О переходных производственных моделях в кулайской литейной традиции | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

О переходных производственных моделях в кулайской литейной традиции

Представлены результаты исследования техник безмодельного способа формовки в раннекулайское время и модельного способа - в саровское время. Автор приходит к выводу о том, что технологические изменения в производстве являются следствием социально-экономических изменений в обществе.

On the transition of production models n the Early Kulai casting tradition.pdf Каждая производственно-технологическая схемаимеет возможности внутреннего развития, связанные сусложнением используемой производственной модели.В то же время технико-технологические параметры об-щественного производства сохраняют свою стабиль-ность до тех пор, пока сохраняется социально-экономическая стабильность самого общества. Периодыотсутствия особых социальных потрясений маркируют-ся устойчивыми формами и набором производимых из-делий, соотносимым с материальным проявлением тако-го фундаментального понятия, как «археологическаякультура». Так, например, какое-то время сохраняютсяорнаментальные и технологические традиции в керами-ческом производстве. А для изделий из металла харак-терны признаки общей литейной традиции, представ-ленные единством стиля и технологии изготовления.Сложившаяся в этих условиях производственная модельраз за разом воспроизводит сама себя, меняясь лишь ввариантах, характеризуемых незначительными отклоне-ниями в стационарной схеме. Например, так называемаяраннекулайская триада, включающая своеобразныетрехлопастные наконечники стрел и копий, ажурноелитье и орнаментальные особенности керамики, воспро-изводится настолько долго, насколько это соответствуетобщественным потребностям.При нарушении стабильности состояния общества,вызванного какими-либо внешними или внутреннимифакторами, увеличивается амплитуда вариативных из-менений, порождая переходные формы к иным произ-водственным моделям, зависимые от характера факто-ров, нарушающих общественную стабильность. Так, всреде лесных культур Западной Сибири в сравнительнокороткий исторический период финального этапа ран-него железного века бронзовые предметы вооружениясменяются железными, изменяется характер плоскогокультового литья. Присущая предшествующему перио-ду небрежность вторичной обработки культовых изде-лий, творческая свобода в передаче отливаемых обра-зов, не скованная необходимостью учета структурымодельного прототипа, и как следствие - ажурность ивыраженная гипертрофированность деталей переда-ваемых образов вдруг перестают удовлетворять обще-ственным требованиям, уступая место новым изобра-зительным канонам в рамках этой же культуры, выра-жающимся, прежде всего, в статичной компоновке из-делий, большей реалистичностью изображений, обяза-тельностью вторичной обработки отливок с шлифов-кой (полировкой) лицевой поверхности.Происходящие социальные изменения в лесныхобществах этого времени, связанные с освоением желе-за, более тесные контакты с южными соседями способ-ствовали развитию социальной дифференциации и обу-словили наличие дополнительных внешних признаковособого общественного положения его членов, выра-жающихся, в том числе, и в размещении на одежде визу-ально воспринимаемых атрибутов религиозного илиобщественного положения, показателей общего достат-ка. Бытующие веками мировоззренческие установки,предполагающие неразрывную связь с духами предков,духовными покровителями, сакрализацию любых обще-ственно важных действий, способствовали перемеще-нию культовых металлических изделий из семейных иродовых тайников на всеобщее обозрение, сделав ихдеталью одежды, несущей не только культовую, но иэстетическую нагрузку, и обусловив, в свою очередь,изменения в технологии их производства. Безусловно,системные изменения происходили не одновременно навсей территории распространения базовой производст-венной модели. Скорее всего, они являли собой волно-образную субстанцию, включающую внешние заимст-вования более передовых проявлений иных производст-венных моделей, с одной стороны, и их внутреннююпереработку с адаптацией к местным социально-эконо-мическим условиям - с другой.При смене технологической модели изготовленияметаллопластики в рамках одной производственнойструктуры какое-то время безусловно сосуществовалиоба направления: модельный и безмодельный способыформовки, адаптируя традиционную систему индиви-дуального производства к новым общественным по-требностям. И чем быстрее протекали социально-экономические изменения в локальных общественныхобразованиях, тем быстрее происходила в них и этаадаптация. При этом традиционное плоское ажурноелитье, соотносимое с васюганским этапом кулайскойкультуры, могло какое-то время продолжать произво-диться и сохранять свою вотивную значимость вместес плоским сплошным литьем в саровское время, окон-чательно исчезнув лишь на закате кулайской культуры.В этом случае выбор технологии изготовления изделияопределялся критериями его последующего назначе-ния. Этим может, например, объясняться наличие наодном памятнике (Дубровинский Борок-3) фрагментазооморфного изделия сложного композиционного по-строения, выполненного по безмодельному способуформовки и простой роговой модели для изготовленияплоской зооморфной бляхи, в компоновке образа кото-рой явно прослеживается инокультурное - тагарскоевлияние [1. Табл. XXIX-2; 2. С. 46].Примером взаимодействия кулайских и тагарскихизобразительных и технологических традиций можеттакже служить небольшая плоская бляшка, выполнен-ная в виде профильного изображения обернувшегося впрыжке горного козла, обнаруженная на Киндинском IIгородище, датируемая концом васюганского этапа [3.С. 143; 4. С. 23]. Это изделие выполнено в традицияхплоского кулайского литья. Однако поза, в которойвыполнен киндинский «козлик», не характерна дляраннекулайской металлопластики и находит прямыеаналогии в тагарских материалах. Можно также пред-положить, что это изделие выполнено по модели,структурно аналогичной той, что происходит из боль-шереченских материалов памятника ДубровинскийБорок-3 [1. Табл. XXIX-2]. По мнению Т.Н. Троицкой,«наиболее ярким свидетельством постепенного пере-хода от ажурного литья к сплошному являются дваажурных изображения лося из Парабельского клада»[2. С. 46]. И.А. Дураков определил в этих отливках«...признаки совмещения ручной и модельной формов-ки. Головы лосей отформованы штампом. Контур телаживотного грубо прочерчен в формовочной массевручную» [5. С. 166-167] (рис. 1).Рис. 1. Изображение лося из Парабельского кладаПризнаком модельной формовки головы лося, помнению И.А. Дуракова, является «глубокий врезнойрельеф, при помощи которого оформлены глаза, уши иноздри животного». И далее: «ажурные детали изделияотличаются от головы лося даже по чистоте поверхно-сти отливки» [5. С. 166-167]. Действительно, оба изде-лия стилистически схожи, выполнены в одной изобра-зительной манере. Головы животных выполнены реа-листично с тонкой проработкой деталей, туловища жесделаны схематично, в обычном для ажурного литьястиле. В то же время едва ли «глубокий врезной рель-еф» может быть бесспорным признаком модельнойформовки, как, впрочем, и чистая поверхность деталиизделия. Причиной последней может стать, например,технологическая - заливка металла во влажную форму,обладающую вследствие этого меньшей газопроницае-мостью. Попадая в недостаточно просушенную форму,металл быстро охлаждается, теряя текучесть и одно-временно способность заполнения отдаленных от местазаливки деталей, что мы и наблюдаем в одной из отли-вок (см. рис. 1). При этом под воздействием возникшейгазовой прослойки изделие теряет поверхностную чет-кость, образуя местами гладкую утяжку. Именно такаягладкая поверхностная утяжка заметна между глазом иухом животного (рис. 1).При внимательном визуальном изучении отливок ло-ся из Парабельского клада фиксируется технологическаяцелостность всей их поверхности, без спаек и переход-ных участков, которые должны были быть заметны вместах сопряжения деталей при их формовке различны-ми способами. Реконструируя технологию производстватакой категории изделий, как культовое литье, пред-ставляется необходимым учитывать их композиционно-смысловую составляющую, не ограничиваясь лишь ана-лизом внешних характеристик. Для раннекулайскогокультового литья модельный способ производства небыл характерным, так как не отвечал общественно-религиозным и социально-экономическим установкам.Безмодельный способ производства таких отливок былобусловлен их утилитарным назначением. Для древнегокультового литья характерна производственная рацио-нальность, отсеивающая излишние технические нагро-мождения, но обусловленная технологической потреб-ностью. Очевидно, проявление переходных форм отбезмодельного литья к модельному следует искать не втехнологическом симбиозе различных способов фор-мовки, а во внешних проявлениях функционально зна-чимых признаков изделий. Описанные выше отливки изПарабельского клада, возможно, следует оценивать какпопытку переосмысления мастером устоев раннекулай-ской изобразительной традиции, внося в нее новую сти-левую трактовку традиционных образов, приближаявремя их адаптации к модельному способу литья, при-шедшему на смену литья безмодельного.

Ключевые слова

кулайская культура, техника и технология безмодельного и модельного способов формовки художественных изделий, модель, Kulai culture, nonferrous metal-working

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Терёхин Сергей АлександровичЮгорский государственный университет (г. Ханты-Мансийск)кандидат исторических наук, доцент, заведующий лабораторией культурного и природного наследияsemlemer@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Троицкая Т.Н. Кулайская культура в Новосибирском Приобье. Новосибирск: Наука, 1979. 123 с.
Троицкая Т.Н. Некоторые коррективы к характеристике кулайской художественной металлопластики // Вестник археологии, антропологии и этнографии. Новосибирск, 2009. № 10.
Терёхин С.А. О технологии и времени изготовления ажурного кулайского литья // Проблемы хронологии и периодизации археологических памятников Южной Сибири. Барнаул, 1991. С. 142-143.
Березовская Н.В. Киндинское II городище // Труды Томского государственного объединенного историко-архитектурного музея. Томск, 1994. Т. 7. С. 19-114.
Дураков И.А. Цветная металлообработка раннего железного века (по материалам Новосибирского Приобья): Дис. ... канд. ист. наук. Новосибирск, 2001. 314 с.
 О переходных производственных моделях в кулайской литейной традиции | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

О переходных производственных моделях в кулайской литейной традиции | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344.

Полнотекстовая версия