Метафорические образы эмоциональных состояний в русской языковой картине мира: модели движения и воздействия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Метафорические образы эмоциональных состояний в русской языковой картине мира: модели движения и воздействия

Данная статья посвящена описанию метафор, характеризующих эмоциональную сферу человека. Рассмотрены две группы метафорических моделей: модели движения и модели воздействия. Данные группы являются наиболее репрезентативными и воплощают представления о чувствах и эмоциях как о сущностях, находящихся в постоянном взаимодействии с человеком. Метафорические модели сформированы по принципу общности исходных и результирующих значений предикатов, использующихся для характеристики чувств и эмоций.

Metaphorical images of emotional states in the Russian linguistic picture of the world: movement and impact patterns.pdf Языковые выражения, репрезентирующие чувства иэмоции, неоднократно оказывались в фокусе вниманиямногих исследователей. Обращение языковедов к дан-ной проблеме мотивировано стремлением современно-го языкознания воссоздать целостный образ человекапо данным языка. Особенностью эмоциональных фе-номенов является то, что они не доступны для непо-средственного наблюдения и могут быть исследованыглавным образом с помощью языковых репрезентаций,среди которых основное место занимают метафориче-ские единицы. В настоящее время проведено иследова-ние метафорических репрезентаций чувств и эмоций всопоставительном аспекте [1], выявлена спецификаконцептуализации эмоциональных явлений в диалект-ной картине мира [2], охарактеризована структура эмо-циональной ситуации, находящая отражение в системеметафорических образов [3-5], описаны отдельныеобразы исходной сферы, представляющие базу для ме-тафоризации чувств и эмоций [6, 7].Метафора понимается автором как когнитивныйфеномен - один из основных способов миромоделиро-вания, воплощенный в языковых структурах, характе-ризующихся семантической двуплановостью. Такойвзгляд на сущность метафоры получил распростране-ние в работах когнитивного направления (см., напри-мер: [1-6, 10-11] и др.). Исследование метафорическихобозначений в данной работе ведется в рамках методо-логии, учитывающей достижения как когнитивной лин-гвистики, так и структурной семантики. Единицамианализируемого материала являются словосочетания,высказывания, включающие названия чувств и эмоцийв сочетании с определениями, названными метафори-ческими именами. Материал извлечен методом сплош-ной выборки из «Словаря русского языка» [8], из про-изведений художественной литературы и Националь-ного корпуса русского языка [9]. Исследование ведетсяв рамках методологии, соединяющей в себе приемыструктурной семантики (компонентный и дистрибу-тивный анализ) и когнитивной лингвистики (методинтроспекции и лингвистического моделирования).Заявленная методология была разработана в исследо-ваниях, посвященных метафорическим фрагментамязыковой картины мира [10].Чувства и эмоции в русской языковой картине мирапредставлены как сущности, находящиеся в постоян-ном взаимодействии с человеком. Одними из наиболеерепрезентативных исходных образов, используемыхпри именовании эмоциональных процессов, являютсяобразы пространственного перемещения и физическоговоздействия. В системе метафорических моделей су-ществует два типа описания чувств и эмоций посредст-вом данных исходных образов: субъектный (уподобле-ние чувства субъекту движения / воздействия) и объ-ектный (уподобление чувства пространству, в которомдвижется человек / пассивному объекту воздействиячеловека). В соответствии с этим в обеих метафориче-ских моделях (движения и воздействия) можно выде-лить две разновидности (субъектную и объектную), длякоторых характерна определенная корреляция. Дляметафор движения совпадение исходных образов при-водит к совпадению ситуаций, называемых метафори-ческими предикатами, т.е. корреляция может быть ква-лифицирована как взаимозаменяемость, или синони-мия, тогда как отношения субъектной и объектной раз-новидностей модели воздействия являются антоними-ческими.Метафора движенияВзаимодействие человека и эмоций интерпретиру-ется в метафорических номинациях как перемещениеили пребывание в пространстве. Метафоры субъектно-го типа характеризуют чувство как субъект, способныйдвигаться или находиться в каком-либо пространстве(при этом человек может выступать как ориентир дви-жения эмоции или пространство, в котором она нахо-дится): на меня находит тоска, к сердцу подступилагрусть, в душу вторгалась радость. Метафоры объ-ектного типа уподобляют эмоцию пространству, в ко-тором движется или пребывает человек: прийти в вос-торг, дойти до отчаяния. В зависимости от направле-ния и характера движения, заданного прямым номина-тивным значением предиката, и соответствующей фазыэмоционального реагирования, характеризуемой дан-ным предикатом в метафорическом, результирующемзначении, метафоры данной модели распределяются наподмодели: приближение и проникновение, удаление,движение по вертикали, пребывание в пространстве.В каждой такой подмодели выявлена синонимическаякорреляция метафор субъектного и объектного типа поисходному (номинативному) и результирующему (ме-тафорическому) значению.Приближение, проникновение. Глаголы с исход-ным значением приближения или проникновениявнутрь характеризуют появление эмоционального со-стояния у человека. Данное соотношение исходного(ИЗ) и результирующего (РЗ) значений характерно какдля метафор субъектного типа, так и для объектных:выражения дойти до отчаяния, прийти в восторгсовпадают в результирующем значении с метафорамитоска находит, чувство подступило. Субъектные ме-тафоры представляют чувство как самостоятельныйсубъект передвижения, по отношению к которому че-ловек выступает ориентиром - определенной точкой, ккоторой приближается эмоция, или замкнутым про-странством, вместилищем, в которое она проникает.Метафорические номинации субъектного типа вопло-щают одно из существенных свойств эмоций: онивнешне обусловлены, являются непосредственной ре-акцией человека на внешние события, поэтому в языкеэмоции часто концептуализируются как приходящиеизвне. Объектные метафоры связаны со степенью ин-тенсивности: образ чувства-пространства, в котороечеловек впадает, погружается или может быть по-вергнут, указывает на то, что эмоция полностью владе-ет человеком, как бы вбирая его в себя целиком.Удаление. Метафоры, использующие данный ис-ходный образ, в РЗ описывают прекращение проявле-ния эмоции или ее ослабление, угасание: ушло счастье,огорчение отступило (субъектная разновидность),выйти/вывести из равновесия, вытащить из отчаяния(объектная разновидность). Полное исчезновение, пре-кращение проявления эмоции описывают глаголы уй-ти, покинуть, оставить, отпасть. Метафоры отсту-пить и отодвинуться могут быть рассмотрены какуказание на неполное исчезновение, ослабление интен-сивности чувства, а также на интеллектуальную оценкусобытий, вызвавших определенные эмоции. ИЗ данныхглаголов описывают удаление от какого-либо объекта,совершающееся не полностью (в словарном толкова-нии значения может быть прописан компонент ограни-чения расстояния, на которое перемещается субъект:«подвинуться на некоторое расстояние»). РЗ названныхметафорических предикатов в словаре сформулирова-ны так, что возможно неоднозначное прочтение. С од-ной стороны, речь идет об изменении степени интен-сивности чувства (чувство отступило, отодвинулось =стало проявляться в меньшей степени, почти исчезло),с другой стороны, описывается рациональная оценкасобытия, ставшего причиной возникновения эмоции,тогда речь идет о памяти (огорчение отступило, ото-двинулось = забылось, стерлось из памяти событие,вызвавшее его).Движение по вертикали. Глаголы с исходным зна-чением перемещения по вертикальной оси могут ха-рактеризовать следующие метафорически именуемыеситуации: появление эмоции, изменение эмоциональ-ного состояния, прекращение проявления чувства.Д. Лакофф и М. Джонсон определили метафорическиевыражения, основанные на исходном образе движенияпо вертикали, как ориентационные метафоры. Общимоснованием для образного переноса в таких метафори-ческих именах являются закрепленные в языке архети-пические представления о пространственной вертика-ли. Наиболее репрезентативными единицами даннойподмодели являются метафоры субъектной разновид-ности, характеризующие настроение: Настроение под-нялось/падало. Возникновение таких метафор связыва-ется с физическим и культурным опытом человека.Физической основой метафорических выражений, ха-рактеризующих настроение посредством глаголовдвижения по вертикали, является наблюдение за пове-дением человека, испытывающего те или иные эмоции:«Грусть и уныние гнетут человека, и он опускает голо-ву, а положительные эмоции распрямляют его и за-ставляют поднять голову» [10. С. 397]. Предикаты под-няться и падать также могут характеризовать возник-новение и усиление эмоции или ее ослабление, исчез-новение: подымалось возмущение, поднимается вос-торг. Возможно, происхождение данного РЗ связано спредставлением о том, что живые существа, находя-щиеся в состоянии сна (т.е. в пассивном состоянии),принимают горизонтальное положение, а просыпаясь -переходя в активное состояние - встают, поднимаются.В таком случае перед нами разновидность ориентаци-онной метафоры, основанная на ассоциировании верхас активностью и низа с пассивностью субъекта. Объ-ектная разновидность данной модели представленаединицами, характеризующими человека как активногосубъекта, перемещающегося по вертикальной оси впространстве чувства. В метафорах такого рода такжеактуализируются архетипические ассоциации: чувствоконцептуализируется как пространство, высшие точкикоторого предназначены для локализации положитель-ных и одобряемых эмоциональных состояний, ниж-ние - негативных, осуждаемых. В метафорических зна-чениях данных единиц содержится указание на степеньинтенсивности чувств и эмоций. С точки зрения фор-мальной структуры рассматриваемые единицы вклю-чают сочетания имен существительных с ИЗ простран-ства с названиями чувств и эмоций в родительном па-деже: верх счастья, вершина блаженства, дно отчая-ния. Метафора низринуть может быть квалифицирова-на как разновидность ориентационной метафоры, таккак ИЗ имеет указание на движение по вертикали вниз(сбросить, свалить вниз; низвергнуть): Меня низринулос лазурной высоты в провалы низости, тоски и нище-ты (К. Бальмонт). Контекст, приведенный в качествепримера употребления данного предиката, свидетель-ствует о наличии в сознании носителей языка оппози-ции «верх-низ» как аксиологической шкалы, актуаль-ной для концептуализации чувств и эмоций.Пребывание, нахождение в пространстве. Мета-форы с таким ИЗ характеризуют среднюю фазу про-цесса эмоционального реагирования - пребывание вэмоциональном состоянии. К субъектной разновидно-сти данной подмодели относятся выражения с опущен-ным предикатом, характеризующие чувство как субъ-ект пребывания в человеке: Во мне печаль, которойцарь Давид по-царски одарил тысячелетья (А. Ахма-това). Также для описания пребывания в эмоциональ-ном состоянии используются глаголы сидеть и ле-жать: Теперь внутри меня сидел страх (Ю. Трифо-нов); Постоянная грусть глубоко лежала в душе моей(Н.А. Дурова). Данные предикаты могут также иметь РЗвнешнего проявления эмоций (в сочетании с локализа-торами в глазах, на лице): в ее глазах стоял ужас, наего лице лежала печать уныния. Выражения объектно-го типа (быть в негодовании, находиться в депрессии,кричать в ужасе) характеризуют эмоцию как про-странство, в котором пребывает человек.Подводя итог описанию метафор движения, необхо-димо вновь отметить, что для них характерна синоними-ческая корреляция субъектной и объектной разновидно-сти: для описания одной и той же результирующей си-туации используются одинаковые исходные образы.Так, возникновение эмоционального состояния уподоб-ляется проникновению, приближению: вторглась ра-дость - впасть в уныние (повергнуть в отчаяние), нахо-дит тоска - дойти до отчаяния (довести до истерики).С помощью предикатов с ИЗ удаления от какого-либообъекта может быть охарактеризовано прекращениепроявления чувства: чувства ушли - вывести из равно-весия. Потенциальный смысл отсутствия движения, ос-тановки, пребывания в пространстве также актуализиро-ван как в субъектных, так и в объектных пространствен-ных метафорах. Образ движения по вертикали присутст-вует и в той, и в другой модели, но характеризует несов-падающие результирующие ситуации. В данном случаекорреляция наблюдается по аксиологическому призна-ку: в обеих рассматриваемых метафорических моделяхглаголы перемещения по вертикальной оси сохраняютзакрепленные за ними архетипические ассоциации, свя-зывающие верх с положительным, а низ - с негативнымначалом: настроение поднялось - подняться к верши-нам блаженства, настроение упало - упасть на дноотчаяния (низринуть в провалы тоски).Метафора воздействияМетафорическое описание эмоциональных состоя-ний посредством глаголов со значением физическоговоздействия является достаточно распространеннымспособом концептуализации эмоций в русской языко-вой картине мира. Наиболее частотным видом воздей-ствия становится негативное: деструкция, деформация,уничтожение, нежелательное изменение каких-либосвойств объекта.Давление, деформация, деструкция. Метафоры,основанные на данных исходных образах, предполага-ют, скорее всего, неодушевленный объект воздействия(в отличие от метафор уничтожения, лишения жизни).Субъектная разновидность представлена глаголамистиснуть, сжать, сдавить, подавить, смять, согнуть(деформация), разрушать, крушить, разорвать, разди-рать, надломить, сломить (деструкция). Для метафорподобного рода характерна связь с телесной сферой:осознается, что негативное воздействие эмоции на-правлено на определенные органы, функционирующиекак вместилища эмоций (грусть стиснула сердце, тос-ка давит грудь, отчаяние раздирает душу), или вызы-вает нежелательные изменения внешности человека(горе согнуло его плечи, тоска придавила), причем вы-ражения, использующие исходный образ давления,могут описывать физиологические симптомы проявле-ния определенных эмоций. Одним из таких симптомовявляется затруднение дыхания: [Орлов] сидит, охва-ченный глухой и тяжелой злобой, которая давит емугрудь, затрудняя дыхание (М. Горький). Кроме того,основанием переноса в таких метафорах можно считатьуподобление психических переживаний физическойболи: душевные страдания сравниваются с такими,которые человек мог бы испытывать, если бы его телоподверглось разделению на части, разрушению, давле-нию и т.п. Если субъектные метафоры воплощаютпредставление об автономности и власти чувств надчеловеком, в метафорических единицах объектноготипа реализуется противоположный сценарий: человекактивно воздействует на чувство. В сфере результи-рующих значений данное взаимодействие проявляетсякак прекращение проявления эмоции или ослаблениеее интенсивности в результате сознательных усилийчеловека: подавить досаду, разбить надежду и т.п.Уничтожение, лишение жизни. Исходные номи-нативные значения отражают деструктивные действия,направленные на одушевленный объект: убить, при-шибить, душить, отравить. В метафорических значе-ниях отражаются те же типы эмоциональных ситуа-ций, что и в рассмотренной выше подмодели: неприят-ные психологические переживания высокой степениинтенсивности (субъектная разновидность) и исчезно-вение, ослабление чувства в результате сознательныхусилий со стороны человека. Метафоры субъектноготипа называют негативные эмоциональные состояния(горе, отчаяние, тоска), актуализируют семантикукрайней степени интенсивности на основе представле-ний о смерти как о пределе, конце существования.Подразумевается, что чувство, воздействие которогоописывается глаголами уничтожения, доводит человекадо крайней степени негативного состояния, до предела,от которого уже невозможно вернуться к норме. Мета-фора пришибить соотносится с рассмотренными вышепредикатами давления и деформации: ИЗ данного гла-гола содержит компонент тяжести (пришибить - сбитьударом чего-л. тяжелого, придавить насмерть). Упо-добление чувств тяжелым предметам является однимиз наиболее частотных средств метафорической харак-теристики эмоциональных состояний в русской языко-вой картине мира (оно реализуется и качественныхмоделях: в сочетании наименований эмоций с прилага-тельным тяжелый). Метафоры объектной разновидно-сти характеризуют чувства как живые существа, под-вергающиеся насильственному лишению жизни. Ме-тафора задушить чувство основана на представлении одыхании как о главном признаке жизни. В характери-стике эмоций данный исходный образ используетсяметафорическими выражениями типа в его словах ды-шало негодование / дышала ненависть. Реализующеесяв подобных контекстах РЗ глагола дышать обозначенов словаре как «проявляться, обнаруживаться».Изменение качества, состояния объекта. Преди-каты, называющие в прямом номинативном значенииизменения разнообразных физических свойств объекта(температуры, влажности, веса, структуры поверхно-сти), используются для описания воздействия эмоцийна физиологию, сознание человека (субъектная разно-видность), а также указывают на изменение интенсив-ности чувства (объектная разновидность). Метафорысубъектного типа, связанные с исходным образом из-менения температуры (грусть, холодящая душу; ужассердце леденит), используют тот же механизм перено-са, что и метафоры давления, деструкции и деформа-ции - уподобление состояний души телесным ощуще-ниям. По наблюдению Ю.Д. Апресяна, «реакция душина страх очень сходна с реакцией тела на холод… поч-ти все "симптоматические" глаголы, описывающиефизические проявления страха, используются и дляописания эффектов холода» [4. С. 459]. Предикат ис-сушить указывает на физические негативные измене-ния, происходящие в человеке под воздействием эмо-ций: горе тебя иссушило. В ИЗ данного глагола нетотрицательного оценочного компонента, в эмоцио-нальной же сфере такое воздействие оценивается нега-тивно. Происхождение переносного значения связано спредставлением о воде как об источнике жизни: лише-ние жизненных сил, истощение описывается как чрез-мерное высыхание, лишение необходимой влаги. Объ-ектные метафоры представлены единицами сгладитьвпечатление, смягчить горе, облегчить печаль, охла-дить любовь, подогреть интерес. Усиление или ослаб-ление интенсивности чувства описывается как измене-ние таких физических свойств объекта, как неровность,жесткость поверхности, вес, температура. Уменьшениеинтенсивности эмоции интерпретируется как пониже-ние температуры, уменьшение массы, устранение не-ровности, жесткости, производимые каким-либо субъ-ектом. Повышение интенсивности чувства отражено вединственной метафоре данной модели (подогреть). Врусской языковой картине мира интерпретация чувст-ва как предмета, имеющего температуру, широко рас-пространена и воплощается в выражениях типа горячаялюбовь, жгучая тоска, теплое чувство и т.д. Эмоции,концептуализируемые как «горячие» (такие, как гнев,бешенство, любовь, восторг), имеют свойство прояв-ляться бурно, доводить человека до потери самокон-троля. Для метафор с таким ИЗ не свойственна соче-таемость с названиями эмоций, проявляющихся какугнетенное, подавленное состояние (тоска, печаль ит.п.). Отсутствие подобной сочетаемости свидетельст-вует о том, что основанием для переноса у глагола ох-ладить является не столько степень интенсивности(так как состояния тоски и уныния могут быть доста-точно интенсивными), а скорее активный или пассив-ный характер проявления эмоции.Отношения субъектной и объектной разновидно-стей модели воздействия могут быть определены какантонимические, так как в них происходит описаниепротивоположно

Ключевые слова

метафора, когнитивистика, метафорическая модель, чувства и эмоции, metaphor, cognitive science, metaphorical pattern, feelings and emotions

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Гусейн-Заде Ирина АртуровнаТомский государственный университетаспирант кафедры общего, славяно-русского языкознания и классической филологии филологического факультетаmegara13@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Зализняк А.А. Заметки о словах общение, отношение, просьба, чувства, эмоции // Ключевые идеи русской языковой картины мира: Сб. ст. М.: Языки славянской культуры, 2005. С. 280-288.
Коберник Л.Н. Чувства и эмоции в интерпретации русской диалектной метафоры (на материале говоров Среднего Приобья): Дис. … канд. филол. наук. Томск, 2007. 164 с.
Апресян В.Ю., Апресян Ю.Д. Метафора в семантическом представлении эмоций // Вопросы языкознания. 1993. № 3. С. 27-35.
Апресян Ю.Д. Избранные труды. Т. II: Интегральное описание языка и системная лексикография. М.: Языки русской культуры, 1995. 767 с.
Вольф Е.М. Эмоциональные состояния и их представленность в языке // Логический анализ языка. Проблемы интенсиональных и прагматических контекстов. М., 1998. С. 55-75.
Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. 2-е изд., испр. М.: Языки русской культуры, 1999. 896 с.
Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Перемещение в пространстве как метафора эмоций // Логический анализ языка: языки пространств. М., 2000. С. 277-289.
Словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. А.П. Евгеньевой. 3-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1985-1988.
Русский национальный корпус. URL: http://www.ruscorpora.ru/corpora-intro.html
Резанова З.И., Мишанкина Н.А., Катунин Д.А. Метафорический фрагмент русской языковой картины мира: ключевые концепты. Ч. 1 / Отв. ред. З.И. Резанова. Воронеж: РИЦ ЕФ ВГУ, 2003. 209 с.
Лакофф Д., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем // Теория метафоры. М.: Прогресс, 1990. С. 387-416.
 Метафорические образы эмоциональных состояний в русской языковой картине мира: модели движения и воздействия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Метафорические образы эмоциональных состояний в русской языковой картине мира: модели движения и воздействия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Полнотекстовая версия