Поворотный пункт в истории алтайского народа | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 346.

Поворотный пункт в истории алтайского народа

На основе опубликованных материалов и архивных документов освещается заключительный этап (1753-1756 гг.) сближения алтайских кочевников с Русским государством, приведший в 1756 г. к добровольному принятию ими российского подданства; показана роль военного противостояния между Джунгарским ханством и Цинской империей на выбор аборигенами Горного Алтая своего дальнейшего пути развития.

The turning point in the history of the Altai people.pdf В мае 2011 г. жители Горного Алтая готовятся (в со-ответствии с постановлением Госсобрания - Эл-КурултайРеспублики Алтай и Указом Главы Республики Алтай,Председателя Правительства Республики Алтай от2010 г.) торжественно отметить знаменательную дату вистории своего края - 255-летия добровольного вхожде-ния алтайского народа в состав России. Так уж повелось,что памятные даты (а тем более юбилейные) всегда по-буждали и побуждают нас «пронзить», как говорил поэт,«время» и обозреть «пути-дороги, пройденные нами». Нестанет исключением в этом плане для жителей Республи-ки Алтай (да и страны в целом) нынешний 2011 г. Такогорода памятные события научные и публицистическиеиздания отмечают, как правило, публикацией на своихстраницах соответствующих материалов. Откликнемся наэто событие и мы.Общеизвестно, что «поворотному событию» в исто-рии Горного Алтая предшествовали многолетние контак-ты (дружественные и не совсем таковые) его насельниковс Русским государством, о которых многое уже известнонашим читателям. Учитывая это, коснемся лишь событий1753-1756 гг. - времени добровольного принятия алтай-цами российского подданства. Что же толкнуло насель-ников Горного Алтая - «бывших зенгорцев», так имено-вали русские документы алтайских кочевников («кыш-тымников и ясачников» Джунгарии), к такому шагу? Ре-шающим событием в этом деле, безусловно, стало много-летнее военное противостояние между Джунгарским хан-ством и Цинской империей. Чтобы понять его роль всудьбе алтайских народов, остановимся чуть подробнеена заключительном этапе джунгаро-китайской войнысередины XVIII в.Воспользовавшись междоусобицей в Джунгарии (вней приняли участие и алтайские князья на стороне ой-ратского «державца - Даваци» против его претендента -«самозванца на ханово место Амурсаны». - Н.М.), Пекиннаправил весной 1753 г. свои войска для покорения «зен-горцев», проживавших в верховьях р. Кобдо и в Чуйскойкотловине. Часть их была захвачена китайцами, а «спас-шиеся» откочевали к «телесцам» [1. С. 31]. Продолжаяначатое «дело», Цины направляют в начале 1754 г. в при-граничную крепость Улясутай отряд во главе с «минист-ром Шухэдэ», в обязанности которого входило ознаком-ление зайсанов «чуйско-кобдинских отоков» с обращени-ем «своего императора». В обращении Шухэдэ предлагалзайсанам добровольно перейти в цинское подданство, непреминув при этом добавить, что «все строптивцы» будутпрогнаны им «за пределы Алтая». И, надо сказать, импе-ратор сдержал свое слово»: не послушавшиеся его «жел-тые саянцы», обитавшие в Чуйской котловине, были вы-рублены маньчжурами «все без остатка», а молодые -уведены в плен [1. С. 31]. Вслед за отрядом Шухэдэ ушлав бассейн Кобдо и прилегавшие к ней районы большаяцинская армия, двигавшаяся двумя колоннами. В составесеверной шел (помощником командующего) Амурсана.Угроза захвата китайцами понудила алтайские племена,кочевавшие в вышеуказанном районе, переселиться вюжные районы края: в верховья Чуи и Катуни. Сюда,вслед за беглецами, и прибыли летом 1754 г. цинские от-ряды, которым удалось «привести в покорность» всеголишь 445 «беглецов» [2. С. 100].Чтобы воспрепятствовать продвижению китайскихвойск вглубь Алтая, местные зайсаны направили в вер-ховья Чуи свои военные отряды. К примеру, отряд,сформированный зайсаном Омбой, привел сюда его «па-сынок, демичи Самыр». Прибывшие воины выставили«общий заслон» в 500 чел. Он-то и преградил китайцампуть из Чуйской котловины к берегам Катуни. Но этогобыло явно недостаточно, чтобы остановить наступлениеманьчжурских войск. Поэтому «кобдинские» зайсаны, вчастности Чадак, Чулун и другие, сразу же переселили(избегая пленения) своих людей в Чуйскую котловину ив долину р. Аргут. Их же «коллега» - Тубшин - «обезо-пасился» более надежно: он перевалил горный перевал иушел на «житье» в бассейн Иртыша [1. С. 31].Сложившаяся военно-политическая обстановка по-нудила алтайских зайсанов искать выход из создавше-гося положения. Многие из них высказались за прове-дение осенью 1754 г. всеалтайского съезда, чтобы об-судить, как им преодолеть «кризисное состояние» [2.C. 100]. Конец 1754 - начало 1755 г. стали еще болеепечальными для тюрков Монгольского Алтая, прожи-вавших в междуречье Кобдо и Черного Иртыша: онибыли разгромлены цинскими войсками и подчинены«воле Сына Неба». На службу к нему перешли тогдаизвестные местные «князья Чадак, Чилун, Тубшин» идр. Следуя древнему принципу правителей Китая -«руками варваров усмирять самих варваров», импера-тор Цянлун направил в феврале-марте 1755 г. в верхо-вья Катуни и Бухтармы два сводных отряда, сформиро-ванных из «халхасцев и алтайских тувинцев», которымбыло предписано покорить «проживающих там тюр-ков» [3. C. 62]. Иначе говоря, масштабы цинской агрес-сии в Горном Алтае стали разрастаться. Вскоре мань-чжурские отряды, вторгшиеся в юго-восточные районыкрая, вышли к Телецкому озеру, чиня на своем пути«грабежи и убийства», силой принуждая местных або-ригенов к приему китайского подданства [2. C. 101].Направляя свои войска в Горный Алтай, правительПоднебесной не сомневался в легкой победе. Но в деловмешался «Господин Случай». От захваченного в пленместного жителя «Боэрбэя» маньчжурам стало «ведо-мо», что на Алтай прибыл объединенный семитысяч-ный ойрато-казахский отряд, к которому присоедини-лись со своими войсками и некоторые алтайские кня-зья, в частности Бучжук и др. [3. C. 63]. Правда, китай-ские командиры не поверили этому «сообщению». Но,решая свою главную задачу, они не сбрасывали со сче-тов и возможность нападения на них объединенныхсил ойратов и казахов. Двигаясь от одного рубежа кдругому, маньчжуры заполонили вскоре юго-восточные районы Горного Алтая, «чиня всюду грабежи насилие», по-прежнему склоняя алтайцев к принятиюкитайского подданства. В этой ситуации местные зай-саны собираются в марте 1755 г. в ставке Намыкая Ма-лаева (в долине р. Ело) на совет для обсуждения вопро-са: как отразить цинскую агрессию. После жарких спо-ров было принято решение о формировании во владе-ниях зайсана Намыкая общеалтайского ополчения [2.C. 101]. Но, потерпев ряд поражений, алтайское опол-чение развалилось [4. C. 108].Это обстоятельство, а также ухудшение, в связи спродолжающейся цинской агрессией, общей обстанов-ки в Горном Алтае понудило алтайцев обратить своивзоры в сторону России. С начала 1755 г. в различныеинстанции ее местных и центральных органов властистали поступать прошения алтайских «инородцев», вкоторых они просили «взять их в российскую протек-цию» и «защитить их от злого времени». К лету 1755 г.поток таких ходатайств еще более усилился. Однакорусские власти (ни гражданские, ни военные) не моглиопределиться, как им поступать в сложившейся ситуа-ции. Так, командующий Колывано-Кузнецкой военнойлинией полковник Дегаррига неизменно получал насвои запросы от командующего Сибирскими войскамибригадира Крофта и из Коллегии иностранных дел нев-разумительные ответы: «…в близость границы и к кре-постям… оных зенгорцев не допущать», но и «не отго-нять их от оных» [3. Л. 67].Используя благоприятную для них ситуацию, мань-чжуро-китайские отряды продолжали тем временемосуществлять свой захватнический план. В начале мая1755 г. командовавший ими зайсан Чилун доложил бо-гдыхану о приведении им в «богдыханово подданство»кочевников, проживающих в верхнем течении Катуни.Последний не поверил этому сообщению, а потому иприказал «князю Цэнгунджабу выступить с войсками наАлтай», а прибыв туда, «разъяснить» местным «варва-рам», что если они «добровольно сдадутся богдыхану,то они могут спокойно жить», как и раньше, «в прароди-тельских местах». Однако выполнению этого приказабогдыхана помешала война с Джунгарией. Об этом по-ведали «алтайцы-телесы» русскому посланнику И. Ша-болину, прибывшему к ним 15 июня 1755 г. «Мунгаль-ское войско, - говорили они, - кое приближалось к Те-лецкому озеру и намерено было взять нас, двоеданцев, всвое подданство, ныне… отступило обратно в свою зем-лю, а прочее… с нойоном Амурсаной ушло в Зенгор-скую землицу» [4. C. 108].Разгромив Джунгарское ханство, маньчжуры вновьначинают готовиться к походу в Горный Алтай. Одна-ко в сентябре 1755 г. против них восстал Амурсана,потерявший всякую надежду стать с их помощью ха-ном единой Джунгарии. Но это обстоятельство не объ-единило его с алтайскими зайсанами: они продолжалиборьбу с отрядами Амурсаны (в районе Телецкого озе-ра, на Катуни и Семе) [5. C. 113-114]. Она прекрати-лась лишь в октябре, когда отряды Амурсаны ушли вДжунгарию, опасаясь действий крупного китайского«войска». Однако это не принесло мира и покоя на ал-тайскую землю. О своем существовании вновь напом-нил местным «варварам Сын Неба». Он приказал ал-тайским зайсанам срочно явиться в «его войско для от-сылки их в Китай». Последние вынуждены были подчи-ниться диктату. В течение четырех месяцев в Пекинепобывало около 20 чел. Об этом поведал русскими вла-стям зайсан Намыкай, вернувшийся из Пекина в январе1756 г. Он же сообщил им о том, что алтайским зайса-нам приказано собрать свое войско и выступить совме-стно с китайцами против Амурсаны [6. K. 1-3]. В связис данным приказом богдыхана Намыкай настоятельнопросил русские власти ускорить решение вопроса оприеме алтайцев в российское подданство. Однако нивоенные, ни гражданские начальники в очередной разне дали зайсанам конкретного ответа.Учитывая настойчивые притязания китайцев на взя-тие жителей Горного Алтая в «мунгальское подданст-во», их родовые правители собираются на совет нар. Кайрлук. На нем присутствовали: «зайсан Омбо (отКанской волости), зайсан Бокол-Боохол - (от Урянхай-ской), зайсаны Кутук, Буктуш, Брут (Бурут) - от Телеут-ской, зайсан Намчикай (Номичкай) - от Саяно-Амзына,зайсан Кочерен (от Телецкой волости)» и др. Кайрлук-ский съезд постановил: «…обратиться к русским вла-стям о приеме алтайских зайсанов с их подданными в«русскую протекцию» [4. Л. 179-180об.]. Такое проше-ние от имени 13 алтайских зайсанов поступило в январе1756 г. и в Бийскую крепость, а от зайсана Омбы и дру-гих - в Чагырскую крепость [4. Л. 213, 217]. Такого родапрошения поступали русским властям от алтайцев и вдальнейшем. Так, в феврале они были получены капита-ном Таракановским от представителей Каракольскойволости, а также командующим Колывано-Кузнецкойвоенной линией полковником Дегарригой - от имени 12алтайских зайсанов, под властью «коих имелось свыше1 500 юрт» [2. С. 102]. В разгар этих дипломатическихсношений в Горный Алтай вновь вторгаются цинскиевойска. О бесчинствах агрессоров сразу же узнало ко-мандование Бийской и Чагырской крепостей. Однакокаких-либо мер по их пресечению русские военныевновь не приняли [4. Л. 234], так как не имели достаточ-но сил и твердого приказа. Понимая это и пользуясь не-решительностью русских властей, маньчжуры «выжи-мали» из данной ситуации все возможное: они безза-стенчиво грабили алтайцев, принуждали их приниматькитайское подданство. Тех же, кто отказывался это де-лать, они насильно (главным образом, молодых) угонялив Китай, а остальных безжалостно истребляли на месте,особенно детей и стариков. Не найдя покровительства изащиты у русских властей, алтайцы как могли защищалисебя. Особенно преуспели в этом деле зайсаны Омбо,Гучухай и Бобой, которых император Цяньлун объявил«за явленную ему дерзость», выразившуюся в их сопро-тивлении его войскам, своими «личными врагами».«Оных варваров, - строго предписал он командирамсвоих отрядов, - следует сыскать, а поимавши, наказатьпримерно, без всякой снисходительности» [4. Л. 216,218-220].Под давлением китайских отрядов алтайцы стали от-ступать к границам России. А те, кто не мог сделать это,скрывался в глухих, труднодоступных местах. Те же,кому не удалось уйти от преследователей, вели двойнуюигру. Под предлогом обсуждения с сородичами условийприема китайского подданства они пытаются выигратьвремя, надеясь, что русские власти дадут им (за это вре-мя) все же положительный ответ на их прошения. Одна-ко китайское командование не верило такого рода заяв-лениям «местных варваров» и настаивало на безогово-рочном принятии алтайцами китайского подданства. Обэтом поведал командованию Бийской крепости алтаецАксак Едженин, прибывший туда весной 1756 г. «У на-шего зайсана Номкы, - говорил он, - были послы из ки-тайского войска» и требовали «со всех двенадцати зай-санов алман… Они же намерены взять их всех, с ихлюдьми с мест, где ныне они кочуют, в свою землю… Атех, кто откажется переходить к ним... обещают всехперевешать на березах» [4. Л. 295].Угроза угона в Китай, непрекращающийся геноцидпонуждают алтайцев активнее ходатайствовать передрусскими властями (местными и центральными) об ихприеме в российское подданство. Такое прошение бы-ло направлено сибирскому губернатору В. Мятлеву9 марта 1756 г. [4. Л. 218-220]. Но ответа от него вновьне последовало. В этой ситуации зайсан Омбо пред-принимает решительный шаг: он направляет свое про-шение прямо императрице. «Ныне, за долговременнымнезвятием нас в Россию, - писал он, - многие зайсанывзяты мунгалами (китайцами. - Н.М.) в свою землицувместе с женами и детьми», а посему, чтобы уберечьсебя, - просил зайсан, - «возьмите нас в свою протек-цию» [4. Л. 179]. Аналогичное прошение направляютзайсаны и в Коллегию иностранных дел [4. Л. 283].Послав свои прошения, алтайцы, еще не зная, какойответ будет получен на них, ища защиты «от мунгаль-ского избиения», начинают самовольно прикочевыватьк русским крепостям и селяться около них. Об этомдоложили

Ключевые слова

аборигены Алтая, Джунгарское ханство, Китай, подданство, aborigines, Altai, Dzungaria, China, citizenship

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Модоров Николай СеменовичГорно-Алтайский государственный университетпрофессор, доктор исторических наук, зав. лабораторией по комплексному изучению истории и культуры коренных народов Южной Сибириmns@gasu.ru
Всего: 1

Ссылки

Самаев Г.П. Присоединение Алтая к России: Сб. док. Горно-Алтайск, 1996.
Модоров Н.С. Поворотный пункт в истории алтайского народа (К 250-летию добровольного вхождения алтайского народа в состав России) // Горный Алтай: Ист. сб. Горно-Алтайск, 2006. Вып. 10.
Моисеев В.А. Цинская империя и народы Саяно-Алтая в XVIII в. М., 1983.
Архив внешней политики России империи (АВПРИ). Ф. 113. Оп. 1. Д. 4.
Самаев Г.П. Горный Алтай в XVII - середине XIX в. Горно-Алтайск, 1991.
Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 517. Оп. 1. Д. 4.
Модоров Н.С. Россия и Горный Алтай: политические, социально-экономические и культурные отношения (XVII-XIX вв.). Горно-Алтайск, 1996.
 Поворотный пункт в истории алтайского народа | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 346.

Поворотный пункт в истории алтайского народа | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 346.

Полнотекстовая версия