Идеологические установки пражского и парижского (Кламарского) центров евразийского движения:сравнительный анализ | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

Идеологические установки пражского и парижского (Кламарского) центров евразийского движения:сравнительный анализ

Статья посвящена политической истории евразийского движения второй половины 1920-х гг. Показано, что содержание издаваемой в Кламаре газеты «Евразия» послужило причиной острого фракционного противостояния. На основе сравнительного анализа идеологических установок оппозиционно настроенных отделений, пражского и парижского (кламарского) центров, сделан вывод о специфике движения в целом, о противоречиях, существовавших в рамках течения, в первую очередь идеологического характера.

Ideological purposes of the Prague and Parisian (Clamarts) centres of the Eurasian movement: the comparative analysis.pdf Евразийское движение, возникшее в 1921 г. и пред-ставлявшее собой изначально небольшую эмигрант-скую группу единомышленников, в дальнейшемтрансформировалось в политическую организацию.Период 1928-1929 гг. стал переломным в политическойистории евразийского движения, расколов его на дваоппозиционных лагеря в лице пражского и парижского(кламарского) отделений. Целью статьи является срав-нительный анализ идеологических установок пражско-го и парижского центров евразийства как наиболеекрупных и старейших отделений евразийского движе-ния.К концу 1920-х гг. евразийство получает организа-ционное оформление, представляя собой по сути поли-тическую партию. Известно, что любая политическаяпартия определяет цели, разрабатывает программу,стремится определить стратегию развития общества иубедить граждан в ее правильности. Особую важностьпредставляет приверженность общей идеологии. Какпоказывают архивные материалы, евразийские ячейкиимели достаточно строгую организованную структуру,регулярно проводили заседания, в каждой был идей-ный руководитель. Велись протоколы под председа-тельством того или иного лица. Кроме того, проводи-лись общие съезды евразийских ячеек; как раз на од-ном из таких съездов и была выработана единая идео-логическая и политическая программа евразийства,известная как «Евразийство (формулировка 1927 г.)»,которая, по заявлению П. Савицкого, и раскрывает сутьевразийской доктрины в целом.Следует отметить, что к 1925 г. основным кадровымцентром организации являлось возглавляемое П.Н. Са-вицким отделение в Праге [1. С. 14]. П.П. Сувчинскийуправлял парижским (кламарским) отделением движе-ния, чьи участники придерживались левых воззрений.Пражский центр являлся структурно оформленнойгруппой евразийцев, которую представляли П.Н. Са-вицкий (лидер), К.А. Чхеидзе, Н.Н. Алексеев и др. По-литическая программа Пражской группы основываласьна общепринятом документе «Евразийство (формули-ровка 1927 г.)». Программными пунктами стали вопро-сы: особое положения России, отношение к коммуниз-му, коммунистической партии, политическое устройст-во государства, вопросы экономической политики, ре-лигии. По мнению евразийцев, сама по себе компартияесть организованная, сплоченная и строго дисциплини-рованная группа, и приход к власти подобно организо-ванной группы соответствует положению и условиямРоссии - Евразии [2. С. 261]. По сути, коммунистиче-ская партия по форме организации власти была преем-лема для евразийства, но по содержанию категорическинет: «...атеизм и антихозяйственность компартии ре-шительным образом противоречат духовным основамнародов России-Евразии. Народные массы России -Евразии не мыслят жизни вне идеи Бога. Установлениеблагообразия жизни неразрывно связывается здесь спроникновением религии в быт, с одухотворением иупорядочением быта обрядом, с "бытовым исповедни-чеством". Власть, не признающая религии как основыкультуры и быта, не может быть и не будет демотиче-ской властью России-Евразии» [2. С. 262]. Вместе стем советский строй как форма государственного уст-ройства принимается в качестве базы для дальнейшегоразвития. Смысл государству и нации придает толькосуществование «идеи-правительницы». Политическийстрой, предполагающий постановку «идеи-прави-тельницы» в качестве высшей ценности, евразийцыназывали «идеократия». По мысли теоретиков движе-ния, «идее-правительнице» должны быть подчиненыостальные аспекты политики, экономики, обществен-ного устройства, промышленного развития и т.д.Важнейшим положением содержания евразийскойидеологемы являются вопросы религии. Религиозноеначало в программных установках пражского центраимеет императивный характер. При этом между рели-гией (церковью) и государством не должны устанавли-ваться государственно-правовые отношения, иметьсяфинансовые связи, евразийцы отрицают любую зави-симую позицию одного субъекта отношений от друго-го: «Между ними должны устанавливаться лично-духовные связи, в форме личной религиозности пред-ставителей в лести (их благочестия) и внимательногоотношения с их стороны к голосу религии (церкви), атакже в форме лояльного отношения к государствупредставителей религии (Церкви) и преподания имиблагословения тем начинаниям государства, которыеЦерковь одобряет» [2. С. 266].Экономическая программа евразийцев основывает-ся на положениях о государственно-частном хозяйст-вовании. Изучение документов, собранных в фондеП.Н. Савицкого, показывает, что одним из острейшихвопросов в противостоянии пражского и кламарскогоцентров явился вопрос о субъектах хозяйствования.Идея планового хозяйства с допущением частного сек-тора в экономике явилась основной линией, котораяпроводилась евразийцами. Необходимость плановойэкономики географически детерминирована. Освоениеобширных евразийских пространств требует координи-рующей роли государства и государственных инвести-ций при строительстве коммуникаций. П.Н. Савицкийвысказывался за комбинацию государственной и частнойсобственности: «В экономической сфере они (евразийцы)признают плановое начало, но считают необходимымпредоставить определенный простор частной инициативе.Цель их - создать синтетическую систему, в которой ши-рочайшее развитие предприятий, принадлежащих госу-дарству, сочеталось бы с проявлениями экономическойсамостоятельности населения» [3]. Таким образом, поли-тические, идеологические установки пражского центраевразийства, а именно вопросы государственного устрой-ства, политической власти, экономической базы, взаимо-отношений государства и церкви, в целом религиозныйвопрос, представляют собой классические евразийскиеидеи, ортодоксальное евразийство.Обращаясь к изучению парижского (кламарского)центра, следует отметить тот факт, что официально, и«кламарцы» рьяно на этом настаивали, расхождений с«Формулировкой 1927 г.» не было. «Кламарцы», пособственному утверждению, являлись преемникамиобщего дела - евразийства: «Евразийство, как оно вы-разилось в первых номерах нашей газеты, иным можетпоказаться существенно непохожим на первоначальноеевразийство. Мы не боимся признать факта его разви-тия и роста, так как развитие и рост - явления, необхо-димо связаные с жизнью. Но по существу дела нашеевразийство - то же евразийство, что в 1921 г. издавало"Исход к Востоку", и нашу прямую преемственность сэтим историческим сборником мы утверждаем самымрешительным образом» [4. С. 298]. Представителямипарижского центра являлись: С.Я. Эфрон, Д.П. Свято-полк-Мирский, Л. Карсавин, К.Б. Родзевич и др.Работа парижской группы в 1928-1929 гг. говорит,что уже в этот период отмечалось стремление к само-стоятельной, независимой деятельности, о чем упоми-нается в протоколах собраний центра [5]. Заметим, чтоизначально определенные парижским центром направ-ления работы не противоречили содержанию общейпропагандистской работы евразийства: «Основные ли-нии работы: а) поддержание систематической связи снаходящимися в Париже гражданами СССР и "возвра-щенцами" с целью пропаганды евразийских идей вРоссии; б) набор новых последователей и сторонниковдля пополнения групп активными членами и для созда-ния сочувствующей евразийству периферии; в) про-никновение в иностранную среду; г) приобретение ма-териальных средств как для финансирования текущейработы, так и в целях взаимопомощи» [5. Л. 2].Следует отметить, что вопросы внутренней идеоло-гической работы затрагиваются лишь вскользь, тогдакак вопросы пропагандистской деятельности, привле-чения новых сторонников, материального обеспеченияимеют первостепенное значение. Идеологические ус-тановки «кламарской группы», декларировавшиесяпосредством печатного органа, газеты «Евразия», еще вноябре - декабре 1928 г. официально пытались совмес-тить с основами евразийской идеологии и уже к началу1929 г. являлись откровенной пропагандой марксизма,советского режима. Например, «кламарцами» в газете«Евразия» давалась положительная оценка результатовсоциалистической революции: «Русская революцияутверждает примат Общего над Частным, этику, ос-нованную на организационном долге, человека-деятеля, а не человека-потребителя. Утверждая равенст-во, она не отменяет свободу. Наоборот, она утверждаетколлективную свободу и свободу в коллективе. Она ут-верждает единственную реальную свободу - свободураспоряжения материальными благами, свободу-равенство» [4. С. 299]. Ключевым моментом передовойстатьи газеты «Евразия» стал эпизод о привлекательно-сти марксизма [4. С. 300]. Следует заметить, что в доста-точно небольшой по объему передовой статье практиче-ски нет ни слова об истинном евразийстве.Необходимо отметить и проблему соотношения об-суждаемых евразийских идей. Ведь для классическогоевразийства признается примат вопросов культуры, ре-лигии, духовной жизни, в целом тот величайший куль-турно-исторический багаж, который евразийство при-звано опознать и переосмыслить, а издаваемые в «Евра-зии» статьи противоречили определенной евразийскойстратегии, тому идеологическому пути, который и отли-чал ортодоксальное евразийство от других общественно-политических движений русской эмиграции началаXX в. Важными для освещения являются вопросы рево-люции, более того - политики, но для самих евразийцевпринципиальным являлся их баланс. На подобную тен-денцию, где вместо теоретических проблем культурногосамопознания подставляется узкая проблема чисто прак-тического приспособления к созданным Октябрьскойреволюцией условиям русской жизни, указывают авто-ритетнейшие евразийцы, такие как П.Н. Савицкий,Н.Н. Алексеев, в своих записках по поводу статей газеты«Евразия» [6. Л. 1-14].Идеологические разногласия пражцев и кламарцевкасались вопросов религии в понимании соборности.В этом вопросе представляется интересным упоми-нание П.Н. Савицкого о полемике с П.П. Сувчин-ским, который, по собственному заявлению, как ока-залось, всегда был против сведения воедино понима-ния соборности и мира [7. Л. 17]. Кроме того,П.П. Сувчинский не раз подчеркивал, что нельзя«низводить религию в жизнь», что в итоге сводит нанет значение для евразийства религии в жизни [7].Еще более нелепое с точки зрения евразийства упоми-нание о религии, записано К.А. Чхеидзе о своих впе-чатлениях о пребывании в Кламаре и работе редколле-гии над выходом первого номера газеты «Евразия»:«...о религии говорилось в таком духе: сейчас попамине интересуются, внимание живых людей сосредоточе-но на строительстве, гонений на церковь нет…» [8. Л.156]. И все это из личных устных бесед с лидерамикламарского центра. Совершенно логично, что подоб-ная позиция нашла свое продолжение в «Евразии»:например, передовая № 3 газеты, где проблемы совре-менной культуры объясняются марксистской термино-логией, пониманием «базиса» и «надстройки» [7. Л. 3],где нет даже и речи о месте и руководящем значениирелигиозного начала.В передовой № 7 газеты «Евразия» постулируетсяидея необходимости отделения религии, церкви от жиз-ни мирской: «Наше понимание исторического процессаопределяется основным первично религиозным дуализ-мом, в силу которого область собственно религиозной ицерковной жизни четко отделяется от потребностей ипроблем социально-политической жизни» [7. Л. 2]. Изобращения Пражской группы евразийцев к редакцион-ной коллегии газеты «Евразия» мы видим, что включи-тельно до шестого номера издания не было ни однойстрочки о религиозном обосновании культуры, хотя этотвопрос, по заявлению евразийцев, является «краеуголь-ным основанием» концепции евразийства [9. Л. 25].Немаловажная составляющая идеологическойплатформы - это экономическая политика, в частно-сти, в вопросах о допустимых формах хозяйствова-ния. При этом позиция «Кламара» сводилась к утвер-ждению о невозможности восстановления частногохозяйства. Это еще больше разделило Прагу и Кламарв понимании идейных основ евразийства. На одном изкламарских экономических совещаний, на которомприсутствовал П.Н. Савицкий, обсуждался вопрос опутях и возможностях изучения экономического по-ложения в СССР, где совершенно открыто заявлялосьо том, что «усиление частнического сектора ничемуне поможет. Это говорилось перед лицом того поло-жения, что "частный сектор" в СССР - подвергся но-вому и всестороннему разгрому» [7. Л. 8].Политическая и экономическая программы, про-пагандируемые на страницах «Евразии», являлисьполной противоположностью идеям евразийства. Клю-чевые моменты, связанные с вопросами религии, упо-минанием о демотии, идеократии, стали для кламарцевнеактуальными. Возникшее в результате кламарскогораскола конца 1928 г. противостояние двух евразий-ских центров, Пражского и Кламарского, привело непросто к расколу единого евразийского лагеря, кризисудвижения в целом, но и дискредитации евразийства,его деятельности среди эмигрантских кругов. Сравни-вая идеологические лозунги отделений, мы увидели,насколько далеко отошла от ортодоксального евразий-ства в лице «Праги» кламарская ячейка, по сути при-крывавшаяся евразийской доктриной.

Ключевые слова

евразийство, евразийская идеология, фракционная борьба, Eurasianism, Eurasian ideology, factional struggle

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Никитенко Елена ВикторовнаСибирская государственная геодезическая академия (г. Новосибирск)аспирантка кафедры гуманитарных наукnikena@list.ru
Всего: 1

Ссылки

Панченко М.Ю. Политическая история евразийского движения 1926-1929 гг. Фракционная борьба и кламарский раскол: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. СПб., 2007. 26 с.
Евразийство (Формулировка 1927 г.) // Политическая история русской эмиграции 1920-1940 гг. Документы и материалы / Под ред. А.Ф. Киселева. М.: Владос, 1999. С. 260-272.
Евразийство - заметка Савицкого // Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 5783 (П.Н. Савицкий). Оп. 1. Ед. хр. 32.
Мир России - Евразии: Антология // Передовая Евразия. 1929. № 8 / Сост.: Л.И. Новикова, И.Н. Сиземская. М.: Высш. шк., 1995. С. 295-298.
Протоколы собраний Парижской, Белградской и Пражской групп евразийцев за 1928-1929 гг. // ГАРФ. Ф. 5783. Оп. 1. Ед. хр. 449. Л. 1-3.
Савицкий П.Н. Газета «Евразия» не есть евразийский орган // ГАРФ. Ф. 5783. Оп. 1. Ед. хр. 15. Л. 1-8.
Савицкий П.Н. О первых трех номерах газеты «Евразия» // ГАРФ. Ф. 5783. Оп. 1. Ед. хр. 310. Л. 17-18.
Записка К.А. Чхеидзе о его пребывании в Кламаре (составлена в начале 1929 г.) // ГАРФ. Ф. 5783. Оп. 1. Ед. хр. 449. Л. 150-153.
Обращение к редакции газеты «Евразия» Пражской группы евразийцев. Париж, 1929 // ГАРФ. Ф. 5783. Оп. 2. Ед. хр. 1.
 Идеологические установки пражского и парижского (Кламарского) центров евразийского движения:сравнительный анализ | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

Идеологические установки пражского и парижского (Кламарского) центров евразийского движения:сравнительный анализ | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

Полнотекстовая версия