт, что невостребованность молодежи на рынке труда детерминирует женскую преступность, подтверждается результатами нашего исследования. Установлено, что удельный вес безработных среди преступниц составляет 58,7%. При этом отмечено воз-растание как абсолютного числа, так и удельного веса преступниц в возрасте 18-29 лет. Их доля в общем числе женщин-преступниц превышает 40,0%. У пред-ставительниц указанной возрастной группы также на-блюдается наибольшая криминальная активность.Необходимо учитывать, что детерминировать жен-скую преступность может не только исключение из сферы занятости, но и характер выполняемой работы. В литературе [8. С. 56; 9. С. 28] неоднократно отмеча-лась возрастающая активность участия женщин в про-108изводстве, в экономической жизни страны в целом. Между тем результаты нашего исследования не позво-ляют подтвердить правомерность данного вывода для современного этапа. Анализ официальной статистики за 1995-2008 гг. свидетельствует о том, что на протя-жении всего указанного периода женщины в Россий-ской Федерации составляли порядка 49,0% от числен-ности экономически активного населения. Одновре-менно на долю женщин приходилось 49,0% всего заня-того в экономике населения. Следовательно, констати-ровать всевозрастающую занятость женщин в эконо-мической жизни страны в настоящее время не пред-ставляется справедливым. В то же время подтвержда-ется правомерность вывода о значительности роли женщин в экономике [10. С. 182].Образование и высокая квалификация позволяют женщинам конкурировать и занимать должности, кото-рые раньше предоставлялись только мужчинам - в де-ловой сфере, финансовых структурах и органах управ-ления. Однако говорить о полном и действительном «равенстве полов» не представляется возможным. От-метим, что неравенство может проявляться в разных областях - в сфере занятости, профессиональной дея-тельности, разделении труда и уровне его оплаты и др. В принципе, неравенство - явление неизбежное и гене-тически присущее любому обществу. Искоренить его невозможно и даже не целесообразно. Следовательно, значение имеет не наличие неравенства как такового, а степень разрыва в положении отдельных групп, инди-видов, отсутствие реальных равных возможностей у каждого члена общества реализовать себя и факт осоз-нания человеком своего «ущемленного» положения.Социальное неравенство, в частности неравенство в распределении доходов, резкое расслоение населения по имущественному признаку, существенно влияет на основные показатели женской преступности. По оцен-кам некоторых исследователей [11. С. 141], разрыв ме-жду группами населения с высокими и низкими дохо-дами составляет в настоящее время 12,9 раз, тогда как предельное его значение не должно превышать макси-мум 8 раз. По данным Федеральной службы государст-венной статистики, изложенным в статистическом об-зоре о социально-экономи-ческом положении РФ, за 2009 г. на долю 10,0% наиболее обеспеченного населе-ния приходилось 31,0% общего объема денежных до-ходов, а на долю 10,0% наименее обеспеченного насе-ления - 1,9%.В СФО продолжает снижаться уровень жизни насе-ления, его социальная защищенность. Среднедушевой доход более половины населения округа составляет лишь 63% от величины прожиточного минимума.В РФ численность населения с денежными дохода-ми ниже величины прожиточного минимума составля-ет 13,4% от всего населения страны. Значение данного показателя больше в Новосибирской (18,2%), меньше в Кемеровской (11,0%) и почти тождественно в Томской области (13,6%).Денежные доходы населения в СФО ниже общерос-сийских, например на 6,0% в Томской и на 18,0% в Новосибирской области. Среднедушевой денежный доход в округе составляет приблизительно 81,0% от величины данного дохода в целом по России.Детерминирующее воздействие на женскую пре-ступность оказывает рост темпов инфляции. Тем более, что ценовой «пресс» в первую очередь «давит» на на-селение с невысокими доходами, заставляя сокращать потребление предметов первой необходимости и про-дуктов питания. То есть «бедняки становятся еще бед-нее», что неизбежно оказывает негативное влияние на их поведение.Для женщин проблема неравенства приобретает особый смысл, поскольку оно проявляется для них не только в вертикальном аспекте (социальное положение отдельных групп), но и в горизонтальном (взаимоот-ношениях в рамках одной группы), а именно в обще-принятом восприятии женщины как не равного мужчи-не субъекта.«Слабый пол» преимущественно занят в тех отрас-лях, которые традиционно считаются «женскими»: тор-говля, общественное питание, здравоохранение, образо-вание, культура и т.п. К примеру, в РФ удельный вес женщин в общей численности работающих в торговле в 2008 г. составлял 61,0%, в сфере здравоохранения и пре-доставления социальных услуг - 79,9, в образовании -80,4%. Кроме того, большая доля женщин традиционно вовлечена в финансовую деятельность (68,5% от всех работающих в данной области), деятельность, связан-ную со сферой гостиничных и ресторанных услуг (78,6%), а также в сельское хозяйство (37,1%), на обра-батывающие производства (42,1%) и в сферу государст-венного управления, обязательного социального обеспе-чения (40,3%) [2. С. 71-72; 5. С. 137].Само по себе разделение труда на «мужской» и «женский» уже предопределяет некоторое неравенство. Однако это «неравенство» заключается не только в выборе сферы занятости, но и в предоставляемом за труд вознаграждении: заработной плате и возможно-стях карьерного роста.Официальная статистика свидетельствует о сохра-няющемся неравенстве в оплате «женского» и «муж-ского» труда. По данным Росстата, отношение заработ-ной платы женщин к заработной плате мужчин состав-ляло в среднем в 2005 г. 60,7%, в 2007 г. - 63,1%. В большинстве регионов и профессий женщины зараба-тывают меньше мужчин. Даже в «традиционно жен-ских» отраслях экономики, которые некогда не относи-лись к высокооплачиваемым, доходы мужчин в целом выше. Например, в 2007 г. отношение заработной пла-ты женщин к заработной плате мужчин в образовании составляло 89,3%, здравоохранении - 85,1, торговле -68,6, а в культуре - 63,5%. Отчасти указанная разница в оплате «женского» и «мужского» труда может объяс-няться тем, что 62,9% руководящих должностей (в ор-ганах власти и управления, а также в организациях) в различных сферах профессиональной деятельности занимают представители «сильного» пола [2. С. 80-81].Между тем женщины получают меньше мужчин не только за работу в одних и тех же отраслях экономики, но и за выполнение одинаковых трудовых функций на тождественных должностях. В частности, в 2007 г. средняя начисленная заработная плата руководителей организаций и их структурных подразделений (служб) составляла для мужчин 28380 руб., а для женщин 19314 руб.; специалистов высшего уровня квалифика-ции - для мужчин 18389 руб., а для женщин 13462 руб.; работников сферы обслуживания и торговли - для мужчин 11477 руб., а для женщин 7533 руб. То есть отношение доходов женщин к доходам мужчин по ука-занным занятиям и должностям равнялось соответст-венно, 68,1, 73,2 и 65,6% [2. С. 434-436].Исходя из изложенного, представляется, что разни-ца в оплате труда является следствием не только терри-ториальной, отраслевой, должностной или профессио-нальной, но и гендерной дифференциации, а именно принадлежности работника к тому или иному полу.По-прежнему некоторая часть женщин занята тяже-лым физическим трудом, работает в условиях, не отве-чающих санитарно-гигиеническим нормам, правилам охраны труда. Так, на конец 2008 г. от общей численно-сти женщин, работающих в промышленности, строи-тельстве, транспорте и связи, удельный вес занятых на тяжелых работах составлял соответственно 12,5, 3,2, 3,4 и 0,6%; занятых на работах, связанных с напряженно-стью трудового процесса, - 15,8, 2,2, 6,3 и 0,8%; рабо-тающих в условиях, не отвечающих гигиеническим нормативам, - 63,9, 7,1, 16,9 и 1,9% [2. С. 313].Тяжелый, напряженный, неквалифицированный труд не только не приносит морального удовлетворе-ния, не способствует духовному развитию личности, но и значительно ее огрубляет, изматывает и физиче-ски, и эмоционально. Работа, не предоставляющая возможностей для развития и раскрытия внутреннего потенциала, не может оказывать должного воспита-тельного воздействия. В литературе [9. С. 29] отмеча-ется, что у женщин, занятых низко квалифицирован-ным трудом, нередко вырабатывается к нему исклю-чительно утилитарное, потребительское отношение лишь как к средству заработка, возникает чувство безразличия, равнодушия к исполняемым обязанно-стям, а также практически полностью отсутствует заинтересованность в конечном результате. Подобные негативные настроения, в конечном счете, оказывают воздействие на мировоззрение женщин, формируя у них (в некоторых случаях) антиобщественную моти-вацию поведения.Детерминирующее влияние на женскую преступ-ность тяжелой и малоквалифицированной работы под-тверждается тем, что среди преступниц доля рабочих достигает 18,0% [12. С. 29]. Соответственно, данной группе принадлежит второе место по удельному весу при классификации преступниц по роду занятий.Неблагоприятное состояние экономики предопре-деляет сложную социальную ситуацию. Однако наше государство не обеспечивает достаточную поддержку семьи, материнства и детства, не защищает должным образом эти самые важные для женщины институты. Современное состояние систем бесплатной медицин-ской помощи, дошкольного образования нельзя при-знать в полной мере соответствующим реальным по-требностям общества. Такое положение затрудняет успешное решение проблемы «двойной занятости», а именно - совмещения женщинами трудовой деятель-ности с заботой о семье и детях. Необходимость долж-ным образом выполнять широкий круг обязанностей (профессиональных - на работе, матери и жены - в быту), неизбежно приводит к чрезмерным перегрузкам,109которые отрицательно влияют и на психическое, и нагруппы превращает их в объекты повышенного крими-физическое здоровье женщин.нального и виктимологического риска.Низкий уровень социальных гарантий в области мате-Детерминирующее воздействие на женскую пре-ринства и детства также препятствует решению одной изступность также оказывает миграция женщин из села всерьезнейших проблем современной России - демогра-город. Большая свобода, разнообразие и соблазны го-фической. Естественный прирост в СФО, также как и врода могут подтолкнуть к «неправильной компании»,общем по России, имеет отрицательное значение (-1,7 в«неправильному поведению» и, в конце концов, к ан-округе; -3,3 по стране), хотя и выше среднефедеральноготиобщественному или даже преступному образу жиз-почти в 2 раза. Из трех субъектов самым высоким значе-ни. Похожая «судьба» нередко ожидает и тех предста-ние данного показателя является в Томской областивительниц «слабого пола», которым не удается благо-(-0,8), а самым низким - в Кемеровской (-4,5).получно устроиться в новых условиях, но возвращатьсяХарактеризуя влияние демографической ситуации нана село они полагают нецелесообразным или уже не-женскую преступность, нельзя не обратить внимание навозможным.миграционные процессы. По некоторым данным, доляВ определенной степени женскую преступность де-мигранток среди осужденных к лишению свободы жен-терминирует урбанизация. Доля «городских» средищин составляет 13,0% [13. С. 7]. Миграционный прироствсех преступниц составляет почти 90,0%. «Город» -в Томской и Кемеровской областях превышает обще-это не только место проживания, но и определеннаяроссийский. Если в целом по стране миграционный при-культура, даже образ жизни. В городе контроль за лич-рост на 10 000 населения составил в 2007 г. 18,2, то вностью значительно снижен. С одной стороны, этоТомской и Кемеровской областях 26,2 и 34,8 соответст-обеспечивает большую самостоятельность, но с дру-венно. В Новосибирской области миграционный при-гой - лишает поддержки и защиты.рост незначительно отличался от федерального (13,9).Таким образом, среди основных социально-При этом интересно, что по округу данный показательэкономических детерминант женской преступности,имел отрицательное значение (-1,8).действующих на общесоциальном уровне, можно вы-Следует отметить, что негативно отражается на по-делить безработицу, опережающий рост расходов надказателях женской преступности не любая миграция.доходами вследствие инфляции, невостребованностьОтрицательное влияние оказывают, прежде всего, пе-на рынке труда молодежи, характер выполняемой ра-ремещения населения, обусловленные нестабильно-боты и условия труда, социальное и экономическоестью, существованием конфликтной, обостренной об-неравенство разных групп населения, гендерное нера-становки (социально-экономической, политической) ввенство, проявляющееся, в том числе, в сфере занято-каком-либо регионе. Такая миграция приводит к появ-сти, должностном положении и оплате труда, а такжелению беженцев, вынужденных переселенцев, которыенизкий уровень социальных гарантий в области се-нуждаются в особых мерах поддержки и защиты. Со-мьи, материнства и детства, миграцию и урбанизациюциальная неустроенность и незащищенность даннойнаселения.ЛИТЕРАТУРА

Ключевые слова

feminine criminality, socio-economic sphere, determinants of criminality, преступность женщин, социально-экономическая сфера, детерминанты преступности

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Дёмина Ксения АлександровнаЮридический институт Томского государственного университетааспирант кафедры уголовно-исполнительного права и криминологииfar-friend@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Преступность в Томской области: Стат. сб. 2007. Томск.: Томскстат-Т, 2007. 90 с.
Волкова Т.Н. Особенности женской преступности в России. М.: МЮИ МВД России, 1998. 62 с.
Святенко И.Ю., Маслюк С.Г. Проблемы глобализации и защиты национальных интересов России // Право и безопасность. 2002. № 4. С. 139-141.
Голоднюк М.Н. Некоторые вопросы женской преступности // Вестник Московского университета: право. 1978. № 1. С. 23-30.
Щербакова Л.М. Женская насильственная преступность в современной России: криминологические проблемы: Дис. … д-ра. юрид. наук. М., 2008. 478 с.
Кузбасс. История в цифрах: Стат. сб. 2008. Кемерово: Кемеровостат, 2008. 322 с.
Антонян Ю.М. Преступность среди женщин. М.: Российское право, 1992. 256 с.
Женщины и мужчины Новосибирской области: Стат. сб. Новосибирск: Новосибирскстат, 2004. 103 с.
Российский статистический ежегодник: Стат. сб. 2009. М.: Росстат, 2009. 795 с.
Гимпельсон В.Е., Магун В.С. Уволенные на рынке труда: новая работа и социальная мобильность // Социологический журнал. 1994. № 4. С. 28-31.
Труд и занятость в России: Стат. сб. 2009. М.: Росстат, 2009. 623 с.
Шеслер А.В., Смолина Т.А. Криминологическая характеристика и профилактика женской преступности: Учеб. пособие. Тюмень: Тюмен. юрид. ин-т МВД России, 2008. 95 с.
Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Криминология. Общая часть: Учеб. пособие. Красноярск: Горница, 1997. 256 с.
 Некоторые социально-экономические детерминанты женской преступности (криминологический анализна материалах федерального и регионального уровней) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 337.

Некоторые социально-экономические детерминанты женской преступности (криминологический анализна материалах федерального и регионального уровней) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 337.

Полнотекстовая версия