Попечение о беспризорных и безнадзорных детях в период правления Екатерины II | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 343.

Попечение о беспризорных и безнадзорных детях в период правления Екатерины II

Представлены педагогические приемы, методы, средства, содержание и формы социальной поддержки детей, лишившихся попечения родителей в правление российской императрицы Екатерины II.

The custody of homeless and neglected children in the reign of the Russian Empress Yekaterina II.pdf Положение ребенка в Западной Европе стало ме-няться с началом Нового времени. Идеи Возрождения,а позже Просвещения кардинальным образом повлиялина отношение западно-европейского общества к детям.Гуманистическая литература того времени сделаланормой человеческой культуры родительскую любовьи поставила ребенка в центр семейной жизни. Не слу-чайно тогда же возникает педиатрия как специальныйраздел медицины, появляется детская одежда.Медленное и робкое проникновение идей деятелейэпохи Возрождения в Россию стало ощущаться с сере-дины XVII в. Оправившись после опричнины, Смутно-го времени и польской интервенции, Московское госу-дарство расширяло свои пределы, шло постепенноеразвитие сельского хозяйства, ремесел, внутренней ивнешней торговли, стали появляться мануфактуры,росли старые и возникали новые города, все более час-тыми становились международные контакты. Началась,по выражению К. Валишевского, интеллектуальнаяэволюция страны [1. С. 261].Начавшаяся во второй половине XVII в. интеллек-туальная эволюция страны привела к тому, что в обще-ственном сознании стало зарождаться понятие о чело-веческом достоинстве ребенка. Но эти изменения про-исходили только в самых высших слоях общества. Ихраспространение, а главное - проникновение в глубьобщества, начинает происходить в период правленияЕкатерины II (1762-1796 гг.). Намечаемые ею и при-ближенными мероприятия далеко выходили за рамкиборьбы с беспризорностью и заботы о безнадзорныхдетях. Они представляли собой грандиозный план со-циально-педагогической реформы.Инициатором этой реформы был известный филан-троп и педагог, генерал-поручик И.И. Бецкой, внебрач-ный сын фельдмаршала И.Ю. Трубецкого, на себе по-знавший горечь безотцовщины. Его отец, после взятияНарвы шведами в 1700 г., оказался в долгом плену вШвеции. Там и появился на свет незаконнорожденныйсын Трубецкого, получивший, по обыкновению тоговремени, часть отцовской фамилии. Бецкой прожил15 лет за рубежом, преимущественно в Париже, гдепосещал светские салоны, свел знакомство с энцикло-педистами (Гольбахом, Даламбером и др.) и путем бе-сед и чтения усвоил модные тогда идеи. Очевидно, ужетогда он избрал круг интересов, который предопреде-лил его будущее.Вернувшись в Россию при Петре III, Бецкой, послепереворота 1762 г., занял прочное и видное место приЕкатерине II в качестве личного секретаря. Тесное об-щение с императрицей объяснялось не столько их дав-ним знакомством, сколько близостью взглядов. Стра-стная поклонница Просвещения, Екатерина II к этомувремени была немало начитана в вопросах педагогики.Социально-педагогическая система, созданная в ходеэтого общения, есть результат их совместной работы.Как писала О.Г. Чайковская, эта система, а также тео-ретическая и практическая деятельность Бецкого досих пор не оценены по достоинству [2. С. 121-122].Стоит отметить, что и статья Чайковской, посвященнаяэтой проблеме, написанная в годы перестройки, не бы-ла замечена научной общественностью.Хорошо зная положение дел с беспризорностью вРоссии и изучив опыт работы борьбы с ней в ЗападнойЕвропе, Бецкой представил Екатерине II доклад, в ко-тором указал на ужасающие последствия этого явле-ния. Кроме доклада, в 1763 г. И.И. Бецкой предложилпроект под названием «Генеральный план Император-ского воспитательного дома», в котором рекомендовалсоздать особое отделение для приема «незаконнорож-денных» детей [3]. В проекте, предусмотренном Бец-ким до мелочей, явно прослеживаются идеи Ж.-Ж. Рус-со, который считал, что только в условиях полной изо-ляции от порочной социальной среды из ребенка мож-но вырастить человека идеального, совершенного вовсех смыслах. Задача воспитательного дома виделась втом, чтобы посредством воспитания вырастить «новуюпороду» людей.По мнению Бецкого, воспитание должно включать всебя три основных части: физическое, нравственное иумственное. «Истинной пружиной воспитания» он счи-тал «мораль, или нравоучение» и умственное образова-ние. Физическое воспитание он определял как «средствоследовать по стопам натуры, не превозмогая ее и не по-реламывая, но способствуя ей». Основой нравственноговоспитания Бецкой считал религию. Первостепеннаязадача нравственного воспитания - «вселять в юношест-во страх божий, воспитывать моральные качества, кото-рые требует христианская религия. Для простых людейглавное - трудолюбие. Питомцы воспитательных домовдолжны страшиться «праздности как источника всякогозла и заблуждения».Бецкой предлагал дифференцировать образование всоответствии с природными дарованиями ребенка.«Надлежит неотменно, - писал он о принципах груп-пировки воспитанников Дома, - разделить на три раз-бора детей, распределяя оные точно по их дарованиям,а именно: первому состоять из тех, которые очевидномогут отличаться в науках и художествах; второму, икоторый, конечно, величайшее число в себе заключает,из определенных быть ремесленниками и рукодельни-ками, а третьему, коих понятия тупы, из простых ра-ботников» [3].Предполагалось, что отдельные питомцы воспита-тельного дома, проявившие большие способности ккаким-либо занятиям, будут обучаться латинскомуязыку, знакомиться с аптекарским делом, учиться ри-сованию. Наиболее одаренные должны были изучатьиностранные языки и некоторые науки и потом посту-пать в Московский университет, а девочки - в мещан-ское отделение Института благородных девиц. Подоб-ная система подготовки одаренных воспитанниковобосновывалась тем, что они могут принести болеепользы изучением наук и художеств, нежели обучаяськаким-либо «грубым мастерствам».Для детей, не имеющих «ни роду, ни племени», изкоторых надлежало подготовить «умельцев, ремеслен-ников, прислугу для богатых домов», объем образова-ния задумывался скромным. Считалось, что питомцев с5 лет следует обучать чтению и рисованию, а такжеприучать к легкой физической работе; с 7 до 11 лет ихпредлагалось обучать в школе не более чем по одномучасу в день чтению и «первым основаниям веры»; с 11до 14 лет, также по одному часу в день, учить письму,арифметике (в пределах четырех действий над простымичислами), катехизису, рисованию и элементарным гео-графическим сведениям. Затем они должны были на-правляться для продолжения образования в специальноеучилище при Академии художеств в Петербурге.Важное место должно было занять трудовое обуче-ние. В воспитательном доме существовало полное са-мообслуживание. Приучать воспитанников к «легкойработе» намечалось уже с 5 лет. Мальчиков от 7 до11 лет - обучать вязанию сетей. Девочек этого же возрас-та учить прясть, плести ленты, кружева, тесьму и т.д.Мальчиков 11-14 лет обучать обработке пеньки, льна,шерсти, работе на огороде, девочек - делать пряжу, ткатьленты, стряпать, шить, стирать и т.д. В 15-16 лет подро-стки обоего пола должны были начать совершенствоватьсвои навыки в ремеслах, работая в специальных мастер-ских при воспитательном доме в течение 4-5 лет.Пройдя всю эту длительную школу воспитания иобучения, питомцы дома, по проекту Бецкого, должныбыли получить право жениться на воспитанницах. Такпланировалось сформировать «новую породу» людей,«новых отцов и матерей», «которые б детям своим теже прямые и основательные воспитания правила всердце вселить могли, какие получили они сами, и отних дети передали б паки своим; и так следуя из родовв роды, в будущие веки» [4. С. 128-131].Российские социально-педагогические утопистырешили осуществить на практике, двинуть в жизньидею Руссо, которую, разумеется, утопией не считали.Не смущаясь тем, что эта идея не получила должнойапробации, они хотели ее осуществить с истинно рус-ским размахом. Сам Ж.-Ж. Руссо скептически добав-лял, что ребенка, дабы полностью изолировать от по-рочной среды, нужно поместить на Луну или, по край-ней мере, на необитаемый остров. Наши энтузиастысчитали, что у них это может получиться в Москве илиПетербурге: ведь одна самодержавно сидела на троне, адругой был в числе первых государственных деятелейстраны.Но даже не эта утопичная сама по себе задача былаглавной целью проекта. Вопрос стоял шире - создать встране новый социальный слой. В России отсутствовалобщественный слой, который на Западе назывался«третьим сословием» - промышленники, фабриканты,купцы, ремесленники, на который власть могла быопереться, получив, таким образом, относительнуюнезависимость от дворянства. Воспитательный домдолжен был создать «средний класс», или «третий чинлюдей». «Третье сословие» предполагалось выраститьв буквальном смысле слова. Бецкой в «Генеральномплане…» прямо говорит, что цель воспитания в домесовсем не та, что при воспитании благородных; питом-цы дома должны служить Отечеству делами рук своих.Все они по положению своему будут вольными, никтони при каких обстоятельствах не смеет их закрепоститьили закабалить [2. С. 126].Любопытно, что в качестве «исходного материала»для формирования «новой породы» людей предлага-лись не дети из благополучных семей, а их неблагопо-лучная часть - бедные дворянские сироты, безродныеподкидыши, нищие, незаконнорожденные, которыхродители не в силах были прокормить, бродяги. Возни-кает естественный вопрос, а сколько же в России былотаких несчастных детей, если из них предполагалосьсоздать новый социальный слой?Будучи фактически соавтором проекта, императри-ца план Бецкого одобрила. Более того, в изданном ею1 октября 1763 г. манифесте «Призрение бедных и по-печение об умножении полезных обществу жителей»говорилось: «Надеемся, что… каждый по возможностисвоей потщится снабдевать боголюбивым подаяниемкак на строение сего дома, так и содержание сего об-щего добродетельного дела, дабы и самые уже ближ-ние наши потомки к славе нашего века, могли пользо-ваться из того действительными плодами» [5. С. 290].Этим пожеланием, с одной стороны, Екатерина II по-ложила начало российской благотворительности, невыходившей ранее за рамки княжеской и царской.Издание данного манифеста имело принципиальноважное для России значение, так как в условиях авто-ритарной власти даже такое «богоугодное» дело, какблаготворительность требовало царского разрешения имонаршей инициативы.Известно, например, что Петр I, преследуя нищенст-во, законодательно запрещал частную благотворитель-ность и даже наказывал за нее. С другой стороны, при-звав вельмож к благотворительной деятельности, Екате-рина II снимала с государства часть забот по созданию исодержанию домов для сирот.В апреле 1764 г. в Москве был открыт воспитатель-ный дом (другое название - сиропитательный дом). Вдень открытия было принесено 19 младенцев. Это гу-манное мероприятие приветствовали передовые людиРоссии и Запада. М.В. Ломоносов писал по этому по-воду, что блаженство общества вседневно возрастает.Основной капитал данного учреждения состоял изличных средств императрицы и ее 10-летнего наслед-ника Павла (единовременные пожертвования100 тыс. руб. ежегодно).Святейший синод поддержал инициативу императ-рицы и обратился с воззванием «содействовать благо-му начинанию». Во всех церквах были выставленыкружки для «доброхотных подаяний». Среди первыхблаготворителей, откликнувшихся на призыв церкви ипример императрицы, были И.И. Бецкой, Д.А. Голи-цын, П.А. Демидов, А.П. Бестужев-Рюмин, А.Г. Разу-мовский и др.Круг деятельности воспитательного дома был ши-рок. Руководство в лице благотворителей, называвшихсебя попечителями, помогало собирать подкидышей вразных городах и направлять их для дальнейшего вос-питания в данное учреждение. Воспитательный домзаботился о сиротах, детях нищих родителей. Его важ-ным делом была социальная поддержка бедных бере-менных женщин независимо от их положения в обще-стве [6. С. 129-130].Вельможам было лестно и выгодно стать членамиОпекунского совета или попечителями. Дворяне за по-жертвование 600 руб. в пользу воспитательного домаполучали чин камергера от Коллегии, а за пожертвова-ние 1 000 руб. давался чин комиссара Коллегии. А «недворяне, пожертвовавшие не менее 25 рублей, получа-ют за бесчестье столько же, а за увечье вдвое противсуммы подаяния, в удовольствие, чего выдается соот-ветствующий вид от Опекунского совета и публикуетсяв ведомостях». За 15 лет, с 1765 по 1780 г., было внесе-но пожертвований от различных лиц 43 250 руб. [7.С. 147]. Дворянство и богатые купцы дарили домуденьги, везли туда продукты, вещи. Попечителями до-ма стали графы А.Г. Орлов, Н.И. Панин, А.С. Строга-нов, И.Э. Миних, графиня П.А. Брюс, князь Я.П. Ша-ховской.Но благие намерения были почти сразу развеяныжестокой действительностью. Принос детей в воспита-тельный дом начал быстро возрастать. Росли расходызаведения, а средств не хватало. Идеи новой светскойблаготворительности с трудом приживались даже в Мо-скве.В конце 1763 г. один из опекунов сообщал Бецкому,что москвичи не рвутся помогать дому - «делу новомуи необыкновенному» и, в отличие от Петербурга,«крайне надобно стыдиться здешним жителям, что ни-кто ни одного шелега еще по сю пору подать не убо-лил» [8. С. 274].Печальным итогом стал недостаток в кормилицах,теснота и духота в грудных отделениях. Результат былужасным: из принятых в 1764 г. 523 детей умерли 424;в 1765 г. умерли 597 детей из 793 принесенных; в1766 г. соответственно 494 из 742; в 1767 г. умерлипочти все (1 073 из 1 089, или 98,5%) [9. С. 277].Тогда Опекунский совет признал наилучшей меройраздачу детей на вскармливание в деревни за плату.После этого смертность в самом доме пошла вниз исоставила в 1768 г. 62%, в 1769 г. - 39, в 1770 г. - 25%[9. С. 277]. Однако, значительно ослабев в самом доме,смертность последовала за детьми в деревню. Условиякормления и ухода в деревнях были едва ли лучше.Брали детей исключительно из денежных соображений.Вскармливание и воспитание питомцев стало почтитаким же промыслом, как извоз, пилка дров и т.п. Кре-стьянки, не окрепшие после родов, ради заработка уст-раивались в воспитательный дом кормилицами и не-редко хоронили своего и чужого ребенка. За 10 летумерло 64% розданных [10. С. 29].Не сохранилось никаких свидетельств того, как реа-гировали инициаторы социально-педагогической ре-формы на сложившуюся ситуацию. Можно предполо-жить, что таких свидетельств и не было, а сама ситуа-ция не казалась трагедией. Даже такая высочайшаядетская смертность не была в то время чем-то исклю-чительным. В царствование Екатерины II, особенно вМоскве и Петербурге, беспрестанно попадались мерт-вые дети на огородах, в лесах, реках, прудах, болотахи т.д. [11. С. 160].Неудача, очевидно, не обескуражила Екатери-ну II. В 1770 г. был открыт Петербургский воспита-тельный дом [12, 13]. Как и в Москве, смертность внем поражает современное воображение. За 1770-1779 гг. она составила более 85% [14. С. 144]. Вос-питательные дома все чаще стали именоваться «гро-бами, в которые сваливают детей до переноса их накладбище» [10. С. 29].Выход из ситуации виделся только в передаче детейна вскармливание в деревню. Для этого к Московскомувоспитательному дому было приписано 4 300 селенийМосковской, Тульской, Владимирской, Тверской и Ря-занской губерний с 30 тыс. кормилицами, воспитывав-ших до 40 тыс. детей. К Петербургскому дому былоприписано 2 000 селений Санкт-Петербургской, Псков-ской и Новгородской губерний, где 18 тыс. кормилицсодержали 25 тыс. питомцев. В села отдавались физи-чески крепкие дети, а в воспитательных домах оставля-ли лишь наиболее слабых.Однако эта мера не изменила ситуации. Количестводетей в воспитательных домах возрастало. Ощущалсяострый недостаток в кормилицах, помещениях, средст-вах. В приютах царили скученность, антисанитария,нищета. Смертность детей достигала 60-80% от числапринятых [15. С. 71].Дети, направленные на содержание и воспитание вдеревни, также большей частью умирали. В течение 32-летнего пребывания Бецкого на посту управляющегоМосковским императорским воспитательным домом из30 014 питомцев, отправленных в деревню в грудномвозрасте, выжил лишь каждый четвертый, возвратил-ся - один из шести. Одни пропали без вести, другиебыли зачислены в крепостные. В дальнейшем числодетей, возвращающихся из деревень в воспитательныйдом, с каждым годом уменьшалось [16. С. 131].Таким образом, российская социально-педаго-гическая утопия не осуществилась. Создание «новойпороды» людей и третьего сословия из детей-сирот иподкидышей оказалось мифом. Да и могло ли бытьиначе? Екатерина II и ее приближенные рьяно броси-лись спасать безнадзорных детей, но при этом не поза-ботились ни об необходимых помещениях, квалифици-рованных воспитателях, ни о соответствующем финан-сировании.С XVIII в. забота о воспитании детей, устройстве,будущем переходит в разряд важнейших семейныхзадач. Используя западно-европейский опыт, россий-ские деятели отстаивали и совершенствовали россий-ские социально-педагогические традиции, вырабатыва-ли на практике педагогические приемы, методы, сред-ства, содержание и формы предотвращения распро-странения детской беспризорности и безнадзорности.Жизненная перспектива детей представлялась россий-ским императорским обществом в предоставлении имобщего и профессионального образования.

Ключевые слова

сироты, дети, воспитательный дом, orphans, children, foundling-hospital

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Потепалов Дмитрий ВладимировичРоссийский государственный профессионально-педагогический университет (г. Екатеринбург)старший преподаватель кафедры профессиональной педагогики Института психологииpedagog1977@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Валишевский К. Первые Романовы. М.: Квадрат, 1993. 375 с.
Чайковская О.Г. Воспитание «новой породы людей» (Об одном социальном эксперименте XVIII в.) // Социологические исследования. 1987. № 2. С. 121-134.
Об учреждении в Москве Воспитательного дома, с особливым гошпиталем для неимущих родительниц // Полное собрание законов Российской империи: В 45 т. СПб., 1830. Т. XVI, № 10587.
Очерки истории СССР. Россия в первой четверти XVIII в. / Под ред. Н.М. Дружинина. М.: АН СССР, 1954. 815 с.
Кузьмин К.В. История социальной работы за рубежом и в России. Москва; Екатеринбург: Академический проект, 2003. 480 с.
Павлова О.К. Благотворительность в России X-XVIII веков // Клио. 2003. № 3 (22). С. 124-139.
Благотворительная Россия: История государственной, общественной и частной благотворительности в России. СПб.: Б. и., 1901. Т. 1, ч. 1.
Фруменкова Т.Г. Воспитательные дома и начало светской благотворительности и общественного призрения в России в царствование Екатерины II // Благотворительность в России. Исторические и социально-экономические исследования / Сост. О. Лейкинд, А.В. Орлова,
Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона: В 82 т. М.: Терра, 1991. Т. 59. 480 с.
Азарова Е. Правовое положение детей одиноких матерей в царской России // Социальное обеспечение. 1974. № 4. С. 28-29.
Веселова А. Воспитательный дом в России и концепция воспитания И.И. Бецкого // Отечественные записки. 2004. № 3. С. 169-179.
О доставлении младенцев, подкидываемых частным людям, в Воспитательный дом // Полное собрание законов Российской империи: В 45 т. Т. 19, № 13554.
О назначении места для постройки Воспитательного дома в Санкт-Петербурге // Полное собрание законов Российской империи… № 13429.
Фирсов М.В. История социальной работы в России. М.: Владос, 1999. 247 с.
Алферова Е.Ю. Призрение сирот в дореволюционный период // Население России и СССР: новые источники и методы исследования: Сб. науч. ст. Екатеринбург: Уральский кадровый центр, 1993. С. 70-78.
Александрова В. Московский воспитательный дом // Народное образование. 1990. № 12. С. 130-131.
 Попечение о беспризорных и безнадзорных детях в период правления Екатерины II | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 343.

Попечение о беспризорных и безнадзорных детях в период правления Екатерины II | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 343.

Полнотекстовая версия