В поисках универсальной концепции значения языкового знака | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

В поисках универсальной концепции значения языкового знака

Описаны концепции структуры значения самостоятельных слов и релятивных единиц языка, классифицированы типы информации, лежащие в основе значения языкового знака. Обнаружены точки пересечения различных теорий. Обоснована необходимость введения в семантическое описание терминов «когнитивный образ ситуации» и «прототипическая ситуация».

In search of a universal concept of the meaning of the linguistic sign.pdf Соотношение между значением языковой единицыи обозначаемым ею фрагментом действительности ужев течение многих лет постоянно привлекает вниманиелингвистов, но этот вопрос вряд ли можно считать доконца решенным. Несомненно, что большая часть зна-чимых единиц языка соотносится с окружающим ми-ром, однако то, какая информация о нем формируетзначение знака, является до сих пор дискуссионным, даи сами термины, обозначающие компоненты этой ин-формации, также существенно варьируются.Эта сторона вопроса наиболее разработана в теоре-тическом плане в отношении знаменательного слова.Обозначим те решения, которые к данному моментусчитаются классическими и лежат в основании совре-менных семантических концепций.В лингвистической семантике 1940-1950-х гг. ХХ в.продуктивной явилась мысль о том, что план содержа-ния языкового знака так же, как и план выражения,членится на фигуры [1], которые в дальнейшем полу-чили названия семы (Д.Н. Шмелев), элементарныесмыслы (Ю.Д. Апресян), семантические множители(А.К. Жолковский, И.А. Мельчук), семантическиепримитивы (А. Вежбицкая). Методику выявления эле-ментов, составляющих значение единицы, стали назы-вать компонентным анализом (см., например: [2, 3]). Входе проведения компонентного анализа было обнару-жено, что в значение слова входит информация о диф-ференциальных признаках, которые помогают отли-чить друг от друга объекты, входящие в один класс [4,5]. Основным способом выявления этих признаков яв-ляется изучение лексических оппозиций. Далее пред-ставление о компонентной структуре значения былодополнено понятием об интегральных признаках, наосновании которых объекты включаются в класс [6-8].В связи с изучением многозначности стало ясно,что для функционирования слова важна и та информа-ция, которая не отражается его исходным значением.О.Н. Селиверстова анализирует определение значения,данное Ю.Д. Апресяном: «Под семантикой в большин-стве случаев понимаются сведения о классе называе-мых знаком вещей с общими свойствами или о классевнеязыковых ситуаций, инвариантных относительнонекоторых свойств участников и связывающих их от-ношений» [9. С. 56]. Понятно, что приведенное толко-вание значения представляет собой фактически инуюформулировку определения значения как отображениякласса вещей, явлений и т.д. в сознании, и являетсяверным, но недостаточным [10. С. 36]. Из-за осознанияэтой недостаточности в связи со значением слова сталирассматривать признаки, названные ассоциативными[10], потенциальными [11], причем квалифицирова-лись эти признаки как несущественные [13]. В резуль-тате значение слова было представлено как определен-ным образом организованная структура, состоящая изсемантических признаков разного уровня значимости.К терминам, называющим информацию, играющуюроль в формировании семантической структуры слова, ноне отражаемую словом в его исходном значении, позжедобавились следующие: фоновые знания [13], онтоло-гические импликатуры [14], коннотации [9, 12].Как показывает анализ, в употреблении данных тер-минов есть две характерные черты: во-первых, однимтермином называется информация разного рода, во-вторых, объем понятий, названных разными терминами,существенно пересекается. В работе [15] предлагаетсяупорядочить ситуацию и разграничить типы информа-ции, не связанной непосредственно с отражением объек-та, но важной для функционирования слова: компонен-ты, мотивированные объективной действительностью(признак 'монотонность звука' у ситуации пилить, при-знак 'тяжесть' у горы), предлагается называть фоновоезнание, а не мотивированные логически, ассоциатив-ные - коннотации (признак 'глупость' у осла, 'неоте-санность, грубость, неопрятность' у свиньи).Итак, семантика приходит к выводам: 1) значениеслова отражает не все свойства объекта; 2) для форми-рования семантической структуры слова имеет значе-ние несколько типов информации:- информация о самом номинируемом объекте, от-ражаемая исходным значением слова;- информация о свойствах объекта, не отражаемаяисходным значением слова;- объективная информация о ситуации, в которойобычно функционирует объект;- информация об ассоциациях, регулярно возни-кающих у носителя языка в связи с объектом.Обозначившийся в последние десятилетия интереслингвистики к значениям служебных единиц сталвполне закономерным. Во-первых, он был обусловленхорошо осознаваемой всеми спецификой значения ре-лятивных единиц языка, в том числе предлогов. Во-вторых, обращение к релятивным единицам было не-обходимо для проверки уже имевшихся выводов оприроде языкового значения. Исследования семантикиэтой группы единиц обнаружили неполноту лингвис-тической теории, необходимость ее уточнения.Несмотря на то что семантическое описание слу-жебных единиц шло как будто бы совершенно своеоб-разным путем, что не обнаруживает абсолютно ника-ких терминологических пересечений с работами о са-мостоятельных словах, содержательно эволюция пред-ставлений о значении локативных служебных единицвключает те же этапы, что и развитие концепций, ка-сающихся самостоятельных слов (см. более подробнообзоры: [16-21]).На первом этапе лингвисты пытаются выявить текомпоненты значения, которые соотносятся с окру-жающей действительностью, т.е. визуально восприни-маемые признаки локативной ситуации, отражаемые взначении предлога. Указанная задача решается в рабо-тах, написанных в рамках так называемого геометриче-ского подхода. У истоков данного направления лежаттруды Дж. Лакоффа [22], и Р. Лангакера [23], согласнокоторым семантику предлога предопределяет визуаль-но воспринимаемый образ. Семантическое развитиепредлога есть переход от конкретного к абстрактному,от отражения совокупности перцептуальных, видимыхпризнаков к более сложному концепту, структура ко-торого определяется базовым пространственным пред-ставлением, соотносится с ним.В исследованиях отечественных лингвистов, рабо-тавших в рамках этого направления, для каждого пред-лога устанавливался набор пространственных (геомет-рических) характеристик: мерность, длина/ширина,высота. Фактически авторы производили компонент-ный анализ значения предлогов на основе внутрипара-дигматических оппозиций, а значение представляликак набор элементарных смысловых отношений [21.С. 724-727; 24; 25]. Типичной теоретической установ-кой работ такого рода является следующая: «Выявле-ние членов оппозиции проводилось по определенномуоснованию, по отношению к которому выделялись се-мантические дифференциальные признаки членов оп-позиции - семы» [26. С. 9].Однако данные исследования не позволяют выявитьспецифику значения отдельных предлогов, «упрощен-ная система бинарных оппозиций не исчерпывает всейсложности пространственных представлений, переда-ваемых предлогами и наречиями, и не позволяет вы-явить индивидуальные пространственные значенияотдельных единиц» [21. С. 727].Отчасти этот пробел удается устранить в исследо-ваниях функционального направления. Функциональ-ный поход придает первоочередное значение специфи-ке использования объектов, которые названы словами,выступающими в качестве контекста для предлога.Здесь релевантным для употребления языковой едини-цы является то, какую функциональную нагрузку несетобъект: содержащее/содержимое, носитель/носимый.Геометрические и топологические свойства объектов,учитываемые при описании, интерпретируются какследствие функциональных характеристик [24, 27] (см.о значимости функционального типа при употребленииимен [28]). Но все же следует отметить, что при несо-мненной важности функциональных отношений междуобъектами далеко не всегда именно они являются ре-шающими при выборе средства номинации простран-ственных отношений, что доказано, например, в [29].Наряду с работами, в которых значения предлоговописываются с позиции чистой лингвистики, т.е. выяв-ляются внутрилингвистические семантические отно-шения, значительное место в изучении локативныхединиц занимают исследования, относящиеся к когни-тивному направлению.В подобных работах предпринимаются попытки обна-ружить компоненты, содержащиеся в семантике простран-ственных предлогов, значимые для пространственногомышления. Акцент в такого рода исследованиях делаетсяне на значении предлога, а на описании пространственныхкатегорий и их места в лингво-когнитивной системе [30,31]. Предлог здесь является материалом, фиксирующим иэксплицирующим результаты когнитивной деятельности.Авторы изучают процессы формирования пространствен-ных конфигураций при ориентации одного объекта (фигу-ры) относительно другого (фона) и то, как соотносятсяпространственные характеристики объекта (подвиж-ность/неподвижность, размер) и его способность игратьроль фона и фигуры. Пространственные понятия, связан-ные с конкретным объектом, могут стать причиной невоз-можности высказываний некоторого типа, например *Домоколо велосипеда. Исследуются те пространственные пред-ставления, в терминах которых осмысляются денотативныеситуации перед тем, как получить номинацию. Важнымтакже считается понятие «лингво-культурного предвыбо-ра», который определяет способ концептуализации объектакак, например, поверхности (на воде), трехмерного объекта(в воде) [32-35].Совершенно очевидно, что эволюция взглядов назначение предлога фактически привела к результатам,аналогичным тем, что были достигнуты при описаниизначений самостоятельных единиц.1. Значение предлога избирательно фиксирует ин-формацию о ситуации.2. Для функционирования предлога важна не толькообъективная информация о визуально воспринимаемыхпризнаках ситуации, но и информация, прямо не отно-сящаяся к денотативной ситуации: о функциональныхпризнаках объектов, участвующих в ситуации, об ихконцептуализации.Итак, следует отметить, что к настоящему времени влингвистике отчетливо сформировались две различныетерминологические парадигмы. Можно говорить, чтосложилась ситуация, когда описание семантики само-стоятельных и служебных единиц идет параллельно.Вероятно, в таком положении дел нет ничего неестест-венного, поскольку эти традиционно выделяемые груп-пы языковых единиц действительно очень специфичны.Однако лингвистика не отказалась от попыток найтиуниверсальный способ описания значения языковойединицы и основ полисемии, тем более что выводы, по-лученные в рамках разных научных традиций, при от-сутствии терминологических совпадений имеют оченьпохожее содержание. В некоторых современных работахпредпринимается попытка с одних и тех же теоретиче-ских позиций подойти к изучению единиц разных клас-сов (глаголов, прилагательного тяжелый и предлога нав [36], глаголов, предлогов и наречий в [21]).Как представляется, на такую универсальность мо-гут претендовать некоторые концепции, предложенныеотечественной семантикой.В разработке проблем семантики языковой единицыотечественная наука базируется на нескольких фунда-ментальных положениях, которые и позволили достичьвесомых результатов в познании природы языковогозначения.Вне зависимости от того, причисляют ли себя авто-ры к когнитивному направлению или считают пробле-мы, решаемые в их работах, чисто лингвистическими,основную задачу исследования они видят в определениисодержания концептов, выражаемых языковой едини-цей. «Весь смысл когнитивного похода и заключается -с точки зрения этого подхода - в постоянном соотнесе-нии разных форматов знания с языковыми формами, ихобъективирующими. При этом само направление анали-за может меняться. Иначе говоря, у разных исследовате-лей в фокусе внимания могут находиться либо вопросыо том, какие структуры знания стоят за определеннымиязыковыми формами (т.е. каковы когнитивные основа-ния этих форм), либо вопросы о том, с помощью какихязыковых форм могут быть репрезентированы те илииные форматы знания» [37. С. 5].В отечественной семантике плодотворным образомбыли синтезированы достижения структурной и когни-тивной лингвистики. К необходимости «рассмотреть нетолько отношения между знаками как элементами сис-темы, но и отношения между знаками и теми объекта-ми и ситуациями, которые они способны обозначать вречи» [21. С. 745], представители российской наукиприходят в результате тщательного изучения тех эле-ментов смысла, которые влияют на использование зна-ка. Скрупулезный анализ позволил сделать вывод отом, что для функционирования языковой единицыважна не только ее семантика, но и такие нелингвисти-ческие категории, как фоновое знание (информация нео самом объекте, а об условиях его функционирования,использования, взаимодействия с человеком, т.е. о си-туациях, в которых обычно присутствует объект, зна-ние, извлекаемое из анализа объективной действитель-ности), коннотации (субъективная информация - ус-тойчивые ассоциации, связанные в данном языковомколлективе с данным объектом), концептуализация.«Под процессом концептуализации понимается оп-ределенный способ обобщения человеческого опыта,который говорящий реализует в данном высказывании.Ситуация может быть одна и та же, а говорить о нейчеловек умеет по-разному, в зависимости от того, какон ее в данный момент представляет - и вот эти пред-ставления как раз и называются концептуализациями»[28. С. 10]. Концептуализация проявляется в интерпре-тирующей деятельности носителя языка и закрепляетсяв функционировании языковых единиц. Прежде всегоконцептуализация состоит в отборе тех фактов дейст-вительности, которые подлежат номинации. «Напри-мер, в русском языке нет специального предлога, опи-сывающего движение типа «вниз - вверх» [35. С. 115.См. также 38. С. 12-13]. Язык уже самой номенклату-рой своих единиц производит концептуализацию дей-ствительности, классифицируя фрагменты окружаю-щего мира как значимые для языкового коллектива иноминируемые языком и незначимые.К концептуализации относится также отбор техсвойств объекта, ситуации, которые учитываются приноминации, «поскольку важными оказываются разныестороны предмета, названного этим именем» [26.С. 17]. Например, при номинации ситуации с использо-ванием префикса внутри- (внутрикомнатная элек-тропроводка, внутрисалонный светильник) адресатполучает информацию только о том, что У находится вграницах Х. Но с помощью приставки внутри- не уда-ется описать то, как далеко от границ Х находится У,изменяется ли его локализация по отношению к грани-цам Х.Концептуализацией называется и отнесение объектак определенному топологическому типу (вертикальнаяили горизонтальная плоскость, трехмерный объект,точка), соотнесение с определенными пространствен-ными категориями (граница, окрестность). Например, вприлагательном подземный земля концептуализируетсякак плоскость, в сквозьземный - как объект, имеющийтолщину, а в внутриземный - как вместилище, объект,имеющий границы, внешнюю и внутреннюю области.Можно сказать, что концептуализация - это отбор иинтерпретация фактов действительности, подлежащихноминации. Результаты концептуализации складыва-ются в языковую картину мира, закрепленную едини-цами языка [39]. Учет понятия языковая картина ми-ра характерен для всей отечественной семантики.Справедливо будет сказать, что отечественная се-мантика является когнитивной по целям, а не по мето-дам исследования. При этом важнейшей является уста-новка, что о когнитивной стороне языковой деятельно-сти, о содержании языковой картины мира мы можемсудить только на основании функционирования единицязыка. Особенностью работ, написанных в русле этогонаправления лингвистики, является то, что выводы обантропоцентричности языка, о фундаментальностипредставлений о языковой картине мира, о том, что язы-ковой знак отражает не объект, а его образ, не являютсяисходными для лингвистического исследования, а сле-дуют из тщательного изучения значения языковой еди-ницы и ее функционирования. Характерным являетсяследующее высказывание: «При семантическом анализеисследователь имеет дело именно с речью: он долженвывести значение из наблюдаемых фактов употребле-ния» [21. С. 35]. Так, для того чтобы выявить компонен-ты денотативной ситуации, отражаемые локативнойадъективной приставкой, нами проведен анализ соче-таемости префикса. Например, префиксы вдоль- и по-сочетаются только с именами линейно протяженныхобъектов (поволжский район, пограничная полоса,вдольтротуарная колея, вдоль-фронтовая трасса),приставка при- - с именами объектов разной формы имерности (прирельсовая насыпь, приземные испарения,пригородный лес). Следовательно, в значение первыхдвух приставок информация о типе объекта входит, а взначение приставки при- - нет, что отражается в базовомзначении префиксов вдоль-, по- 'по всей длине Х', при-'в зоне, примыкающей к Х'.Данный подход является, с одной стороны, резуль-татом взаимодействия с зарубежными теориями (см. обэтом в [28]), но в большей мере обусловлен внутрен-ними закономерностями развития отечественной лин-гвистики, которая прошла путь от формально-опи-сательных исследований к объяснительным.В целом ряде современных работ исходным теоре-тическим постулатом в представлении семантики еди-ницы языка является гипотеза о том, что в основе язы-кового значения лежит когнитивный образ экстралин-гвистической ситуации. Однако сама идея использова-ния надъязыковых конструктов для описания значенийязыка не является безоговорочно принятой в отечест-венной лингвистике. Например, Е.В. Падучева пишет:«Наш опыт показывает, что можно продвинуться дос-таточно далеко, не вводя этого дополнительного (надъ-языкового, когнитивного, глубинного) уровня пред-ставления лексического значения: как правило, все ре-гулярные дериваты можно исчислить преобразованиемодного из значений, принятого за исходное» [13. С. 16].В то же время имеется большое количество исследова-ний, в которых авторы приходят к выводу, что особен-но при метафорической мотивации все-таки не обой-тись без учета экстралингвистической, в том числекогнитивной, информации, не содержащейся в исход-ном значении [40-44].Г.И. Кустова [36] при изучении семантики языко-вых единиц использует термин прототипическая си-туация. Как представляется, введение данного терминапозволяется избежать некоторых теоретических труд-ностей. Под прототипической ситуацией автор понима-ет когнитивную модель ситуации, с которой связанобазовое значение языковой единицы. Успешно приме-няемый при описании эмпирического материала, дан-ный термин требует более подробной разработки поня-тийного аппарата, в том числе уточнения понятий си-туация, прототип, классификации типов информации,входящей в когнитивный образ ситуации, определенияпроцедуры выявления его компонентов.Основываясь на предварительных исследованияхматериала и логике развития семантики, считаем необ-ходимым разграничить разные типы информации, со-ставляющей прототипическую ситуацию. Во-первых,это перцептуальный компонент, т.е. информация о техвизуально воспринимаемых сторонах ситуации, кото-рые составляют когнитивный образ. Следует отметить,что в перцептуальную составляющую прототипическойситуации входит информация не обо всех визуальновоспринимаемых признаках денотативной ситуации,поскольку прототипическая ситуация - это не сама си-туация, а ее когнитивный образ. Например, в прототи-пической ситуации, отражаемой базовым значениемадъективной приставки меж-, очень избирательно от-ражаются признаки локативной ситуации. Как показаланализ, в качестве ориентира здесь могут выступатьобъекты разного размера (межпланетное путешест-вие, межконтинентальный пролив - межмышечнаяпрослойка, межмолекулярное расстояние), концеп-туализированные как плоскости (межостровной па-ром, межтерриториальное перемещение), линии(междустрочное расстояние, междурядный сорняк),трехмерные объекты (межгорная долина, междусе-ленные земли). Взаимное расположение локализуемыхобъектов наблюдается как по горизонтали (межмате-риковое море, межъярусная фурнитура), так и по вер-тикали (межзубное расположение языка, межмерз-лотный слой). Таким образом, прототипическая меж-ситуация нетребовательна к типу объекта, выступаю-щего в качестве локализатора и во многом к типу лока-лизации. Единственное требование к объектам-локализаторам - они обязательно однородны и нахо-дятся на некотором расстоянии друг от друга.Второй тип информации, составляющий прототи-пическую ситуацию, представлен концептуальнымкомпонентом. В концептуальный компонент входитинформация, являющаяся следствием: 1) изучения при-чинно-следственных связей, имеющихся в окружающейдействительности; 2) интерпретации, ценностного ос-мысления некоторых перцептуальных признаков лока-тивной ситуации. Например, для всех прототипическихситуаций, лежащих в основе локативных значений адъ-ективных приставок, характерно, что локализатор кон-цептуализируется как центральный элемент пространст-венной конфигурации, он задает параметры зоны распо-ложения локализуемого объекта, в том числе и количе-ственные. Данная концептуальная составляющая не от-ражается базовым пространственным значением при-ставки, но лежит в основе квантитативных значенийпрефиксов (надкалиберный размер, субкритическийуровень, околоультразвуковой диапазон).Концептуальная составляющая наряду с перцептуаль-ным компонентом прототипической ситуации играетважнейшую роль в функционировании единиц языка,позволяет удовлетворительно объяснить появление любо-го из значений многозначной единицы. Как представляет-ся, введение в семантическое описание представления оконцептуальном компоненте снимает теоретическуютрудность представления полисеманта как единства.Признание прототипной организации когнитивногообраза ситуации, лежащего в основе базового значенияязыковой единицы, дает возможность установить ког-нитивную основу для отождествления контекстныхвариантов одной единицы и избежать теоретическихтрудностей при поиске элемента, объединяющего всетакие употребления в рамках одного значения. Прото-типное устройство обусловливает то, что бесконечноеколичество реальных локативных ситуаций, представ-ленных разнообразными объектами, находящимися вразличных пространственных отношениях, подводитсяпод один топологический тип за счет осмысления их водних и тех же пространственных понятиях. Так, базо-вое значение приставки над- - 'выше Х' (надкрылеч-ный козырек, надшахтный террикон). По отношениюк объектам, концептуализированным как горизонталь-ная плоскость, как горизонтально расположенный объ-ект с видимой горизонтальной поверхностью или какгоризонтальная линия, приставка выражает значение'выше поверхности Х' (подкнижная шпаргалка, над-плитный духовой шкаф, надгоризонтальное наблю-дение). Если локализатор концептуализирован как вер-тикальная плоскость, то приставка используется в зна-чении 'у верхнего края Х' (надвратная икона), есликак объект, имеющий наружную и внутреннюю сторо-ны, - в значении 'с наружной стороны Х' (наджабер-ная крышка, надхрящевой склероз. По отношению ковсем указанным типам денотативных ситуаций мы на-блюдаем, что ведущим признаком, позволяющимвключить ситуацию в данный класс, является катего-рия 'верх', которая также имеет прототипную органи-зацию, центр ее соотносится с топологически-гравитационным представлением, а на периферии на-ходятся 'верхняя граница', 'наружная сторона' и т.д.При этом обнаруживается, что классификация денота-тивных ситуаций происходит не только и не столько наосновании реальных признаков, которыми эти ситуа-ции обладают, сколько на основе осмысления их чело-веком. Это осмысление и закреплено в прототипиче-ской ситуации - когнитивном образе определенногокласса реальных ситуаций. Интерпретация позициивыше Х происходит в конкретной ситуации в зависи-мости от свойств локализатора и локализуемого объек-та, говорящий подводит все эти разные в перцептуаль-ном смысле ситуации под один тип, который выделяет-ся на основе актуализации категории 'верх': 'У нахо-дится выше Х'. Поэтому все конкретные значения, ко-торые приобретает префикс в подобных случаях, сле-дует признать вариантами одного значения. Основойотождествления всех вариантов прототипической си-туации и текстовых реализаций базового значения при-ставки выступает подведение разных денотативныхситуаций под один топологический тип.Характер прототипической ситуации (количество икачество компонентов, входящих в нее) обусловливаетсемантическую структуру языковой единицы. В прото-типической ситуации заложен ее семантический по-тенциал, который проявляется в возможности исполь-зовать данную единицу в качестве средства номинацииновых пространственных отношений или выраженияотношений в нелокативной области. Сходство и разли-чия в наборе компонентов прототипических ситуаций,соотносимых с разными единицами, - основной фак-тор, определяющий специфику их значения и функ-ционирования. Например, базовое значение приставоквокруг- и около- отражает схожие прототипическиеситуации 'У находится в зоне, окружающей Х'. Однаков содержание прототипической вокруг- ситуации вхо-дит информация о степени заполнения этой зоны ('Уокружает Х со всех сторон'), а в содержание около-ситуации не входит, поэтому около- способна называтьне только расположение У, со всех сторон окружающе-го Х, как вокруг-, а еще и расположение в любой точкеили фрагменте зоны, окружающей Х, без обязательногодля вокруг- ситуации полного охвата зоны Х. Поэтомупри необходимости номинировать локализацию У,полностью занимающего зону, примыкающую к Х совсех сторон, приставки вокруг- и около- выступают каксинонимы (околопланетная/вокругпланетная орби-та). Если же имеют место другие варианты располо-жения У, то из двух названных используется толькоприставка около- при невозможности замены на вокруг-(околомосковский/*вокругмосковский коттеджныйоселок, околопилонный/*вокругпилонный стол, око-локомпьютерный кактус, околоушная слюнная желе-за, околополярная звезда).Набор компонентов прототипической ситуациипредопределяет и набор значений, составляющих се-мантическую структуру префикса, и ее специфику. На-пример, в семантической структуре адъективной при-ставки по- прослеживается достаточно полное исполь-зование потенциала, основанного на актуализации при-знаков прототипической ситуации: однотипная локали-зация множественных однородных объектов относи-тельно Х (пограничные столбы); возможность назватьрасположение одного из этих множественных объектов(пограничный столб). Сама потенция использованияприставки по- в значении 'относящийся к каждому Х'(покадровый сценарий, покомнатное расселение, по-ротное обучение) заложена в прототипической ситуа-ции и в возможности ее переосмысления. Прототипи-ческая ситуация предполагает, в том числе, множест-венность однородных объектов. Однотипность их ло-кализации в зоне, определенной Х, т.е. одинаковыелокативные отношения с Х, осознаются как простоодинаковое отношение. При использовании приставкив значении 'во время Х' (пожизненная пенсия) актуа-лизируется важнейший признак прототипической си-туации - локализация У на всем протяжении Х. Про-странственная протяженность осмысливается как вре-менная, что поддерживается включенной в прототипи-ческую ситуацию идеей трассы.Различия в наборе производных значений также объ-ясняются различиями в компонентах прототипическихситуаций. Приставка за- имеет значение 'за пределамиХ' (заштатный сотрудник, затактный аккорд), кото-рое появляется на основе концептуальной составляющейпрототипической ситуации. Область за Х концептуализи-руется как чужая, неосвоенная. Отсутствие концептуаль-ной составляющей у приставки пред- объясняет отсутст-вие подобного или антонимичного значения.Концептуальная информация, входящая в прототи-пическую ситуацию, играет существенную роль вфункционировании единицы. Например, темпоральныезначения в семантической структуре приставок пред-,по- возникают на основе концептуальной составляю-щей 'трасса'. Также компонент 'трасса' лежит в основепроизводных значений приставок меж-(между-),транс-, интер- 'общий для нескольких Х'.Наличие в прототипической ситуации схожей кон-цептуальной информации может стать условием сино-нимизации префиксов, отражающих разные типы лока-лизации, различающиеся в перцептуальном аспекте.Например, именно концептуализиция локализатора какобъекта, задающего характеристики всей пространст-венной конфигурации, как носителя точки отсчета по-зволяет ряду префиксов выражать квалитативные иквантитативные значения, при этом их базовые значе-ния отражают разные прототипические ситуации: под-,над-, суб- - локализацию выше/ниже Х, около-, при- - взоне Х. Значение 'общий для нескольких Х' возника-ет на основе эксплуатации признака 'трасса' у префик-сов, называющих локализацию в интервале между не-сколькими Х (меж-, интер-: межобластной суд, ин-тернациональный орган) и пересечение Х (транс-:трансамериканский банк).Таким образом, прототипическая ситуация являетсятем основным фактором, который позволяет организо-вывать различные значения префикса в единую систему,использовать префикс для номинации различных типовотношений в разных сферах. Введение в семантическоеописание терминов когнитивный образры единиц разных языковых уровней и с единых теоре-тических позиций описать механизм возникновения но-вых значений языковой единицы, представив значениеязыковой единицы как радиальную структуру, организо-ванную вокруг когнитивного образа локативной ситуа-ции (прототипической ситуации).

Ключевые слова

структура языкового значения, когнитивный образ ситуации, прототипическая ситуация, предлог, приставка, structure of linguistic meaning, cognitive image of the situation, prototypical situation, prefix

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Горбунова Людмила ИвановнаИркутский государственный университетдоцент, кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и общего языкознания факультета филологии и журналистикиludgorbunova@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Ельмслев Л. Пролегомены к теории языка // Новое в лингвистике. М., 1960. Вып. 1. С. 215-262.
Степанов Ю.С. Номинация, семантика, семиотика // Языковая номинация. Общие вопросы. М., 1977. С. 294-358.
Трубачев О.Н. Реконструкция слов и их значений // Вопросы языкознания. 1980. № 3. С. 3-14.
Шмелев Д.Н. Об анализе семантической структуры слова // Zeichen und System der Sprache. Bd. 3. Berlin, 1966.
Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики. М., 1973.
Толстой Н.И. Некоторые проблемы сравнительной славянской семасиологии // Славянское языкознание: VI Междунар. съезд славистов (Прага, авг. 1968 г.): Доклады советской делегации. М., 1968. С. 162-186.
Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики (на материале русского языка): Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. М., 1969.
Найда Ю.А. Наука перевода // Вопросы языкознания. 1970. № 4. С. 31-37.
Апресян Ю.Д. Избранные труды: В 2 т. Т. 1: Лексическая семантика. М., 1995.
Селиверстова О.Н. Труды по семантике. М., 2004.
Гак В.Г. К проблеме семантической синтагматики // Проблемы структурной лингвистики: Сб. ст. М., 1972. С. 367-395.
Апресян Ю.Д. Избранные труды: В 2 т. Т. 2: Интегральное описание языка и системная лексикография. М., 1995.
Падучева Е.В. Динамические модели в семантике лексики. М., 2004.
Кустова Г.И. Типы производных значений и механизмы языкового расширения. М., 2004.
Башкирцева О.А. Признаки денотата. Фоновые знания. Коннотации (к вопросу о разграничении терминов) // Вопросы когнитивной лингвистики. 2009. № 4. С. 79-84.
Рахилина Е.В. О старом: аспектуальные характеристики предметных имен // Логический анализ языка: язык и время / Отв. ред. Н.Д. Арутюнова, Т.Е. Янко. М., 1997. С. 144-150.
Рахилина Е.В. Семантика отыменных прилагательных // Лики языка: К 45-летию научной деятельности Е.А. Земской. М., 1998. С. 298-304.
Ченки А. Современные когнитивные подходы к семантике // Вопросы языкознания. 1996. № 2. С. 68-78.
Ченки А. Семантика в когнитивной лингвистике // Фундаментальные направления современной американской лингвистики. M., 1997. С. 340-370.
Филипенко М.В. Проблемы описания предлогов в современных лингвистических теориях // Исследования по семантике предлогов. М., 2000. С. 12-54.
Селиверстова О.Н. Труды по семантике. М., 2004.
Лакофф Дж. Когнитивная семантика // Язык и интеллект. М., 1996. С. 143-184.
Langaker R. Space Grammar, Analysability and English Passiv // Language. 1982. Vol. 58, № 1.
Леонтьева Н.Н., Никитина С.Е. Смысловые отношения, передаваемые русскими предлогами // Slavica IX. Debrecen, 1969. P. 15-63.
Кибрик А.Е. К типологии пространственных значений // Язык и человек: Сб. ст. памяти П.С. Кузнецова. М., 1970. С. 110-156.
Всеволодова М.В., Владимирский Е.Ю. Способы выражения пространственных отношений в современном русском языке. М., 1982.
Garrod S.C., Sanford A.J. Discourse models as interfaces between language and spatial word // Journal of Semantics. 1988. № 6. P. 147-160.
Рахилина Е.В. О тенденциях в развитии когнитивной семантики // Известия АН. Сер. литературы и языка. 2000. Т. 59, № 3. С. 3-15.
Маляр Т.Н. Концептуализация пространства и семантика пространственных предлогов и наречий // Сборник научных трудов МГЛУ. М., 1994. Вып. 427. С. 62-76.
Talmy L. How language structures space // Pick H.L., Acredolo Jr. Spatial Orientation: Theory, Research, and Application. N.Y., 1983. P. 225-282.
Jackendoff R., Landau B. Spatial Language and Spatial Cognition / Еd. by D. Napoli. Bridges between Psychology and Linguistics: A Swarthmore Festschrift for Lila Gleitman. Hellsdale, New Gersey, 1991. P. 145-169.
Лабов У. Структура денотативного значения // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1983. Вып. 14. С. 133-176.
Маляр Т.Н., Селиверстова О.Н. Пространственно-дистанционные предлоги и наречия в русском и английском языках. Мюнхен, 1998.
Кубрякова Е.С. Семантика в когнитивной лингвистике (о концепте контейнера и формах его объективации в языке) // Известия РАН. СЛЯ. 1999. Т. 58, № 5-6. С. 3-12.
Плунгян В.А., Рахилина Е.В. По поводу «локалистской» концепции значения: предлог ПОД // Исследования по семантике предлогов. М., 2000. С. 115-133.
Кустова Г.И. Типы производных значений и механизмы языкового расширения. М., 2004.
Кубрякова Е.С. В поисках сущности языка // Вопросы когнитивной лингвистики. 2009. № 1 (018). С. 5-12.
Рахилина Е.В. Когнитивный анализ предметных имен: семантика и сочетаемость. М., 2000.
Серебренников Б.А. Язык отражает действительность или выражает ее знаковым способом? Как происходит отражение картины мира в языке? // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. М., 1988. С. 70-86.
Болдырев Н.Н. Прототипический подход: проблемы метода // Международный конгресс по когнитивной лингвистике 26-28 сентября 2006 г.: Сб. материалов. Тамбов, 2006. С. 34-39.
Ермакова О.П. Пространственные метафоры в русском языке // Логический анализ языка: Языки пространств / Отв. ред. Н.Д. Арутюнова. М., 2000. С. 289-298.
Зализняк А.А. Многозначность в языке и способы ее представления. М., 2006.
Кобозева И.М. Лингвистическая семантика: Учеб. М., 2000.
Рахилина Е.В. Когнитивный анализ предметных имен: Семантика и сочетаемость. М., 2000.
 В поисках универсальной концепции значения языкового знака | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

В поисках универсальной концепции значения языкового знака | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

Полнотекстовая версия