Рецепция номинации: ономасиологические условия и стратегия коммуниканта | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Рецепция номинации: ономасиологические условия и стратегия коммуниканта

Исследование посвящено проблеме соотношения номинации и коммуникации. Рассматривается роль адресата в номинации, возможность исполнения им функции коммуниканта и способа диагностики коммуникативной личности посредством ономасиологической методики. На основе анализа экспериментальных данных выявляются коммуникативные требования к номинации на когнитивном и собственно лингвистическом уровнях, описываются стратегии реципиентов при работе с номинативным материалом.

Reception of nomination: onomasiological conditions and communicants strategy.pdf Коммуникация является предметом исследованиямногих наук в силу своей экзистенциальной важности:это не только инструмент, используемый для решенияутилитарных задач получения информации или органи-зации жизненного континуума, но и важный эмоцио-нально-психологический регулятор. Кроме того, этоповседневная языковая деятельность, посредством ко-торой человек заявляет о себе, «преподносит» себя ми-ру. Как отмечает В.Б. Кашкин, коммуникативная лич-ность - самая главная составляющая личности, по-скольку коммуникация включает в себя 80% человече-ского существования [1. С. 192], следовательно, испектр способов диагностики коммуниканта весьмаширок. Одним из самых распространенных методовявляется дискурсивное исследование, однако представ-ляется, что можно использовать не только текстовыйматериал и соответствующие виды анализа, но и номи-нативные единицы, ведь «любая попытка рассматри-вать язык обособленно от его коммуникативной функ-ции обречена на неудачу» [2. С. 100].Связь между коммуникативной и номинативной ак-тивностью людей глубока и органична, тем не менеенаблюдается скептическое отношение к симметрично-му рассмотрению этих сторон процесса речевой дея-тельности: в целом не только тенденция к разграниче-нию, но и отграничению номинации и коммуникации влингвистических исследованиях [3, 4]. Но обратимвнимание на ряд факторов, все же позволяющих объе-динить изучение данных феноменов при решении зада-чи характеристики языковой личности.Во-первых, рассмотрим основные составляющие но-минативного акта: «..именующий субъект именует объ-ект (так же и для слушающего), используя определен-ный способ наименования и выбирая данную номина-цию среди других, которые для этой цели могут бытьиспользованы из средств данного языка» [5. С. 241].Опираясь на такое представление номинативной ситуа-ции, мы можем отметить структурную корреляцию скоммуникативным актом. Так, адресант соотносится ссубъектом (номинатором), реплика - с номинацией, ад-ресат - с предполагаемым реципиентом номинации (ад-ресатом, слушающим), ситуация - с действительностью.Во-вторых, если в понимании коммуникации акцен-тировать внимание не на общении, а на сообщении,более очевидным становится то, что объединяющимзвеном обоих процессов является наличие закреплен-ного знака, «коммуникативной номинации» по терми-нологии Л.В. Сахарного [6. С. 15], в обоих случаях реа-лизующегося как передаваемая фиксированная инфор-мация об объекте.В-третьих, этот закрепленный знак может быть вос-принят реципиентом, в декодирующей деятельностикоторого смысловое восприятие начинается с соотне-сения имени отраженной реалии с закрепленным заэтим именем значением и через него к смыслу, соот-ветствующему референту, что, в конечном счете, иобеспечивает дистантную коммуникацию.В-четвертых, подчеркнем важность фигуры Другого(адресата), определенным образом влияющего на но-минатора и всю его деятельность: «...отношение к ад-ресату определяет специфику выбора способа номина-ции, уровня информативности номинативной единицы,диктует поиск наиболее удобных в коммуникации ва-риантов» [7. С. 20-21].Таким образом, «под знаком» коммуникативнойфункции происходит рождение и дальнейшее сущест-вование номинативной единицы. Индивид может бытьне только «фактором номинации», виртуально участ-вующим в процессе, но и «получателем» информациичерез номинативную единицу. Он также может стано-виться активным участником: адресат, извлекая необ-ходимые сведения, так или иначе реагирует на них,осуществляет интеракцию. Именно в этом случае адре-сат номинации как языковая личность характеризуетсяс коммуникативных позиций. Ярким примером этогоявляется прагматика так называемых коммерческихимен, прежде всего эргонимов и прагматонимов, кото-рые ориентированы на привлечение реципиента, т.е. наадекватную цели номинатора реакцию.Для определения параметров коммуникативнойфункциональности номинативных единиц нами былипроведены прямой и обратный ономасиологическиеэксперименты. Первый позволяет не только получитьнеобходимый массив номинаций, но и непосредствен-но пронаблюдать процесс рождения имени, что обес-печивает более широкие исследовательские возможно-сти, в частности высвечивает степень влияния на ре-зультат как лингвистических, так и экстралингвистиче-ских факторов. Второй эксперимент, направленный отимени к объекту, дает возможность наблюдать реак-цию реципиента, фиксировать его оценку как адресата,и помогает снизить волюнтивность характеристикиноминации в отношении ее коммуникативно-функци-онального потенциала.На первом этапе в ходе кратковременного модели-рования номинативной ситуации испытуемый получалзадание по номинации десяти предметов за одну се-рию. Всего проводилось по четыре серии с каждым изсубъектов номинации, что позволило уменьшить по-грешность фонового влияния конкретного момента наиспытуемого. В качестве номинатов были представле-ны 4 класса объектов: пуговицы, сухоцветы и пряно-сти, металлические детали, разного рода емкости.Предметы отличались друг от друга по ряду признаков:по цвету, форме, изображению, запаху, функции и пр.Нами были отобраны как нейтральные (не провоци-рующие на определенное название, продиктованноекакой-либо ярко выраженной особенностью) объекты,так и «программирующие» на номинацию (например,пуговица в виде клубники, горошины, часов, герба).Так как в эксперименте были установлены близкие кестественным в процессе познания отношения субъектаи объекта номинации, в одной из серий испытуемыесами должны были определить, выделить один из по-хожих предметов либо назвать группу, осознать ее какединое целое, как единую категорию. Отметим также,что использовались номинаты, уже имеющие собст-венное узуальное имя, выделяющее их среди другихпредметов (лавровый лист, шиповник, гвоздика). Та-ким образом, обеспечивая номинаторам широкийспектр возможностей и в когнитивном, и в лингвисти-ческом плане, мы ожидали получить как первичныеклассифицирующие, так и вторичные номинации. Вме-сте с номинатами испытуемые получали текст инст-рукции: «Перед Вами набор предметов. Как бы Вы на-звали каждый из них? Мы обращаем Ваше внимание нато, что в этом эксперименте нет "лучших" и "худших"ответов: опыт не является психологическим тестом.Любое предложенное вами название для эксперимента-тора в равной мере интересно. На число названий и ихобъем не накладывается никаких ограничений». Вовремя проведения эксперимента фиксировались всеварианты и разного рода комментарии, касающиесяотбора мотивировочных признаков или характера фор-мы языковой единицы. В эксперименте принималиучастие 20 человек - мужчины и женщины разноговозраста и рода занятий. Так как социолингвистическиезадачи не ставились, в этом плане специального отборане требовалось. В результате мы получили номинатив-ный материал (831 единицу), с использованием которо-го были проведены последующие исследования.На втором этапе испытуемые участвовали в анке-тировании: им предлагалось описать предметы пономинациям. В анкетах давался список номинаций ивесь спектр возможных для данных объектов моти-вировочных признаков, которые были определенынами в результате ономасиологического анализа.Участник выбирал те характеристики объекта, кото-рые, с его точки зрения, отражены в лексическойединице. Заранее назывался только класс, к которо-му относится предмет. После анкетирования испы-туемые получали список номинаций и соотносили ихнепосредственно со стимульным материалом, по-средством чего диагностировался денотативный по-тенциал номинативной единицы. В анкетах и при не-посредственной работе с парой номинация-номинатмы просили отметить понравившиеся имена и по воз-можности объяснить, чем обусловлена оценка конкрет-ных единиц и на что реципиент ориентируется в целомпри выполнении такого задания. В эксперименте приня-ли участие 54 человека, студенты 1-го и 2-го курсов гу-манитарных и негуманитарных факультетов.В результате исследования мы выявили характери-стики, важные для адресата, определяющие коммуни-кативный потенциал номинативной единицы. Положи-тельную реакцию реципиента вызывают единицы, мо-тивированные визуальными признаками (заячьи уши -два вытянутых сухоцвета, подберезовик - небольшаябаночка белого цвета с широкой красной крышкой,циферблат - пуговица с четырьмя римскими цифра-ми); причем следует учитывать не только качество мо-тивировочного признака, но и количество: комплекс-ные номинации более информативны, особенно еслимы имеем дело с необходимостью дифференциациипохожих предметов, поэтому, например, сундук и ко-робочка оказываются неудачными наименованиями врамках одного класса. Не менее значимыми являютсяособенности отражения определенного качест-ва/качеств предмета в номинации. Для информативныхединиц наиболее характерно непосредственное «запе-чатление» в названии выделяемого признака либо от-ступление на один-два ассоциативных шага: шар дляпуговицы соответствующей формы, античная ваза дляжестяной сахарницы с двумя ручками, елочная верхуш-ка для пуговицы с изображением звезды.Следует особо отметить роль действительно ото-бъектно направленной образной номинации, котораяоказывается понятной адресату, представляет номинатдостаточно полно и, соответственно, положительновоспринимается. Так, например, водная стихия (голу-бая пуговица с гладкой поверхностью и узорами, соз-дающими эффект переливающейся воды) отмечаетсянесколькими реципиентами как весьма удачная, «хо-рошо и поэтично» (по словам одного из испытуемых)не только обозначающая, но и описывающая предмет.В плане интерпретации мотивировочных признаковкоммуникативно неудачным оказывается использова-ние метонимии и релятивных признаков, так как ониявляются ситуативными и не отвечают задаче закреп-ления информации о предмете. Так, например, трубо-провод - часть трубопровода для двух металлическихдеталей: первая номинация «тянет» за собой после-дующую, причем дифференцирующим признакомстановится размер, хотя по форме предметы практиче-ски не соотносимы, что усложняет задачу поиска объ-ектов в данном классе.Не только с когнитивной, но также и с собственнолингвистической точки зрения можно выделить рядпараметров, актуальных для коммуниканта. Языковаятрадиция определяет правила предметной номинации,с которой мы имеем дело; очевидно, поэтому многиеслучаи негативной оценки полученного материала илизатруднения определения денотата по знаку связаны сотступлением от стандарта, например использованиемпредикативных единиц: была кошка, я хочу открыть,из мясорубки выпало.Неоднозначно воспринимаются реципиентами име-на собственные: Похьела, Гагарин, Лиза, а также ис-пользование в номинации прецедентных текстов: косии забивай, смерть врагу - конец расчету. С нашей точ-ки зрения, это происходит не только по причине нару-шения упомянутого языкового стандарта, но и в силувозникающих когнитивных трудностей: обычно упот-ребление подобных единиц основывается на субъек-тивной интерпретации отобранных мотивировочныхпризнаков, так, например, Лиза - это кличка кошкиноминатора, которая ассоциируется у него с изобра-женным на предмете львом, а коси и забивай - иронич-ная интерпретация совершенно конкретного советскогосимвола, отнесенная субъектом номинации к изобра-жению, похожему на герб, но отнюдь не герб СССР.Словообразовательные особенности также влияютна восприятие номинативных единиц. В частности,появление уменьшительно-ласкательного суффикса,мотивированного не объектно, а скорее прагматически,дезориентирует реципиента: цветочек, колесико, коше-лечек, луноходик и другие относятся к предметам, неявляющимся маленькими по сравнению с другими вданном классе, однако испытуемые при проведенииобратного эксперимента воспринимают эту структур-ную особенность как непосредственно информатив-ную. Значимыми оказываются не только формальные,но и семантические характеристики. Предпочтитель-ными в коммуникативном плане стоит считать кон-кретные существительные: абстрактные единицы, неимеющие собственно денотата неудачны для предмет-ной номинации, фактически они размывают представ-ление реципиента о предмете. Что касается степенигенерализации семантики, то в данном случае встреча-ются два противоположных процесса: тенденция к на-дежности обусловливает стремление кодирующего кмаксимальной детализации в наименовании (к макси-мально «видовой» номинации), а тенденция к эконо-мии заставляет его выбирать максимально возможнуюстепень обобщения наименования (максимально родо-вую номинацию), что позволяет устранить избыточ-ность, возникающую при чрезмерной детализации.Именно таким образом «уравновешенные» номинации-гипонимы являются предпочтительными, например,клык, финик, сайра в сравнении с зуб, сухофрукт, рыбадля одних и тех же объектов.На основе проведенных экспериментов и анализаданных не только был обозначен ряд коммуникативноважных параметров, актуальных в целом для ситуациидекодирования, априори значимых, если речь идет особственно адресатно ориентированной номинации.Кроме того, мы можем говорить о более частных «сис-темах коммуникативных ценностей» [8. С. 154]: похарактеристике видов и способов выражения оценкипредложенных номинаций, по отношению к выполне-нию ономасиологической задачи, по тому, на какиефакторы обращает внимание реципиент, определяетсяобщая стратегия адресата-коммуниканта.Коммуникант, придерживающийся объективно-логической стратегии, при оценке номинации обращаетвнимание, в первую очередь, на отбор и способ органи-зации мотивировочных признаков. С его точки зрения,необходимо, чтобы номинация соответствовала когни-тивным и языковым образцам. Представители этоготипа достаточно сдержанны в своих оценках, которыефокусируются на содержательности единицы, поэтомудля них характерны реплики: хорошо, понятно, о чемидет речь или же, наоборот, плохо, сложно узнатьпредмет. Они могут предложить собственный вариантили «поправку» существующей номинации, если мате-риал не удовлетворяет испытуемого, например, дляноминации акулий гнилой (конусообразная коричневаяпуговица с двумя отверстиями) предлагается вариантгнилой зуб, так как он в большей степени соответствуетлингвистическому образцу предметной номинации. Вдругом случае название для шарового крана китайскиймандарин оказывается неудачным: коммуникант невидит денотативных оснований для подобной метафо-рической интерпретации, считает, что прямая номина-ция кран или опосредованная бантик (по части пред-мета соответствующей формы) более приемлемы. Приэтом точные образные единицы, такие как морской ка-мень для пуговицы, напоминающей гальку, или дворецдля стеклянного сосуда, формой и выдавленными узо-рами похожего на готическую башню, не только оце-ниваются весьма положительно, но и получают адек-ватное описание: гладкая кругленькая пуговка и сосуд,вытянутый, с завитушками соответственно. Установ-ка на информативность даже в некотором роде конку-рирует с требованием к формальной эргономичности,поэтому, например, номинация бублик неправильнойформы (крупный железный карабин) оценивается по-ложительно, так как по ней предмет легко идентифи-цируется; ср. описание в анкете: смешная форма, круг-лая, но не очень. В целом все же реципиенты с объек-тивно-логической стратегией настроены на восприятиеузуальной номинации.Достаточно близка к описанной объективно-логическая стратегия «равнодушного» коммуниканта.Внимания, с его точки зрения, заслуживают мотивиро-ванные визуальными признаками номинации первойстепени опосредованности, соответствующие традици-ям предметной номинации: головастики для несколь-ких гвоздик (пряностей), кактус для округлого зелено-го сухоцвета с неровной поверхностью или горох длязеленой пуговицы-бусины и т. п. Все эти примеры дей-ствительно идентификационно и узуально функцио-нальны, про остальные же представители данной стра-тегии замечают, что в жизни так не скажешь или этосовсем не стоит называть, подразумевая, очевидно, илингвистический, и экстралингвистический, собствен-но объектный фактор. Именно поэтому информатив-ная, но громоздкая номинация штучка для приданияаромата водке (перчик) или же употребляемая, но недифференцирующая среди нескольких предметов од-ного класса единица пряность пропускаются, совсемне оцениваются реципиентами. Их стратегия оказыва-ется более прагматичной, чем предыдущая, они готовывоспринимать лишь тот материал, в отношении которо-го не приходится делать скидку на то, что перед намиискусственно созданные номинации в искусственносозданных условиях. В тех же случаях, которые явля-ются приемлемыми и в денотативном, и в языковомплане, оценка базируется, в первую очередь, на спо-собности описать предмет, а способ «упаковки» ин-формации, использование прямой или образной номи-нации, уже не рассматривается: Что герб, что мордальва, пуговицу я узнал, значит, поставим плюсик.Принципиально другая выделенная нами стратегияхарактерна для тех коммуникантов, которые часто непросто пытаются рационально идентифицировать илиугадать, к какому предмету относится то или иное сло-во (как поступали представители предыдущих типов), астараются предложить свои варианты, чтобы затемсравнить их с уже имеющимися. Этот более творче-ский подход к задаче оказывается продуктивнее - нетолько получая информацию и на ее основе восстанав-ливая облик объекта, но вставая на место номинатора;испытуемые с такой стратегией в большем количествеслучаев успешно справляются с заданием, замечая вноминате то, чего до этого, возможно, не видели: А какэти палочки назвали? - Пеньки, наверное, да, они жене просто маленькие коричневые, еще с такими рас-ширениями, как пеньки стоят, да, не просто палочки;Шайба (стимульная номинация) - вон та красная дура,хм, большая, массивная, гладкая, поэтому так назвали,точно она, поверхность аж глянцевая, хорошо заме-тил кто-то. Привнося некоторый игровой элемент,они обычно толерантны к любым отступлениям от вы-явленных нами общих требований и стараются разо-браться в мотивах и способах номинации предшест-венника. Так, например, абстрактная единица в пред-метной номинации не совсем удачна, тем не менеепредставитель данной стратегии дает следующий ком-ментарий: Холод (голубая пуговица с нарисованнымиквадратами и очень гладкой блестящей поверхностью),тоже название для пуговицы, ну, еще лед, каток, стек-ло было бы понятно, а тут как-то далековато от пу-говицы совсем, хотя я ж догадалась, так, если чутьдальше от того, как я назвала, холод вполне интере-сен, ладно. Для таких реципиентов ценным оказываетсяпроявление креативности создателя номинативнойединицы. Положительно оценивая нестандартный под-ход, они подчеркивают, что сами бы так никогда неподумали, сами бы этого не заметили: Лестница-чудесница (номинация той же пуговицы, что и в пре-дыдущем примере) - тут больше на шашечки внима-ние обращаешь, видишь их, сразу какая-нибудь шах-матная доска на ум приходит, а они еще как будтообъемные, переливаются, чудесные, так даже лучше,без названия вашего не скажешь, а с ним сразу видно,талантливый кто-то называл.Еще одним вариантом является не просто предло-жение своей номинации и сравнение ее со стимульной,но отстаивание собственной новой версии: Гербарий(для лаврового листа) тут много к чему подойдет (т.е.может быть отнесено и к другим предметам даннойгруппы), а это же как дерево, с кроной, с листвой,другие так не назовешь, а этот очень подходит, я,может, неправильно определил, не знаю. Эта стратегияосновывается не на скрупулезном отношении к зада-нию, объективной оценке номинативной единицы илистремлении к творческой состязательности, а на жела-нии утвердить единственно верную, свою единицу:погремушка (перчик) - зачем так называть, толькопотому что гремит, но вот у меня совсем другой об-раз появляется, когда говорят «погремушка», а эташтука не круглая, не детская, тогда уж маракас, этонеобычно, лучше маракас назвать. В данном случаепервичной является оценка номинаций, по большейчасти негативная, реже нейтральная, на которой реци-пиент останавливается либо предлагает те варианты,которые ему кажутся наиболее предпочтительными:Кнопочка Карлсона (крупная красная пуговица) мне ненравится, у Карлсона это тоже просто как пуговица,кнопка не при чем, где же у него кнопка - это вопрос, ноэто так, отвлекаться если, все равно не нравится как-то кнопка Карлсона эта. Причиной для отрицательнойоценки номинации оказывается не невозможность опре-делить предмет по названию или функционально не-удачный вариант формы номинации, а несовпадениесобственного когнитивного опыта с опытом номинатора.Во всяком случае, как видно из примеров, а также непо-средственно из комментариев испытуемых, прагматиче-ские параметры, озвучивавшиеся в предыдущих случа-ях, здесь не фигурируют. Не столь важным оказываетсясамо задание, возможность его выполнения по даннымстимульным номинативным единицам, сколько необхо-димость утвердить свою позицию.Таким образом, пытаясь представить некоторыеособенности коммуникативной личности через призмуономасиологического исследования, мы можем нетолько определить лингво-когнитивные параметрыноминации, важные с адресатной точки зрения, но ипрогнозировать реакции представителей разных реци-пиентных стратегий в ситуации, предполагающей ак-тивную оценку языкового материала.

Ключевые слова

ономасиология, номинация, коммуникация, эксперимент, onomasiology, nomination, communication, experiment

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Гафурова Мария НуриахметовнаУральский государственный университет им. А.М. Горького (г. Екатеринбург)аспирант кафедры русского языка и общего языкознанияmarja.gafurova@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Кашкин В.Б. Основы теории коммуникации: Краткий курс. М., 2007.
Колшанский Г.В. Лингво-гносеологические основы языковой номинации // Языковая номинация: Общие вопросы. М., 1977.
Торопцев И.С. Словопроизводственная модель. Воронеж, 1980.
Шейдаева С.Г. Основы ономасиологии (Теория номинации. Коммуникативный и когнитивный аспекты номинативной деятельности): Учеб.- метод. пособие. Ижевск, 2007.
Гак В.Г. К типологии лингвистических номинаций // Языковая номинация: Общие вопросы. М., 1977.
Сахарный Л.В. Коммуникативная номинация: оформление, осознание, типология // Семантика и производство лингвистических единиц (проблемы деривации): Межвуз. сб. науч. тр. Пермь, 1979.
Рут М.Э. Образная номинация в русской ономастике. М., 2008.
Формановская Н.И. Речевое взаимодействие: коммуникация и прагматика. М., 2007.
 Рецепция номинации: ономасиологические условия и стратегия коммуниканта | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Рецепция номинации: ономасиологические условия и стратегия коммуниканта | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Полнотекстовая версия