Метафорические образы мужчины в русском поэтическом дискурсе (на материале словаря Н.В. Павлович «Словарь поэтических образов») | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Метафорические образы мужчины в русском поэтическом дискурсе (на материале словаря Н.В. Павлович «Словарь поэтических образов»)

Выявлены метафоры, посредством которых формируется образ мужчины в русском поэтическом дискурсе. Рассмотрены метафорические модели, актуализирующие различные признаки, фиксирующие в языке стереотип маскулинности.

Metaphoric images of man in Russian poetic discourse (on the material of N.V. Pavlovichs Dictionary of Poetic Images.pdf С конца ХХ в. отмечается повышенный интерес ис-следователей различных лингвистических направленийк метафоре как способу моделирования образногофрагмента языковой картины, формируемого совокуп-ностью концептуальных метафор [1]. В рамках лингво-когнитивного подхода метафора рассматривается некак «средство украшения уже готовой мысли», а как«способ мышления, повседневная реальность языка»[2. С. 57], как «важнейший способ когнитивного моде-лирования действительности, способ непрямого отра-жения мира в сознании, репрезентированный в языке всистемах образных номинаций» [3. С. 26]. Обращение кданным системам исследователей лингвокогнитивногонаправления рассматривается в качестве метода выяв-ления того, как рефлексируется тот или иной фрагментдействительности в соответствующей линвокультуре.К числу культурно значимых смыслов, этноязыковоесвоеобразие которых маркируется и системами кон-цептуальных метафор, относятся формирующие ген-дерную оппозицию образы маскулинности и феминно-сти. Данные образы «являются конструктами культурыи подвергаются постоянной эволюции в историческойперспективе» [4. С. 41]. Признание пола культурнообусловленным феноменом дает возможность выявитьпротивопоставления мужского и женского в языке, атакже рассмотреть зафиксированные стереотипы мас-кулинности и феминности.В настоящее время исследования, посвященныепроблемам языкового миромоделирования, представи-ли убедительные доказательства того, что этноязыко-вые картины мира варьируются в соответствии с изме-нением социальных практик, целей и условий комму-никации, что находит выражение и в формированииспецифичных моделей образного, метафорическогоотражения действительности: «Анализ дискурсивнойреализации базовых концептуальных моделей в составеразличных типов дискурсов, с одной стороны, позволя-ет вскрыть значительность, неоднолинейность потен-циала соответствующих моделей, с другой стороны,семантический анализ конкретных реализаций базовоймодели в составе дискурса позволяет вскрыть сущно-стные смысловые доминанты, его (дискурс) форми-рующие» [5. С. 72].В данной статье решается задача выявления мета-форических образов, посредством которых моделиру-ется образ мужчины в поэтическом дискурсе.Исследования поэзии в когнитивном аспекте свиде-тельствуют, что «язык поэзии, равно как и язык оби-ходный, относится к сферам функционирования кон-цептуальной метафоры» [6. С. 60]. Однако, как былоотмечено Дж. Лакоффом и М. Тернер, поэтические ме-тафоры могут формироваться на основе композицийконцептуальных метафор, расширяя их моделирующийпотенциал [7. С. 11]. Анализируя поэтические тексты,мы обнаруживаем, как появляется и развивается образв поэтическом дискурсе, какой предмет сравниваетсяили отождествляется с другим в русской культуре. Ав-торские, окказиональные метафорические номинацииспособствуют раскрытию потенциала базовых концеп-туальных метафор. Воплощаясь в авторских текстах,метафорические образы переходят в другие дискурсы,создавая основу развития и закрепления новых образовв культуре.Материалом для исследования были избраны мета-форы, прямое номинативное значение которых служитбазой метафорического переноса для именования муж-чины. Данные метафорические единицы относятся кгендерно маркированным, представляющим образныехарактеристики мужчин. В качестве основного источ-ника материала использовался «Словарь поэтическихобразов» Н.В. Павлович [8]. Данный словарь репрезен-тативен в рассматриваемом аспекте, так как его слов-ник представляет около 40 000 образов. Из общегочисла образной лексики словаря методом сплошнойвыборки нами были отобраны более 700 единиц, се-мантика которых связана с интерпретацией гендерныхпротивопоставлений.Метафорические номинации, отобранные для ана-лиза, объединены в несколько метафорических моде-лей. Метафорическая модель - это «существующая и/или складывающаяся в сознании носителей языка схе-ма связи между понятийными сферами, которую мож-но представить определенной формулой: «X - это Y»[9. С. 131]. Примеры, иллюстрирующие метафориче-ские модели, включают в себя как сравнение, имеющееформальный показатель компаративности (как, будто,словно и др.), так и метафору, для которой характерноотсутствие таких показателей, что не противоречитширокому подходу к выявлению метафоры по фор-мальным признакам в соответствии с общими пред-ставлениями когнитивной лингвистики. Безусловно,нами признается специфика метафоры и сравнения в ихтрадиционном толковании, однако в фокусе вниманиякогнитивных исследований находится смысловое упо-добление, что «воспринимается как фактор, значитель-но более важный, чем уровневые или структурнее раз-личия» [2. С. 58]. Таким образом, метафора восприни-мается как синтетическое отождествление двух явле-ний, при этом ценным является ее целостный образ.В своем словаре Н.В. Павлович выделяет метафо-рические модели «Человек - это Х». Однако в рядеслучаев при анализе контекстов, репрезентирующихданную модель, нами была выявлена закономерность,свидетельствующая о соотнесенности приведенныхпримеров в преобладающем большинстве случаев собразом мужчины в русском языке, что послужило ос-нованием для выделения в русском поэтическом дис-курсе следующих метафорических моделей: «Мужчи-на - это животное», «Мужчина - это птица», «Муж-чина - это дерево», «Мужчина - это божество илимифологическое существо». Рассмотрим каждую изних подробнее.Во-первых, в русском языке можно установить су-ществование метафорической модели «Мужчина - этоживотное». В ее состав вошли существительные, на-зывающие в прямом номинативном значении живот-ных, такие как барс, буйвол, бык, вол, волк, жеребец,заяц, зверь, зубр, конь, крыса, лев, лошадь, медведь,олень, осел, поросенок, слон, тигр. При метафориче-ской номинации мужчины данные существительныемогут быть распределены по группам на основанииактуализации различных признаков сферы-источникаметафорической экспансии.В первую группу объединены такие метафоры, какбуйвол, бык, жеребец, конь, лошадь, лев, медведь, слон,тигр, реализующие образ мужчины с крепким тело-сложением, обладающего физической силой и мощью:О, Иафет! Ты рыжий буйвол. Твоя грудь - грудь буй-вола (Леонов); мощный, как бык, провансалец(Бунин), огромный брюнет певец, поражающий,как все певцы, удивительным здоровьем, грубо-великолепной силой молодого жеребца (Бунин); Он,как я уже сказал, высок, широкоплеч и плотен, какхорошая рабочая лошадь (Чехов); Нет, нет! настанетдень. Свободный от оков, Как аравийский конь призвуках близкой брани, Воспрянет римлянин (Шиш-ков. - А.А.); Он - человек, как лев. Он - лев, как человек[о Л.Н. Толстом] (Северянин); Старший братан, какполесный медведь, Мял, словно лыко, железо и медь(Клюев); Старый товарищ, древний ловчий Силь-нее грузного слона (Гумилев); Как тигр в саду, - уг-рюмый мавр (Гумилев).При метафорическом осмыслении образа мужчинына основе сферы-источника, обозначенного лексемамибарс, конь, медведь, олень, слон, тигр, ассоциированиестроится на актуализации различных признаков движе-ния. Например, барс, конь, олень, тигр - грациозные,легкие, быстрые движения: Старый товарищ, древнийловчий, Снова встаешь ты с ночного дна, Тигра смелее,барса ловчее, Сильнее грузного слона (Гумилев); Мо-нах на все взирал смятенным оком. И вдруг, вдуше почувствовав кураж И набекрень, взъярясь, кло-бук надвинув, В зеленый лес, как белоусый паж, Каклегкий конь, за девкою погнался (Пушкин); Как быст-рый я олень навстречу, К тебе всех прежде побегу(В. Петров); И вдруг он - как молния, как тигр [об ак-тере] (Тургенев). Однако при именовании мужчинысуществительными медведь, слон в основу ложитсяпризнак неповоротливости, неуклюжести движений:Мы тюлени, уездные медведи! А она царица бала (Че-хов); Старый товарищ, древний ловчий, Снова вста-ешь ты с ночного дна, Тигра смелее, барса ловчее,Сильнее грузного слона (Гумилев).Метафоры третьей группы репрезентируют специ-фику поведения: а) барс, волк, зверь, лев, медведь,тигр: агрессивный, с повадками хищника, способныйнападать, атаковать - Как барс пустынный, зол и дик,Я пламенел, визжал, как он (Лермонтов); Я куроцап,волк, коршун, птица хищная, но во мне все-таки естьнастолько чувств и ума, чтоб понимать, что меня неследует любить (Чехов); В пиянстве человек лютей-ший самый зверь (Козельский Ф.); И когда вот он -раза три в год с ним это случается - начнет реформывводить, не подходи к нему тогда! Как тигр или левкакой-нибудь! (Чехов); И Роман, зеленея от злобы,медведем вставал на него (Бунин); б) вол, конь, ло-шадь: выносливый, работоспособный - А работал, каквол, день и ночь (Чехов); Работает он от утра доночи, читает массу, отлично помнит все прочитан-ное - и в этом отношении он не человек, а золото; востальном же прочем - это ломовой конь, или, какиначе говорят, ученый тупица (Чехов); Стал выносливи работоспособен, как лошадь или даже - трактор(Маяковский); в) вол, осел: упрямый, неумный - Был онаккуратен, но как-то слишком, без нужды и во вредсебе, мрачен; рыжий, высокий, сгорбленный, унылый,даже чувствительный и, при всей своей приниженно-сти, упрямый и настойчивый, как вол, хотя всегда не-впопад (Достоевский); Коль многих грубости объемлеттьма проклята; Отцы - большие ослы, а дети их -ослята (Петров В.); г) заяц: трусливый - Смелый бега-ет, как лунный поток, трус - зайцем (Леонов).Отметим, что метафорический образ мужчины мо-жет создаваться на основе внешнего сходства с денота-том: поросенок: толстый, с розовой кожей - сим-бирский помещик, розовый и гладкий, как йоркширскийпоросенок (Куприн).При метафорическом именовании мужчины словомкрыса актуализируется признак, обозначающий родзанятия, при этом он расценивается как что-то незна-чительное, неважное, мелкое - а там уж чинов-ник для письма, эдакая крыса (Гоголь).Языковая метафора зубр реализует образ мужчины,придерживающегося отсталых взглядов: Еще Палицын:слава Орла, один из столпов его, один из тех зубров-чудаков, которыми искони славится Россия (Бунин).Вторая модель «Мужчина - это птица» представленаследующими существительными: беркут, воробей, ворон,гусь, индюк, коршун, курица, орел, петух, попугай, сокол,соловей, сыч, филин, ястреб. При метафорической номи-нации мужчины в рамках данной модели наблюдаетсяактуализация различных признаков денотата. Метафорыкоршун, орел, сокол, ястреб репрезентируют совокуп-ность таких характеристик, как храбрость, мужествен-ность, смелость, физическая сила, способность к нападе-нию, яростному сражению: Раненый коршун, темнойстрастью товарищ дивный был объят (Гумилев); Онвзглядом, мужеством, породой, Заслугой, силою - орел [ографе А.Г. Орлове] (Державин); Разве мне стерпеть лег-ко, Что застрял мой сокол? Пусть он едет далеко,Пусть летит высоко (Исаковский); как это ухит-рялся он не разорваться: чуть не каждый день бы-вать в именье, ястребом следить за каждой пядью зем-ли... (Бунин). Следует отметить, что метафора сокол мо-жет также употребляться в поэтическом дискурсе дляласкового именования мужчины (брата, мужа, любимо-го): У крыльца высокого встретила я сокола, Я весноювстретила, на любовь ответила (Исаковский).При употреблении лексических единиц попугай, со-ловей для метафорического именования мужчины ас-социирование строится на основе сходства звучанияптиц с речью: попугай: повторять механически, без-думно - Свобода - превращеньем роли - На их услов-ном языке есть отреченье личной воли, чтоб бытьвинтом в паровике; быть попугаем однозвучным, ко-торый, весь оторопев, твердит с усердием докучнымему насвистанный напев (Вяземский); соловей: бытькрасноречивым, хорошо петь - Мил уехал далеко-далече, Улетел веселый соловей (Исаковский).При анализе метафорических контекстов с лексе-мами индюк, курица, петух, сыч, реализирующими об-раз мужчины, нами был выявлен ряд признаков, репре-зентирующих специфику поведения: а) индюк: глупый,заносчивый, надменный - Граф хорохорился, как мо-лодой индюк (Чехов); б) курица: безвольный, бесха-рактерный - Он падал мне в ноги и плакал, он целовалмне вот эти самые сапоги Это болезненная ку-рица в падучей болезни, со слабым умом [о Смердяко-ве] (Достоевский); в) петух: заносчивый, забияка -Граф весел, как петух, поет кукареку И, горд победоюсвоей, ...Пиррихьем вновь звучит, как скриплою теле-гой [А.С. Хвостову] (Державин); г) сыч: нелюдимый,угрюмый - А поп, как в тине, в рясе. Торчмя торчит,что сыч (Нарбут).При именовании мужчины вороном, воробьем, фи-лином актуализируется признак внешнего сходстваптиц с человеком: Отец мой был похож на ворона. Невысокий, плотный, немного сутулый, грубочерноволосый, темный длинным бритым лицом, боль-шеносый, был он и впрямь совершенный ворон (Бунин),Он сидел и слушал, по обыкновению своему, нахохлив-шись, как воробей в клетке, молчаливый и серьезный,одутловатый, с своими взъерошенными белыми воло-сами (Достоевский); Барин у нас никуда, голова толка-чом, голая, наденет круглые очки - чистый филин (Бу-нин). Считаем важным заметить, что в русском языкеслова «ворон», «воробей», «филин» в прямом номина-тивном значении мужского рода, и в переносном значе-нии они употребляются применительно к мужчинам.Третью метафорическую модель «Мужчина - этодерево» составляют существительные, в прямом номи-нативном значении называющие разные виды деревьев:дуб, кедр, кипарис, тополь, а также лексема пень, опре-деляемая как «нижняя часть ствола срубленного, спи-ленного или сломленного дерева вместе с оставшимисяв земле корнями и комлем» [10. С. 498]. При моделиро-вании образа мужчины метафорами кедр, кипарис, то-поль ассоциативным признаком выступает признак,репрезентирующий высокий рост и атлетическое тело-сложение - Как кедр, высок и строен Сидората [царьо сыне] (Надсон); Вот вы и я: подобье розы милой,цветете вы и чувством, и красой; Я кипарис угрюмыйи унылый, воспитанный летами и грозой (Вяземский);Испанец молодой, с осанкой гордой, как топольстройный, с черными глазами (Лермонтов). Рассмот-рим пример, содержащий метафору дуб - Идут, идутбрат в брата стоят середь избы - Богатыри.Дубы! (Твардовский). Существительное дуб в прямомноминативном значении употребляется для обозначе-ния крупного лиственного дерева семейства буковых спрочной древесиной и плодами-желудями. При мета-форизации отмечаем актуализацию ряда признаковсферы-источника метафорической экспансии, что дела-ет возможным охарактеризовать мужчину как сильно-го, крупного, с крепким телосложением человека. Су-ществительное пень используется для репрезентацииумственных способностей: несообразительный, глу-пый, бестолковый - Пень фиговый я был сперва, бол-ван бесплодный (И. Барков).Анализ метафорических единиц четвертой модели«Мужчина - это божество или мифологическое су-щество», в которую вошли лексемы ангел, Аполлон,Атлант, бог, Геркулес, Давид, князь тьмы, серафим,херувим, черт, показал, что метафорические номина-ции несут в себе оценочные характеристики. Как отме-чает Н.Д. Арутюнова, «аксиологичекие значения пред-ставлены в языке двумя основными типами: общеоце-ночным и частнооценочным» [11. С. 198]. Существи-тельные ангел, серафим, херувим, входящие в эту мо-дель, обозначают положительную оценку мужчины,представляя его как воплощение красоты, добра, чего-либо положительного, благочестивого, лучших челове-ческих качеств, тем самым давая общую оценку. При-ведем примеры ассоциативных реализаций образов дляхарактеристики мужчины с данными метафорами: О!ангел наших дней прекрасный, Благого образ существа[об Александре I] (Державин); Послушай, неба сера-фим, ниспосланный счастливить смертных [об Алек-сандре I] (Державин); Он тебя испугался, тебя, голубя.Ты «чистый херувим». Тебя Дмитрий херувимом зо-вет (Достоевский).Отрицательная оценка представлена метафорамикнязь тьмы, черт, характеризуя мужчину как подлого,бесчестного человека, способного совершить что-либодурное: Где он, со пламенным мечом женущий князятьмы и злобы, глотавшего в пути своем болезни, муки,смрад и гробы, бегущего, как хищный волк? [о Кутузове иНаполеоне] (Державин); Крови пил в день ведер по сту, -Сущий черт, хоть был без рог [о Наполеоне] (Державин).Другой вид оценочного именования человека про-исходит на основе определенных признаков и являетсячастной оценкой. При моделировании образа мужчиныметафорические образы репрезентируют следующиехарактеристики: Аполлон, Атлант, Геркулес: атлетиче-ское телосложение, необыкновенная сила - Но не вмечте ль, иль в яве я с Дианой Аполлона вижу? [обАлександре I] (Державин); Кто сей, по образу Атлан-та на рамена поднявший свет? [о Павле I] (Державин);Се росский Геркулес: где сколько ни сражался, всегданепобедим остался, жизнь его полна чудес! [о Суворо-ве] (Державин); Давид: смелый, отважный - О кроткийсеверный Давид! - И Филистимлянин туманный напрахе бледный, обуянный, средь войск, как дуб в лесу,лежит [о Кутузове, победившем Наполеона] (Держа-вин); бог: могущественный, обладающий властью - Тыбог мой был, ты клятву дал, Ты ныне клятву ту попрал[послание к изменившему любовнику] (Державин).Таким образом, представляется возможным сделатьвывод о том, что метафоры, формирующие образ муж-чины в русском поэтическом дискурсе, выражают са-мые разнообразные смыслы. Анализ метафорическихконтекстов показал, что в большинстве случаев мета-форические единицы представляют положительнуюоценку мужчины, что в целом является характернымдля поэтического дискурса. В ходе исследования намибыли выявлены следующие ассоциативные признаки,объединяющие все метафорические модели, во-первых,мужчина, обладающий крепким телосложением и фи-зической силой, обычно рослый; во-вторых, мужчина,наделенный такими чертами, как храбрость, смелость,отважность, что позволяет рассматривать его в ролизащитника своей семьи, отечества и доблестного воина;в-третьих, могущественный мужчина, обладающийвластью. Следует выделить ряд других важных призна-ков, фиксирующих в языке стереотип маскулинности, -это признаки, репрезентирующие умственные способ-ности, манеры движения, особенности поведения. Приэтом можно говорить о том, что метафорические моде-ли взаимодействуют друг с другом, создавая целост-ный образ мужчины.

Ключевые слова

гендер, маскулинность, метафорическая модель, окказиональная метафора, поэтический дискурс, gender, masculinity, metaphoric model, occasional metaphor, poetic discourse

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Комиссарова Ольга ВалентиновнаНациональный исследовательский Томский политехнический университетаспирант кафедры русского языка и литературы, старший преподаватель кафедры лингвистики и переводоведения Института международного образования и языковой коммуникацииok_kom@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем / Пер. с англ.; Под ред. и с предисл. А.Н. Баранова. М.: Едиториал УРСС, 2004. 256 с.
Чудинов А.П. Метафорическая мозаика в современной политической коммуникации. 2-е изд., стереотип. Екатеринбург, 2005. 257 с.
Резанова З.И. Метафорический фрагмент русской языковой картины мира: идеи, методы, решения // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2010. № 1 (9). С. 26-43.
Трофимова Е.И. Терминологические вопросы в гендерных исследованиях // Доклады второй международной конференции «Гендер: язык, культура, коммуникация». М., 2002. С. 41-54.
Резанова З.И. Дискурсивные картины мира // Картины русского мира: современный медиадискурс. Томск, 2010. С. 9-90.
Рябых Е.Б. Метафоризация концептов природных явлений в поэтическом дискурсе: На материале русского и немецкого языков: Дис. … канд. филол. наук. Тамбов, 2006. 242 с.
Lakoff G., Turner M. More Than Good Reason. Chicago: University of Chicago Press, 1989. 237 p.
Павлович Н.В. Словарь поэтических образов: На материале русской художественной литературы XVIII-XX веков: В 2 т. М.: Эдиториал УРСС, 1999. Т.1. 848 с.
Чудинов А.П. Политическая лингвистика: Учеб. пособие. 2-е изд., испр. М.: Флинта; Наука, 2007. 256 с.
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. 4-е изд., доп. М.: Азбуковник, 1999. 944 с.
Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М.: Языки русской культуры, 1999. 896 c.
 Метафорические образы мужчины в русском поэтическом дискурсе (на материале словаря Н.В. Павлович «Словарь поэтических образов») | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Метафорические образы мужчины в русском поэтическом дискурсе (на материале словаря Н.В. Павлович «Словарь поэтических образов») | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Полнотекстовая версия