О консервативной сущности черной сотни России начала XX в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

О консервативной сущности черной сотни России начала XX в.

Рассматриваются вопросы, связанные с общей характеристикой черносотенного движения. Проблему типологизации правомонархической идеологии как консервативной предложено решать посредством использования в качестве лакмусовой бумажки отношения к уваровскому триединству - «Православие, самодержавие, народность», а относимости к черносотенному спектру - путем использования в качестве критерия отношение к «ничем земным не ограниченному самодержавию в русском православном его проявлении». Предложенные критерии дают основание для пересмотра укоренившихся в исторической науке взглядов на некоторые правые организации как черносотенные.

On conservative essence of the Black Hundred.pdf Появления черной сотни на политической арене Рос-сии в начале XX в. как общественно-политического дви-жения обусловлено реакцией традиционалистской частинаселения на Первую российскую революцию и Мани-фест 17 октября 1905 г., что позволяет отнести его кконсервативному спектру, выполнявшему охранитель-ную функцию по противодействию угрозе свержениянеограниченной самодержавной монархии [1]. Усло-виями появления и существования черной сотни явля-лись наличие угроз традиционной власти и снижениеактивности при затухании опасности.Важной причиной широкой социальной базы и ис-ключительно быстрой мобилизации, позволившей чер-ной сотне стать серьезной политической силой, сталаобщность миропонимания традиционалистской частинаселения России, отражавшая универсальные христи-анские мировоззренческие ценности, обширный спектрстереотипов социально-исторического мышления, апо-логеты которой находились во всех слоях общества.Консерватизм масс, ставший импульсом для пополнениячерносотенных организаций, имел также психологиче-ский и социальный аспекты, вырастая на основе тради-ционализма, являющегося свойством человеческой пси-хики и внутренней потребностью человека [2. С. 47-48].Проблема отнесения черносотенной идеологии кразряду консервативной может быть решена посредст-вом выявления общности идейных основ и системообра-зующих компонентов крайне правой доктрины с евро-пейским и русским консерватизмом, обусловленныхзащитой христианской и национальной традиции [3.С. 593; 4]. Квинтэссенция русской консервативно-политической философии, выраженная уваровскойтриадой «Православие, самодержавие, народность», со-ставила фундамент черносотенной идеологии, на кото-ром строились система ценностей, базовые принципы иостальные положения крайне правой доктрины, а имен-но: православная константа и первенство Русской пра-вославной церкви, незыблемость самодержавной властии приоритет сильного государства, самобытность рос-сийской цивилизации, специфика подходов к имперскойи инородческой проблематике, роли и места русскогонарода в контексте сохранения империи, мессианству,«русской идее» и др.Анализ программных установок и практическойдеятельности позволяет квалифицировать черную сот-ню как консервативно-реформистское движение, ори-ентировавшееся на серьезные преобразования в сторо-ну возрождения поврежденных в ходе реформ XVIII -начала XX в. исторических основ русской цивилиза-ции, восстановления принципа допетровского само-державия «единения царя с народом» и национальнойполитической традиции. Неприятие порожденной пет-ровскими реформами абсолютистской монархии, сло-жившегося в результате Первой русской революциипостманифестного строя, а также антинациональнойбюрократии и являвшегося транслятором различныхзападных концепций оппозиционного лагеря не позво-ляет отнести черносотенные организации как к ситуа-тивно-консервативным партиям, стремившимся сохра-нить существующее статус-кво, так и реакционным,ориентировавшимся на частичный или полный возвратк доманифестному строю.Черная сотня представляла консервативное религи-озно-политическое движение, определившее принципысамоорганизации традиционалистской части населенияв условиях постепенного разрушения самодержавноймонархии, угроз главенствующим позициям Русскойправославной церкви и целостности страны. Противо-речивость черносотенной идеологии, ставшая резуль-татом диффузии концепций охранителей с их идеейбожественного происхождения царской власти и сла-вянофилов с их либеральными идеями «нации-суверена», привела к расколу черносотенного движе-ния на дубровинцев, оставшихся верными канонам, иобновленцев, принявших либеральную идею народакак источника властных прерогатив, что дало им воз-можность признать ограниченность власти царя Госу-дарственной думой и Манифестом 17 октября. Опорана противоположные по своим классовым устремлени-ям традиционалистские социальные слои привела кбесконечным расколам в черносотенном движении изатем, по мере дискредитации в общественном созна-нии православно-монархической идеи, к организаци-онному краху правых.Исходя из широкого спектра политических партий,декларировавших лозунг «Православие, самодержавие,народность», в качестве критериев отнесения к чернойсотне предлагается использовать приверженность кон-цепции божественной санкционированности царскойвласти, незыблемости самодержавия, недопустимостиего ограничения законодательными представительны-ми учреждениями, что позволит проводить четкую по-литическую и персональную бифуркацию. Использо-вание уваровской триады в совокупности с даннымкритерием в качестве определителя принадлежности кчерносотенному сегменту позволяет признать Дубро-винский Союз Русского Народа эталоном черносотен-ной организации и оспорить стереотипное мнение обидентичности черносотенной и националистической (втом числе фашистской) доктрин. Предложенный кри-терий сам собой снимает и проблему отнесения участ-ников погромного движения в октябре 1905 г. к чернойсотне по причине невозможности определения ихидейно-политических убеждений.Общность идейных основ и системообразующихкомпонентов черносотенной идеологии с европей-ским и русским консерватизмом, обусловленных защи-той христианской и национальной традиции, устанав-ливает границу с националистической (в том числефашистской) доктриной. Главный водораздел междудвумя мировоззрениями проявился в отношении к ре-лигиозной константе. Русский национализм отказалсяследовать выработанным отечественными консервато-рами принципам приоритета религиозного компонента(православия) перед этническим (народностью) и не-раздельности «православия» и «самодержавия», отдав втриаде предпочтение «народности» и подчинив ей дваостальных элемента. Идентичность функции защитынациональной традиции обусловила формированиеложного мнения о черносотенной идеологии как тож-дественной националистической и фашистской.Разность идейных основ черносотенной и национа-листической (в том числе фашистской) доктрин обу-словила отличие в подходах к решению основных по-литических проблем: государственному устройству,национальному вопросу, сохранению империи, пер-спективам развития страны [5-7]. Первенствующийстатус Русской православной церкви и самодержавнаясистема властиустроения выступали в идейной системенационалистов лишь элементами национальной тради-ции, положением которых следует поступиться с уче-том изменения политической ситуации. Черносотенцыже стремились к защите православного и самодержав-ного кредо. Поддержание территориального статус-квои отсутствие у черной сотни программы внешней экс-пансии отличало ее от фашистов, которым было харак-терно подчинение внутренней жизни своих стран ре-шению внешнеполитических задач завоевания коло-ний. Разность лежит и в мессианизме черносотенцев ифашистов: если первые посредством распространенияправославия желали привести человечество к духовно-му возрождению, то фашизм преследовал цели подчи-нить и закабалить.Черносотенцы жестко противопоставили себя и ро-жденным в иных социокультурных условиях западнымучениям - либерализму и социализму. Перспективаразвития страны должна была, по их мнению, опирать-ся не на западные схемы, а на православные и нацио-нальные идейные корни. В отличие от сторонниковлиберализма и социализма черносотенцы не навязыва-ли свои рецепты спасения другим народам и странам,четко определяя, что их мировоззрение имеет русоцен-тричный характер и предназначено только для русско-го народа. Правомонархистам не приходилось ссылать-ся на западно-европейских авторов в связи с эксклю-зивностью «русской идеи» и отсутствием другого ис-торического примера воплощения идей православия,самодержавия и народности.

Ключевые слова

черная сотня, крайне правая идеология, консерватизм, базовые ценности русской цивилизации, Black Hundred, extreme right ideology, conservatism, traditionalism, basic values of Russian civilization

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Размолодин Максим ЛьвовичУправление ФСБ РФ по Ярославской области (г. Ярославль)кандидат исторических наук, сотрудникrazmolodinml@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Huntington S.P. Conservatism as an Ideology // American Political Science Review. 1957. Vol. LI.
Размолодин М.Л. О консервативной сущности черной сотни» / Под ред. проф. Ю.Ю. Иерусалимского. Ярославль: Нюанс, 2010.
Манхейм К. Диагноз нашего времени. М., 1994.
Рахшмир П.Ю. Аналитик широкого профиля // Новый компаньон. 2000. 26 декабря. № 45 (151).
Коцюбинский Д. Всероссийский национальный союз // Политические партии России. Конец XIX - первая треть ХХ века: Энциклопедия. М., 1996.
Коцюбинский Д. Русский национализм в начале ХХ столетия. М., 2001.
Дьяченко А.Н. Русский национализм как идеология и социально-политическая практика: социально-философский анализ: Автореф. дис. ... канд. философ. наук. Ростов н/Д, 2004.
 О консервативной сущности черной сотни России начала XX в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

О консервативной сущности черной сотни России начала XX в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Полнотекстовая версия