Современный экстремизм: тенденции развития и социокультурные модификации | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

Современный экстремизм: тенденции развития и социокультурные модификации

Исследуются две тенденции современного экстремизма - изменение целей экстремистских группировок и появление информационного экстремизма. Показано, что они определяют особенности структуры (переход от иерархической к сетевой структуре), методик (переход от силовой к информационной войне) и субъектов (переход от профессионального экстремизма к экстремизму дилетантов) современного экстремизма. Сделан вывод о том, что исходя из этих тенденций, можно говорить и о способах противодействия экстремизму, таких как устранение аксиологического кризиса и противодействие речевому воздействию.

Modern extremism: tendencies and sociocultural modification.pdf Экстремизм занимает одно из заметных мест в со-временном научном и социальном дискурсе. Обсужде-ние проблем, связанных с явлением экстремизма, ак-тивно идет на страницах научных и публицистическихжурналов, в теле- и радиопередачах. Об этом феноменестоль активно дискутируют в последнее время, что этопозволяет говорить о необходимости и актуальностиего рассмотрения. Проблемами экстремизма и экстре-мистских сообществ занимались многие исследовате-ли, но в силу сложности самих явлений: историческойизменчивости и многочисленности вариантов экстре-мизма по линии субъект - объект, а также идеологиче-ской насыщенности идейно-политическими и социаль-но-философскими установками и предпочтениями са-мих исследователей данных феноменов, экстремизмсегодня с трудом поддается объективному рассмотре-нию. Изначально негативная оценка действий экстре-мистов и политизированность современного мира вомногом закрывают возможности исследования экстре-мизма, ограничивая их сферами юриспруденции и пуб-лицистики. Также сразу следует оговориться, чтобольшинство исследователей связывают экстремизм стерроризмом, или никак не различая эти понятия, илиназывая последний радикальной и наиболее популяр-ной сегодня формой проявления экстремизма (см. на-пример, [1]) или предтечей терроризма, некоторой сис-темой взглядов и убеждений, которую могут использо-вать террористы для оправдания своих действий [2.С. 42]. В результате тенденции, которые выделяютсяисследователями сегодня, относятся наравне как к тер-роризму, так и к экстремизму. Таким образом, учиты-вая все вышесказанное, выделяются следующие тен-денции современного экстремизма:«1. Крупномасштабность и массовые человеческиежертвы.2. Отсутствие конкретных требований.3. Международный характер.4. Отсутствие более или менее ясной и доказаннойинформации, свидетельств об исполнителях и заказчи-ках терактов.5. Мощное информационно-психологическое дав-ление на людей (длительная и повторяющаяся трансля-ция происходящего по всем телевизионным каналам)»[3. С. 15].Эти характеристики отражают современную ситуа-цию, но не являются исчерпывающими. Более того, помоему мнению, все они скорее следствие других тен-денций, которые не столь очевидны, но тем не менееявляются первопричиной происходящих изменений всегодняшнем экстремизме. Но для того чтобы экспли-цировать эти тенденции, недостаточно той методоло-гической базы, которую нам дает традиционное рас-смотрение экстремизма как объекта социальных наук,так как каждая из наук изучает лишь часть экстремиз-ма, не давая универсального понимания этого феноме-на. Подобную дискретность, по моему мнению, можетпреодолеть социально-философский подход к экстре-мизму, так как он стремится объединить весь человече-ский опыт и синтезировать знания обо всех социальнозначимых феноменах. То есть философия используетрезультаты исследования абсолютно разных наук и под-ходов - начиная от социологии и заканчивая юриспру-денцией. Все это позволяет ей выработать целостноепредставление об интересующем нас феномене. Такжесоциальная философия может не только объяснять соци-альное бытие, но и способствовать его преобразованию,т.е. предлагать пути решения проблемы распростране-ния и растущей популярности экстремизма в современ-ном мире. В контексте социально-фило-софского анали-за экстремистские сообщества рассматриваются как од-на из частей целостной социальной системы, элементыкоторой взаимосвязаны и взаимозависимы. При этомданное явление исследуется в его постоянной динамике,т.е. в изменении и историческом развитии. Таким обра-зом, основная цель данной статьи состоит в том, чтобыпроанализировать универсальные тенденции современ-ного экстремизма в России и в мире, отвлекаясь от кон-кретных исторических проявлений.Далее, если обратиться к перечисленным выше тра-диционно выделяемым тенденциям экстремизма, то ихможно свести к двум - популяризация экстремистскихидей, которая ведет к международному распространяюэкстремизма и увеличению числа его жертв, а такжепереход экстремизма в сферу информационных техно-логий. Таким образом, в рамках данной статьи нас бу-дут интересовать такие тенденции современного экс-тремизма, как изменение целей экстремизма, что обес-печивает рост его популярности и распространениеэкстремизма на сферу высоких технологий. Обе из пе-речисленных тенденций являются основополагающимипервопричинами того, почему сегодня экстремизм сталпроблемой международного масштаба, одновременнопревращаясь во все более популярную идеологию длясовременного человека. Ответом на вопрос, почемусовременная молодежь столь охотно следует за экстре-мистскими идеалами и идеями, является первая тен-денция экстремизма - кажущаяся привлекательность и«высота» целей, которые он ставит перед собой. Но запоследние тридцать лет экстремизм претерпел серьез-ные изменения в своих целях и в их аргументации.В первоначальном виде экстремизм был прерогати-вой очень ограниченных по численности групп людей,которые относили себя к меньшинству, права которыхугнетаются со стороны большинства. Этим объясняет-ся наибольшее распространение таких форм экстре-мизма, как национальный и религиозный, так как кон-фликты на почве расовой и религиозной ненависти яв-ляются наиболее ожесточенными и неразборчивыми повыбору средств в достижении своих целей. Но в концеXX в. ситуация резко изменилась. Экстремизм сталнастолько распространен, что экстремистские группи-ровки уже нельзя назвать «угнетаемым меньшинст-вом», их аргументации стали все более расплывчаты.И, наконец, появился новый, синтетический вид экс-тремизма - молодежный, который объединял абсолют-но разных людей с разными целями. По мнению иссле-дователя проблем молодежной субкультуры С.А. Эфи-рова, «...для молодежи, растущей, в основном, внеклассической европейской культуры, наиболее сущест-вен конфликт на поведенческом уровне. Люди этоготипа познают жизнь опытным путем, абсолютизируясобственный опыт и признавая лишь тех, с действиямикоторых они входят в резонанс (эффект узнавания).Врожденные способности обусловливают у них высо-кую скорость постижения жизни и наработки навыковориентирования в постоянно меняющемся потоке со-бытий. Резкое неприятие чуждой формы поведенияслишком часто толкает этих молодых людей на пре-ступление, так как этика нового поколения еще несформирована, чувство меры не выработано и нормыне установлены» [4. С. 135]. Таким образом, цели, внут-ренние причины и задачи экстремистов могут бытьабсолютно различны, но, несмотря на это, теоретиче-ски мы можем свести их к нескольким видам целей: этоэкстремизм как необходимость принудительной ди-пломатии, экстремизм как война за свои идеалы и экс-тремизм как предвестник нового миропорядка.Если рассмотреть первую цель - экстремизм какпринудительная дипломатия1, - то при ее использова-нии экстремизм воспринимается как возможность за-щищать слабые или малочисленные группировки, ко-торым не дают возможности для отстаивания своихинтересов законными путями, т.е. фактически - призывк восстановлению справедливости и оправдание своихдействий тем, что других вариантов отстоять свои ин-тересы нет. Уровень насилия, используемый экстреми-стской группировкой, является строго ограниченным исоразмерным целям, поставленным перед экстреми-стами. В результате экстремизм воспринимается какодна из форм вполне законного вида деятельности -дипломатии. Вторая цель - экстремизм как война засвои идеалы, по сути является призывом к отстаиваниюсобственной индивидуальности и борьбе за свою са-мость, что также достаточно привлекательно для моло-дого поколения, у которого самовыражение являетсяодним из основных жизненных приоритетов. В отличиеот предыдущего обоснования экстремизма, при ис-пользовании этой доктрины уровень насилия не огра-ничивается никакими рамками, поскольку чем боль-ший ущерб будет нанесен оппонентам, тем большаяпоявляется свобода для самовыражения и тем большелюдей смогут проповедовать те же идеалы, что и экс-тремисты. Таким образом, это обоснование являетсяодним из самых популярных среди экстремистов и,одновременно с этим, одним из наиболее разрушитель-ных в своих последствиях. И, наконец, третья цель -экстремизм как предвестник нового миропорядка -утверждает экстремизм как наиболее быстрый и пря-мой путь к изменению существующей реальности и кпереходу в новую эпоху, в которой насилие будет не-допустимым. То есть экстремизм - это временная ивынужденная мера для перехода в новое общество. Нодля того чтобы построить новое общество, необходимодо основания разрушить все наработки предыдущего.Следовательно, оппонент и его позиция подлежат пол-ному уничтожению.Популярность этих трех способов обоснования экс-тремистской деятельности подтверждается и выводамипсихологов о двух основных типах субъектов экстре-мистской деятельности. «Первые отличаются высокиминтеллектом, уверенностью в себе, высокой самооцен-кой, стремлением к самоутверждению, вторые - неуверены в себе, неудачники со слабым «Я» и низкойсамооценкой. Но как для первых, так и для вторых ха-рактерны высокая агрессивность, постоянная готов-ность защищать свое «Я», стремление самоутвердить-ся, чрезмерная поглощенность собой, незначительноевнимание к чувствам и желаниям других людей, фана-тизм» [6. С. 45], хотя наличие качеств, описанных вы-ше, и цели - еще не гарантия того, что человек примк-нет к той или иной экстремистской группировке. В до-полнение к идеологии, целям, качествам характера са-ма личность экстремиста должна быть неустойчивой впсихическом плане. Экстремист нетерпим, он не можетбыть уравновешен и спокоен по отношению к противо-борствующей стороне. По мнению ряда психологов,социально-психологическая устойчивость предполага-ет устойчивость к многообразию мира, к этническим,культурным, социальным и мировоззренческим разли-чиям. Она выражается через систему социальных уста-новок и ценностных ориентаций и, опираясь на спо-собность к сохранению нервно-психического равнове-сия в самых разных жизненных ситуациях, в идеаледолжна сформироваться как нравственный императивзрелой личности [7]. Следовательно, можно говорить отом, что перечисленные цели являются фактическицелями инфантильных личностей, не способных к зре-лым и взвешенным суждениям. Таким образом, каждаяиз этих целей находит отклик именно у молодых людейпо всему миру, так как полностью совпадает с жизнен-ными приоритетами.Однако может ли экстремизм существовать, опира-ясь лишь на подобные идеалистические цели, и всех лиэкстремистов можно назвать незрелыми личностями ифанатиками? На наш взгляд, нет. Перечисленные вышецели являются в каком-то роде еще одним способомпопуляризации экстремистских убеждений и носят вбольшей степени характер идеологического воздейст-вия на сознание рядовых членов экстремистских груп-пировок. В действительности цели экстремизма не-сравнимо практичнее и более легкодостижимы. В ка-ком-то смысле они более банальны - получение власти,материального благополучия и т.д. Можно говорить и отом, что экстремизм становится сегодня уже не целью,а средством достижения собственных целей для от-дельных государств. В 1997 г. Государственный Депар-тамент США обозначил семь стран как спонсоров тер-роризма: Куба, Иран, Ирак, Ливия, Северная Корея,Судан и Сирия. Это позволяет говорить о том, что экс-тремистские группировки зачастую становятся не са-мостоятельным образованием, а своеобразным придат-ком к другим более крупным структурам.Следующей тенденцией, которую мы рассмотрим врамках данной статьи, является переход экстремизма впространство информационных технологий. Прежнийобраз профессионального экстремизма, руково-дствующегося идеологией и стремлением к националь-ному освобождению, действующему согласно опреде-ленным политическим целям, в открытую финанси-рующемуся правительствами, уже исчезает. На его ме-сто приходит информационный экстремизм, где одинчеловек - носитель экстремистского сознания - в по-тенции может стать более разрушительным по своемумасштабу, чем самые многочисленные экстремистскиегруппировки. Мы говорим «в потенции», так как покаинформационный экстремизм только набирает оборотыи еще не вышел на мировую авансцену, хотя, с учетомсовременного развития информационных технологий,его эпоха не за горами. Основным оружием этого видаэкстремизма является не разрушение домов и символовсуществующего строя, а нарушение коммуникаций сцелью возникновения хаоса в сегодняшнем информа-ционном обществе.Субъектом информационного экстремизма можетстать как целое сообщество, так и один человек, длякоторого, впрочем, также свойственны черты субъектаэкстремизма, а его методом является речевое воздейст-вие. Исследование проблемы речевого воздействия иязыковых механизмов влияния на человеческое созна-ние имеет достаточно долгую историю, ее рассматри-вали и философы, и литераторы, и лингвисты. Также,когда мы говорим о речевом воздействии, необходимоосознавать, что «...термин "речевое воздействие" поли-семантичен. За определением "речевое" может стоятьустная и письменная речь, даже внутренняя речь. По-нятие речевого воздействия складывается из несколь-ких составляющих. Во-первых, непосредственно "воз-действие", которое определяется как некоторый про-цесс, имеющий цель и направленный на объект. Такимобразом, можно говорить об интенциональности рече-вого воздействия как об одной из его важнейших ха-рактеристик. Речевые воздействия интенциональны, аэто значит, что в них содержится потребность и жела-ние говорящего оказать определенное влияние на слу-шающего» [8. C. 160]. Таким образом, само речевоевоздействие всегда запланировано с какой-то целью, ахарактер этой цели обусловлен мотивом, некоторымпсихологическим состоянием говорящего. В общемвиде целью любого речевого воздействия является по-буждение объекта речевого воздействия к определен-ным действиям, которые будут отвечать потребностямсубъекта речевого воздействия.Также необходимо учитывать скрытый характер ре-чевого воздействия на объект. И в результате формиру-ется представление о субъекте речевого воздействиякак об активном участнике коммуникации, а об объек-те - как о пассивном. Цель коммуникации становитсяодносторонней и способствует решению задач и удов-летворению потребностей только одного коммуникан-та. Вследствие этого у субъекта формируется особоепредставление об объекте своего воздействия. Объектвыступает как нечто овеществленное, и, таким обра-зом, субъект речевого воздействия находится в пози-ции превосходства над своим объектом. В результатеименно этот аспект теории речевого воздействия мож-но применить в исследовании информационного экс-тремизма: информационный экстремизм как неравно-правная коммуникация, и экстремистские сообществакак субъекты этой коммуникации. Таким образом, приисследовании информационного экстремизма властьязыка следует связать с речевыми манипуляциями инеэтичным отношением к объекту. Соответственно, врамках информационного экстремизма используютсяразнообразные механизмы, например, такие, как лин-гвистическая демагогия, пропаганда и т.д.2В результате открываются почти безграничные воз-можности влияния на развитие общества, так как у экс-тремиста есть возможность повлиять на его ценност-ные категории, которые являются «семантическими иодновременно когнитивными конструктами, опреде-ляющими поведение человека и его восприятие дейст-вительности, формирующие оценки происходящихсобытий и разделяющие наше окружение на друзей иврагов» [10. С. 167]. Так, например, во многом инфор-мационный экстремизм провоцирует появление мно-жества экстремистов-дилетантов. Раньше экстремизмбыл не просто желанием и мотивацией к действию, нотакже и возможностью осуществить это желание, былинеобходимые подготовка, доступ к оружию и знания,т.е. экстремизм не был чем-то пропагандируемым илегкодоступным. Сегодня с экстремистскими методи-ками могут быть легко ознакомиться в книжных мага-зинах или в Интернете. Экстремизм стал доступен ка-ждому недовольному не только как идеология, но и какспособ осуществления действий по выражению этогонедовольства.Чем же отличается информационный экстремизм отдругих проявлений речевого воздействия? Воздействиена субъект - не цель, а лишь средство к достижениюэтой цели, и эту основную цель субъекты экстремизмане скрывают, а наоборот «выставляют» как основу сво-ей деятельности, как правило, они предают гласностито, что стремятся скрыть легитимные СМИ, воздейст-вуя на аудиторию сценами насилия и открытостьюсвоих суждений. На сегодняшний день проблема ин-формационного экстремизма на ценностные ориентирыобщества стоит особенно остро, так как «нынешнийэтап развития информационных отношений характери-зуется возможностью информационного воздействияна индивидуальное и общественное сознание, вплотьдо угрозы информационных войн, в результате чегонеизбежным противовесом свободы информации ста-новится проблема информационной безопасности»[11]. В результате экстремистские сообщества не толь-ко захватывают все новые сферы информационногопространства, но и с успехом прививают собственныеаксиологические установки широкой аудитории. Такимобразом, информационный экстремизм - это подгото-вительная ступень для других видов экстремизма,формирующая благоприятную среду для распростра-нения и принятия экстремистских идей и идеалов.Таким образом, мы рассмотрели две основные, нанаш взгляд, тенденции развития современного экстре-мизма: изменение целей и появление новой формы экс-тремизма - информационного. Экстремисты организу-ются в новые, не строго иерархизированные группи-ровки, где зачастую костяк составляют не профессио-налы, а дилетанты - молодые люди, по тем или инымпричинам примкнувшие к экстремистскому движению.Исходя из этих тенденций, мы можем говорить и о спо-собах противодействия экстремизму. На наш взгляд,это прежде всего устранение аксиологического кризисасовременного общества, когда старые ценности (фор-мы отношения к общепринятым стандартам и образ-цам) уже не работают, а новые еще не выработаны.Поэтому экстремистские сообщества, которые даютновые ценности, а также твердую уверенность в ихсуществовании и незыблемости, пользуются такой по-пулярностью сегодня, особенно у молодежи. Единст-венный способ вырваться из этого замкнутого круга -создать новые ценности. Именно в этом состоит основ-ная задача современной философии, СМИ и государст-ва - рождение новых смыслов. Но следует отдаватьсебе отчет, что никто с точностью не может предска-зать будущий курс экстремизма. Опасность возникает,когда предположение становится основой для запускадорогостоящих мер предотвращения и предупрежденияугрозы, или, что еще хуже, когда политики верят, чтошироко разрекламированные профилактические илисдерживающие меры отпугнут подобных противников.ПРИМЕЧАНИЯ1 Экстремизм как принудительная дипломатия является сегодня одним из наиболее обсуждаемых оправданий насильственных действий, со-вершаемых экстремистами, так как дает видимость контроля над уровнем насилия, а также обозначенную, конкретную и достижимую цель,которая способна вызывать понимание и даже определенную симпатию обычных людей. Особенно остро вопрос о допустимости и приемли-мости такого объяснения экстремистских действий ставится в США. Подробнее об этом сказано в работах А. Джорджа и У. Симмонса [5].2 Речевое воздействие как осуществление власти языка наиболее полно рассматривается в работах А.Н. Баранова, Р.М. Блакара, Л. Войтасик ит.д. Причем, по мнению упомянутого М. Блакара, «выразиться "нейтрально" невозможно, поскольку даже неформальный разговор предпола-гает "осуществление власти", то есть воздействие на восприятие и структурирование мира другим человеком» [9. С. 96]. Таким образом, мож-но поставить проблему естественности экстремистского сознания и умонастроений.

Ключевые слова

экстремизм, информационный экстремизм, речевое воздействие, extremism, informational extremism, tendency

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Диль Вячеслав АнатольевичТомский политехнический университетаспирант 3-го года обучения гуманитарного факультетаproforgfsf@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Авдеев Ю.И. Терроризм как социально-политическое явление // Современный терроризм: состояние и перспективы / Под. ред. Е.И. Степанова. М., 2000. С. 41-42.
Martin G. Understanding terrorism: challenges, perspectives, and issues. Thousands oaks: Sage publications, 2006. 535 p.
Журавель В.П. Гражданское общество: проблемы идеологического и информационного противодействия терроризму // Право и безопасность. 2004. № 3. С. 10-19.
Эфиров С.А. Социальные импликации экстремистского сознания // Вопросы истории и критики буржуазной социологии. М.: Институт социологических исследований АН СССР, 1983. 180 с.
George A.L., Simons W.E. The limits of coercive diplomacy. Boulder: Westview Press, 1994. 310 p.
Психологи о терроризме (материалы «Круглого стола») // Психологический журнал. 1995. № 4.
Баева Л.В. Экстремизм: природа и формы проявления. URL: http://www.aspu.ru
Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.: Изд-во МГУ, 1988. 207 с.
Блакар Р.М. Язык как инструмент социальной власти // Язык и моделирование социального взаимодействия. М.: Прогресс, 1987. С. 88-126.
Баранов А.Н. Политическая аргументация и ценностные структуры общественного сознания // Язык и социальное познание. М: ЦС филос. семинаров при президиуме АН СССР, 1988. С. 166-179.
Крылов Г.О. Международный опыт правового регулирования информационной безопасности и его применение в РФ. URL: http://www.law.edu.ru
 Современный экстремизм: тенденции развития и социокультурные модификации | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

Современный экстремизм: тенденции развития и социокультурные модификации | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

Полнотекстовая версия