Становление и развитие оппозиционных партий в современной России | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 338.

Становление и развитие оппозиционных партий в современной России

Рассматривается один из важных аспектов политической жизнироссийского общества: политическая деятельность оппозиции;анализируются процессы становления и развития оппозиционных партий в современной России. Прослеживается историяформирования и развития российской политической оппозиции с конца 80-х гг. прошлого века по настоящее время; рассматриваются организации, представляющие лояльную оппозицию,полуоппозицию, а также принципиальную нелояльную оппозицию в России.

Political activity of opposition.pdf Россия имеет значительный опыт деятельности оппо-Второе направление, более многочисленное и вы-зиционных политических партий. Становление и развитиешедшее во второй половине 1970-х гг. на первый план,вообще политических партий в условиях России XIX-можно назвать либеральным или социал-либеральным.XX вв. проходило абсолютно в глубокой оппозиции. Соб-Участники его сосредоточились на правозащитной дея-ственно и существование советского государства отлича-тельности; поскольку в качестве образца правовоголось однопартийной системой с резким подавлением лю-государства принимались западные демократии, онобого инакомыслия и оппозиционности.также может быть названо «западническим» (хотя, вНаверное, не будет слишком большим упрощениемсущности, «западническими» являются оба рассматри-утверждение того, что предпосылки формирования ос-ваемых направления). К этому течению эволюциони-новных направлений современной российской полити-ровал А.Д. Сахаров, к нему относились Л. Алексеева,ческой оппозиции сформировались в 1960-1980-е гг., вВ. Буковский, В. Чапидзе и др.последнюю эпоху советской истории. Ф. Бэгхурн клас-Наконец, третье направление в диссидентском дви-сифицировал «модели оппозиционной мысли и деятель-жении было представлено русскими националистаминости» в Советском Союзе второй половины 1960-х -(различные исследователи называют его также неосла-начала 1970-х гг. как «фракционную, секторальную ивянофильством, «возрожденчеством» или «христиан-подрывную оппозицию» [1. С. 39; 2. С. 80]. Термины,ской идеологией» [3, 4]. Наиболее видной фигурой в немпредложенные Ф. Бэгхурном, не очень удачны, но в це-был А.И. Солженицын. Они надеялись возродить рус-лом круг явлений, относящихся к политической оппози-скую государственность на основе возврата к правосла-ции, он определил довольно точно. Под фракционнойвию и дореволюционной культуре; как замечаетоппозицией он подразумевал попытки членов высшегоДж. Хоскинг, было непонятно, каким образом авторита-партийно-советского руководства изменить персональ-ризм и клерикализм совместимы с гражданскими свобо-ный состав высших органов руководства или отдельныедами, прежде всего, свободной и слова и совести [4].аспекты политики Советского государства [1. С. 50].Все эти направления так или иначе обозначались,Секторальная оппозиция - оппозиция специалистов изаявляли о себе, но существенного влияния в условияхпрофессионалов (научная и творческая интеллигенция,существования Советского Союза не имели. Однакодиректорат), ставящих целью максимизировать ценно-они в определенной мере давали время от временисти и отстаивать интересы отдельных профессиональ-знать о себе.ных или институциональных групп.Существенным периодом для оживления этих иПо отношению к режиму в целом она настроенадругих сил стали 1986-1990-й гг., период «перестрой-конформистски, но в то же время стремится изменитьки» и ограниченного имморализма.отдельные аспекты его политики. Таким образом, этоПервые легальные или полулегальные оппозицион-оппозиции лояльные, внутрисистемные или прини-ные группы (называемые «неформалами» и в этом ка-мающие систему, могут быть классифицированы какчестве слабо дифференцируемые от неполитическихструктурная лояльная оппозиция. Подрывная оппози-объединений, театральных и рок-групп и тому подоб-ция, напротив, антисистемна. К ней следует отнестиных любительских кружков) становятся заметны вдиссидентское движение, называвшееся также право-1986 г. Организационной формой, преобладавшей дозащитным или демократическим движением [3. С. 464].1989 г., были политические клубы. Одним из первыхПо мнению Дж. Хоскинга, первоначально оно вообщебыл возникший в начале 1986 г. московский Клуб со-не имело никакой особой идеологии, кроме идеи о необхо-циальных инициатив, из которого выросли и движениедимости заставить советское правительство соблюдать«Мемориал», и клуб «Перестройка», давший начало исобственную конституцию [4. С. 431], что, быть может,«Демократическому союзу», впервые провозгласивше-выглядит некоторым преувеличением. Но с конца 1960-х -му себя оппозиционной партией, и Московскому на-начала 1970-х гг. внутри диссидентского движения обозна-родному фронту. Это были наиболее крупные клубычились три направления. Сторонников первого (например,конца 1980-х гг.: «Мемориал» насчитывал около тыся-братьев Ж. и Р. Медведевых, П. Григоренко и др.) можночи человек, и Московский народный фронт - 500-600назвать приверженцами «аутентичного», или истинного,человек [5. С. 73].ленинизма. Они призывали вернуться к первоначальномуОсобое влияние на все процессы оформления оппо-ленинскому демократизму, искаженному при Сталине и незиционного движения оказали подготовка и проведе-восстановленному. Конечно, аутентичный ленинизм - дос-ние выборов 1989 г.таточно условное название для этой группы, реально тяго-Избирательная кампания 1989 г., особенно про-57тевшей к социал-демократии.шедший I Съезд народных депутатов СССР, резкосдвинули фокус общественных настроении в сторону либерализма. Возможно, доктрина «гуманного, демокра-тического социализма» или какого-то «иного» социализ-ма (в духе идей анархизма, IV Интернационала и т.д.) была просто удобной идеологической формой разрыва с советизмом как идеологическим оправданием советской действительности и перехода к «классическим» социал-демократии, либерализму, консерватизму и т.п.В исследованиях, посвященных данному периоду, часто игнорируется или упоминается вскользь, что в этот период «просыпается» не только демократическая оппозиция, но и ретроградная оппозиция, которая с определенной долей упрощения может быть охаракте-ризована как «сталинисты» или же национал-патриоты. В сущности, она также существовала в течение всего периода 1960-1980-х гг., но была не столь заметна, поскольку для артикулирования своих требований ей вовсе не нужно было прибегать к столь экстремальным методам, как диссидентской оппозиции. Это была ти-пично секторальная оппозиция, позиции которой были особенно сильны в армии и ВПК. Но по мере того, как установки политики М. Горбачева все более и более расходились с воззрениями и интересами этой группы, выражение ею недовольства становилось все более сильным.Именно в этот период наблюдается резкое повыше-ние интереса широких масс к политике. Во многих го-родах появляются различные клубы и объединения по политическим интересам. В период выборов 1989 г. группы поддержки тех или иных кандидатов расширяют свои рамки чуть ли не до общественных объединений.В марте 1990 г. была отменена 6-я статья Конституции СССР и стали легально возникать политические объеди-нения, называвшие себя «партиями». В мае 1990 г. офор-милась крупнейшая тогда либеральная партия - Демокра-тическая партия России (ДПР), охарактеризованная ее основателем Н. Травкиным как народная антикоммуни-стическая партия. Она выступала за создание единого блока демократических и либеральных партий, оппози-ционного КПСС. Таковой блок, получивший название «Демократическая Россия» («ДР»), был создан в октябре 1990 г. Таким образом, в конце 1990 - начале 1991 гг. стали обозначаться контуры партийной системы, которую можно назвать двухполюсной. Таким образом, в качестве характерных черт первого этапа можно отметить либе-рально-антикоммунистическую ориентацию ведущей оппозиции (хотя возникают и ультраортодоксальные рет-роградно-коммунистические группы наподобие «ВКП (б)», «Большевистской платформы в КПСС» и т.д.), а также резко конфликтный характер взаимоотношений между оппозицией и властью, обусловленный антисис-темностью последней.Иногда основной причиной распада «ДР» видят в том, что единственной силой, связующей участников этого блока, была оппозиционная направленность по отношению к КПСС. После избрания президентом Рос-сии 10 июля 1991 г. Б. Ельцина, поддержанного «ДР», путча ГКЧП и последующего роспуска КПСС, основ-ная цель блока была выполнена, и составившие его силы пустились в самостоятельное плавание. Это вер-но, но лишь отчасти, т.к. нельзя говорить о приходе либералов к власти в 1991 г.58Новая власть - это власть либеральной бюрократии, ранее входившей в периферийные слои советской пар-тийно-государственной элиты. Потоком восходящей социальной мобильности наверх были вознесены и не-которые активисты либеральных партий и движений, но в очень незначительном числе: «новая старая элита» делиться властью ни с кем не собиралась. Руководство «ДР» первоначально пыталось ставить условия Прези-денту России Б. Ельцину, требуя при назначении на руководящие посты процедуры согласования между президентом и руководством движения. Соглашение о координации действий было подписано в ноябре 1991 г., но не повлекло никаких последствий. В резуль-тате лидеры демократического движения встали перед дилеммой: или, оставаясь отвергнутыми, продолжать поддерживать Ельцина, или уйти в оппозицию. Внутри «ДР» началось размежевание, но в полную оппозицию президенту лидеры блока не ушли; речь могла идти о «точечной» или «пунктирной» оппозиции, как стало принято выражаться позже, т.е. оппозиции по одним вопросам, не исключавшим поддержки по другим.Распад «ДР» замедлился также и вследствие того, что стало организовываться противоположное крыло оппозиции, включавшее русских националистов и за-прещенную (до февраля 1993 г.) КПРФ. В январе -феврале 1992 г. эта оппозиция впервые после запрета КПСС проводит демонстрации. Постепенно консоли-дируются силы ретроградно-коммунистической оппо-зиции на Съезде народных депутатов России. Снова формирование оппозиции начинается с образования аморфного и разнородного блока. В феврале 1992 г. его функции попытался взять на себя «Конгресс граждан-ских и патриотических сил», куда вошли русские на-ционалисты как умеренного, так и радикального толка, коммунисты, готовые сотрудничать с антикоммуни-стами-националистами, ортодоксальные коммунисты («Трудовая Россия» В. Анпилова) и некоторые бывшие демократы, покинувшие блок «ДР». С формированием осенью «Фронта национального спасения» они полу-чили название «непримиримой оппозиции»; от оппо-нентов из демократического лагеря эта оппозиция по-лучила название «красно-коричневых». Конечные цели ее участников выглядели различно, но они были едины в неприятии президента, правительства и проводимых ими реформ [6].Весной - летом 1992 г. оформляется и умеренная оппозиция в лице «Гражданского союза». Костяк его составили три организации: ДПР Н. Травкина, «Народ-ная партия Свободная Россия» во главе с А. Руцким и Всероссийский союз «Обновление» А. Вольского. Не выступая против демократической трансформации в принципе, они выступали против тех методов, которы-ми она осуществлялась, и конкретных фигур, ее прово-дивших.Необходимо определить, что процессы оформления политических оппозиционных партий проходили, пре-жде всего, в центре. Если, скажем, движения, различ-ного рода групп появлялись не только в Москве, но и активно множились на периферии, то уже оформление политических партий происходило только в Москве, и уже оттуда эмиссары формировали партийные органи-зации на местах.Для понимания современной российской политиче-ской оппозиции необходимо сначала определить общие этапы формирования политической партийной системы в России:1 этап - 1989-1991 гг. Появление первых нефор-мальных объединений, а затем и оппозиционных поли-тических партий, сплоченных единой целью - борьбой с КПСС. В это же время происходит формирование политических партий вне КПСС, выступающих в под-держку коммунистической идеологии и сохранения СССР.2..Начало 1990-х (1991 г. - первая половина 1993 г.) - период наивысшего влияния либеральных партий.3..Вторая половина 1993 г. - 1995 г. - резкое сни-жение влияния либеральных партий, усиление позиций ЛДПР, начало возрождения КПРФ.4.1996-1999 гг. - усиление КПРФ на местах, цен-тральная власть контролируется либеральными пар-тиями.5.1999-2003 гг. - изменение основного противо-стояния «левых» и «правых» постепенно меняется со-перничеством «левых» КПРФ и центристов («Единст-во», «Единая Россия»). Происходят снижение влияния КПРФ и усиление позиции «партии власти».6.С 2004 г.- усиление и контроль «Единой России» центральной и региональной власти. Структурные из-менения в оппозиционной составляющей.В связи с этим, хотелось бы отметить, что в инсти-туциональном разрезе сложно анализировать критерии оппозиционности той или иной партии, прежде всего потому, что даже в Федеральном законе «О политиче-ских партиях» нет упоминания об оппозиционности. По сути, есть партия власти и есть, соответственно, оппозиционные партии. Причем такое соответствие тоже не сразу сложилось. Так, в 1989-1991 гг. в КПСС обозначился целый ряд идейно-политических течений и групп, которые затем стали именовать себя как оппо-зиционные партии.Можно с достаточной уверенностью говорить о су-ществовании на протяжении 1990-х гг. нескольких на-правлений среди неокоммунистов, которые, например, М.Р. Холмская определяет как «ортодоксальное» и «ре-форматорское» [7]. Однако, думается, что термин «ре-формистский» применительно к КПРФ, предложенный М.Р. Холмской, является не вполне точным, не только потому, что в политической жизни России 1990-х гг. реформисты обычно ассоциируются с либералами и социал-демократами. Он характеризует скорее идейное течение, чем организационное направление, тогда как в рамках КПРФ, как и неокоммунизма в целом, сущест-вуют, по крайней мере, три идейных течения.Первое, наиболее влиятельное в руководстве, мож-но назвать «державно-патриотическим». Это - своеоб-разный синтез русского традиционализма и неосла-вянофильства в духе «самодержавия, православия, на-родности» со сталинизмом, с которым представители данного направления не считают нужным порывать. Характерно, что книга Г. Зюганова, лидера этого на-правления в КПРФ, носит название «Держава» (а не «коммунизм»). Еще характернее, что наилучшим вре-менем для российской государственности в ней назы-вался конец 1940-х - начало 1950-х гг. и выражалосьсожаление, что И. Сталину не удалось осуществить идейный синтез коммунизма и русской державности [8]. Часть сторонников этого течения, объединенная в движении «Духовное наследие», в 1999-2000 гг. вышла из КПРФ, образовав Социалистическую единую пар-тию России (в 2003 г. ставшую одной из блокообра-зующих партий блока «Родина»).Второе течение - прагматики (его сторонников на-зывают также «социал-реформистами» или «социал-демократами»). После того, как Г. Селезнев был ис-ключен из КПРФ, данное течение значительно ослабло.Третье течение - «ортодоксальное», близкое «фун-даменталистам». Кстати, многие из ортодоксов прини-мали участие в параллельном съезде компартии летом 2004 г. и создании Всероссийской коммунистической партии будущего.Не являясь идейно однородной, в отличие от фун-даменталистских партий, КПРФ более умеренна и в программном отношении. В программе КПРФ говорит-ся о «мирных методах осуществления» социалистиче-ских преобразований и о коалиции, как с теми союзни-ками, которые называются «народно-патриотическими силами», так и другими «политическими партиями со-циалистического, центристского и последовательно демократического спектра» [9]. Фундаменталистские же партии выступают за приход к власти на волне мас-сового протестного движения. Что же касается много-партийности, ее не отрицают партии, вышедшие из Марксистской платформы; сталинистские же партии к многопартийности относятся отрицательно.Как считают некоторые аналитики, КПРФ с середи-ны 1990-х гг. и позже не очень-то и желала брать власть. «Лидеры компартии, очевидно, не были увере-ны в победе, а возможно, и не желали ее», - характери-зуя ситуацию 1996 г., писала Л.Ф. Шевцова [10. С. 256]. Еще более резко охарактеризовала она поведе-ние КПРФ после первого тура: «... компартия сложила оружие и отдала победу Ельцину» [10. С. 279]. В чем могли быть причины этого? Возможно, руководство КПРФ отдавало себе отчет, что победа партии могла обернуться поражением, ибо они все равно вынуждены были бы проводить - с соответствующими изменения-ми - ту политику, что проводилась действующим пре-зидентом и правительством, как это случилось с по-сткоммунистами, пришедшими к власти и странах Вос-точной Европы. Это неизбежно повлекло бы за собой обострение отношений с ортодоксами, расколам среди коммунистов. Потому и создавалось впечатление, что, по крайней мере, часть руководства КПРФ стремилась сохранить «синицу в руках» - роль оппозиции, которая ни за что не отвечает, может безнаказанно критиковать власть и гарантированно получать 20% голосов на вы-борах по партийным спискам.К первым думским выборам 1993 г. был сформиро-ван блок «Выбор России» как одна из «партий власти», ознаменовав собой создание своеобразного конгломе-рата либеральной интеллигенции и умеренно-реформальной бюрократии.О переходе в оппозицию Е. Гайдар заявил лишь по-сле начала первой чеченской войны в конце 1994 г., но и после этого блок, трансформированный в партию «Демократический выбор России» (ДВР), был «мер-59цающей» или «пунктирной» оппозицией, то, заявляя о категорическом несогласии с действиями президента Ельцина и правительства, то оказывая им существен-ную поддержку и входя в правительство. Партия уже была лишена прежней административной поддержки, но в то же время в глазах общественного мнения несла ответственность за непопулярную политику правитель-ства. Подобная амбивалентность ДВР привела его к сокрушительному провалу на думских выборах 1995 г. (менее 4%).Но это поражение не привело либералов к полному краху. В 1999 г. они формируют новую коалицию, пер-воначально называвшуюся «Правое дело», а перед думскими выборами принявшую окончательное назва-ние - «Союз правых сил» (получила 8,5 % голосов). Наиболее значимыми группами, вошедшими в нее, на-ряду с ДВР Е. Гайдара, была «Россия молодая» Б. Немцова, «Новая сила» С. Кириенко и «Общее дело» И. Хакамады. Руководство СПС солидаризировалось с В. Путиным, поддержав и его кандидатуру на прези-дентских выборах 2000 г., и основные аспекты его по-литики, такие, как вторая война в Чечне (хотя Б. Немцов в бытность губернатором Нижегородской области активно выступал против первой войны).Необходимо отметить, что длительное время СПС занимало позицию «полуоппозиционности».«Полуоппозиционность» СПС заключалась в том, что его руководство в одних случаях заявляло об «ус-ловной» поддержке президента, в других - о «пунктир-ной оппозиции» ему. Ими критиковался «путинизм» как «сочетание управляемой демократии с коррумпи-рованным капитализмом», авторитарные тенденции в правлении Путина, особенно проявляющиеся в инфор-мационной политике, в военной политике, войне в Чечне, но в то же время утверждалось, что «нас вполне устраивают те немногочисленные, но все-таки значи-мые шаги, которые сделаны властью в экономической сфере. Было бы невероятно близоруко и просто глупо быть в глухой оппозиции к власти по любому поводу, равно как и слепо поддерживать ее, невзирая на суще-ство вопроса» [11].«Полуоппозиционности» СПС, вероятно, способст-вовало и то, что те члены руководства, которые зани-мали административные посты, склонны были акцен-тировать те моменты, которые сближали СПС и Кремль, а те, кто были парламентариями, подчеркива-ли разногласия. Примечательны в этом отношении за-явления А. Чубайса и Б. Немцова на съезде СПС в сен-тябре 2003 г. А. Чубайс говорил о близости СПС и «Единой России»: «Все эти годы у власти нет и не бы-ло никаких иных реформ, кроме наших. Все эти годы у власти нет и не было никаких других идей, кроме на-ших. Партия Единство, находящаяся рядом с нами в политическом спектре. Если воспользоваться привыч-ной советской терминологией, это же практически братская партия, у нас там масса товарищей, наших друзей, мы их хорошо знаем, и лидеров» [12]. В то же время оценка «Единой России» Б. Немцовым, данная на том же съезде, существенно отличается: «Они, ко-нечно, по ряду проблем могут быть с нами. Например, когда речь идет о нашем предложении сделать подо-ходный налог 13% или когда речь идет о трудовом ев-60ропейском законодательстве, когда речь идет о земель-ном законодательстве. Но они наши противники, когда речь идет о защите свободы. Они против свободы. Это же очевидно. Они против демократии» [13].Катастрофические для СПС результаты выборов 2003 г. повлекли и организационную катастрофу. Пар-тия не смогла даже выработать отношения к прези-дентским выборам 2004 г. И. Хакамада баллотирова-лась в Президенты России как независимый кандидат, после чего объявила о создании собственной партии.В 2005 г. в мае был избран новый лидер СПС -Н. Белых.Наконец, в ноябре 2008 г. был проведен учреди-тельный съезд партии «Правое дело», куда вошли СПС, «Гражданская сила» и «Демократическая партия Рос-сии». Сопредседателями новой партии стали глава ор-ганизации «Деловая Россия» Б. Титов, от ДНР -Г. Бовт, от СПС - Г. Гозман. Главный лозунг партии «Свобода, собственность, порядок».Видимо, к своеобразной оппозиции длительное вре-мя относилась и партия «Яблоко». «Яблоко» было од-ним из движений, спешно созданных осенью 1993 г. накануне первых думских выборов. Название свое оно получило по первым буквам фамилии основателей -Г. Явлинского, В. Лукина и Ю. Болдырева. Кроме тех персональных учредителей, в его основании участво-вало три партии: Республиканская партия Российской Федерации (РПРФ), Социал-демократическая партия Российской Федерации (СДПР) и партия Российский христианско-демократический союз - Новая демокра-тия (РХДС-НД). Часть республиканцев, социал-демократов и христианских демократов покинула ряды движения в 1994-1995 гг., а Региональная партия цен-тра (Санкт-Петербург), напротив, вошла в него [14].Движение, а с 1998 г. партия «Яблоко» всегда пози-ционировали себя как структурная лояльная оппозиция существующему в России режиму. Целью «Яблока» провозглашались изменение всего курса и всей системы «периферийного» или «корпоративно-олигархического полукриминального капитализма» путем ее постепенной трансформации, а не только критика отдельных фигур в правительстве и окружении президента или частных аспектов проводимой ими политики.В реальности же «приверженцы партии Г. Явлин-ского в значительной степени склонны соглашаться с излюбленным тезисом ее критиков - «Яблоко» было не способно к практической деятельности и обречено бы-ло оставаться маргинальной политической силой, дек-ларирующей либерально-демократические принципы и формулирующей программные документы, которым не суждено быть реализованными» [15. С. 128-129].Длительное время, критикуя в 1990-е гг. правитель-ственную и президентскую политику, «Яблоко» сохра-няло готовность для сотрудничества с исполнительной властью, что позволяет отнести ее не к принципиаль-ной оппозиции, а к структурной или даже неструктур-ной. «Яблоко» не исключало для себя сотрудничество с правительством и даже вхождение в его состав, но лишь в случае признания им «яблочной» программы действий, в результате чего «яблочники» получат воз-можность реализовывать ее от имени правительства. В частности, условием вхождения Г. Явлинского в пра-вительство накануне президентских выборов 1996 г. было выполнение требований об отставке ряда руково-дителей правительства и администрации президента, ответственных за прежний политический курс, а также прекратить войну и Чечне, внести серьезные корректи-вы в социально-экономическую политику [16. С. 63]. Эти условия отнюдь не были невыполнимыми: в тече-ние ближайших двух лет Б. Ельцин так или иначе был вынужден отправить в отставку всех перечисленных лиц, а также прекратить войну.Неудачи «яблочной» коалиционной политики объ-яснимы не только как проявление субъективного фак-тора (несговорчивость Явлинского), сколько фактора-ми институциональными: при парламентской системе, отмечает В. Гельман, «Яблоко» могло бы стать «при-влекательным партнером по правительственной коали-ции. В условиях же российской «суперпрезидентской» системы коалиционные возможности «Яблока» были ограничены»: с коммунистами по идеологическим мо-тивам, а с правящей группой - из опасения «дружест-венного поглощения» [16]. Вместе с тем продолжение подобной стратегии было чревато попаданием и замк-нутый круг: неспособность к участию в правительстве ограничивала круг сторонников «Яблока» среди элит и электората, а неспособность улучшить электоральный результат делала шансы «Яблока» в коалиционном торге все более ничтожными.Это и предопределило кризис «Яблока» в 2000-2003 гг., причем организационный кризис (партию продолжали покидать видные активисты, финансовые и информационные спонсоры) дополнился кризисом стратегии. И дело не только в том, что руководство «Яблока», как замечает В. Гельман, попыталось сме-нить стратегию, сделав ставку на лояльность правящей группе В. Путина [16. С. 62]. Оно не могло придержи-ваться прежней стратегии, когда большинство избира-телей, в том числе большинство электората «Яблока», стали поддерживать нового президента. Поэтому новая стратегия попыталась совместить несовместимые ве-щи: поддержку лично В. Путина и отдельных аспектов его политики, главным образом международной (что вело «Яблоко» к полуоппозиции) и критику «путиниз-ма» как системы «управляемой демократии» (что озна-чало как минимум консервацию «Яблока» в нише структурной оппозиции, а как максимум - вело ее к оппозиции Принципиальной).Необходимо отметить, что в российских реалиях наблюдалась еще одна интересная ситуация: оппозиция правящей элиты со стороны другой группы элиты, но в данный момент отстраненной от власти или лишенной определенной полноты власти. Наиболее яркими про-явлениями такой оппозиции были «Гражданский союз» (1992-1993 гг.), Движение «Отечество» (1998-1999 гг.), объединившееся позже с блоком «Вся Рос-сия», претендовавшие на выражение интересов регио-нальных элит. После развала «Гражданского Союза» в 1993 г. и двукратного неудачного выступления на дум-ских выборах тех избирательных объединений, что фактически были его обломками, те элитные группы, что стояли за ними, начинают постепенно консолиди-роваться вокруг движения «Отечество» Ю. Лужкова. В партийном списке движения «Отечество - Вся Рос-сия» на выборах 1999 г. можно увидеть и участников «Гражданского союза», и Всероссийского Союза «Об-новление», бывшего одной из основных его структур, и блока Ивана Рыбкина. Так неожиданно осуществилась идея политтехнологов 1995 г.: создать два мощных блока: прокремлевский правоцентристский и левоцен-тристский, который позиционировался бы как полуоп-позиция или неструктурная оппозиция. Кстати, перво-начально та политическая организация, из которой вы-росло «Отечество» - «Союз реалистов» - возникла как одна из групп поддержки президента Б. Ельцина в ходе кампании 1996 г. (и возглавлял ее экс-глава Админист-рации Президента Ю. Петров). Дальнейшая политиче-ская эволюция привела к возникновению «Российского движения за новый социализм» (РДИС), к руководству в котором пришли сторонники Ю. Лужкова. РДНС принимает в ноябре 1998 г. новое, более выгодное с точки зрения политической рекламы название - «Оте-чество». В это движение вошли «Союз труда» А. Исаева, за которым стояла Федерация независимых профсоюзов России, движение «Держава» К. Затулина, «Конгресс русских общин» Д. Рогозина (впоследствии вышел из «Отечества»). В августе 1999 г. «Отечество» создало блок с движением «Вся Россия», которое, ви-димо, и было создано как инструмент «торга» регио-нальных элит с наиболее вероятным претендентом на должность президента после Б. Ельцина. Возможно, как предполагает Л.И. Лихтенштейн, это движение бы-ло готово и к сотрудничеству с правящей группой, од-нако шансы последней остаться у власти после прези-дентских выборов были очень неопределенны, а кан-дидатура будущего президента оставалась неизвестной практически до начала кампании [17. С. 98-99].Результат, полученный блоком ОВР - 13,3% при 23,3% у «Единства» - означал поражение и почти ав-томатически привел к его развалу: почти сразу блок покинули движения «Вся Россия», «Развитие предпри-нимательства» и т.д. Но фракция ОВР еще сохраняла оппозиционный потенциал и могла представлять угро-зу для Кремля, заключив союз с КПРФ и «Яблоком». Для предотвращения этого фракции «Единство» и КПРФ при участии «Народного депутата» разделили между собой посты председателей наиболее важных комитетов, нейтрализовав и деморализовав сторонни-ков ОВР. После этапа нанесения поражения наступил этап, который можно условно назвать «укрощение и консолидация»: две, а фактически даже три бывшие «партии власти» были слиты на протяжении 2001 г. в одну, получившую название «Единая Россия». В фев-рале 2002 г. движения «оппозиции - центра» офици-ально самораспустились.Думается, именно это событие стало определяю-щим в дальнейших судьбах политической оппозиции в России. Раскол элит не просто давал оппозиции шан-сы - он сохранял институциональные предпосылки политической конкуренции, без которых оппозиция не может существовать. Если одна элитная группа не мо-жет уничтожить другую, или, вернее, каждая из проти-воборствующих групп может уничтожить другую, они вынуждены сосуществовать, вырабатывать механизмы разделения власти и ротации [18]. Консолидация эли-ты - то, что В. Гельман вслед за Т. Карл охарактеризо-61вал как «навязанный консенсус» (imposing consent), как понятно теперь, поставила крест на перспективах пар-тийно-идеологической оппозиции структурного и не-структурного характера [19, 20].В начале ХХI в. в оппозиционных партиях начина-ются дезинтеграционные процессы: наиболее слабыми они оказались в «Яблоке»: на второй части XII съезда внутренняя оппозиция ограничилась критикой Г. Явлинского. Наиболее значительными - в СПС, ко-торый оказался практически парализованным и неспо-собным ни выдвинуть кандидата на президентских вы-борах, ни выработать сколько-нибудь связные страте-гию и тактику. Раскол (или откол) произошел и в КПРФ: летом 2004 г. прошли два параллельных съезда. Вместе с тем нельзя не видеть того факта, что уход КПРФ с политической сцены означал бы, что Россия лишается «единственного пока более или менее дее-способного субъекта многопартийной системы» [21].Возможно, что новая, дееспособная оппозиция бу-дет создана в обозримом будущем в результате рефор-мирования старых политических партий. Тем не менее оппозиционные партии вес же пытаются выработать свой ответ на вызов власти. Этим ответом являются усилия, правда, пока достаточно разрозненные, в трех основных направлениях.Активизация коалиционной политики, проявляю-щаяся в создании «Комитета-2008», в состав которого вошли такие видные либералы, как Г. Каспаров, Е. Киселев, Б. Немцов и др. От «Яблока» в него вошел С. Иваненко (хотя первоначально «Яблоко» «Комитет» не поддержало). Еще более интересным выглядит на-метившийся сдвиг «Яблока» влево, хотя это и сопро-вождается оговорками о неприемлемости союзов как с теми партиями, «которые до сих пор считают своими вождями Ленина и Сталина», так и с теми, что защи-щают интересы государственных монополий [22].Однако под влиянием массовых протестов в начале 2005 г. ситуация стала меняться. В рамках организации уличных акций протеста наметилось сотрудничество региональных организаций «Яблока», КПРФ и Нацио-нал-большевистской партии (НБП). Лидеры «Союза правых сил» первоначально были несколько шокиро-ваны фактом подобного сотрудничества, но весьма скоро наметилось большее взаимопонимание и между руководящими структурами СПС и «Яблока». Важно подчеркнуть, что инициатива этому сближению исхо-дила в первую очередь снизу, со стороны партийных «низов» и участников протестного движения.Вторым направлением действий оппозиции стала ор-ганизация уличных акций протеста. В конце 1990-х - на-чале 2000-х гг. их организаторами и участниками обычно были радикальные молодежные организации, в первую очередь НБП, «Авангард красной молодежи» и т.п. Но летом 2004 г. впервые подобную акцию организовала молодежная организация партии «Яблоко». 27 июля ее активисты забросали шариками с красной краской памят-ную табличку с изображением Ю.В. Андропова на здании ФСБ. Акция была приурочена к годовщине казни декаб-ристов и проходила под лозунгами «Долой полицейское самодержавие!», «Лубянку под снос, режим под откос!» и «Долой власть чекистов!» [23]. Методика проведения акции весьма похожа на акции НБП.62Поэтому не столь удивительным оказалось создание в Санкт-Петербурге в январе 2005 г. коалиции «Петер-бургское гражданское сопротивление», возглавившей стихийным протест населения против монетизации льгот. Главными составляющими коалиции стали ре-гиональные организации КПРФ, «Яблока» и НБП.Третьим направлением действий оппозиции являет-ся участие в выборах региональных законодательных собраний. Примечательно, что обозреватель официаль-ной «Российской газеты» даже с некоторой озабочен-ностью отметила, что «пока только оппозиция - КПРФ, СПС и Яблоко - всерьез занимается региональными парламентами» [24].Таким образом, выше были рассмотрены организа-ции, представляющие лояльную оппозицию в полуоп-позиционной, а также неструктурной и структурной разновидностях. Но, как представляется, было бы не-правильно совсем игнорировать или коснуться вскользь проблемы принципиальной нелояльной (или полулояльной) оппозиции в России. В этом отношении можно выделить националистские оппозиции напри-мер, Русское национальное единство, партия «Нацио-нальный Фронт», Легион «Вервольф», Народная на-циональная партия и т.п. Они не пользуются особым признанием, но время от времени напоминают о своем существовании различными действиями. Особое место здесь занимает Национал-большивистская партия Э. Лимонова.При своем образовании в 1993 г. НБП была не-большой радикальной группой, мало отличавшейся от возникавших в то время других мелких правонациона-листических групп, именовавших себя партиями. Од-нако НПП не только не распалась, но смогла сохра-ниться в течение вот уже более чем 10 лет как органи-зация, пусть маргинального характера, но способная к регулярному функционированию и привлечению об-щественного внимания. Более того, к концу 1990-х гг. она была одной из немногих экстремистских организа-ций, имевших отделения более чем в 50 субъектах Фе-дерации, насчитывая в общей сложности от 5 до 7 ты-сяч человек.Формы и методы деятельности НБП - публичное оскорбление политических и культурных деятелей, «символические захваты» зданий в ближнем зарубежье находили отклики в определенной молодежной среде. Тем не менее можно считать, что партия пользуется популярностью у сугубо ограниченного контингента и ресурса своего развития она не имеет.Что касается общих черт организаций контркультур-ной оппозиции, то следует сказать, что они опираются исключительно или почти исключительно на молодежь (хотя лидеры могут быть более старшего возраста). Осо-бенно велико участие молодых интеллектуалов, слабо интегрированных или неинтегрированных в общество, и художественно-артистической богемы.Организации контркультурной оппозиции раздроб-лены и, как правило, достаточно малочисленны, так что ни одна из них не может претендовать на представи-тельство всей контркультурной оппозиции.Таким образом, можно отметить, что роль и место оппозиции в российской политической системе явля-ются еще не устоявшимся явлением; по сути оппозициясебя постоянно декларирует, однако в практическойинституциональный дизайн современного российско-деятельности наблюдается падение интереса к такимго государства, делающий центральным местом поли-партиям со стороны общества.тической конкуренции пост президента, а не парла-Данный феномен обусловлен комплексом инсти-мент. В результате партия или коалиция, достигшаятуциональных и социально-политических причин.успеха на думских выборах, но потерпевшая неудачуОдна из них - это недостаточное дистанцированиена президентских, оказывается в глазах избирателейоппозиционных партий от официальной политики,«слабой», неспособной реализовать собственную про-что привело к «неотличимости» оппозиции. Другая -грамму и теряет электорат.

Ключевые слова

political system, opposition, political party, общество, государство, власть, партии, политическая оппозиция

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Молокова Маргарита АлександровнаКурская областная думадоцент, кандидат политических наук, депутатзаместитель председателя комитета по взаимодействию с партиямиa_voknevas@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Казаков С. Здание ФСБ на Лубянке атаковано молодыми яблочниками // Пресс-релиз 27 июля 2004 г. URL: http://www.yabloko.ru/Prеss/2004/040727.html
Закатнова А. Пиар заказывали? Партийная реформа выродились в бизнес-проект // Российская газета. 2004. 7 апреля.
Третьяков И. Крах гиганта, беспартийная многопартийность в России // Российская газета. 2004. 8 июля.
Явлинский Г. С партиями в стране сложилась удручающая ситуация. URL: hup:/www.yavlinsky.ru/lhcmcof_day/index.phtml?
Гельман В. Выборы 1999-2000 гг. и электоральная политика в России // Второй электоральный цикл в России (1999-2000). М., 2000. С. 30-32.
Dahl R.A. Preface // Political Oppositions in Western Democracies. P. XIV-XV.
Karl Т. Imposing consent? Еlectoralism and Consolidation in El Salvador // Elections and Consolidation in Latin America. 1980-1985 / P.W. Drake & S. Silva (еds.). San Diego, 1986. P. 9-36.
Гельман В. Политическая оппозиция в России: вымирающий вид? // Полис. 2004. № 4. С. 52-69.
Лихтенштейн Л.И. «Партии власти»: электоральные стратегии российских элит // Второй электоральный цикл России (1999-2000). М., 2000.
Явлинский Г. Демократия в России // Экономика России: наследство и возможности. М., 1995.
Селютин В.И. Многопартийная система в Российской Федерации и ее роль в современном политическом процессе. Воронеж: Изд-во Е.А. Болховитинова. 2000.
Немцов Б. Доклад на съезде политической партии «Союз правых сил» 09.09.2003. URL: htmp://www.sps.ru\?id=;62472
Чубайс Л. Доклад на съезде политической партии «Союз правых сил» 09.09.2003. URL: htmp://www.sps.ru\?id=;62472
Немцов Б. Глупо быть в глухой оппозиции. URL: www.izvestia.ru/izvеstia/article/234688
Шевцова Л.Ф. Посткоммунистическая Россия: логика развития и перспективы. М., 1995.
Зюганов Г.А. Держава. М., 1995.
Программа Коммунистической партии Российской Федерации. URL: http://www.kprf.ru/about/program.shtml
Холмская М.Р. Коммунисты России: факты, идеи, тенденции. М., 1998.
Игрунов В. О неформальных политических клубах Москвы // Проблемы Восточной Европы. 1989. № 27-28.
Работяжев Н.В. Феномен «право-левой» коалиции в России: Фронт национального спасения // Полис. 2004. № 4. С. 80-92.
Верт Н. История Советского государства. 1900-1991. М., 1995.
Хоскинг Дж. История Советского Союза. М., 1992.
Barghoorn F.С. Factional, Sectoral and Subversive Opposition in Soviet Politics // Regimes and Oppositions. New Haven; London, 1973.
Гельман В. Трансформация политического режима и демократическая оппозиция в посткоммунистической России: Дис. ... канд. полит. наук. М., 1997. С. 80.
 Становление и развитие оппозиционных партий в современной России | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 338.

Становление и развитие оппозиционных партий в современной России | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 338.

Полнотекстовая версия