Особенности определения феномена власти в традиции философии постмодернизма | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 338.

Особенности определения феномена власти в традиции философии постмодернизма

Представлен анализ проблемы определения феномена власти в концепциях философии постмодернизма. Выделяются три уровня подхода к определению понятия власти в пределах указанной традиции: негативное определение; выделение особенностей и новизны предлагаемой дефиниции феномена и различение в понимании власти в рамках самой традиции философии постмодернизма.

The peculiarities of the authority phenomenon definition in the tradition of post-modernism philosophy.pdf Как и любой социальный феномен, власть всегдарамках самой концепции, т.е. внутренняя критика оп-была объектом внимания исследователей. Трудностиределений понятия «власть», наработанных в пределахопределения понятия власти по мере углубления ис-традиции философии постмодернизма.следования данного феномена, а также отсутствие со-Если рассматривать концептуализацию понятиягласия в ее понимании породили сомнения в необхо-«власть» в постмодернизме только как результат пост-димости такого понятия. Однако, как отмечают иссле-модернистской критики каузальной парадигмы власти,дователи социальной философии, отсутствие всемиосновы которой заложил Т. Гоббс и которая получилапризнанного определения не означает, что дискуссияширокое распространение в философских теориях, топо поводу содержания понятия беспредметна, тем бо-нам открывается негативный пласт определения инте-лее что использование других терминов не отменяетресующего нас феномена. М. Фуко в своих исследова-проблему присутствия в социуме определенного набо-ниях пишет об ограниченности парадигмы власти, вра свойств и отношений, которые ассоциируются с по-которой власть сводится к репрессивной силе, к «вла-нятием власти. И как оказывается, вариативность оп-сти над»: «Властью я называю не «власть» как сово-ределений феномена власти указывает на культурно-купность институтов и аппаратов, которые гарантиро-исторический контекст, в который, прежде всего,вали бы подчинение граждан в каком-то государстве…включен исследователь. По мере изменения социально-под властью я также не подразумеваю такой способполитической практики и накопления социальногоподчинения, который в противоположность насилиюопыта, неизбежно возникает потребность в измененииимел бы форму правила» [1. C. 190-191]. Различныеи уточнении даже самых успешных попыток концеп-вариации каузальной концепции власти, как полагаеттуализации власти.М. Фуко, лишает власть продуктивности, действенно-Несмотря на то что обращение к понятию властисти, позитивности и, в принципе, всего, что могло быможно проследить еще от античной философии, этодать ей возможность вообще сохранить себя [1. С. 184].обращение не проблематизирует данный феномен.Слабость каузального понимания феномена властиПервая попытка определить власть как понятие, соз-также отмечает и Ж. Бодрийяр: «…если бы онадать концепцию власти в истории западноевропейской(власть - прим. Н.К.) строилась на одностороннем под-философии дана в исследовании Т. Гоббса. В этой кон-чинении, как в традиционной оптике, то давно уже былацептуализации уже можно констатировать возникнове-бы повсеместно низвергнута» [2. С. 70]. В подобном жение к данному явлению интереса, который будет воз-ключе строит свои рассуждения и Ж. Делёз, когда пишетрастать, приводя к тому, что постепенно в дискуссиях оо желании и симулякре [3. С. 357-362], и Ж.-Ф. Лиотар,власти анализ понятия «власть» представляется всеисследуя функционирование языковых игр в социальнойболее систематизированным, превращаясь в важныйсистеме [4. С. 134-150]. В пределах этого негативногоэлемент исследования социальных отношений. И, на-уровня рассмотрения феномена власти в традиции по-конец, в рамках постмодернистских концепций фено-стмодернизма у авторов не наблюдается значительныхмен власти становится не просто элементом исследова-расхождений, фактически философия постмодернизмания, но объектом и предметом пристального вниманияпозиционирует себя на этом отличии.исследователя, где все социальные отношения инте-Концепция власти М. Вебера, в которой понятиересны в той мере, в какой они репрезентируют власть.власти оказывается тщательно проработанным, приоб-Дефиниция феномена власти в рамках традицииретает современную четкость и актуализирует пробле-философии постмодернизма обладает, как минимум,матику легитимности власти, безусловно, являетсятремя уровнями. Первый уровень включает в себя не-важным этапом в процессе концептуализации феноме-гативное определение, т.е. отделение своего определе-на власти [5. С. 645-648]. С одной стороны, в рамкахния власти от других, предшествующих концепцийтакого представления о власти уже есть выход на однувласти, их критика; второй уровень - выделение осо-важную характеристику феномена власти, которуюбенностей и новизны дефиниции феномена в рамкахвыделяют авторы, работающие в рамках традиции фи-постулируемой концепции власти; третий уровеньлософии постмодернизма: отделение самого феноменапредставляет собой различение в пониманиях власти ввласти от субъектов власти, т.е. власть определяется39как не принадлежащая индивидам, но существующая лишь в отношениях между ними. С другой стороны, и данная дефиниция оказывается нерелевантной для опи-сания феномена власти, с точки зрения представителей философии постмодернизма, т.к. предлагаемое в ней определение не отходит от традиционного выделения оппозиционности и ассиметричности власти, где власть концептуализируется как «власть над кем-то». В рам-ках философии постмодернизма положение ассимет-рии и оппозиции подвергается критике: власть - не отношение власти одного субъекта (группы) над дру-гим, а и тот и другой являются уже продуктом власти и представляют собой элементы в ее конструкции, в ее целом [3. С. 87-90]. Таким образом, концепция власти, предложенная в философии постмодернизма, дает не-гативное определение феномена власти - это не некий институт или субъект; не какая-то определенная группа или сила, которой некто был бы наделен; власть не на-ходится в позиции надстройки в социуме; она - не об-ладание субъекта возможностью воздействовать на что-либо или кого-либо, где возрастание такой воз-можности у одних индивидов и групп означает одно-временно уменьшение ее у других.Критика определений понятия власти, предшест-вующих появлению его постмодернистской концептуа-лизации, позволила выделить основные положения, требующие осмысления и углубления исследования указанного феномена. Позитивное определение власти в рамках постмодернизма, с одной стороны, появляется как ответ на изменение формы власти, когда подчерки-вается неспособность традиционной модели адекватно описать и объяснить именно современные формы вла-сти, основанные на новых способах развития социаль-ных процессов, когда знания и информация становятся стратегическими ресурсами трансформации общества. С другой стороны, предлагаемая модель власти не ог-раничивается определением только современной фор-мы власти (которая просто признается как особо изо-бретательная по части тонких и изощренных механиз-мов), но претендует на универсальность.В постмодернистских концепциях феномен власти рассматривается как двусторонний: с одной стороны, власть осуществляется через уже существующие структуры и их элементы (институты власти, государ-ственный аппарат, субъекты власти), с другой - создает эти структуры и элементы осуществления власти (мик-роуровень власти). В этом заключается парадоксаль-ность власти: власть представляет собой и осуществле-ние власти, и обратную реакцию на это осуществление. Наиболее явно такое понимание власти прослеживает-ся, прежде всего, в суждениях М. Фуко: «...власть при-ходит снизу; это значит, что в основании отношений власти… не существует никакой бинарной и глобаль-ной оппозиции между господствующими и теми, над кем господствуют… скорее следует предположить, что множественные отношения силы, которые… действу-ют в аппаратах производства, в семье, в ограниченных группах, в институтах, служат опорой для обширных последствий расщепления, которые пронизывают все целое социального тела» [1. С. 193]. Похожие суждения прослеживаются и в исследованиях Ж. Делёза [3. С. 105-109], Ж.-Ф. Лиотара [4. С. 118-120], Ж. Бодрий-40яра, когда эти авторы рассматривают все видимые ат-рибуты власти как только лишь эффекты от осуществ-ления власти как таковой. Такая власть не только давит на нас, как сила, говорящая «нет», но и производит эф-фект смысла, эффект желания и удовольствия, произ-водит положения вещей, в которых сама воплощается. Понимание власти, которое предлагает концепция по-стмодернизма, претендует на вскрытие фундаменталь-ных оснований социума и всех его институтов, в том числе и властных. То, что традиционно пытались опре-делить как власть, оказывается не властью самой по себе, а уже только результатами ее действия. Это положение в понимании феномена власти лаконично сформулировал Ж. Бодрийяр: «Власть - это необратимый принцип орга-низации, она производит реальное, все больше и больше реального, создавая номенклатуру, безапелляционную диктатуру, которая никогда не уничтожает себя» [2. С. 67]. И социальные институты, и конкретные индивиды, и положения вещей, и частные события формируются на уровне «машинерии смысла» (то есть на уровне субстан-ции власти) таким образом, что сами формируют множе-ство возможностей осуществления власти. М. Фуко в сво-ей работе «Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности» обращает внимание на тот аспект, что все, созданные властью, положения в социуме уже включают в себя и генерализирующую линию осуществления вла-сти, и сопротивления этой линии. Эти сопротивления яв-ляются уже включенными в феномен власти, как ее по-люс, и при проявлении власти в ее видимых эффектах представляют собой перемещающиеся расслоения, груп-пы, которые могут делать возможной революцию [1. С. 196]. Власть в традиции философии постмодернизма в общем смысле концептуализируется как множествен-ность отношений, имманентных и конститутивных для любых социальных систем.Третий уровень, который можно выделить в иссле-довании феномена власти в рамках традиции филосо-фии постмодернизма, связан с расхождениями в опре-делении власти в пределах этой традиции. Основные критические замечания по отношению к определению власти в философии постмодернизма, которые даны изнутри, т.е. высказаны представителями этой тради-ции, были явлены Ж. Бодрийяром в работе «Забыть Фуко». Первое, на что обращает внимание Ж. Бодрий-яр, - это неслучайное совпадение «новой концепции власти (концепции М. Фуко. - прим. Н.К.) с новой кон-цепцией желания, предложенной Делёзом и Лиота-ром… дело в том, что у Фуко власть занимает место желания… он (Фуко) способствовал тому, чтобы власть функционировала тем же образом, что и жела-ние, точно так же как у Делёза желание функционирует в качестве будущих форм власти» [2. С. 45-47]. Подоб-ная спираль власти, как замечает автор в своем иссле-довании «Забыть Фуко», приводит нас к воплощенной идее тотального контроля в социуме. Данному замеча-нию сложно возразить, но необходимо отметить, что здесь можно говорить не о тотальном контроле опреде-ленного типа власти и не о контроле со стороны инсти-тутов власти или субъектов власти, а о неизбежной включенности в те условия, которые создает власть. (это ситуация близка к хайдеггеровскому выделению модуса «заброшенности»). М. Фуко характеризует по-ложение тотальности власти таким образом: «Везде-ри отношений власти и, как ее полюс, точно так жесущность власти: не потому вовсе, что она будто быпронизывает общество.обладает привилегией перегруппировывать все подТретье критическое замечание, которое можно выде-своим непобедимым единством, но потому, что оналить в рамках концепции власти, которую предлагаетпроизводит себя в каждое мгновение в любой точкефилософия постмодернизма, касается выявления пробле-или, скорее, - в любом отношении от одной точки кмы бесконечного рассеивания власти, логическим окон-другой» [1. С. 192]. Таким образом, в постмодернист-чанием которого, если быть последовательными в анали-ской концепции власти идея тотальности власти пере-тике власти, как она определяется у Ж. Делёза и М. Фуко,водится с уровня контроля властных институций надолжно быть полное ее исчезновение. Действительно,уровень фундамента для образования этих институций.необходимо констатировать, что последовательная анали-Ж. Бодрийяром также выделяется проблема возник-тика власти в рамках традиции постмодернизма заставля-новения сопротивления власти, которое, бесспорно,ет признать, что власть как субстанция не существует, иприсутствует в социуме. Если бы власть действительнодаже микроуровни власти, о которых говорят представи-осуществляла себя во всех микроуровнях социума, онатели философии постмодернизма, являются уже не самойбы, как замечает Ж. Бодрийяр, уже давно не встречалавластью, а ее эффектами. Эта крайняя степень растворе-бы сопротивления, а между тем, утверждает данныйния власти в социуме слабо представлена в традиции по-автор, «это сопротивление вовсе не «желание» (и нестмодернизма как бесперспективная в качестве инстру-«власть». - прим. Н.К.), это то, что приводит власть кмента исследования социальной реальности и непригод-разрушению по мере ее необратимого логическогоная для описания и объяснения социальных отношений.расширения» [2. С. 70]. Здесь можно возразить данно-Поэтому авторы, работающие в рамках постмодернизма,му автору: концепция власти М. Фуко включает в себяограничивают исследование микроуровнем, в пределахрассмотрение проблемы возникновения сопротивле-которого феномен власти еще можно ухватить, которыйния, которое у данного автора является полюсом внут-обладает эвристической ценностью.

Ключевые слова

resistance, micro level of authority, authority phenomenon, сопротивление, микроуровень власти, феномен власти

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Калимуллина Нейля РафаэльевнаТомский государственный университетаспирант кафедры социальной философии, онтологии и теории познания философского факультетаkalimullina_neilya@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна. М.: Алетейя, 1998. 160 с.
Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. 808 с.
Бодрийяр Ж. Забыть Фуко. СПб.: Вл. Даль, 2000. 91 с.
Делёз Ж. Логика смысла. М.: Раритет; Екатеринбург: Деловая книга, 1998. 480 с.
Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет. М.: Касталь, 1996. 448 с.
 Особенности определения феномена власти в традиции философии постмодернизма | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 338.

Особенности определения феномена власти в традиции философии постмодернизма | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 338.

Полнотекстовая версия