Культурно-просветительная деятельность городской и рабочей потребительской кооперации Сибири в 1926-1929 гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 343.

Культурно-просветительная деятельность городской и рабочей потребительской кооперации Сибири в 1926-1929 гг.

Изучается исторический опыт культурно-просветительной деятельности городской и рабочей потребительской кооперации Сибири в 1926-1929 гг. Она включала в себя мероприятия в области кооперативного образования, агитационнопропагандистской работы и печати. Тем самым городская и рабочая потребительская кооперация Сибири в период нэпа выполняла важные социокультурные функции, что являлось частью культурной революции в стране.

Cultural and educational activity of Siberian urban and labour consumers cooperation in 1926-1929.pdf Потребительская кооперация как массовая общест-венно-экономическая организация призвана защищатьинтересы потребителей в распределении благ и услуг.Вместе с тем она не является чисто хозяйственной ор-ганизацией, так как выполняет и другие значительныедля общества функции: потребительская кооперациявносит заметный вклад не только в интеграцию эконо-мическую, но также социальную и культурную. Напротяжении всей своей истории потребительская коо-перация способствовала повышению образовательногоуровня пайщиков, распространению кооперативныхидей; осуществляла комплекс мер по подготовке и пе-реподготовке кооперативных работников; занималасьразвитием культурного досуга населения.С самого начала своего существования кооператив-ное движение в России не ограничивалось ведениемкоммерческих операций, выделяя на культурно-просветительную работу определенный процент при-были. Сибирские кооператоры придавали культурно-просветительной деятельности особое значение ввидуотсталости населения и отсутствия в Сибири земств.Городская и рабочая потребительская кооперация Си-бири до 1917 г. практиковала такие формы культурно-просветительной работы, как устройство кооператив-ных кружков, библиотек и читален, народных домов;содействовала изданию и распространению коопера-тивной литературы, внешкольного образования, курсо-вой деятельности, проведению праздников, развитиюхудожественной самодеятельности, а в целом - всемэкономическим и культурным мероприятиям, обслу-живающим нужды народа [1. С. 210-217].В период «военного коммунизма» потребительскаякооперация в соответствии с утопическими представ-лениями большевиков о «единой потребительской ком-муне» была огосударствлена и превратилась в аппаратраспределения предметов первой необходимости.Культурно-просветительная работа была сведена почтик нулю по причинам как экономического, так и поли-тического характера.Возрождение дореволюционных традиций культур-но-просветительной деятельности произошло в годынэпа. Этому способствовал переход потребительскойкооперации на добровольное членство в 1924 г., а так-же укрепление её финансово-хозяйственного положе-ния в середине 1920-х гг., что обусловило увеличениеотчислений на культурно-просветительные нужды [2.С. 70-78].Дальнейшее развитие потребительской кооперацииво второй половине 1920-х гг. поставило на очередьвопрос о непосредственном ведении кооперативно-просветительной работы, о постановке массовой агита-ции и пропаганды таким образом, чтобы они способст-вовали широкому ознакомлению трудящихся с задача-ми кооперативного строительства и участию в повсе-дневной жизни кооперации. Постановление ЦК РКП(б)от 27 августа 1925 г. «О культурно-просветительнойработе кооперации» определило основное её содержа-ние: «а) переподготовка старых и подготовка новыхкадров кооперативных работников; б) развитие коопе-ративной книготорговли; в) улучшение и развитие коо-перативной печати; г) массовая кооперативная агита-ция и пропаганда» [3. С. 142]. Хотя реализация поста-новления способствовала некоторому оживлению коо-перативно-просветительной работы, 2-е Всесоюзноесовещание по кооперативному культурному просвеще-нию, состоявшееся 11-12 января 1926 г., оценило еёсостояние в стране как неудовлетворительное. Из24 обследованных Центральных рабочих кооперативов(ЦРК) и городских потребительских обществ (горПО)по всей стране только в 7 эта работа была развёрнута, в10 - находилась на начальной стадии, в 7 - отсутство-вала [4. Л. 18]. Аналогичное положение сложилось и вСибири: собрание уполномоченных Сибкрайсоюза вянваре 1926 г. отметило слабую постановку культурно-просветительной работы, а максимальное её развитиевыделило в качестве одной из главных задач сибирскойпотребительской кооперации [5. С. 136].Основные направления культурно-просветительнойдеятельности городской и рабочей потребительскойкооперации страны были определены циркуляром Цен-тральной секции рабочей кооперации при Центросоюзе(Церабсекции) от 22 декабря 1926 г. «О культурно-просветительной работе», к которому прилагалась ти-повая схема «Основные мероприятия ЦРК и горПО вобласти культурно-просветительной работы» [6. Л. 6-15]. Она должна была проводиться по линиям учебно-курсовой, агитационно-пропагандистской и в областипечати. Учебно-курсовая работа преследовала цельподготовить новые кадры и переподготовить уже рабо-тающие в кооперации, но нуждающиеся в повышениии углублении своих знаний работников. Часть учебно-курсовых мероприятий была рассчитана на обучениекооперативного актива с дальнейшим выдвижениемнаиболее подготовленных его представителей в аппа-рат ЦРК и горПО. Агитационно-пропагандистская ра-бота имела своей целью популяризацию идей коопера-ции среди широких масс трудящихся, ознакомление ихс задачами кооперативного строительства, информиро-вание населения о состоянии и работе данной коопера-тивной организации. Кооперативная печать должнабыла превратиться в массовую и популярную, рассчи-танную на рядового читателя. Финансирование всехэтих мероприятий должно было осуществляться изсредств кооперации, составляемых из сметных ассиг-нований и отчислений от прибыли потребительскихобществ.Но переход к индустриализации оказал самое непо-средственное влияние на функционирование потреби-тельской кооперации: уже в 1926 г. произошло значи-тельное уменьшение государственного кредитования.Кампания по снижению цен и режиму экономии в коо-перативной и государственной торговле, проводившая-ся в 1926-1927 гг., привела к уменьшению прибылиЦРК и горПО, что сказалось на сокращении норм от-числений на культурно-просветительные мероприятия.Недостаточность выделения средств на эти цели при-знавалась VII (2) Сессией совета Сибкрайсоюза, состо-явшейся 26-29 мая 1926 г. Здесь прямо говорилось отом, что достижения в области режима экономии былидостигнуты за счет культурно-просветительной работы[7. С. 18]. В финансировании данного вида деятельно-сти сохранялась напряжённость и в конце 1920-х гг.Так, в отчёте Сибкрайсоюза IV собранию уполно-моченных (1929 г.) отмечалось, что в 1927-1928 г. накультурно-просветительные мероприятия по линиирабочей кооперации было отпущено 80 тыс. руб., а в1928-1929 г. - 140 тыс. руб. Однако «…отпуск средстврос совершенно непропорционально к культурномуросту пайщиков и даже количеству пайщиков, обслу-живаемых рабочей кооперацией» [8. С. 95]. Более того,по настоянию директивных органов кооперация былавынуждена постоянно сокращать нормы отчислений накультурно-просветительную деятельность: если в1926-1928 гг. ассигнования на эти цели, как правило,составляли 0,25% с оборота, то решением Центросоюзаот 7 февраля 1929 г. для ЦРК и горПО они равнялись0,04% с оборота и 25% с прибыли [9. С. 999]. Создан-ный таким образом культурный фонд предписывалосьделить на четыре неравные части: 1) 10% - в фонд Це-рабсекции для финансирования проводимых ею цен-трализованных культурно-просветительных мероприя-тий; 2) 20% - на массовую культурно-просветительнуюработу; 3) 25% - на учебно-курсовую работу; 4) 45% -на культурно-бытовую работу [10].Однако на практике формирование культфонда необходилось без затруднений, к числу которых следуетотнести достижение прибыльной работы того или ино-го кооператива. Журнал «Кооперативная Сибирь» со-общал, что «…истекший (1927/28 г.) рабочая коопера-ция Сибири закончила не только без нормального на-копления, но по ряду ЦРК и горПО имеется значитель-ный убыток» [11. С. 6]. В целом прибыль за 1927-1928 г. по городской и рабочей потребительской коо-перации Сибири составила 0,23% к обороту по прода-же, тогда как нормальной она считалась при достиже-нии не менее 1% к обороту [12. С. 14]. Напряжённоефинансовое состояние кооперации сокращало её воз-можности в развитии культурно-просветительной ра-боты.Необходимость участия в выполнении планов инду-стриального развития вносила коррективы в привыч-ные формы культурно-просветительной деятельностигородской и рабочей потребительской кооперации.8 октября 1926 г. было отправлено циркулярное письмоЦерабсекции «О взаимоотношениях рабочих коопера-тивов с профсоюзами в проведении культурно-просветительной работы». В нём указывалось на необ-ходимость согласования всеми органами рабочей коо-перации своих годовых и квартальных планов культур-но-просветительной работы с культотделами профсою-зов. Кооперативные организации по решению собранияуполномоченных могли передавать средства на куль-турно-просветительную работу профсоюзному аппара-ту, заключив специальное соглашение. В письме отме-чалось, что профсоюзы должны оказывать всяческоесодействие проведению культурно-просветительнойработы ЦРК и горПО, в частности предоставлять своюинфраструктуру - народные дома, рабочие клубы,красные уголки [13. Л. 81-82]. Так, совещание клубно-библиотечных работников при Томском окрпрофбюропризнало необходимым проведение в рабочих клубах икрасных уголках докладов, лекций и бесед на коопера-тивные темы, а позже, по мере усвоения массами коо-перативных идей, - организацию кооперативных круж-ков [14. Л. 68].Подписанный Церабсекцией и ВЦСПС циркуляр от5 апреля 1928 г. «О совместной работе профсоюзов ирабочих кооперативов в области кооперативного про-свещения» внес большую ясность в этот вопрос и далоснования для заключения соглашений, обеспечивав-ших целевое использование передаваемых профсоюзамкооперативных средств на культурно-просветительнуюработу. В рабочих клубах и красных уголках должныбыли выделяться определенные дни для кооперативно-просветительной работы, а теория и практика коопера-тивного движения - включаться в учебные планы ра-бочих университетов, профшкол и т.д. Соглашениеустанавливало порядок передачи кооперативными ор-ганами необходимых средств соответствующим проф-союзным организациям с обязательной отчётностьюпоследних перед правлениями кооперативов об их рас-ходовании [15. С. 66].4 сентября 1929 г. президиум Центросоюза СССРутвердил «Соглашение о совместной работе профсою-зов и рабочих кооперативов в области кооперативногопросвещения», а 1 ноября того же года на места былонаправлено циркулярное письмо ВЦСПС и Центро-союза. Согласно этим документам работа по коопера-тивному просвещению должна была занять соответст-вующее её значению место в общей системе профсо-юзной культработы; были определены её формы - лек-ции, доклады, беседы, вечера вопросов и ответов, ху-дожественные постановки - и места проведения - ра-бочие клубы, красные уголки, помещения цехов [16.Л. 75]. Особенно важным такое сотрудничество былодля средних и малочисленных ЦРК и горПО в силуограниченности их материальных ресурсов. Так, назаседании агитационно-пропагандистской коллегииЧеремховского района 3 августа 1926 г. была принятарезолюция «О воспитательной работе кооперации», вкоторой отмечалось, что местный ЦРК должен«…иметь тесную связь с профорганизациями и черезних включить в план работ рудкомов, МК и клубоввопрос о кооперативной работе» [17. Л. 842-843].Таким образом, установление более тесных взаимоот-ношений с профсоюзами во второй половине 1920-х гг. ииспользование их материально-технической базы в оп-ределённой мере компенсировали недостаток финанси-рования городской и рабочей потребительской коопе-рации в проведении культурных и образовательныхмероприятий. Вместе с тем необходимость согласова-ния деятельности ЦРК и горПО в этой сфере с профор-ганами создавала новые проблемы.Важной составной частью кооперативно-просвети-тельной работы кооперации является образовательнаядеятельность. Характеризуя её состояние, организаци-онное совещание сибирской потребительской коопера-ции в апреле 1926 г. отметило несоответствие системыкооперативного образования потребности в квалифи-цированной рабочей силе. Даже общеобразовательныйуровень кооперативных кадров был очень низким: поданным обследования 5 ЦРК Сибири в начале 1926 г.,высшее образование среди сотрудников имели 4% отих общего числа, среднее - 15%, низшее - 70%, до-машнее - 10%, неграмотных насчитывался 1% [18.С. 5]. Совещание приняло перспективный план разви-тия сети учебных заведений и учебно-вспомогательныхмероприятий в Сибири на 5 лет: 1) ученичество и прак-тикантство; 2) школы конторского и торгового учени-чества (конторгуча); 3) школы 2-й ступени с коопера-тивным уклоном; 4) вечерние курсы переподготовкиработников ЦРК и горПО без отрыва от производства(3 месяца - 1 год); 5) долгосрочные курсы с отрывом отпроизводства (6 месяцев - 1 год); 6) курсы-съезды сро-ком от 5 дней до 2 недель для руководящих работни-ков; 7) кооперативные техникумы и кооперативныеотделения промышленных (политехнических) техни-кумов; 8) кооперативные вузы и экономические отде-ления сельскохозяйственных и промышленно-экономических вузов [19. Л. 36-37].Во второй половине 1920-х гг. в городских и рабо-чих кооперативах Сибири большое распространениеполучили практикантство и ученичество для выдвиже-ния в первую очередь женщин и молодёжи на техниче-скую и руководящую работу в ЦРК и горПО. Так, на1 августа 1926 г. из 4 398 женщин-пайщиц ОмскогоЦРК насчитывались 70 практиканток, которые былиприкреплены к отделениям кооператива, а 4 лучшиебыли приняты на постоянную работу [20]. В городскихи рабочих кооперативах ученики прикреплялись копытным специалистам: продавцам, бухгалтерам, сче-товодам и т.д. Распространённой формой подготовкимолодёжи стали школы-магазины. Не все из них пол-ностью соответствовали высоким требованиям: былипроблемы с обеспеченностью опытными продавцами-преподавателями, помещениями для занятий и т.д. Не-смотря на эти недостатки, данная форма подготовкикооперативных кадров себя полностью оправдала: еслив 1926 г. в Сибири была только 1 школа-магазин, то в1929 г. - 11 [21. С. 116].Следующим важным звеном в деле подготовки мас-совых квалифицированных работников различных спе-циальностей (младший счетовод, конторщик, бухгал-тер, продавец, делопроизводитель, специалист транс-портно-экспедиционного дела) являлись школы кон-торского и торгового ученичества (конторгуча), в кото-рых обучались подростки, занятые в хозяйственныхучреждениях. В 1928/29 учебном году по РСФСР на-считывалось 50 таких школ, в Сибири - 7 [22. С. 35].Целью школ 2-й ступени (9-леток) с кооперативнымуклоном, кроме решения общеобразовательных задач,была подготовка квалифицированных работниковсчетно-торгового профиля, преимущественно для тор-говой сети низшей городской и рабочей потребитель-ской кооперации. Всего по РСФСР в 1928/29 учебномгоду насчитывалось 306 таких школ с 21 910 тыс. уча-щихся, а в Сибири - 8 с 943 учащимися [23. С. 30].Главным изъяном их учебной программы являлось не-достаточное количество часов на специальные дисцип-лины и практику.Важной частью образовательной деятельности ко-операции являлась курсовая подготовка и переподго-товка кооперативных работников. Учитывая низкийуровень грамотности слушателей курсов, во время ихпроведения приходилось большое внимание уделятьобщеобразовательным дисциплинам в ущерб специ-альным. Как правило, курсы организовывались для тойкатегории обслуживающего персонала, в которой былявный дефицит квалифицированных кадров.Так, на курсах переподготовки работников прилав-ка в течение 9 месяцев 1926-1927 г. по 8 ЦРК Сибириобучались около 400 человек [23. С. 68]. В связи с рос-том торговой сети городской и рабочей потребитель-ской кооперации, развитием общественного питания ихлебопечения в конце 1920-х гг. резко возросли мас-штабы учебно-курсовой работы. По линии рабочей итранспортной кооперации Сибири в 1927-1928 г. былопроведено 18 курсов по переподготовке продавцов собщим числом слушателей 704 человека, а в 1928-1929 г. - 25 курсов с 1 369 слушателями. В целях соз-дания кадрового резерва для ЦРК и горПО были орга-низованы курсы для кооперативного актива: в 1927-1928 г. их насчитывалось 7 с 278 слушателями, а в1928-1929 г. - 50 курсов и 2 443 человека [12. C. 61].Несмотря на значительный рост курсовых мероприя-тий, в городской и рабочей потребительской кооперациипо-прежнему ощущался острый дефицит квалифициро-ванных работников. Кадровая проблема обострилась ипо причине проводившихся в конце 1920-х гг. провероккооперативного аппарата, в результате которых из коо-перации были уволены не только растратчики, наруши-тели трудовой дисциплины и прочие лица, но и опытныеспециалисты, вся вина которых часто заключалась впринадлежности к «классово чуждым элементам». Поинициативе партийных органов их пытались заменитьрабочими выдвиженцами, которые должны были полу-чить хотя бы первоначальные сведения о кооператив-ной работе. Президиум правления Сибкрайсоюза 1 ап-реля 1929 г. принял положение «О долгосрочных кур-сах для подготовки выдвиженцев на ответственнуюработу в союзы, ЦРК и ТПО», согласно которому уста-навливался тщательный отбор курсантов, в первуюочередь из числа индустриальных рабочих [25. Л. 24].Для подготовки рабочих-активистов на руководящуюработу в аппарате ЦРК и потребсоюзов Сибкрайсоюз в1928-1929 г. организовал 2 курса (120 человек). Крометого, во второй половине 1920-х гг. проводились курсыпо подготовке инструкторов, работников общественно-го питания, заведующих торговыми отделами рабочихи транспортных кооперативов, преподавателей-кон-сультантов школ-магазинов. Если в 1927-1928 гг. былопроведено 2 таких курса со 120 слушателями, то в1928-1929 г. - 8 с 325 учащимися. Об увеличении мас-штабов учебно-курсовой деятельности рабочей итранспортной кооперации свидетельствует и рост рас-ходов на эти цели с 5 200 руб. в 1927-1928 г. до 83 тыс.руб. в 1928-1929 г. [12. С. 61-62].Ввиду отсутствия в Сибири кооперативных вузов,потребительские общества отправляли стипендиатов научебу в Москву и Ленинград с целью подготовки ра-ботников высшей квалификации для Сибкрайсоюза,райсоюзов и крупных ЦРК (экономисты-статистики,плановики, финансисты, преподаватели кооперативныхдисциплин и т.д.). Подготовка кадров среднего звена(инженеры, бухгалтеры, статистики, организаторы тор-говли) осуществлялась в Сибирском кооперативно-экономическом техникуме (СКЭТе) и Томском поли-техникуме.Так, кооперативное отделение Томского политех-никума в 1923 г. сделало первый выпуск специалистов,получивших универсальную подготовку, а с 1924 г.обучение велось на двух отделениях - инструкторскоми торгово-товароведном [26. Л. 13]. Возможности дляподготовки кадров среднего звена значительно возрос-ли с открытием в 1926 г. Сибирского кооперативно-экономического техникума в г. Новосибирске, где осе-нью 1927 г. обучались 298 человек. В первые годы сво-его существования данное учебное заведение пережива-ло период становления и преодоления организационных,финансовых, кадровых и иных трудностей. Неоценимуюпомощь техникуму оказал Сибкрайсоюз, обеспечившийСКЭТ учебным корпусом и общежитием для преподава-телей и студентов [27. Л. 39-42]. Потребительская коо-перация Сибири оказывала финансовое содействие сту-дентам: из 600 человек, обучавшихся в двух техникумахв 1929 г., число её стипендиатов составило 215 человек[12. С. 60; 21. С. 115].Подготовка кадров для потребительской кооперацииосуществлялась не только в очной, но и в заочной формеобучения. Возможность получить кооперативную спе-циальность без отрыва от производства предоставлялизаочные курсы Центросоюза и СКЭТа, популярностькоторых со временем только возрастала. Так, на заочныхкурсах Сибирского кооперативно-экономического тех-никума в 1928-1929 г. обучались более 400 человек, изних 14% составляли жители городов - потенциальныеработники ЦРК и горПО [12. С. 62].Таким образом, во второй половине 1920-х гг. сис-тема городской и рабочей потребительской кооперацииразвернула широкую сеть образовательных учрежде-ний для подготовки и переподготовки кооперативныхработников. Но в этой работе имелись и дефекты: не-достаток средств, учебников, кооперативной литерату-ры, квалифицированных преподавателей, краткосроч-ность многих курсов, их нерегулярность, а главное -несоответствие количества и качества вновь подготов-ленных кадров потребностям кооперации.Кроме специальной учебно-курсовой работы, вни-мание кооперативных центров было привлечено к лик-видации общей неграмотности кооперированного насе-ления. В целом по стране потребительская кооперацияв 1929-1930 г. должна была ликвидировать неграмот-ность 300 тыс. человек [28]. Сибкрайсоюз ещё в ноябре1928 г. принял постановление о ликвидации неграмот-ности 1% пайщиков, что составляло по городской ирабочей кооперации Сибири 2 400 человек. По данным10 сибирских ЦРК и горПО, ими было организовано16 пунктов ликвидации неграмотности (ликпунктов),где обучались 582 человека [12. С. 57]. Но гораздо ча-ще городские и рабочие кооперативы воздерживалисьот открытия собственных ликпунктов, а выделенные наэти цели средства передавали органам народного обра-зования.Таким образом, исторический опыт образователь-ной деятельности городской и рабочей потребитель-ской кооперации Сибири в 1920-е гг. свидетельствует отом, что кооперативное образование являлось уникаль-ным и представляло собой многоуровневую системуподготовки и переподготовки кадров для потребитель-ских обществ и их союзов.Важной частью культурно-просветительной работыявлялась агитационно-пропагандистская деятельность,направленная на распространение кооперативных идейсреди широких масс, повышение уровня кооператив-ных знаний пайщиков с целью создания кадрового ре-зерва, осведомление населения о работе данного по-требительского общества. Основными её формами вгородских и рабочих кооперативах являлись: проведе-ние собраний членов-пайщиков, устройство коопера-тивных вечеров и вечеров вопросов и ответов, бесед илекций, театральных постановок и агитационных су-дов, организация кружков и курсов, распространениекооперативной литературы. Для повышения эффектив-ности кооперативной агитации и пропаганды активноиспользовались газеты, кино и радио. Массовая агита-ция и пропаганда кооперации осуществлялись под об-щим руководством органов народного образования, апрактической реализацией этих мероприятий в городезанимались культотделы профсоюзов.Так, в Иркутском ЦРК в течение 1926-1927 г. былопроведено 154 отчетных собрания на предприятиях, гдеприсутствовали 11 589 человек, было задано 2 973 во-проса, выступили в прениях 909 человек. Эти цифрыпоказывают значительную активность участников соб-раний в обсуждении насущных проблем кооперативно-го строительства, а в ходе проведения вечеров вопро-сов и ответов она была ещё более высокой: в течениеуказанного периода в Иркутском ЦРК состоялось 4вечера вопросов и ответов с участием 1 375 человек (наодно собрание приходилось в среднем 19 вопросов, навечер - 177) [29. Л. 36]. Правление Омского ЦРК в этоже время проводило кооперативные семейные вечера,вечера вопросов и ответов, массовые митинги, в кото-рых приняли участие 25 тыс. человек [30].В целях создания резерва для увеличения численно-сти ЦРК и горПО происходило постоянное расширениегрупп населения, обслуживаемых кооперативнымикультурно-просветительными мероприятиями. Боль-шое внимание уделялось работе среди женщин и моло-дёжи. В начале 1926 г. слушателями кооперативныхкурсов в Красноярске стали 120 женщин - 1/3 всегоделегатского корпуса города. Для них характерно соче-тание теории и практики: 5 делегаток были прикрепле-ны к библиотеке ЦРК, 3 работали при ревизионнойкомиссии, 36 являлись членами лавочных комиссий[31. С. 13]. В Томске правление ЦРК во второй поло-вине 1926 г. снабжало литературой женщин-делегаток,которые посещали кооперативную секцию. Им быловыделено 5 мест на кооперативных курсах, 4 делегаткипосещали их в качестве вольнослушательниц [32. Л. 88].Приобщение женщин к кооперативной работе способст-вовало выдвижению наиболее подготовленных из них напостоянную работу в ЦРК и горПО региона.Работа среди молодёжи планировалась и осуществ-лялась совместно кооперативными и комсомольскимиорганами. Правления ЦРК и окружные комитетыВЛКСМ создавали институт кооперативных организа-торов (коопоргов) среди молодёжи, проводили собра-ния. По инициативе молодёжного актива Новосибир-ского ЦРК в конце 1927 - начале 1928 г. было органи-зовано 19 кооперативных уголков, 20 человек работалив двух кооперативных кружках [33. С. 21]. Одной изважных форм привлечения молодежи к практическойработе и средством подготовки кооперативных кадровстала организация комсомольских магазинов. Первыеиз них были созданы в конце 1927 г., а в начале 1929 г.в Сибири их насчитывалось 10. Лучшим считался ком-сомольский магазин Омского ЦРК: за год он собрал1 736 руб. паевого капитала, торговая нагрузка на од-ного продавца превышала среднюю по городу на160 руб., а расходы были на 1% меньше [34].Среди основных задач кооперативной печати вовторой половине 1920-х гг. - превращение её в массо-вую и популярную, установление связи с кооператив-ным активом и рядовыми пайщиками, распространениепередового опыта, развитие критики и самокритики.Реализация этих задач характерна как для кооператив-ных, так и для общих изданий. Центральное место сре-ди кооперативных изданий занимали печатные органыЦентросоюза - журнал «Союз потребителей» и газета«Кооперативная жизнь». В них помещались теоретиче-ские и обзорные статьи, решения кооперативных цен-тров, материалы о положении дел как в отдельных го-родских и рабочих кооперативах, так и в целых регионах(в том числе и в Сибири). Другое издание Центросою-за - двухнедельный журнал «Смычка» (1925-1929) - вбольшей степени был ориентирован на кооперативныйактив и рядовых пайщиков. С такой же периодичностьюс 1928 г. выходил журнал «Смычка. II серия» - «органрабоче-городской кооперации» страны. Здесь в доступ-ной даже для малограмотного читателя форме помеща-лись решения руководящих кооперативных органов,печатались статьи обзорного характера, корреспонден-ции с мест, фельетоны на кооперативные темы.Среди региональных кооперативных журналов сле-дует выделить «Кооперативную Сибирь» - печатныйорган Сибкрайсоюза, выходивший в 1924-1929 гг.один раз в две недели. Каждый номер этого изданиясодержал, как правило, несколько материалов по на-званной теме. Только в течение 1927 г. было помещено188 статей о рабочей и городской потребительскойкооперации [35].Некооперативная печать также достаточно полноосвещала текущую деятельность ЦРК и горПО. Так,газета «Красное знамя» за период с 1 октября 1925 г. по10 марта 1926 г. поместила 15 статей на кооперативныетемы, 125 заметок и сообщений рабочих корреспонден-тов о работе Томского ЦРК. Собственная издательскаядеятельность ЦРК заключалась в выпуске в декабре1925 г. «Краткого очерка истории рабочей кооперацииг. Томска», в начале 1926 г. - «Материалов к 4-му соб-ранию уполномоченных», были отпечатаны статисти-ческие отчёты о деятельности кооператива, а также1 тыс. листовок на русском и 500 - на татарском языке.Кроме этого, распространялись книги и плакаты сибир-ских и центральных издательств, устраивались выставкикооперативной литературы [14. Л. 66]. Отражение жизникооперации на страницах печатных изданий в конце1920-х гг. стало ещё более масштабным. Так, в том же«Красном знамени» за октябрь 1927 - июнь 1928 г. былоопубликовано 602 статьи и заметки о различных сторо-нах деятельности местного ЦРК [36. С. 26].Позитивные изменения в использовании печати бы-ли отмечены на совещании ответственных работниковСибкрайсоюза 16 августа 1928 г. В постановлении «Овзаимоотношениях союзов и ЦРК с окружной печа-тью» указывалось, что потребительские союзы и ЦРКдолжны «…организовать систематическое освещение вней работы потребительской кооперации» [37. Л. 109].Выполнение данного решения привело к увеличениючисла публикаций на кооперативные темы. Что же ка-сается характера материалов, то в связи с переходом накарточную систему снабжения в 1928-1929 гг. на коо-перацию обрушился вал критики. В целом деятель-ность городской и рабочей кооперации Сибири в об-ласти печати способствовала распространению коопе-ративных идей среди пайщиков и непайщиков, широ-кому освещению её успехов и недостатков, мобилиза-ции кооперированного населения на решение общест-венно-хозяйственных задач. Критические материалыуказывали правлениям ЦРК и горПО на ошибки в ра-боте и способствовали их преодолению.Учитывая наличие огромного разветвленного коо-перативного аппарата в стране, высшие директивныеорганы (ЦК ВКП(б), Совнарком, Наркомторг) призналикооперацию «одним из основных каналов продвиженияи распространения книги» [38. С. 43]. 41 собраниеуполномоченных Центросоюза (июль 1928 г.) высказа-лось за то, чтобы «каждое потребительское обществоторговало книгой» [39]. В городах и крупных населен-ных пунктах необходимо было организовать специаль-ные книжно-писчебумажные магазины ЦРК и горПО.Кроме того, данный вид торговли должен был бытьразвёрнут во всех универмагах, книжные полки - в ма-газинах [40]. Серьезным препятствием для постановкиданной работы являлось невнимание, а часто и боязньмногих кооператоров приступить к книготорговле. ВСибири до 1928 г. ведущее положение на книжномрынке занимало Сибирское краевое издательство (Сиб-крайиздат) - оно имело свои специализированные ма-газины в городах края, а также снабжало потребитель-скую кооперацию книгами. За 1927 г. Сибкрайиздатпродал через потребительские общества книготоваровна сумму 25 000 руб. - по 5 руб. на один кооператив.Резкое изменение положения в этом виде торговли про-изошло в 1928 г., когда потребительская кооперацияСибири создала в 16 округах книжные базы и началасамостоятельную продажу книг [41. С. 103]. ПравлениеСибкрайсоюза 11 октября 1929 г. признало эту работуудовлетворительной: в течение года было создано16 окружных книжных баз; открыто два розничныхмагазина, проведено 5 курсов по подготовке 112 книж-ных работников. Торговый оборот по продаже книг заэтот период составил уже 225 тыс. руб. Всего черезсеть потребительской кооперации Сибири было реали-зовано 2 млн экземпляров по средней цене 12,5 коп.[42. Л. 70].Несмотря на эти успехи, дело качественного обслу-живания книгой рабочего населения потребительскойкооперацией оставалось в состоянии плановых пер-спектив. Она не смогла создать широкую сеть книжныхкиосков на предприятиях и предоставить кредит наприобретение книг. Среди других болезней книжногорынка необходимо отметить медленное выполнениезаказов всеми без исключения посредническими и дажеиздательскими складами.Потребительская кооперация во второй половине1920-х гг. внесла также весомый вклад в кино- и радио-фикацию страны. Использование радио и кино в коопе-ративной культурно-просветительной работе приобрелоразличные формы. Так, Центральный кооперативныйсовет в 1927 г. организовал постановку докладов с цен-тральной радиостанции в Москве по вопросам коопера-ции [43. С. 149]. 1 ноября 1928 г. в столице был открытпервый рабочий радиоуниверситет с четырьмя циклами:общеобразовательным, административно-хозяйствен-ным, профсоюзным и кооперативным. Основная задачакооперативного цикла - распространение кооператив-ных знаний среди членов потребительской, и отчасти -жилищной кооперации. Кроме того, предполагалосьсвязать работу кооперативного цикла с курсами заочно-го обучения Центросоюза [44]. В общих планах куль-турно-просветительной работы сибирской потребитель-ской кооперации на 1928-1929 г. работе с радио такжеотводилось заметное место: число громкоговорящихустановок должно было составить по сельпо и мелкимгорПО 110, крупным ЦРК и Транспортным потреби-тельским обществам (ТПО) - 12, потребсоюзам - 23.Общие затраты на эту работу планировались в сумме52 270 руб. [45]. Участие потребительской кооперации врадиофикации страны заключалось и в торговле радио-изделиями. До сентября 1928 г. её осуществляли немно-гие кооперативы, а с этого времени Центросоюз встал напуть планового развертывания радиоторговли. Однакоеё размеры в конце 1920-х гг. были скромными как попричине новизны, так и из-за недостатка товарных фон-дов - промышленность удовлетворяла спрос всего на40-45% [46].В ведении потребительской кооперации в 1923-1930 гг. находилось 2/3 кинопередвижек и 1/5 частьстационарных установок, действовавших в СССР [47.С. 252]. Целая серия документальных фильмов знако-мила зрителей с повседневной кооперативной жизнью,её достижениями и проблемами. За 1928-1929 г. ЦРК игорПО Сибири провели 188 киносеансов [8. С. 95]. Од-нако потенциал «важнейшего из искусств» использо-вался далеко не в полной мере из-за недостатка филь-мов по кооперативной тематике. Имеющиеся в распо-ряжении сибирских кооператоров кинокартины имелив основе незамысловатый для зрительского восприятиясюжет, о чём свидетельствуют их названия: «Лавком,подтянись», «Надо знать, кого выбирать», «Не зевай,вноси полностью свой пай» и т.д. В целом же привле-чение кино и радио для кооперативной агитации и про-паганды значительно расширяло аудиторию слушате-лей и зрителей, способствовало более глубокому ус-воению кооперативных принципов на основе эмоцио-нального восприятия.Как правило, лучшим устройством культурно-просветительной работы отличались крупные ЦРК игорПО, где имелись соответствующая материальнаябаза и организационные ресурсы. Более слабая поста-новка этой деятельности в мелких кооперативах объяс-нялась ограниченностью средств, отсутствием в штатеспециальных работников, неумением выбрать наиболееподходящие к местным условиям формы и методыкультурно-просветительной работы. Среди общих при-чин слабости культурно-просветительной работы сле-дует отметить отсутствие понимания её важности сре-ди части кооператоров; ограничение деятельности вэтой сфере некоторыми обществами отчислениемсредств; но чаще всего - тяжёлое финансовое положе-ние ЦРК и горПО. В 1928-1929 г. на культурное об-служивание одного пайщика в РСФСР расходовалосьвсего 1 руб. 20 коп., что было явно недостаточно дляприемлемой организации этой деятельности [48. С. 57].Таким образом, во второй половине 1920-х гг. куль-турно-просветительная работа стала важной составнойчастью разнообразной деятельности городской и рабо-чей потребительской кооперации Сибири, заключаю-щейся в организации системы кооперативного образо-вания, распространении кооперативных идей, увеличе-нии из года в год продажи книг, ликвидации коопера-тивной и общей неграмотности, полезном проведениидосуга. Культурно-просветительные мероприятия ЦРКи горПО способствовали проведению в жизнь идейсолидарности, ответственности, взаимопомощи, повы-шению культурного уровня, социальной активности исамодеятельности пайщиков.В целом потребительская кооперация как массоваяобщественно-хозяйственная организация внесла значи-тельный вклад в осуществление культурной революциив стране, хотя её потенциал не был использован полно-стью. Объяснение этому явлению следует искать как внедоработках самой кооперации, так и в усилении дав-ления на неё со стороны советского государства ивключении в единую плановую централизованнуюэкономическую систему.

Ключевые слова

Сибирь, кооперация, культура, просвещение, Siberia, cooperation, culture, education

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Воробьёв Николай ВасильевичТомский государственный университеткандидат исторических наук, доцент, докторант кафедры археологии и историческогокраеведения исторического факультетаtatnick@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Запорожченко Г.М. Городская и рабочая потребительская кооперация Сибири в 1864-1917 гг. Новосибирск, 2004.
Воробьёв Н.В. Культурно-просветительная деятельность городской и рабочей кооперации в годы нэпа (1921-1925 гг.) // Вопросы отечественной и всеобщей истории: Сб. ст. Томск, 1999.
Партия о кооперации. Постановления и резолюции ВКП(б). М., 1928.
Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 484. Оп. 3. Д. 454.
Жизнь Сибири. 1926. № 1-2.
РГАЭ. Ф. 526. Оп. 2. Д. 222.
Кооперативная Сибирь. 1926. № 18.
Потребительская кооперация Сибири в 1927/28 и 1928/29 гг. (Отчёт IV собранию уполномоченных Сибкрайсоюза). Новосибирск, 1930.
Вся кооперация СССР. Ежегодник для кооператоров и хозяйственников. М., 1929.
Кооперативная жизнь. 1929. 16 июля.
Кооперативная Сибирь. 1929. № 2.
Сибирская потребительская кооперация. 1926-1928 гг. Отчётные материалы. Новосибирск, 1928.
РГАЭ. Ф. 526. Оп. 2. Д. 212.
Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. Р-488. Оп. 1. Д. 1А.
Союз потребителей. 1928. № 7.
Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 5451. Оп. 13. Д. 420.
Государственный архив новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО). Ф. 1. Оп. 1. Д. 2386.
Кооперативная Сибирь. 1926. № 8.
Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф. Р-42. Оп. 1. Д. 288.
Рабочий путь. 1926. 1 сентября.
Союз потребителей. 1929. № 5.
Союз потребителей. 1929. № 6.
Жизнь Сибири. 1927. № 8.
Кооперативная Сибирь. 1928. № 1-2.
ГАНО. Ф. Р-42. Оп. 1. Д. 328.
Центр документации новейшей истории Томской области (ЦДНИТО). Ф. 76. Оп. 1. Д. 265.
ГАНО. Ф. Р-42. Оп. 1. Д. 303.
Кооперативная жизнь. 1929. 17 июля.
Государственный архив Иркутской области (ГАИО). Ф. Р-11. Оп. 1. Д. 821.
Рабочий путь. 1928. 10 февраля.
Кооперативная Сибирь. 1926. № 7.
ЦДНИТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 169.
Кооперативная Сибирь. 1928. № 8.
Кооперативная жизнь. 1929. 31 января.
Воробьёв Н.В. Журнал «Кооперативная Сибирь» как источник по истории городской и рабочей потребительской кооперации 1924-1928 гг. // Вестник ТГУ. История. № 3 (4). 2008. С. 63-67.
Кооперативная Сибирь. 1928. № 18.
ГАНО. Ф. Р-42. Оп. 1. Д. 321.
Союз потребителей. 1928. № 5.
Кооперативная жизнь. 1929. 12 января.
Кооперативная жизнь. 1928. 31 октября.
Союз потребителей. 1929. № 12.
Государственный архив Кемеровской области (ГАКО). Ф. Р-31. Оп. 2. Д. 46.
Кооперация к XV съезду ВКП(б). М., Б. г.
Кооперативная жизнь. 1928. 1 ноября.
Кооперативная жизнь. 1929. 3 января.
Кооперативная жизнь. 1929. 17 января.
Макаренко А.П. Теория и история кооперативного движения. М., 2002.
Союз потребителей. 1929. № 12.
 Культурно-просветительная деятельность городской и рабочей потребительской кооперации Сибири в 1926-1929 гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 343.

Культурно-просветительная деятельность городской и рабочей потребительской кооперации Сибири в 1926-1929 гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 343.

Полнотекстовая версия