Идеи национализма в творчестве В.Г. Белинского | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 338.

Идеи национализма в творчестве В.Г. Белинского

Раскрывается трактовка В.Г. Белинским значения реформ Петра I, превративших русский народ в нацию, создавших Российскую империю как национальное русское государство. Автор показывает, что принципиальным для В.Г. Белинского было выделение русского народа как «исторического», т.е. развивающегося в русле прогресса и являющегося его двигателем

Nationalism ideas of V.G. Belinsky's researches.pdf Приближающийся 200-летний юбилей со дня рожде-есть европейское и все европейское - человеческое» [3.ния Виссариона Григорьевича Белинского, создателяC. 105]. В.Г. Белинский, очевидно, идеализировал си-русской литературной критики, «властителя дум» рос-туацию в Европе, рассматривая ее как некий образецсийской интеллигенции, возродил интерес к его много-общественных, в том числе межнациональных отноше-гранной интеллектуальной деятельности, одним из ас-ний. Причину национальных конфликтов, войн он видел впектов которой было обращение к национальным про-неразвитости самих народов, когда, не желая замечатьблемам Российской империи. В советский период утвер-собственных ошибок и недостатков, они во всех бедахдилось представление об антипатриотизме «великогообвиняли соседей. Но, по мнению В.Г. Белинского, этотдемократа». Исследователи его творчества постоянноэтап Европой уже пройден, и ее ждала эпоха междуна-подчеркивали, что обличитель самодержавия переносилродного партнерства, сотрудничества, эпоха усиленияненависть к царизму на империю в целом [1. C. 311]. Ввзаимовлияния культур, что должно было ускорить про-постсоветской литературе акцент делался на роли Бе-гресс Европы и всего человечества [4. Т. 7. C. 45].линского в формировании российского западничества, вВ.Г. Белинский был убежден в том, что русский на-результате чего он воспринимается как предтеча русско-род относился к европейским. Государственность, обы-го либерализма, весьма националистически ориентиро-чаи, вера - тому подтверждение [3. C. 105]. Азиатскоеванного. Противник империи превращается в ее востор-влияние реализовалось через ордынское иго, но налетженного апологета, да еще и ксенофоба [2]. В настоящее«азиатчины» носил внешний характер, не затронув ду-время назрела необходимость, избегая крайностей вховных основ народа [5. C. 37]. Поэтому реформы Петраоценке столь значимой и в силу этого сложной фигуры вI, направленные на европеизацию, ломали только обы-истории русской общественной мысли, дать возможночаи народа, но не противоречили народному духу. Что-более полный анализ его работ без выискивания и де-бы четче высветить эту идею, В.Г. Белинский разводилмонстрации ярких фраз, часто произнесенных в пылукатегории «народность» и «национальность». В работахполемики, свойственной бурной эпохе становления об-В.Г. Белинского в связи с национальной проблематикойщественных движений в России.чаще всего использовался термин «народ» и различныеПо мнению В.Г. Белинского, историческую судьбупроизводные от него. Понятие «народ» трактовалось имРоссии, ее национальные особенности в значительноймноговариантно, в зависимости от контекста несло раз-мере определило географическое положение. Находясьличную смысловую нагрузку. Чаще всего оно обознача-между Европой и Азией, Россия испытывала влияниело некую этническую группу: «русский народ», «фран-этих цивилизованных центров, которые четко выделя-цузский народ». В таких случаях «народ» вбирал в себялись и противопоставлялись как два исторических идеа-общество в целом, и В.Г. Белинский оговаривал, чтола (при том, что идея единства человеческой цивилиза-рассматривал не только «чернь», «низы», а все сословияции для Белинского безусловна). Различия между Евро-и социальные группы [4. Т. 5. C. 302-303]. Тогда терминпой и Азией возникли изначально, с момента формиро-«народный» характеризовал нечто общее, универсаль-вания здесь первых народов. В.Г. Белинский не стре-ное для всего этноса и приобретал смысл общенацио-мился умалить роль и значение Востока, подчеркиваянального - «дух», «идея» [6. C. 303]. Вместе с темвлияние древнейших цивилизаций Индии, Китая на ис-В.Г. Белинский использовал и иное сочетание дефини-торию человечества [3. C. 100]. Но Азия для него - мир,ций, вводя понятие «национальность». Тогда этническаягде отсутствовал прогресс, где общество застыло на ты-конструкция сохранялась, но менялось определение еесячелетия. У азиатских народов отличные от европейцевэлементов. Под «народом» в этих случаях подразумева-менталитет, межличностные, семейные отношения, ос-лись низшие сословия, а национальность экстраполиро-тановившиеся на начальной стадии. Религия, в частно-валась на все русское общество. Прилагательное «на-сти ислам, стала духовным консерватором уже сложив-родное» В.Г. Белинский связывал с обычаями, тради-шейся цивилизации, препятствуя любой возможностициями, важными для идентификации этноса. Но «народ-развития мысли [3. C. 100-101].ное» рассматривалось как вторичное, подчиненное поЕвропа у Белинского - безусловная антитеза Азии:отношению к «национальному». В результате «нацио-«Все великое, благородное, человеческое, духовное,нальные интересы», «национальные задачи» трактова-взошло, расцвело пышным цветом и принесло роскош-лись как необходимые для всего общества и их реализа-ные плоды на европейской почве… Все человеческоеция связывалась с его консолидацией [3. C. 123].89Возможен был и стадиальный характер дихотомии «народ - национальность» как обозначение разных этапов этногенеза. Племя/народ (В.Г. Белинский до-вольно часто смешивал эти понятия) были первичной формой человеческого сообщества. Разнообразие при-родных, климатических условий существования созда-вало непохожесть языков, обычаев народов. Лишь не-многие из них переходили на следующую стадию, формируясь как нация [7. C. 655-656]. В.Г. Белинский не давал однозначных критериев, различающих два состояния (народ - нация). Внешним признаком нации служила способность к образованию государства [4. Т. 7. C. 63]. В любом случае только национальность как высшая форма консолидации общества позволяла ему решать самые сложные и глобальные задачи. Таким образом, «народность» - нечто присущее низшим со-словиям, олицетворявшее прошлое, «национальность» же, объединяя все сословия, устремлена в будущее. Преобразования Петра I сплотили Россию в единую нацию, дали толчок развитию, создали возможность реализовать ее потенциал. «Национальность есть сово-купность всех духовных сил народа, плод националь-ности народа есть его история» [3. C. 123].В.Г. Белинский постоянно апеллировал к необхо-димости национальной консолидации России, одним из инструментов которой должна была стать литература [3. C. 127]. Он не воспринимал идею народности как ориентацию на обычаи и нравы «низов» и «черни». Соглашаясь с возможно большей сохранностью в низах обычаев, традиций, В.Г. Белинский не считал, что это делало их единственными носителями русского народ-ного духа. Более того, дворянство как элита полнее выражало национальные интересы: «высшая жизнь народа выражается в его высших слоях» [5. C. 92].Как общие (общенациональные) задачи, требующие консолидации русского общества и сосредоточения его сил, В.Г. Белинский определил необходимость ско-рейшего разрешения острейших проблем: отмены кре-постного права, подъема народного образования, соз-дания эффективной правовой системы, защищающей интересы личности и т.д. [8. C. 213]. По существу речь идет о продолжении петровских преобразований. Но за прошедшие годы Европа не стояла на месте, и теперь приобщение к ее новым общественным стандартам требовало очередного модернизационного рывка. И так же, как в начале XVIII в., для реализации этой цели требовались консолидация всего русского общества и сосредоточение сил всей нации.Следуя воззрениям Гегеля об исторических и неисто-рических народах, В.Г. Белинский в само понятие «чело-вечество» включал не все когда-либо существовавшие сообщества, а только народы, являвшиеся выразителями одной из сторон общечеловеческой идеи, внесшие вклад в дело прогресса [5. C. 35]. Значительная часть этнических групп под воздействием внешних факторов, в результате особенностей собственного развития вела «внешнюю жизнь», не оставляя следа в истории человечества и исче-зала, попадая в орбиту влияния «исторических» народов: «Обычно они бывают добычею более их сильных народов и смешиваясь со своими завоевателями теряют свой язык, веру и обычаи, не производя никакой перемены в народе, который поглотил их» [7. C. 657]. И только немногие на-90роды, совершив прорыв в духовной организации, культуре, государственном устройстве, становятся выразителями мировой идеи, внося вклад в прогресс человечества, при-обретают «всемирно историческое значение» [7. C. 658].Великороссы - народ исторический. Переход в дан-ное качество В.Г. Белинский также связывал с Петров-скими преобразованиями. Они создали Российскую империю и сделали русских нацией. Эти два события объединены у В.Г. Белинского логикой истории. Он подчеркивал, что Российская империя - национальное государство великорусского народа, и именно это де-лало его монолитным и жизнеспособным [9. C. 21]. По праву исторического народа, великороссы объединили литовский, малорусский и другие неисторические на-роды, не имевшие шансов на самостоятельное разви-тие. Включение их в состав русского государства - ес-тественный процесс, подчинявшийся общеисториче-ским закономерностям. Кроме того, в составе Россий-ской империи они получили возможность для приоб-щения к российской мировой культуре и прогрессивно-го развития [4. Т. 7. C. 64-65].В.Г. Белинский с гордостью отмечал, что велико-русский - единственный «исторический» народ среди славян, который смог не только сохранить националь-ное государство, но и сделать его одним из сильнейших в Европе [9. C. 21]. Но при этом он не проявлял особо-го интереса к идее создания общеславянского государ-ства, считая, что эта задача находилась вне националь-ных интересов России и сулила весьма смутные пер-спективы. Кроме того, сложившаяся в Европе государ-ственная система - результат исторического развития. Включение «неисторических» славян в состав герман-ских государств и Турции - следствие того, что славяне остались «племенами», а турки и немцы, поднявшись до статуса «наций», реализовали свое историческое право [10. C. 49-53; 11. С. 342]. Поэтому осуществле-ние славянофильских проектов противоречило нор-мальному, закономерному развитию российской и об-щеевропейской государственности. «Прежде всего мы скажем, что решительно не верим в возможность креп-кого политического государственного существования народов, лишенных национальности, следовательно, живущих чисто внешнею жизнею» [9. C. 21].Профессиональная деятельность В.Г. Белинского -литературного критика, публициста, определила некую рефлексивность в выборе тем, в том числе при обсуж-дении национального вопроса. В 30-40-х гг. XIX в. в рамках «малороссийского ренессанса» активно печата-лась литература на украинском языке, что, естественно, вызывало реакцию критиков. Кроме того, малоросская проблема становилась наиболее обсуждаемой в рос-сийской публицистике с точки зрения исторической ретроспективы и формата будущего сосуществования. Следует отметить, что будучи самостоятельной темой малоросская история и культура часто рассматривались как один из аспектов общеславянского дискурса. Как справедливо отмечал А.Н. Пыпин, бурная и острая по-лемика В.Г. Белинского со славянофилами приводила к тому, что в отношении к малоросской литературе нега-тивный посыл, адресуемый славянофилам, экстраполи-ровался на малорусских писателей и поэтов [12. C. 470]. В трактовке В.Г. Белинского малороссы и ве-ликороссы имели общие исторические корни, берущие начало в восточно-славянских племенах. Историческая судьба разделила их в ходе процессов внутреннего раз-вития - удельной раздробленности. Но большую роль сыграл внешний фактор - завоевание и принудитель-ное воздействие чужеродных культур (польской на малороссов и татарской на великороссов) создали язы-ковые и культурные отличия [4. Т. 7. C. 59].Великороссы, будучи историческим народом, соз-дали Московское государство, а затем Российскую им-перию [4. Т. 7. C. 60]. Малороссы в силу своей неисто-ричности остановились на стадии племени и не разви-вались в нацию. В.Г. Белинский, безусловно, симпати-зировал героической борьбе запорожского казачества с крымскими ханами, Польшей; но полагал, что Украина не имела шансов и предпосылок для победы, создания самостоятельного государственного образования [4. Т. 7. C. 60]. В рецензии на «Историю Малороссии» Ни-колая Маркевича В.Г. Белинский четко и жестко отме-чал, что «…история Малороссии, конечно, история, но не такая, какою может быть история Англии или Фран-ции» [4. Т. 7. C. 63]. Малороссия не могла стать нацио-нальным государством не только под воздействием неблагоприятного геополитического расположения, но, прежде всего, в результате изначального отсутствия потенциала. В.Г. Белинский настаивал, что «историю Малороссии нельзя писать как историю несостоявшей-ся нации» [4. Т. 7. C. 63]. Он весьма едко описывал по-пытки украинофилов гиперболизировать значение За-порожской Сечи, придавая событиям эпохальность: «История ее не принадлежит к истории всемирно исто-рической, круг ее тесен, политическое и государствен-ное значение ее то же, что и в искусстве гротеск…» [6. C. 434]. Малороссия могла только стать частью госу-дарства, созданного другой нацией, и благодаря счаст-ливой перемене внешних обстоятельств вошла в состав Российской империи [4. Т. 7. C. 63]. В.Г. Белинский трактовал это событие как безусловно позитивное для малороссов. Теперь они могли развиваться в русле ве-ликорусской культуры, приобщаясь таким образом к культуре мировой. Будущее малороссов в сближении с великороссами, что совпадает с мировой тенденцией усиления межнациональных связей и является залогом общего прогресса. Тем более, что данный процесс ак-тивно шел через приобщение малоросской элиты к русскому языку, культуре, включение в общерусские политические процессы [4. Т. 7. C. 65].Исходя из этого, В.Г.Белинский весьма негативно относился к попыткам создания малоросской литерату-ры как автономной от великорусской. Малоросский язык он считал пережитком удельного периода, сохра-нившимся только у низших слоев, простонародья. Он, безусловно, сохранял и олицетворял некий колорит Малороссии, но не годился для создания «высокой» литературы. Белинский писал, что как язык народных низов, язык местный - малоросское наречие имеет пра-во на сохранение, но попытка создать на его основе самостоятельную национальную литературу беспер-спективна: «Теперь уже нет малоросского языка, есть областное малоросское наречие» [13. C. 177], годное только для создания псевдолитературных поделок. Это же В.Г. Белинский относит ко всей малоросской куль-туре, интересной провинциальностью, отражающей обычаи малоросского крестьянства. Особенно раздра-жали В.Г. Белинского попытки славянофилов заигры-вать с малоросскими писателями, интеллигенцией. Любую апелляцию к «национальным традициям и кор-ням» он отвергал, если усматривал попытку выделить народ как нечто особенное, противопоставляя общим тенденциям развития человечества. Поэтому В.Г. Бе-линский одинаково непримирим и к славянофильству (русофильству), и украинофильству.В этом плане весьма показательно отношение В.Г. Белинского к Н.В. Гоголю и Т.Г. Шевченко. Го-голь, малорусский по происхождению писатель, обрел величие именно в общерусской литературе: «Какая глубокая мысль в том факте, что Гоголь, страстно любя Малороссию, стал писать по-русски, а не по малорос-ски» [13. C. 178]. Фольклорный, малорусский колорит только оттенял величие Н.В. Гоголя как русского писа-теля, пробуждал интерес русской публики к малорос-ской истории и культуре. Отношение В.Г. Белинского к Т.Г. Шевченко было неоднозначным и менялось со временем. Рецензии В.Г. Белинского на работы Т.Г. Шевченко следует рассматривать в контексте по-лемики с журналом «Московит». В ранних статьях В.Г. Белинский полон симпатий к Т.Г. Шевченко. Воспри-нимая его стихи как образчик «народной» литературы, он отмечал талант поэта и благосклонно воспринимал использование малорусского языка [14. C. 171-172]. Но затем в статьях В.Г. Белинского появляется раздраже-ние от того, что Т.Г. Шевченко продолжал писать на малорусском языке [15. C. 172]. Резкость выражений можно объяснить острой полемикой со славянофиль-скими изданиями, показательно демонстрировавшими симпатии к малорусской самобытности. Но трактовка малорусской литературы как стремления протащить язык черни, низов в высшую литературу в рецензиях на творчество Т.Г. Шевченко устойчива и фундаменталь-на. Апофеозом в это отношении стало письмо В.Г. Бе-линского к П.В. Анненкову, где неприязнь к Т.Г. Шев-ченко достигла высшего накала [16. C. 436-442]. В со-ветской литературе исследователи, стремясь сгладить резкость высказываний «великого русского демократа» в адрес «великого украинского поэта-революционера», объясняли содержание письма как результат провока-ции III отделения, распустившего слух о сепаратист-ских настроениях Т.Г. Шевченко и приписавшего ему идеи других членов «Кирилло-мефодьевского» обще-ства [17. C. 571]. Однако это не меняет полного непри-ятия В.Г. Белинским идеи о любой форме автономии Малороссии и невозможности для нее иного будущего, нежели в рамках Российской империи.В.Г. Белинский считал одним из главных достоинств русского народа очевидную способность к пониманию «чуждых национальностей». При этом сохранялись «на-циональное лицо», «настоящая независимость от одно-сторонних собственно национальных интересов». Одно-временно поликультурная многосторонность русского народа даже усиливала его самостоятельность в ряду великих народов. Но как истинный западник В.Г. Белин-ский настаивал на восприятии достижений только за-падной культуры и науки. Восток - оплот косности, окаменелости, ничего позитивного России дать не мог.91Начатое в ходе Петровских преобразований избавлениеВ.Г. Белинский предполагал, что Россия, оставаясь мно-от «татарщины», попыток насильственного внесениягонациональной империей, сохранит доминированиеазиатчины в Россию было одним из главных условийрусского национального элемента в государственномпревращения русского народа в нацию. Таким образом,устройстве, языке и культуре.ЛИТЕРАТУРА

Ключевые слова

nation, "historical" people, В.Г. Белинский, исторические народы, национальность

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Кудряшев Вячеслав НиколаевичТомский государственный университеткандидат исторических наук, доцент кафедры истории и документоведенияvpz@tsu.ru
Всего: 1

Ссылки

Белинский В.Г. Примечание // Полн. собр. соч.: В 13 т. М.: Изд-во АН СССР, 1956. Т. 12.
Белинский В.Г. Письмо к П.В. Анненкову // Полн. собр. соч.: В 13 т. М.: Изд-во АН СССР, 1956. Т. 12.
Белинский В.Г. Гайдамаки. Поэма Т. Шевченка // Полн. собр. соч.: В 13 т. М.: Изд-во АН СССР, 1955. Т. 6. С. 172-174.
Белинский В.Г. Ластовка. Сочинения на малороссийском языке // Собр. соч.: В 13 т. М.: Изд-во АН СССР, 1954. Т. 5. С. 176-178.
Белинский В.Г. Кобзарь Т. Шевченка // Полн. собр. соч.: В 13 т. М.: Изд-во АН СССР, 1954. Т. 4. С. 171-172.
Пыпин А.Н. Белинский. Его жизнь и переписка. СПб.: Колос, 1908. 662 с.
Белинский В.Г. Денница ново-болгарского образования // Полн. собр. соч.: В 13 т. М.: Изд-во АН СССР, 1955. Т. 6. С. 342-343.
Белинский В.Г. Взгляд на русскую литературу 1846 года // Собр. соч.: В 13 т. М.: Изд-во АН СССР, 1956. Т. 10. С. 7-50.
Белинский В.Г. Рецензия на речь Михаила Соловьева «О развитии русской жизни в отношении к законодательству» // Отечественные записки. 1841. Т. 18, № 10. С. 49-53.
Белинский В.Г. Письмо к Н.В. Гоголю 15 июля 1847 года // Собр. соч.: В 13 т. М.: Изд-во АН СССР, 1956. Т. 10. С. 212-220.
Белинский В.Г. Общий взгляд на народную поэзию и ее значение. Русская народная поэзия // Собр. соч.: В 13 т. М.: Изд-во АН СССР, 1954. Т. 5. С. 654-659.
Белинский В.Г. Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым // Полн. собр. соч.: В 13 т. М.: Изд-во АН СССР, 1954. Т. 5. С. 289-451.
Белинский В.Г. Литературные мечтания // Полн. собр. соч.: В 13 т. М.: Изд-во АН СССР, 1953. Т. 1. С. 20-104.
Белинский В.Г. Деяния Петра Великого // Полн. собр. соч.: В 13 т. М.: Изд-во АН СССР, 1954. Т. 5. С. 91-153.
Белинский В.Г. История Малороссии Николая Маркевича // Собр. соч.: В 13 т. М.: Изд-во АН СССР, 1955. С. 44-65.
Сергеев С. Не хочу быть даже французом...: Виссарион Белинский как основатель либерального национализма в России. Режим доступа: http://www.portal-slovo.ru/rus/history/84/11575/
Степанов В.И. Философские и социалистические воззрения В.Г. Белинского. Минск: Белгосуниверситет, 1959. 400 с.
 Идеи национализма в творчестве В.Г. Белинского | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 338.

Идеи национализма в творчестве В.Г. Белинского | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 338.

Полнотекстовая версия