Поиски цветных камней на Алтае в XVIII в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

Поиски цветных камней на Алтае в XVIII в.

Статья посвящена истории поисков месторождений цветных поделочных камней на территории Алтая в XVIII в. с целью их обработки на камнерезной фабрике. После перехода алтайских предприятий в ведение Кабинета началось геологическое освоение края. Охарактеризована роль ученых-минерологов в изучении месторождений алтайских поделочных камней.

Prospecting of semi-precious stones in Altai in 18th century.pdf Относительно начала поисков алтайских цветныхкамней существует несколько точек зрения. По мне-нию современного исследователя А.Я. Швецова, пер-вые находки цветных поделочных камней состоялись вдемидовский период, т.е. в 30-40-х гг. XVIII в. Именнотогда в процессе поисков медных, а затем и сереброс-винцовых руд рудоискателями заводчика, утверждаетученый, впервые стали фиксироваться месторожденияи проявления яшм, цветных мраморов и гранитов [1.С. 127]. Н.С. Гуляев считал, что первые относительноправильно организованные изыскания минералов ицветных поделочных камней были проведены во времяработы на Алтае правительственной комиссии под ру-ководством А.В. Беэра, отправленного в 1744 г. в дале-кий край для «освидетельствования серебряной, золо-той руды и прочих минералов» [2. C. 6]. При этомН.С. Гуляев ссылался на следующие слова императри-цы Елизаветы Петровны из указа 2 июля 1744 г.: «По-велеваем вам на Колывано-Воскресенских Демидовазаводах как серебряную и золотую руду, так и прочиеминералы, какие тамо найтится могут, надлежащих об-разом осмотреть… и как в тех, так и в протчих местах,где разведать можете о каких минералах, чего еще насвет не произошло, потомуж учинить свидетельство ипробы и обстоятельные описи по вашему искусству иблагорассуждению, и те пробы с собою привезти и объ-явить Нам» [2. C. 4-5].Не случайно, по мнению Н.С. Гуляева, А.В. Беэр,проезжая через Урал, включил в состав комиссии ека-теринбургского гранильщика-камнереза И. Опарышеваи лишь только потом отправился на Колывано-Воскресенские предприятия [2. С. 5]. Именно емуА.В. Беэр поручил выяснить вопрос о месторожденияхцветного камня на территории Алтая. Местные кресть-яне, зверопромышленники, мастеровые и служилыелюди охотно сообщали приезжему камнерезу сведенияоб известных им месторождениях поделочных и полу-драгоценных камней, мрамора, гранита. Так, крестья-нин Ф. Мальцев из дер. Калманки заявил несколькозалежей поделочных камней. Так, он указал, что в15 верстах от дер. Кабановой находится камень «видомчерный», а в 2 верстах от дер. Калманки - «камень ви-дом с темна светел» [2. С. 5-6]. Мальцев показалИ. Опарышеву на левом берегу р. Калманки гору, откоторой происходило «блистание и в ней камень видомкрасно-багровый, гладкий, грановитый» [2. С. 5]. Онже свидетельствовал, что в предгорьях по р. Ануй подКараколом видел «камень гнездышками, признакамисветел, который знатно, что разрабатыван чудскиминародами», а в Комарихинских горах он обнаружилчерный камень [2. С. 6]. Тот же Мальцев предоставилекатеринбургскому камнерезу несколько «камешков сблистанием», обнаруженных им в горе по Калманскомупритоку речки Ельцовки [2. С. 5]. По всей видимости, втаких заявках, по мнению Н.С. Гуляева, речь шла оразновидностях порфиров, яшм и агатов, месторожде-ний которых, действительно, было очень много на Ал-тае [2. С. 6].Особенно А. Беэра заинтересовал один камень, ко-торый солдатом Заливиным, знавшим о нем пона-слышке от томского жителя Ивана Степнова, был опи-сан следующим образом: «Знает он, Степнов в Камню(в горах), в Караколе, такие вещи, чем стекла режут, даи тот камень таков, что как против его человек станетна коне, то оный в том камню видится весь» [2. С. 5].Сам Степнов в это время содержался в томском остро-ге. На все просьбы А.В. Беэра отпустить его проводни-ком поисковой партии томский воевода Б. Шаховскийотвечал отказом. Заинтересованный А.В. Беэр все жеотправил рудоискателей в Алтайские горы на поискитакого диковинного камня. Но без знающих проводни-ков посланная поисковая партия указанный камень необнаружила [3. С. 96]. До сих пор не известно, о какомКараколе в данном случае шла речь, поскольку на тер-ритории Горного Алтая три местности носят это на-именование. Можно только предположить, что Степ-нов бывал в «Кан-Каракольской землице», так западно-сибирская администрация называла владения алтайско-го зайсана Омбо, расположенных в бассейнах Кана,Каракола и Чарыша, - это территория современногоУсть-Канского района Республики Алтай. Непонятнотолько, что собой представлял камень, который виделСтепнов, поскольку в XIX-XX вв. он так и не встре-тился кабинетским и советским геологам.Что касается твердых поделочных камней, на кото-рые поступило множество заявок в 1744-1745 гг., то ихкачество члена комиссии, гранильщика И. Опарышева,не устроило. Он счел их непригодными, «не самодей-ствительными» для камнерезного дела [4. C. 13]. Такойвывод екатеринбургского камнереза всегда вызывалрезкую критику алтайских досоветских и современныхавторов. Но хотя таких «рудоприищиков» Н.С. Гуляевсчел малосведущими в минералогии, тем не менее, онсделал вывод, что все же с их помощью А.В. Беэруудалось собрать достаточно сведений для первичногоознакомления с каменными породами осмотренныхместностей. Исходя из этого начало истории поисковалтайских цветных камней: яшм, порфиров, мраморов,гранитов, кварцев, Н.С. Гуляев датировал 1744-1745 гг., т.е. приездом на Алтай бригадира А.В. Беэра иего сотрудника, екатеринбургского гранильщикаИ. Опарышева. Он считал неслучайным повторение велизаветинском указе 1 мая 1747 г. распоряжения иззаконодательного акта 1744 г. о поисках на Алтае нетолько руд, но и минералов и всего, «чего еще на светне произошло» [2. C. 6-7].А.Я. Швецов утверждает, что по итогам алтайскойэкспедиции А.В. Беэр привез в Петербург образцы по-делочных камней, которые вызвали интерес и одобре-ние столичного начальства [1. С. 127]. Но, как считаетбарнаульский исследователь А.М. Родионов, в 40-х гг.XVIII в. никакого открытия алтайского цветного камняне произошло. Факт признания Кабинетом каменныхбогатств Алтая он связывает только с промышленнойразработкой, начавшейся в 80-х гг. XVIII в. По словамисследователя, А.В. Беэр «ничего самоцветного не от-крыл», а скорее наоборот, поддержав мнение И. Опа-рышева о «несамодействительности» алтайских кам-ней, он тем самым закрыл алтайский камень для худо-жественно-декоративной обработки на целых четыредесятка лет [5. С. 63-64].В кабинетский период началось оформление заявокрудоискателями на открытие им различных породцветного камня, чаще всего им встречались разноцвет-ные яшмы. Таких находок с каждым годом становилосьвсе больше [3. С. 159]. Определенный вклад в дело по-исков цветных камней на Алтае внесла поисковая пар-тия 1761 г. под руководством секунд-майора С. Поли-ванова и потомственного изыскателя, горного офицераД.Ф. Головина. Партия действовала в составе большойэкспедиции под общим руководством генерал-майораПетрулина. Данной экспедиции поручалось выполне-ние большой программы по поискам полезных иско-паемых на территории Горного Алтая [6. С. 294]. Напартию Д.Ф. Головина возлагалась задача обследоватьбассейн Чарыша от его выхода на равнину до верховий.Тогда-то, в ходе обследования Чарыша и его притоков:Коргона, Кумира, а также катунского притока КоксуД.Ф. Головин выявил незначительные проявления яшм,которые он указал в своем отчете «Поиски яшм по Ча-рышу». Хотя результаты открытий Д.Ф. Головинымпроявлений чарышских яшм А.Я. Швецов характеризу-ет как «незначительные», но значение головинскойпартии было велико. Это была первая крупная партия,которая провела первые целенаправленные поиски нетолько руд, но и цветных камней Горного Алтая [1.С. 127]. Впоследствии по маршруту Д.Ф. Головинапрошел П.И. Шангин, открывший практически по все-му пути следования огромные месторождения яшм,порфиров и брекчий.На алтайских рудниках силами горных чиновникови геологов стали собираться хорошие минералогиче-ские коллекции, информация о которых расходиласьсреди российской геологической общественности. В80-х гг. XVIII в. кабинетское начальство проявило уженепосредственный интерес к открытию на территориисвоего округа месторождений твердых цветных поде-лочных камней. Возникший интерес был обусловлензапросами екатерининской эпохи. В это время (во вто-рой половине XVIII в.) российский просвещенный аб-солютизм переживал расцвет дворцово-парковой куль-туры. В русском дворянском обществе наступил на-стоящий дворцовый «бум», резко возрос интерес ккамнецветному сырью, которое в большом количестветребовалось на отделку строящихся дворцов. В этовремя на Урале одно за другим открывались значи-тельные месторождения яшм, порфиров, брекчий, ма-лахита, мрамора. Российские геологи возлагали надеж-ды, что такие камни могут находиться в недрах другогогорного региона страны - Алтая. К тому же возросшийспрос императорского двора и российской знати намонументальные камнерезные изделия не удовлетво-рялся деятельностью Петергофской и Екатеринбург-ской шлифовально-гранильных фабрик. Требовалсятолчок к созданию третьего центра камнерезного про-изводства императорского Кабинета уже на территорииАлтайского округа, а для этого необходимо было сна-чала изучить запасы камнецветного сырья.Исследователю Н.С. Гуляеву удалось найти немалоуказаний на то, что в 70-80-х гг. XVIII в. столичную иокружную администрацию Алтайские горы интересо-вали не только металлами, но и цветными камнями,имевшими промышленный спрос и представлявшиминаучный интерес для российской минералогии [2. С. 7].В это время, по словам А.М. Родионова, происходилогеологическое осмысление края, в ходе которого тер-ритория округа понемногу покрывалась сетью научныхмаршрутов иностранных и российских исследователей[5. С. 65]. Особенно много сделали для минералогиче-ского изучения края иностранные ученые П.С. Палласи Е. Патрен, побывавшие на Алтае в 70-80-х гг.XVIII в. Знаковым в истории изучения минеральныхресурсов Алтая стало приглашение в 1778 г. на службуна Колывано-Воскресенские заводы ученого-минеро-лога, преподавателя Санкт-Петербургского горногоучилища И.М. Ренованца. Приезд ученого такого уров-ня на Алтай способствовал познанию минерально-сырьевой базы горных предприятий.Открытие основных месторождений алтайских по-делочных камней, имевших промышленное значение,было связано с деятельностью самых талантливых гео-логов и специалистов горного дела Кабинета в послед-ней трети XVIII в., питомцев Московского университе-та П.И. Шангина и В.С. Чулкова [7. С. 76]. Именно онисыграли главную роль в открытии самых ценных ме-сторождений камнецветного сырья в кабинетском ок-руге. Их вклад в развитие камнерезной промышленно-сти Алтая был по достоинству оценен как современни-ками, так и потомками. Разными путями шли они кпознанию минеральных богатств обширной территорииКолывано-Воскресенских заводов [8. С. 5]. В.С. Чул-ков, будущий начальник округа Колывано-Воскресен-ских заводов, прибыл на Алтай в 1761 г. в возрасте15 лет. Его служба в звании кадетского сержанта нача-лась в Змеиногорском руднике, а уже через два годаВ.С. Чулков получил чин горного офицера [7. С. 76]. К70-м гг. XVIII в. В.С. Чулков, несмотря на молодость,стал признанным авторитетом среди горных специали-стов Алтая. Уже тогда он проявлял себя как опытныйзнаток цветных поделочных камней и минералов[8. С. 6]. Именно ему принадлежит честь открытия не-подалеку от Локтевского завода месторождения высо-кокачественного черного порфира с белыми включе-ниями полевого шпата, внешне похожего на знамени-тый египетский базальт [9. С. 351]. Локтевское порфи-ровое месторождение стало исходной основой для за-кладки камнерезного производства в округе.Значительную роль в истории создания алтайскогокамнерезного дела и его сырьевой основы сыгралП.И. Шангин. Лекарь по образованию, горняк по при-званию, ставший первоклассным поисковиком,П.И. Шангин свою карьеру геолога начал с поисковойэкспедиции 1786 г., которая стала знаковой не толькодля него, но и для всей истории горного дела на Алтае.Занимаясь инспекцией рудничных лазаретов и госпи-талей, он постоянно посещал кабинетские предпри-ятия, тесно общался со многими специалистами горно-го дела, такими как К.И. Фролов, В.С. Чулков, был зна-ком с П.С. Палласом и И.М. Ренованцом [5. С. 69].Задолго до 1786 г. П.И. Шангин и В.С. Чулков вовремя своих геологических изысканий не могли не об-ратить внимания на яркие и красивые цветные камни,месторождений которых в крае было великое множест-во. Из найденных камней и минералов у них состави-лись прекрасные минералогические коллекции, с кото-рыми они охотно знакомили других геологов и каби-нетских чиновников. Образцы твердых поделочныхкамней, собранных П.И. Шангиным и В.С. Чулковым идругими алтайскими геологами, своей яркостью и раз-нообразием впечатлили члена императорского Кабине-та П.А. Соймонова, прибывшего по поручению Екате-рины II в 1785 г. на Алтай [7. С. 77]. Петербургскийчиновник сам был большим знатоком и «страстнымсобирателем» цветных камней и самоцветов [2. С. 13].По его распоряжению горное начальство округа спомощью В.С. Чулкова и П.И. Шангина собрало боль-шую коллекцию поделочных камней с Томи, Алея, Ча-рыша и других алтайских рек для отправки в Петер-бург. Находясь на Алтае, П.А. Соймонов лично убе-дился в перспективности создания и развития здеськамнерезного дела. Вернувшись в столицу, он показалимператрице коллекцию алтайских цветных камней,которые своей необычностью и разноцветьем поразилиЕкатерину II. В своем письме начальнику Колывано-Воскресенских заводов Г.С. Качке от 26 января 1786 г.П.А. Соймонов сообщил, что поднесенные им образцыалтайских порфиров, брекчий, агатов и яшм были«удостоены Высочайшего благоволения» императри-цы» [2. С. 10, 20].На основании письменного и устного докладовП.А. Соймонова о наличии на Алтае цветных камней скрасивой декоративной окраской и узорчатым рисункомпоявился екатерининский указ от 21 января 1786 г. [2.С. 13]. В нем Екатерина II распорядилась о поисках «ка-меньев и минералов в окружности, объемлемой Колыва-но-Воскресенскими заводами» следующими словами:«...поручаем генерал-майору Соймонову прилагать ста-рание о распространении приисков не токмо руд, но вся-кого рода камней и минералов полезных, назначая дляодобрения сих приисков в награждение и за плату тру-дящихся в том до 10 000 руб. из Кабинета Нашего» [2.С. 9-10, 18]. В письме от 26 января 1786 г. П.А. Соймоновуведомил Г.С. Качку, что устно императрица поручилаему организовать поиски месторождений цветных камнейна всей территории Алтая. При подтверждении сведенийо запасах поделочного камня Екатерина II планироваласоздать в Колывано-Воскресенском округе камнерезнуюфабрику для изготовления колонн, ваз, столов, каминов,т.е. художественно-декоративных предметов дворцовогоинтерьера [2. С. 10].Выполняя распоряжение императрицы, П.А. Сой-монов и Г.С. Качка в том же году организовали широ-комасштабную поисковую кампанию. Уже в январе1786 г. П.А. Соймонов предложил начальнику Колыва-но-Воскресенских горных заводов послать по весненесколько поисковых партий в верховья Чарыша, Убы,Ульбы и других рек Горного и Рудного Алтая. Каби-нетский чиновник рассчитывал, что геологи откроютместорождения цветных и драгоценных металлов, атакже красивых каменных пород, пригодных для ук-рашения петербургских дворцов. В своем письмеГ.С. Качке от 26 января 1786 г. он советовал при орга-низации поисков полезных ископаемых использоватьместных рудоискателей, о которых он слышал, что они«приохочены к сысканию руд», поэтому он и возлагалбольшие надежды на то, что из них «сыщутся охотникии по части минералов и камней» [2. С. 10]. П.А. Сой-монов просил отправлять ему в Петербург: образцыцветных камней из открытых месторождений, точноеописание мест, в которых они были добыты и пример-ные подсчеты запасов камнецветного сырья. Эти дан-ные требовались петербургскому начальству для того,чтобы «прикинуть на какое употребление те каменьябудут пригодны» [2. С. 11]. Экспедиция 1786 г. оченьсерьезно готовилась. Все партионные офицеры, т.е.руководители партий, были снабжены специальнойинструкцией, в которой подробно перечислялись ихобязанности по описанию местности, месторождений,сбора образцов [5. С. 71-72].Итак, в апреле-мае 1786 г. из Бийска, Кузнецка,Змеиногорска, Колывани на открытие новых месторо-ждений руд, цветных поделочных камней и минераловотправились 9 поисковых партий. Во главе их стоялиизвестные горные офицеры-геологи, оставившие глу-бокий след в истории алтайской горной промышленно-сти и камнерезного дела. Это были уже упоминавшиесяП.И. Шангин, В.С. Чулков, а также Ф.Ф. Риддер,Б. Клюге, А. И. Герих, Г.С. Бровцын и другие опытныегеологи. Две партии действовали на территории вос-точной части Колывано-Воскресенского округа - этосовременный Турочакский район Республики Алтай июг Кемеровской области. Остальные исследовали за-падную и юго-западную части округа. В западной час-ти Горного Алтая - это современные Усть-Канский иУсть-Коксинский районы Республики Алтай, работалапартия П.И. Шангина.В поисковое лето 1786 г. геологическому исследо-ванию подлежали не только отдаленные, но и близкиек центрам заводского производства местности: в рай-оне Змеевского, Колыванского, Локтевского и Алей-ского заводов. Практически везде кабинетскими геоло-гами были открыты большие месторождения твердогоподелочного камня. Так, партия Г.С. Бровцына в окре-стностях Алейского завода обнаружила месторождениячерного, серого, зеленого порфира, серого, светло-зеленого и красного гранита, красного мрамора [10.С. 31-32]. Горный офицер А.И. Герих, изучавший рай-он верхнего течения Алея, нашел несколько месторож-дений яшмовидных роговиков, светло-серой и другихцветов брекчии, порфиров, а также месторождениекрасного агата [1. С. 128; 10. С. 55]. Партия И. Бугры-шева в районе устья Большой Речки отыскала место-рождение темно-зеленого порфира [10. С. 33]. ВозлеЗмеиногорска кабинетские геологи обнаружили не-большую жилу красивого зеленого порфира, которыйпрекрасно полировался [2. С. 79]. В.С. Чулков возлес. Устьянка на Алее нашел яшмовое месторождение,названное по названию селения [8. С. 9]. По речке Вос-кресенке было открыто месторождение красно-пестрого мрамора с белыми пятнами [2. С. 79].Партия геолога-саксонца Б. Клюге, неплохо изу-чившего горный регион, исследовала северо-восточ-ную часть Алтая в районе Телецкого озера и Бии. Здесьгеологи обнаружили ряд месторождений цветногомрамора и гранита. По сведениям биобиблиографиче-ского словаря «Исследователи Алтайского края», вэтом регионе партия Б. Клюге открыла еще и цветнойпорфир, залежи которого сохранились до нашего вре-мени. Обнаруженные месторождения камнецветногосырья по Бие и Телецкому озеру были нанесены накарту [10. С. 106]. Но из-за отдаленности и труднодос-тупности бийско-телецких месторождений порфиров имрамора они никогда не разрабатывались.Горное начальство наиболее важных результатовожидало от партий, отправленных на обследованиеюго-западной части округа. Здесь работали партииФ.Ф. Риддера, В.С. Чулкова и П.И. Шангина. Послед-ний возглавил поисковую экспедицию по рекам Горно-го Алтая. В состав его партии входили опытные рудо-искатели, ученики и солдаты [5. С. 71-72]. П.И. Шан-гин детально исследовал бассейн Чарыша с его прито-ками: Коргоном, Кумиром, Талицей, Сентелеком, атакже реки: Коксу, Катунь, Бухтарму. Экспедиция на-чалась в апреле, закончилась в сентябре 1786 г. В нача-ле июня партия вышла на левый приток Чарыша,р. Коргон, где произошли самые значительные откры-тия в истории поисков камнецветного сырья. «Имени-тая сия река Коргон, - отмечал П.И. Шангин, - течетмежду высоких гор, называемых Коргонских белков»[11. С. 70]. В коргонских ущельях разноцветные яшмыи порфиры, различные брекчии: кремнистые, мрамор-ные, кварцовые, а также гранито-порфиры вздымалисьогромными горами. Исследователь в путевом журналеотмечал пригодные к промышленной разработке цвет-ные камни, которые можно доставлять водным путемдо Чарыша. Так, на левой стороне Коргона он обнару-жил большую гору красного порфира с белыми пят-нышками, годного к промышленной разработке, непо-далеку находился большой утес из прекрасного фиоле-тового порфира. На одном из притоков Коргона воз-вышалась целая гора, состоящая из струистого мрамо-ра. Из мрамора красивого небесного цвета были сло-жены большие утесы. Между вершинами Коргона иСентелека П.И. Шангин нашел яшмы: полосчатую,черную, синюю, зеленоватую», из которых состояла, поего словам, «немалая» часть Коргонских белков. Ломкавсех этих «каменьев», замечал мастер, «может бытьпроизводима без всякого затруднения, но их "перевоз-ка с белков" осуществима не иначе как верховыми ло-шадьми» [11. С. 73].По другим чарышским притокам П.И. Шангин тожесовершил значительные открытия. Так, по Сентелекуон нашел месторождения багровой яшмы, зеленых,синеватых и пятнисто-желтых порфиров. Здесь, писалисследователь, яшмы, порфиры, брекчии залегают це-лыми горами, утесами и «кабанами» (глыбами) [11.С. 30]. В нижнем течении левочарышского притокаКумира (в XVIII в. название - Хаир-Кумин) П.И. Шан-гин открыл самые разнообразные яшмы, порфиры идругие камни «редкой красоты», в том числе месторо-ждение белой яшмы [12. С. 10-11]. Всего партиейП.И. Шангина было открыто 145 проявлений поделоч-ного камня: порфиров, яшм, брекчий и других породцветных камней. Из них наиболее значимыми оказа-лись 24 яшмовых и порфировых месторождения, обна-руженные в ущельях Коргона и его притоков [8. С. 8].Особенно ценными являлись коргонские месторожде-ния серо-фиолетового и красно-фиолетового порфира.Кроме порфира по ущельям Чарыша и Коргона распо-лагались залежи древовидной, копейчатой, куличковой,кофейной и сургучной разновидностей яшмы, отли-чающиеся большими размерами. К числу интересныхминералогических находок П.И. Шангина в поисковыйсезон 1786 г. относится открытие им целой «горы»знаменитой белой полупрозрачной яшмы на Кумире.Кумирская яшма представляла собой очень редкуюпороду цвета слоновой кости с причудливыми прожил-ками черного и бурого цветов, напоминавшими деревьяи растения, и с точечными включениями мельчайшихкрасноватых зерен кварца.Кроме этого, к числу открытий П.И. Шангина при-надлежат: большая гора из кораллового мрамора поКоргону, порфировый кряж фиолетового цвета длинойв 7 км по р. Сугаш и огромные горы цветного мраморапо правой стороне Катуни, неподалеку от устья р. Ар-гута. Горно-алтайские месторождения порфира и мра-мора, открытые П.И. Шангиным, за исключением кор-гонских, по-прежнему остаются неосвоенными. Из-заотдаленности горного региона от основного центракамнерезного производства, расположенного сначала вЛокте, а затем в Горной Колывани и отсутствия дорог,кабинетская администрация не могла освоить эти за-лежи ценных и красивых поделочных камней.В поисковое лето 1786 г. на территории РудногоАлтая экспедиция геолога Ф.Ф. Риддера, исследовав-шего бассейны Убы и Ульбы, открыла большое место-рождение полиметаллических руд и около 60 проявле-ний и месторождений цветного камня [13. С. 56]. Поитогам работы партии Ф.Ф. Риддера стало известно,что на значительной территории юго-западной частиАлтая множество гор сложено из красивых порфиров,яшм, брекчий, мраморов и гранитов. Всего Ф.Ф. Рид-дер отыскал по рекам Убе и Ульбе и их притокам около60 месторождений и проявлений цветных камней: пор-фиров, яшм, брекчий, гранитов, из которых 12 былипризнаны годными для камнерезного производства. Изних самым выдающимся оказалось месторождениеяшмовидных брекчий, открытое им на берегу левогопритока Белой Убы у Ивановского белка. В геологиче-скую литературу XX в. закралась неточность, припи-сывавшая открытие риддерской яшмы (риддерскойбрекчии) рудоискателю Е. Репасову [14. С. 318]. Нозаложенная каменоломня, как и полиметаллическоеместорождение, была названа в честь первооткрывате-ля - Риддерской. Чуть позже по местам находокФ.Ф. Риддера рудоискатель И. Бугрышев обнаружил наберегу Большой Речки месторождение великолепногопорфира вишневого цвета [5. С. 87].Поисковый сезон 1786 г. был одним из самых удачныхпо значимости открытий за всю историю Алтайского гор-ного округа. Наиболее ценными оказались результатыдеятельности Ф.Ф. Риддера, П.И. Шангина, В.С. Чулковаи А.И. Гериха. Не случайно итоги поисковых партийП.И. Шангина и Ф.Ф. Риддера горные власти сочли «бле-стящими» [2. С. 20]. В целом результаты экспедиции1786 г. превзошли все ожидания П.А. Соймонова иГ.С. Качки. В течение одного поискового сезона кабинет-ские геологи открыли несколько десятков богатых руд-ных и каменных месторождений, имевших громадноезначение для процветания алтайского горного дела и за-кладки камнерезного производства.Поиски новых месторождений камня и минераловпродолжались и в последующее время. Одним из са-мых значительных событий в истории камнерезнойпромышленности Алтая после 1786 г. стало открытиесамого красивого поделочного камня - ревневской яш-мы. История его открытия такова. В 1789 г. на склонегоры Ревнюхи (Ревенной) в 27 верстах к югу от посел-ка Горная Колывань штейгер Кузинский открыл ог-ромное месторождение ленточной и парчовой яшмызеленого цвета. Месторождение было настолько об-ширно, что выходило на поверхность земли большимискалами и отдельными глыбами. Интересно, что за не-сколько десятков лет у горы Ревневой побывал извест-ный рудоискатель И. Чупоршнев, открывший здесьпроявление меди. Но на выходы зеленой яшмы он необратил никакого внимания, поскольку безрудные ис-копаемые его совсем не интересовали [5. С. 65]. Голь-цовское яшмовое месторождение, расположенное в15 верстах к юго-востоку от Змеиногорска, было от-крыто в 1796 г. около одноименного рудника. Его пер-вооткрывателем, по предположениям исследователей,является И. Стрижков или А.И. Герих [1. С. 129]. Голь-цовские камни расцвечивались синим, темно-голубым,серым, зеленоватыми оттенками, среди них иногдавстречались полосчатые и пятнистые разновидности.Из-за повышенной твердости и трещиноватости этоткрасивый камень добывали небольшими кусками длямелких изделий [2. С. 79].Много месторождений цветных и облицовочныхкамней было открыто в окрестностях кабинетскихпредприятий. Так, В.С. Чулков в 1795 г. в полутораверстах от Алейского завода вниз по Алею отыскалместорождения гранита, пригодного для облицовочныхработ. Геолог А.Д. Попов в 1796 г. недалеко от Нико-лаевского рудника открыл месторождение бело-дымчатой яшмы. Ф.Я. Сургутанов в 1794-1795 гг. вовремя обследования старых рудников обнаружил крас-ный агат, серо-зеленый порфир, белую и палевую яш-му, серый порфир [10. С. 166, 207]. Из яшмовых нахо-док в восточной части округа следует упомянуть сала-ирскую сургучную яшму, открытую рудоискателемД. Поповым в 1783 г.Всего же в результате разведки, произведенной в80-90-х гг. XVIII в. на территории Алтая, было откры-то 45 месторождений порфира различных расцветок,38 - ленточной и пестрой яшмы, 36 - брекчии, 9 - мра-мора и других камней [8. C. 78]. О том, как в округебыстро развивалась сырьевая основа камнерезного де-ла, свидетельствуют следующие данные. В 1796 г.В.С. Чулков составил полный список месторождений ипроявлений цветных поделочных камней на террито-рии округа, состоявший уже из 323 точек под названи-ем «Краткое описание горнокаменных пород, находя-щихся в предместиях, прилегающих к Колывано-Воскресенских заводам, с показанием кто и в какихурочищах отысканы». На рубеже XVIII-XIX вв. на Ал-тае было зафиксировано около 350 месторождений ипроявлений цветного камня [1. С. 129].Алтайским камнецветным сырьем и минераламиинтересовались не только специалисты. В последнейтрети XVIII в. коллекционирование минералов и гор-ных пород ценилось как признак высокой образованно-сти и культуры. Минералогия при петербургском дворестала большой модой и признаком хорошего тона. Всвоем письме к Г.С. Качке от 17 декабря 1787 г.П.А. Соймонов сообщал, что в петербургском высшемсвете мода на камни и минералы стала «болезнью все-общей», и что при дворе «все руды собирают» [2. С. 14,21]. Хорошее минералогическое собрание было у само-го П.А. Соймонова. Его как кабинетского чиновника,курировавшего Колывано-Воскресенский округ, зна-комые постоянно просили достать красивые образцыпорфиров, яшм, брекчий, минералов, гранитов и другихалтайских цветных камней. По поводу приобретенияминералов и цветных камней между П.А. Соймоновыми Г.С. Качкой постоянно шла переписка.Сам П.А. Соймонов был «пропагандистом» и попу-ляризатором алтайских цветных камней не только в«родном отечестве». Он очень много делал для того,чтобы познакомить заграничную научную и геологиче-скую общественность с алтайскими цветными камня-ми. П.А. Соймонов постоянно просил Г.С. Качку вы-слать необходимые образцы цветных камней для евро-пейских ученых. Так, в письме от 17 декабря 1787 г. онписал, что необходимо снабдить российских студентов,отправляемых в Европу на обучение, образцами алтай-ских цветных камней для подарков европейским уче-ным, поскольку ничем другим не «снискать их благо-воление» [2. С. 15]. Свою просьбу он повторил в пись-ме от 26 августа 1787 г., в котором опять напомнил о«присылке яшм, гранитов и порфиров» в Кабинет. Онписал: «Вы не можете вообразить сколь много прося-щих и особливо из чужих краев из ученых людей, какгг. Борн и Фербер и некоторые другие». В том жеписьме П.А. Соймонов объяснял, что подобное «снаб-жение» европейских ученых «таковыми коллекциями»не есть дело его прихоти, но «крайняя надобность, да-бы чрез то доставить нашим студентам, посылаемым вчужие края, доступ до них и надлежащее вспоможе-ние». Умный и дальновидный кабинетский чиновник,патриот своего отечества старался сделать заграничныхученых «благосклонными к русским» [2. С. 17]. Стара-ясь выполнить его просьбы, Г.С. Качка для отправки вПетербург и за границу отбирал лучшие экземпляры изминеральных коллекций, хранящихся при Семенов-ском, Николаевском, Черепановском, Петровском,Матвеевском, Гольцовском, Пихтовым и Змеиногор-ском рудниках.На базе открытых месторождений цветных поде-лочных камней в 80-90-х гг. XVIII в. были заложеныЛоктевская, Коргонская, Ревневская, Риддерская,Гольцовская и другие каменоломни. Наиболее ценнымиявлялись камни богатейшего Коргонского месторожде-ния - это серо-фиолетовый и красный порфир, копейча-тая, древовидная, кофейная яшмы. Эти породы можнобыло добывать огромными монолитами, что и делалось,особенно в первые десятилетия его разработки. Коргон-ское порфировое месторождение по своим запасам былопризнано «необъятным» [2. С. 76]. Коргонскую древо-видную и копейчатую яшму можно было добывать ог-ромными кусками, но имевшиеся в них трещины снижа-ли ценность этих яшмовых пород [2. С. 75].Красивый поделочный материал, из которого накамнерезном заведении изготовляли колонны, пьеде-сталы, чаши, вазы и другие крупные изделия, постав-ляла Риддерская каменоломня. Очень хороша была, пословам исследователя А.Е. Ферсмана, чарышская яш-ма, представлявшая красивую породу, из обломковкровавого и сургучного цвета, спаянную белым квар-цем и внешне похожая на мясной агат. Это месторож-дение располагалось возле дер. Трусовой. Из Чарыш-ского месторождения возле дер. Карповой добываликрасный камень [14. С. 314].Наряду с яшмами и порфирами разрабатывались ме-сторождения разнообразных брекчий, кварцев, рогови-ков, серпентинов, диоритов, сланцев, открытых во мно-гих местах округа. Кроме этого, на Коргонской и другихкаменоломнях добывали красный, серый, розовый, неж-но-голубой и желтый мрамор. Большими монолитамиломали воскресенский мрамор, принимавший прекрас-ную полировку [2. С. 79]. Возле Колыванского озера и вТигирецких горах было много письменного гранита,(другое его название - еврейский камень), представляв-шего пегматитовую породу, в которую проросли вклю-чения полевого шпата и кварца [9. С. 6].Среди такого каменного разнообразия наиболеераспространенным цветным камнем на Алтае была иостается яшма. Не случайно досоветские авторы писа-ли, что «самые громадные скопления яшм всевозмож-ных цветов находятся у нас в России в пределах Алтай-ского горного округа в Змеиногорском крае» [15.С. 183]. В минералогическом мире досоветского вре-мени алтайские камни считались лучшими сортамирусских яшм. Очень красивой была коргонская копей-чатая яшма. Копейчатой ее назвали за светлые вкрап-ления в форме округлых сфероидов размером с копей-ку на темном фоне серо-фиолетового и красно-бурогоцвета [16. С. 181]. Различные разновидности копейча-той яшмы хорошо поддавались полировке и были эф-фектны в изделиях. Среди алтайских камней выделя-лись очень красивые, но реже всех встречающиесякрасно-оранжевый порфир с черно-серыми копейками,в середине которых находился «белый глазок», и тем-но-зеленый порфир с небольшими копейками темно-красного цвета [14. С. 312]. Очень эффектной быладревовидная яшма, которую добывали большими кус-ками, но они были так пронизаны трещинами, что го-дились только для резки небольших изделий.Знаменитая ревневская яшма по качеству несколькоуступала коргонским камням, поскольку имела трещи-ны в породе. Поэтому алтайским мастерам приходи-лось уже в готовых камнерезных изделиях из этой яш-мы закрывать пустоты. Так, в колоссальной вазе, изго-товленной алтайскими камнерезами из ревневской яш-мы в первой половине XIX в. и прозванной «Царицейваз», имеется 400 вставок. Но зато эта яшма отличаласьвысокими декоративными свойствами, красивым цве-том и прекрасно поддавалась полировке [3. С. 169].По мнению современных исследователей, ревнев-ская яшма является классическим представителем по-лосчатых или ленточных яшм - широко распростра-ненной и высоко-декоративной группы камней [16.С. 161]. Ревневская яшма имеет две основные разно-видности: зелено-волнистую ленточную, где светлые изеленые полоски располагаются более или менее па-раллельно, и парчовую, в которой белый и зеленыйцвета перепутаны, как писал досоветский авторП.А. Ивачев, «до невозможности» [2. С. 76]. В отделкеи полировке обе эти разновидности были на редкостькрасивы. Не случайно все дореволюционные авторыписали о знаменитых яшмах «редкой красоты» с Рев-невского месторождения. Не только по декоративнымсвойствам, но и по техническим данным ревневскойяшме не было равных среди алтайских цветных камней[3. C. 169]. Риддерская яшма (риддерская брекчия) завысокохудожественные достоинства и красоту быстроприобрела известность в научном минералогическоммире. Красота риддерской яшмы, на зеленом фоне ко-торой располагались белые, светло-розовые, розовыепятна и бледно-голубые полосы, по словамА.Е. Ферсмана, запоминается на всю жизнь [9. С. 351].В XVIII-XIX вв. яшмами называли хорошо поли-рующиеся твердокаменные породы различной краси-вой окраски. Но детальное минералогическое изучениеалтайского цветного камня показало, что настоящихяшм на Алтае почти нет. Те породы, которые в XVIII в.назывались яшмой, ученые в XX в. отнесли только кяшмовидным, или яшмоподобным. Уже в 20-х гг. XX в.известный российский минеролог А.Е. Ферсман выяс-нил, что алтайские яшмы - это на самом деле окремне-лые порфиры и их туфы, кварцевые порфиры, песчани-ки, а также метаморфизованные сланцы [9. С. 30-31].Даже самая известная ревневская яшма по своим свой-ствам и составу сильно отличается от обычных яшм.По мнению геолога Т.И. Менчинской, по своей струк-туре она близка к яшмовидным кварцитам [16. С. 161].Исследователь А.Я. Швецов относит ее к роговикам [1.С. 129].Советские исследователи в 70-80-х гг. XX в. вы-явили, что на Алтае распространены не яшмы, а яшмо-видные породы, представленные высокодекора-тивными разновидностями порфиров, фельзитов, ла-вобрекчий, туфолав, вариолитов, фельзитов [16.С. 161]. Яшмовидные горные породы по физико-химическим свойствам и составу резко отличаются отнастоящих яшм, но красивый узор, разноцветье окра-ски от белого до красного, фиолетового, кофейного ичерного цвета, хорошая полируемость, огромное числоразновидностей - все это снискало славу алтайскимцветным камням под названием «яшмы».Именно эти породы в досоветской камнерезнойпрактике ценились за красивую окраску и хорошуюполировку. Алтайские яшмовидные породы включаютяшмовидные туфы и туфобрекчии, а также яшмовид-ные порфиры и фельзиты. Классическим представите-лем яшмовидных порфиров ученые называют копейча-тую яшму Коргонского месторождения [16. С 181].Белая кумирская яшма, открытая П.И. Шангиным в1786 г., - это тоже порфир цвета слоновой кости. Всоветское время геологи выяснили, что дендритовыеяшмы Кумира не имеют аналогов в России [16. С. 181].Кумирская яшма очень хорошо поддавалась полировке,а в тонких пластинках цвета слоновой кости к тому жеприобретала еще и розовое свечение, камнерезные из-делия из нее отличались редкой красотой [14. С. 314].К числу яшмовидных порфиров относятся знамени-тая риддерская яшма (риддерская брекчия), котораяявляется кварцевой лавобрекчией, а также колыванскаяяшма, представляющая кварцевый диорит. Сургучныеяшмы красного цвета, месторождений которых многооткрыли по Коргону, возле Колывани и на Салаире,являются туфолавами красных порфиров. Серо-синяягольцовская яшма - это на самом деле стекловатая лава[16. С. 153, 181, 182]. Достоинством почти всех цвет-ных каменных пород Алтая было то, что их можно бы

Ключевые слова

цветные камни, геологические исследования, Алтай, coloured semi-precious stones, geological study

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Мукаева Лариса НиколаевнаГорно-Алтайский государственный университеткандидат исторических наук, доцент кафедры истории Россииlarnika777@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Швецов А.Я. История открытия и изучения месторождений поделочных камней Алтая // Колывань: история, история и искусство. Сибирская провинция. 1728-1998. Барнаул, 1998. С. 127-140.
Колыванская шлифовальная фабрика на Алтае. Краткий исторический очерк. Барнаул, 1902. 112 с.
Мукаева Л.Н. Горно-поисковое дело на Алтае в досоветское время. Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2008. 344 с.
Чупин П.О. По поводу поездки бригадира Беэра на Урал и в Сибирь в 1744-1746 гг. Пермь, 1892. 28 с.
Родионов А.М. Колывань камнерезная. Барнаул: Алтайский Дом печати, 2007. 328 с.
Савельев Н.Я. Сыны Алтая и Отечества: Часть I / Сост., вступ. ст., прим., словарь В.Ф. Гришаева; Худ. И.М. Мамонтов. Барнаул: Алт. книж. изд-во, 1985. 376 с.
Агапова Т.И. Алтайские камнерезы // Промышленность Сибири и ее кадры (конец XVI - начало XX в.). Новосибирск, 1977. С. 75-87.
Савельев Н.Я. Алтайские камнерезы. Барнаул: Алт. книж. изд-во, 1956. 72 c.
Ферсман А.Е. Очерки по истории камня. М.: Изд-во АН СССР, 1954. Т. 1. 352 с.
Исследователи Алтайского края. XVIII - начало XX века: Биобиблиографический словарь. Барнаул, 2000. 280 с.
Шангин П.И. Дневные записки г. обергиттенфервалтера Петра Шангина, деланные им при описании рек Ини, Чарыша, Коксуна, Катуни, Большого Хаир-Кумына и Бухтармы со всеми впадающими в них речками // Новые ежемесячные сочинения / Пер. с нем. А. Теряева. АН СПб
Смолин А.П. Яшмы Урала и Алтая. М.: Недра, 1968. 28 с.
Обручев В.А. История геологического исследования Сибири. Период первый XVII-XVIII вв. М., 1931. 154 с.
Ферсман А.Е. Драгоценные и цветные камни России: В 2 т. Пг., 1920. Т. 1. 420 с.
Пыляев М.И. Драгоценные камни, их свойства, местонахождения и применение. СПб.: Кристалл, 2007. 192 с.
Декоративные разновидности цветного камня СССР / Л.С. Потолова, Т.И. Менчинская, Т.Л. Баранова и др.; Под ред. проф. Е.Я. Киевленко. М.: Недра, 1989. 272 с.
 Поиски цветных камней на Алтае в XVIII в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

Поиски цветных камней на Алтае в XVIII в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

Полнотекстовая версия