Торгово-экономическое сотрудничество КНР с Республикой Туркменистан (1992-2010 гг.) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

Торгово-экономическое сотрудничество КНР с Республикой Туркменистан (1992-2010 гг.)

Рассматривается динамика взаимоотношений Китайской народной республики с Туркменистаном на протяжении последних двух десятилетий. Анализируется эволюция сотрудничества двух государств в торгово-экономической сфере. При этом основное внимание уделяется кооперации в сфере энергетики.

Economic and trade cooperation between Peoples Republic of China and the Republic of Turkmenistan in 1992-2010.pdf Рассматривая Республику Туркменистан, китайскиеисследователи отмечают, что это «особое государство»Центральной Азии [1. С. 195]. В заявлениях главы ки-тайского государства Туркменистан также назван«важным государством Центральной Азии» [2]. Основ-ные «особенности» связаны с его статусом и проведе-нием собственного внешнеполитического курса - «по-литики нейтралитета» [3]. Подтверждалось это и всфере экономической политики государства: «…нейт-ральный Туркменистан провозгласил и последователь-но реализовывает принцип «открытых дверей», на-правленный на взаимовыгодное сотрудничество совсеми государствами» [4].В течение практически всего первого десятилетия смомента образования независимого Туркменистана онне был в центре внимания китайской внешней полити-ки. Туркменистан и Узбекистан не считались странами«первого эшелона» в ЦА [5. С. 311-335], а приоритет всотрудничестве отдавался пограничным государствами проблемам безопасности [6. С. 203-217; 7]. В связи сэтим активность в экономической сфере также быламинимальной. Туркменский рынок был удален от ки-тайских границ и не рассмативался в качестве приори-тетного в Центральной Азии. Тем не менее необходи-мый уровень официальных контактов поддерживался, асоглашения Китая с Туркменистаном были аналогич-ными соглашениям с другими государствами региона.Так, были подписаны «Совместное заявление КНР иРеспублики Туркменистан», соглашение о взаимнойзащите и поощрении инвестиций, соглашение о торго-во-экономическом сотрудничестве и ряд других. Вследза решением проблем безопасности к середине - концу1990-х (так, как их видели в Пекине) приоритетывнешней политики Китая начали меняться, постепенноперемещаясь из сферы безопасности в область эконо-мического сотрудничества. После соглашений 1996 г. иначала процесса формирования «пятерки-ШОС» Китайвсе активнее интересуется энергетической составляю-щей сотрудничества, превращаясь в нетто-импортераэнергоресурсов.Однако с момента образования независимогоТуркменистана вплоть до 2006 г. объем товарооборо-та между государствами находился на очень низкомуровне, не превышая 125 млн долл. в год (см. табл. 1).Масштабы импорта и экспорта также были неболь-шими при неизменном превалировании китайскогоэкспорта.По данным китайской таможни, уровень двусто-ронней торговли в 1992 г. составил 4,5 млн долл. США.Примерно с 2002 г. начинается ежегодный рост внеш-ней торговли двузначными темпами. При этом ведущаяроль в формировании этих цифр отводится китайскомуэкспорту. Так, в 2002 г. общий объем внешней торгов-ли достиг цифры в 87,52 млн долл. (рост к предыдуще-му году - 167,5%). В 2006 г. объем внешней торговлидостиг 179 млн долл., при этом экспорт Китая составил163 млн долл. (рост - 78,9%), импорт - 16 млн (сниже-ние на 16,1%), в 2007 г. - 350 млн долл., рост к преды-дущему году - 97,5%, а в 2009 г. объем двустороннейторговли составил 954 млн долл. (рост к 1999 г. - в стораз!), за первый квартал 2010 г. прирост составлял око-ло 20% [8. С. 95].Торгово-экономические связи Туркменистана с КНР, 1992-2006 г.Год Общий объем торговли Экспорт КНР Импорт КНР1992 4,5 4,09 0,411993 4,65 3,85 0,81994 11, 26 3,66 7,591995 17,59 11,26 6,321996 11,46 8, 45 3, 011997 15,24 11,63 3,611998 12,52 10,29 2,221999 9,49 7,47 2,022000 16,16 12,10 4,062002 87,52 86,78 7,42003 113 109 3,712004 98,74 84,85 13,892005 110 90,88 18,992006 179 163 16Примечание. Таблица составлена по данным статистических отчетов Китайского таможенного бюро. URL: http://www.fmprc.gov.cn/chn/wjb/zzjg/dozys/ gjlb/1781/defaulf.htmРост внимания Китая к Туркменистану объясняетсяпринятием новой энергетической стратегии и поискомновых партнеров, способных в долгосрочной перспек-тиве обеспечить Китай сырьевыми ресурсами [9]. Вслучае с Туркменистаном таким ресурсом становитсяприродный газ. Так как подписанное в январе 1992 г.соглашение о торгово-экономическом сотрудничествефактически не работало, по итогам государственноговизита в КНР президента Туркменистана С. Ниязова в1998 г. (31 августа - 4 сентября) были подписаны совме-стное заявление о дальнейшем развитии и укрепленииотношений дружбы и сотрудничества между двумястранами, а также ряд документов о сотрудничестве (всфере науки и техники, транспорта, торгово-экономических отношений) [10. С. 31-34; 11. С. 34-47;12. С. 50-52; 13. С. 47-50]. Однако радикальных измене-ний в двусторонних отношениях не произошло как вполитической, так и в экономической сфере.Новый этап сотрудничества начинается с 2000 г.,который в китайской литературе именуется годом«оживления внешней политики Туркменистана». Виюле 2000 г. Председатель КНР Цзян Цзэминь иС. Ниязов провели переговоры в Ашхабаде, по итогамкоторого подписали совместное заявление КНР иТуркменистана. Событие выходило за рамки обычноговизита, в тексте ставшего традиционным «Совместногозаявления» упоминались новые сферы развития дву-сторонних отношений, в том числе - энергетическоесотрудничество. Важность энергетического сотрудни-чества отмечалась в п. 5 «Совместного заявления» [14.С. 10-13]. Было оговорено участие китайских компа-ний в разведке и добыче природного газа и нефти вТуркменистане, а также запущен процесс изучениявозможности строительства трубопровода «Туркмени-стан - Китай». Следует отметить, что возможностьэнергетического сотрудничества обсуждалась на выс-шем уровне и ранее: еще в 1994 г. в ходе визита ЛиПена в Туркменистан появилась идея строительствагазопровода «Туркменистан - Китай - Япония» [15.С. 50-61], даже готовилось геолого-экономическоеобоснование проекта. Однако на некоторое время отподобной идеи отказались. А позже Япония вовсе вы-пала из проекта.Кроме «Совместного заявления», стороны подписа-ли меморандум о строительстве газопровода Туркме-нистан - Китай, соглашение о предоставлении Туркме-нистану льготного кредита, протокол о сотрудничествемежду Китайской национальной нефтяной компанией(КННК) и Министерством нефти и газа Туркменистана.Переговоры продолжились в 2002 г., когда КНР иТуркменистан торжественно отметили 10-летие с мо-мента установления дипломатических отношений. Ле-том этого года Цзян Цзэминь и С. Ниязов в Ашхабадевновь подтвердили заинтересованность в развитииэнергетического проекта, а в ноябре 2002 г. С. Ниязовпоздравил Ху Цзиньтао с избранием на должность Ге-нерального Секретаря ЦК КПК.Следует отметить тот факт, что в 2002 г. впервые вистории двусторонних отношений общая сумма внеш-неторгового оборота превысила 100 млн долл., достиг-нув отметки в 113 млн долл. При этом показатели ростапо сравнению с предыдущим годом (76,3%) были дос-тигнуты за счет китайской стороны, экспорт КНР со-ставил 109 млн долл. (рост на 83,5%), экспорт Туркме-нистана - всего 3,71 млн (падение на 17,56%) [16]. Не-которые исследователи связывают агрессивное «эко-номическое привязывание» экономик государств ЦА кэкономике КНР этого периода с изменениями регио-нальной системы безопасности и присутствием США врегионе [17. С. 43-44], с чем следует согласиться, темболее что это было подтверждено и дальнейшим разви-тием двусторонних отношений КНР с государствамирегиона. Период 2002-2005 гг. не был отмечен сущест-венными изменениями в позициях сторон: китайскаясторона продолжала изучение регионального рынка,постепенно увеличивая экономическое присутствие.Присутствовали и другие механизмы: например, китай-ская сторона по межправительственному соглашению вдекабре 2003 г. предоставила Туркменистану кредит вразмере 3 млн юаней с рассрочкой платежа на 20 лет, атакже безвозмездную помощь в размере 1,5 млн юаней[18. С. 45]. Кредиты были предоставлены на реконст-рукцию газовой сферы республики. Однако в этот пе-риод Туркменистан во многом оставался вне общере-гиональных проектов, не являясь членом ШОС.В апреле 2006 г. президент ТуркменистанаС. Ниязов совершил государственный визит в Китай[19. С. 130-133]. Именно на этой встрече соглашенияпо сотрудничеству в сфере энергетики вошли в практи-ческую стадию - было подписано соглашение междуправительствами КНР и Республики Туркменистан остроительстве трубопровода [20. С. 137-141]. Заметноувеличилась и активность китайских компаний на тер-ритории Туркменистана. Фактически Ашхабад в рам-ках национального варианта «многовекторной» внеш-ней политики и диверсификации внешнеэкономиче-ских связей определил место КНР в качестве одного изрегиональных приоритетов. Так, уже к концу 2006 г.китайские инвесторы принимали участие в 46 проектахна территории Туркменистана. Было инвестированопорядка 920 млн долл. США и 1,5 млрд юаней.17 предприятий с участием китайского капитала ле-гально работали в нефтегазовом секторе, транспорте,здравоохранении, связи, строительстве, торговле, ту-ризме [21. С. 8]. За период с 2000 по 2007 г. он возросболее чем в 18 раз [22]. Новый период китайско-туркменских отношений открылся с переходом властив Туркменистане к Г. Бердымухамедову. Китайскаяофициальная пресса назвала период с 2007 г. «новойатмосферой китайско-туркменских отношений» [23].Действительно, президентство Г. Бердымухамедованачалось с довольно активной внешней политики -полной противоположности последним годам жизниС. Ниязова. С 2007 г. интерес к Туркменистану во всеммире резко возрос. Только в 2007 г. было подписанопорядка 40 международных договоров и соглашений намежгосударственном, межправительственном и межот-раслевом уровне [24]. Фактически Туркменистан вы-шел из изоляции и возобновил диалог с государствами-соседями - Узбекистаном, Азербайджаном, Казахста-ном и Таджикистаном. При этом с признанными «цен-трами силы» была продолжена тактика «газовой игры»,возобновлены диалоги с Ираном, Россией, Китаем,ФРГ. До недавнего времени Туркменистан практическиполностью зависел от российского транзита и был свя-зан договорами с «Газпромом» о том, что до конца2008 г. газ должен был транспортироваться по россий-ским трубопроводам. Кроме того, цена на газ была ни-же мировой в несколько раз. Одним из путей выходадля Туркменистана, оказавшегося «связанным» обяза-тельствами с «Газпромом», оказалось строительствотрубопровода «Туркменистан - Китай». Кроме того, в2004 г. состоялась нефтегазовая сделка с Ираном насумму 70 млрд долл. и было запланировано строитель-ство трубопровода Туркменистан - Пакистан - Индия.Продолжались переговоры Туркменистана с соседя-ми - Ираном и Турцией - о возможном выходе на Ев-ропу (проект «Набукко»). Главным результатом рос-сийской политики в отношении Туркменистана в2007 г. является подписание в декабре трехстороннегоСоглашения «О сотрудничестве в строительстве При-каспийского газопровода» [25].На этом фоне резко активизировался Китай. Основ-ной стратегической задачей для китайских руководите-лей было «привязать» Туркменистан к собственнойгазотранспортной системе наземным трубопроводом,договоренности о котором уже имелись. В феврале2007 г. было подписано соглашение между «Туркмен-нефть» и Шенлинским нефтяным административнымбюро при Китайской нефтяной корпорации «Синопек»о бурении 6 скважин с проектной глубиной 3,1 км наместорождении «Яшилдепе» (стоимость контракта42,3 млн долл. США, срок действия 2,5 года) [24]. Вмае Туркменистан посетила делегация Государствен-ного Комитета КНР по делам развития и реформы. Былзаключен контракт о разведке месторождений газа направобережье Амударьи. Стоимость контракта оцени-вается в 1,5 млрд долл. Согласно достигнутым догово-ренностям КННК в течение 12 лет должна пробурить12 разведочных скважин на месторождении «ЮжныйИолотань» [24].Летом 2007 г. президент Туркменистана Г. Бер-дымухамедов нанес первый официальный визит в этомкачестве в КНР. Прошли переговоры с ПредседателемКНР Ху Цзиньтао, было подписано «Совместное заяв-ление о дальнейшем укреплении и развитии отношенийдружбы и сотрудничества» [26. С. 196-199], в которомподчеркнуто: «китайская сторона будет и впредь нара-щивать торгово-экономические связи, отмечая, чтоэкономики двух стран характеризуются большой взаи-модополняемостью» [26. С. 196-199]. Данный тезисиспользуется для всех государств Центральной Азии, атакже для России, что в самом общем виде подразуме-вает большую заинтересованность в сотрудничестве сТуркменистаном. Китай в этом направлении «готовактивизировать консультации и взаимодействие» [27].Туркменский президент со своей стороны отметилконструктивность диалога, а также выход туркменско-китайских отношений на новый уровень. Сам же пре-зидент определил и приоритеты сотрудничества - неф-тегазовая отрасль, транспорт и коммуникации, тек-стильная промышленность, культурный, студенческийобмен [27]. 17 июля 2007 г. стороны подписали согла-шения о разделе продукции (СРП) между КННК итуркменским государственным агентством по управле-нию и использованию углеводородных ресурсов припрезиденте Туркменистана, а также договор о закупкегаза между КННК и ГТК «Туркменгаз». Соглашение оразделе продукции на газовом месторождении Багты-ярлык (суммарные прогнозные ресурсы которого оце-ниваются в 1,3 трлн м3) на правобережье Амударьистало в итоге сырьевой базой для строительства газо-провода. В августе 2007 г. при участии президентаГ. Бердымухамедова состоялась торжественная заклад-ка туркменского участка (общей протяженностью80 км) будущего газопровода «Туркменистан - Китай»,общая протяженность которого составила около7 000 километров. Серия встреч открылась с визита вАшхабад премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао в нояб-ре 2007 г. (3-5 ноября). Стороны договорились «уде-лять огромное внимание развитию китайско-туркмен-ских отношений, расширению обмена и сотрудничест-ва в политической, экономической и гуманитарно-культурной областях на основе принципов взаимногоуважения, равенства и взаимной выгоды». Основныедостижения китайской дипломатии на этом этапе за-ключались в предложении туркменской стороне такназываемых «четырех пунктов по дальнейшему разви-тию двусторонних отношений» [28].Вторым пунктом стал пункт об «углублении торго-во-экономического сотрудничества». Здесь Китайпредлагал как можно скорее запустить отработанный вдругих государствах ЦА механизм смешанной комис-сии по торгово-экономическом сотрудничеству. Сфе-рами сотрудничества должны были стать торгово-экономическая деятельность, энергетика, сфера комму-никаций, транспорт, текстильная промышленность исельское хозяйство. 4 ноября состоялись переговорымежду Г. Бердымухаммедовым и прибывшим в Ашха-бад премьером Госсовета КНР Вэнь Цзябао о дальней-шем укреплении сотрудничества. В ходе визита былоподписано соглашение о получении Туркменистаномот Экспортно-импортного банка КНР льготного креди-та в размере 300 млн долл. на реконструкцию ПО «Ма-рыазот» и строительство стекольного комбината [29]. Вцелом, за период 2007 г. китайские компании активнопринимали участие в освоении туркменского рынка.Они работали в сферах транспорта (поставка железно-дорожных вагонов, автотранспорт), военной сфере. Навысшем уровне энергетика была названа фактором бла-гополучия и стабильности в туркмено-китайских от-ношениях [30]. Механизм регулярных встреч позволилускорить процесс реализации достигнутых договорен-ностей.В августе 2008 г. состоялся официальный визит ХуЦзиньтао в Туркменистан. К этому периоду сторонызаключили уже около 70 соглашений на межгосударст-венном, межправительственном и межведомственномуровнях [31]. На территории Туркменистана было заре-гистрировано и действовало 30 предприятий с участи-ем китайского капитала, из которых 11 - с правом юри-дического лица. С участием китайских компаний вТуркменистане на тот период находилось в стадии реа-лизации 49 инвестиционных проектов на общую сумму1 миллиард 284,9 млн долл. и 1478,3 млн юаней [31].Лейтмотивом встречи председателя КНР и президентаТуркменистана стал запуск в следующем году газопро-вода «Туркменистан - Китай». Стороны согласовалиусловия поставок газа в КНР: Туркменистан ежегоднобудет поставлять не 30, как планировалось ранее, а40 млрд м3 [32]. 14 декабря 2009 г. при участии Прези-дента Туркменистана и лидеров трех стран, по терри-тории которых пройдет трубопровод, - КНР, Респуб-лики Узбекистан и Республики Казахстан - состояласьторжественная церемония ввода в строй «крупнейшейэнергетической магистрали ХХI века» в регионе -Трансазиатского газопровода «Туркменистан - Узбе-кистан - Казахстан - Китай». Сейчас в стадии обсуж-дения находятся и проекты других веток [8. С. 95].Как отметил президент Туркменистана, «строитель-ство Трансазиатского газопровода стало событием ог-ромного значения, убедительно свидетельствующим,что при наличии политической воли и конструктивногоподхода удается достичь главной цели - обеспечениябаланса интересов всех и каждого из участников энер-гетической триады - производителей, транзитеров ипотребителей» [33]. Поставки на восток стали важнойчастью диверсификации отрасли для Туркменистана.Маршруты многосторонние, однако для Туркмениста-на главной задачей является обеспечение долгосрочно-го выхода на европейский рынок. Осуществляется со-трудничество и с Ираном, Турцией, Россией. Как отме-чают китайские исследователи, для Туркменистананаиболее актуальным является развитие одновременнотрех направлений строительства трубопроводов и по-ставок - на Запад, Юг и Восток [8. С. 225].Продолжаются контакты с китайской стороной -так, в середине июня 2010 г. в Ашхабаде на встречеПрезидента Туркменистана Г. Бердымухамедова с чле-ном Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК ХэГоцяном достигнута очередная важная договоренностьо подготовке нового соглашения по дальнейшему на-ращиванию объемов поставок туркменского газа ки-тайским потребителям. Глава туркменского государст-ва и высокопоставленный представитель КНР согласо-вали вопросы строительства второй очереди Трансази-атской газовой магистрали.Подводя итоги, следует отметить следующее. Турк-менистан, проводя политику «равноудаленности» отвсех ключевых игроков на политическом и экономиче-ском поле, оказывается все больше вовлеченным в ре-гиональные процессы и становится важным стратеги-ческим (энергетическим) партнером стран региона.Географическое положение позволяет рассматриватьего в качестве транзитного государства и с точки зре-ния региональных и межрегиональных транспортныхкоммуникаций. Из Туркменистана открывается выход вИран и Турцию, в Западную Европу, Южную Азию ина Ближний Восток.Многие экономические и политические договорен-ности Китая с Туркменистаном пока не работают, таккак он не принимает участия в ШОС, пока здесь сни-жен интеграционный потенциал Китая. Кроме того, угосударств нет общих границ. Как отмечает видныйисследователь России и Центральной Азии Чжао Хуа-шэн, «Китай уважает позицию Туркменистана, но при-ветствует и участие Туркменистана в региональноммногостороннем сотрудничестве. Особенно это касает-ся участия в ШОС. Туркменистан также часть Цен-тральной Азии. Исключив себя из пространства ШОС,он этим частично исключил себя из пространства Цен-тральной Азии, и часть решений на региональномуровне принимается без учета интересов Туркмениста-на. Во вступлении Туркменистана в ШОС заинтересо-вана и сама организация» [1. С. 197-198].Таким образом, государство ждут и отводят ему ме-сто в данной региональной организации. Прежде всего,этого ждет китайская сторона. Туркменский президентдаже присутствовал на Бишкекском саммите организа-ции в августе 2007 г., куда получил приглашение. Од-нако пока Туркменистан придерживается политикипостоянного нейтралитета. А привлечение его к регио-нальным проектам в Центральной Азии уже началось,в том числе с подачи самого Туркменистана.Внимание к Туркменистану в КНР повысилось спониманием того, что энергоресурсы Китаю придетсяимпортировать, а наиболее безопасный путь транспор-тировки - это наземные трубопроводы. С этой точкизрения строительство трубопровода есть стратегиче-ский проект. К тому же он имеет практический резуль-тат - доступ и обеспечение газом наиболее ресурсозат-ратных частей КНР (Шанхай, Гуанчжоу). По планамреструктуризации топливной промышленности, к 2020г. использование газа в качестве источника энергиидолжно составить 10-12% (сейчас - около 3-4%) [34.35]. По прогнозам, к этому периоду Китаю потребуетсяоколо 300 млрд м3 газа [35]. Нехватка поставок будетсоставлять около 80 млрд м3, однако сотрудничество сТуркменистаном и другими государствами Централь-ной Азии поможет изменить структуру потребленияэнергии в стране.Строительство трубопровода имеет стратегическоезначение и для всей архитектоники трубопроводнойсистемы в Центральной Азии. Проект является первыммногосторонним соглашением по энергетике, соеди-нившим три государства региона и Китай (до этого су-ществовал лишь двусторонний проект трубопровода«Казахстан - Китай»). Безусловно, место и роль Китая вЦентральной Азии с реализацией подобных проектоввозрастает, а присутствие стабильно расширяется. Вдвусторонних отношениях фактически нет проблем ипротиворечий, однако показатель внешней торговлиявно не устраивает китайскую сторону. Китай занимаеттолько 11-е место в списке торговых партнеров Туркме-нистана. Для Туркменистана Китай - это 8-й торговыйпартнер по импорту, 25-й по экспорту. В связи с этимгосударством поставлена задача расширять экономиче-ское присутствие Китая в Туркменистане [1]. Однакопока важнейшим элементом сотрудничества являетсястабилизация поставок газа. Как только поставки нала-дятся, появится возможность расширить присутствие вдругих областях и сферах сотрудничества.

Ключевые слова

Туркменистан, Китайская народная республика, экономическое сотрудничество, региональный газопровод, Turkmenistan, People's Republic of China, economic cooperation, regional gas pipeline

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Савкович Евгений ВладимировичТомский государственный университеткандидат исторических наук, доцент кафедры востоковеденияsavkovic@sibmail.com
Всего: 1

Ссылки

Чжао Хуашэн. Чжунгодэ ЧжунъЯ вайцзяо (Дипломатия Китая в Центральной Азии). Пекин: Шиши чубаньшэ (Издательство актуальных политических проблем), 2008. 494 с.
Премьер Госсовета Китая встретился с президентом Туркменистана // Сообщение информационного агентства «Синьхуа» от 19.07.2007.
Концепция внешней политики Туркменистана как нейтрального государства // Интернет-издание, посвященное жизни и деятельности С. Ниязова (Туркменбаши) «Сапармурат Ниязов (Туркменбаши)». URL: http://niyazov.sitecity.ru/ltext_0608085523.phtml?p_ident= ltext_0
Ашхабадская декларация по итогам Международной конференции «Постоянный нейтралитет Туркменистана: национальные основы и международное значение» от 11.12.2000 // Электронное периодическое издание «Turkmenistan.ru». URL: http://www.turkmenistan. ru/?page_id
Лузянин С.Г. Китай, Россия и Центральная Азия: разграничение региональных интересов // Китай в мировой политике. М., 2001. С. 311-335.
Xing Guangcheng. Security Issues in China's Relation with Central Asian States// Ethnic challenges beyond borders. Chinese and Russian Perspectives of the Central Asian Conundrum / Ed. by Yongjing zhang and Rouben Aziziah. L., 1998. P. 203-217.
Sun Zhuangzhi. China and Central Asia in the New International Climate // УЙГУРИНФОРМ. URL: http://www.uyghyrinfo.com.-15.12.00 (дата обращения: 15.12.00).
У Хунвэй. 2009 нянь ЧжунъЯ чжэнчжи цзинцзи синши юй вэйлай фачжань цюши (Политическая и экономическая ситуация в государствах Центральной Азии в 2009 году и прогнозы на будущее) // Элосы, Дуноу, ЧжунъЯ гоцзя фачань бао гао (Ежегодный отчет по развитию Рос
Парамонов В., Строков А., Столповский О. Экономическая политика Китая в Туркменистане // Центральная Евразия. Авторский проект В. Парамонова. URL: http://www.ceasia.ru/ekonomika/ekonomicheskaya-politika-kitaya-v-turkmenistane.html (дата обращения: 15.10.2
Совместное заявление КНР и Республики Туркменистан о дальнейшем развитии и укреплении дружбы и сотрудничества между двумя государствами от 31.08.1998 // Сборник соглашений Китайской Народной Республики за 1998 г. Пекин: Шиши чжиши чубаньшэ, 1999. Т. 45. С
Соглашение между правительством КНР и Республики Туркменистан о воздушном гражданском сообщении от 31.08.1998 // Чжунхуа жэньминь гунхэго тяоюэцзи (Сборник соглашений Китайской Народной Республики за 1998 г.). Пекин: Шиши чжиши чубаньшэ, 1999. Т. 45. С. 3
Соглашение между правительством КНР и Республики Туркменистан о создании межправительственного комитета по торговому сотрудничеству от 31.08.1998 // Чжунхуа жэньминь гунхэго тяоюэцзи (Сборник соглашений Китайской Народной Республики за 1998 г.). Пекин: Ши
Соглашение между правительством КНР и Республики Туркменистан о научно-техническом сотрудничестве от 31.08.1998 // Чжунхуа жэньминь гунхэго тяоюэцзи (Сборник соглашений Китайской Народной Республики за 1998 г.). Пекин: Шиши чжиши чубаньшэ, 1999. Т. 45. С.
Совместное заявление сА $nЋ¶КНР и Республики Туркменистан от
Лаумулин М. Туркменский феномен // Экономические стратегии - Центральная Азия. 2006. № 3. С. 50-61.
Данные статистических отчетов Китайского таможенного бюро // Китайское таможенное бюро. URL: http://www.fmprc.gov.cn/chn/wjb/zzjg/ dozys/gjlb/1781/defaulf.htm (дата обращения: 10.05.2007).
Бабаян Д. Поднебесная и Центральная Азия // Свободная мысль. 2007. № 12. С. 43-51.
Чжунго учан юаньчжу Тукэмэньсытань (Китайская безвозмездная помощь Туркменистану) // ЧжунъЯ синьси (Информация Центральной Азии). 2004. № 2. С. 45-46.
Совместное заявление КНР и Республики Туркменистан от 03.04.2006 // Чжунхуа жэньминь гунхэго тяоюэцзи: Сборник соглашений Китайской народной республики за 2006 год. Пекин: Шицзе чжиши чубаньшэ, 2007. Т. 53. С. 130-133.
Соглашение между правительством КНР и правительством Республики Туркменистан о строительстве трубопровода от 03.04.2006 // Чжунхуа жэньминь гунхэго тяоюэцзи (Сборник соглашений Китайской Народной Республики за 2006 г.) Пекин: Шицзе чжиши чубаньшэ, 2007. Т
Дай Янь, Ван Чжэ. Цун маои ицунькань Чжунго юй ЧжунъЯ уго нэнюань гуаньси (Рассмотрение внешнеторговых связей с оглядкой на энергетическое сотрудничество КНР и пяти государств Центральной Азии) // Шанчан сяньдайхуа (Модернизация торговли). 2009. № 2. С. 8
Туркменистан-Китай: диалог друзей и надежных партнеров. К официальному визиту Председателя КНР // Сообщение Государственного информационного агентства Туркменистана (TDH), от 27.08.08. URL: http://turkmenistan.gov.tm/_rus/2008/08/27/turkmenistankitajj_ di
Переговоры председателя КНР с президентом Туркменистана // Новости Коммунистической партии Китая. 18.07.2007.
Медведев А. Внешняя политика Туркменистана в 2007 года и перспективный прогноз на 2008 год // Информационно-аналитический центр. URL: http://www.ia-centr.ru/expert/293/ (дата обращения: 24.01.2008).
Федеральный закон Российской Федерации от 26 декабря 2008 г. N 295-ФЗ «О ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Казахстан и Правительством Туркменистана о сотрудничестве в строительстве Прикаспийского г
Совместное заявление о дальнейшем укреплении и развитии отношений дружбы и сотрудничества между КНР и Республикой Туркменистан от 18.07.2007 // Чжунхуа жэньминь гунхэго тяоюэцзи (Сборник соглашений Китайской Народной Республики за 2007 г.). Пекин: Шицзе ч
Переговоры между премьером Госсовета КНР и президентом Туркменистана // Сообщение информационного агентства «Синьхуа» от 05.11.2007.
Встреча премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао с председателем Меджлиса Туркменистана А. Нурбердыевой // Сообщение информационного агентства «Синьхуа» от 05.11.2007.
Китай предоставил Туркменистану долгосрочный льготный кредит // Сообщение информационного агентства «Turkmenistan.ru». URL: http://www.turkmenistan.ru/index.php?page_id=3&lang_id=ru&elem_id=11494&type=event (дата обращения: 05.11.2007).
Президент Туркменистана считает газопровод Туркменистан - Китай важным фактором укрепления благополучия и стабильности во всем регионе // Сообщение информационного агентства «Синьхуа» от 01.11.2007.
Туркменистан-Китай: диалог друзей и надежных партнеров. К официальному визиту Председателя КНР // Сообщение Государственного информационного агентства Туркменистана (TDH) от 27.08.08. URL: http://turkmenistan.gov.tm/_rus/2008/08/27/turkmenistankitajj_dial
Энергетический стержень. Туркменистан и Китай подписали соглашение об увеличении мощности газопровода // Время новостей. № 159. 01.09.2008.
Диверсификация ТЭК Туркменистана // Информационный портал «НЕГУС-ЭКСПО». URL: http://www.expoclub.ru/news/2323/ (дата обра- щения: 28.06.10).
Тунцзи сяньши вого тяньжаньци сюйцю цзэнчжан суду 2020 нянь шию сюцю лян да 4 и дунь (Статистические прогнозы по росту потребления газа до 2020 года. По нефти увеличение составит 400 млн.тонн) // Чжунго цзинцзи синьси ван (Китайская информационная сеть по
Чжоу Цзипин. 2020 нянь тяньжаньци сяофэйлян да 3000 и лифанми (Потребление газа в 2020 году будет составлять около 300 млрд кубо- метров) // Ди и цайдин жибао (Первая финансово-экономическая газета). 9 июня. 2010.
 Торгово-экономическое сотрудничество КНР с Республикой Туркменистан (1992-2010 гг.) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

Торгово-экономическое сотрудничество КНР с Республикой Туркменистан (1992-2010 гг.) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

Полнотекстовая версия