Общественно-политическая жизнь и идеологические кампании на историко-филологическом факультете Томского государственного университета во второй половине 1940-х - 1950-е гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Общественно-политическая жизнь и идеологические кампании на историко-филологическом факультете Томского государственного университета во второй половине 1940-х - 1950-е гг.

Одним из наиболее интересных, насыщенных событиями и в то же время противоречивых периодов в истории нашей страны является вторая половина 1940-х - 1950-е гг. - переходное время от завершающегося этапа сталинизма к начальному этапу «Оттепели». Эти этапы, являясь по своей сути дихотомическими, оставили значительный след в истории страны, в том числе и в отечественной высшей школе. В работе была сделана попытка на материале ИФФ ТГУ дать характеристику этому периоду в отношении гуманитарного сегмента советской высшей школы и выявить его характерные черты в провинциальном сибирском вузе.

Political life and ideological campaigns at the Department of History and Philology of Tomsk University in 1940s-1950s.pdf Исторический факультет в ТГУ был открыт накану-не войны в 1940 г. и в 1941 г. был реорганизован в ис-торико-филологический факультет (ИФФ) [1]. При ор-ганизации в ТГУ истфака, во исполнение известногопостановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) 1934 г. [2],Наркомпрос РСФСР ставил задачу подготовки новыхкадров историков, чтобы поднять на новую ступеньдело исторического образования в средних и высшихшколах Сибири. Согласно инструкции НаркомпросаРСФСР истфак ТГУ должен был готовить всестороннеразвитые научные и преподавательские кадры истори-ков, «вооруженные знаниями конкретного историче-ского материала, владеющих марксистско-ленинскимметодом диалектики и способных с позиции научногомарксизма-ленинизма рассматривать сложные событияистории и современной общественной жизни» [3.Л. 10об]. В отчетном докладе партгруппы истфака запервый год его работы говорилось, что значение егооткрытия в ТГУ было огромным, поскольку «историк -одна из наиболее дефицитных специальностей в нашейстране» [4. Л. 19]. Директор ТГУ доцент Я.Д. Горлачевна собрании партгруппы факультета в апреле 1941 г.отметил, что факультет готовит не только преподавате-лей для средних школ, но и партийных работников [3.Л. 7об]. Таким образом, истфак сразу стал рассматри-ваться руководством как центр подготовки еще и ра-ботников по идеологическому воспитанию населения.Именно поэтому в военные годы ИФФ сыграл значи-тельную роль в деле подготовки специалистов и в пат-риотическом воспитании населения Томска и городовЗападной Сибири.В послевоенные годы ИФФ включал три отделения -историческое, русского языка и литературы и классиче-ской филологии. В 1947 г. последнее было преобразова-но в отделение русского языка, психологии и логики.ИФФ стал вести подготовку специалистов по историиСССР, всеобщей истории, русскому языку, русской ли-тературе, классической филологии, логике и психологии[5. 7 авг.]. В 1955 г. отделение русского языка, психоло-гии и логики было закрыто, и остались только два отде-ления - историческое и филологическое.В первые послевоенные годы на ИФФ, ввиду егоспецифики и особого положения в системе идейно-политического воспитания, стала проводиться серьез-ная работа среди преподавателей и студентов, направ-ленная на укрепление их идейно-политических взгля-дов, которые были значительно ослаблены после вой-ны, особенно в отношении вопросов внешней политикиСССР и взаимоотношений со странами Запада. Крометого, в эти годы возрос партийно-государственныйконтроль за работой вузов. На ИФФ был проведен рядоткрытых собраний партбюро, где в качестве докладовбыли сделаны сообщения о международном положе-нии, о работе Генассамблеи ООН, а после знаменитойречи У. Черчилля в Фултоне были проведены расши-ренные занятия со студентами и преподавателями пообсуждению сложившейся ситуации, которая заложилаоснову «опускания железного занавеса» между двумявоенно-политическими блоками [6. Л. 10].В течение 1947-1948 гг. сначала на всесоюзном, азатем и на региональном уровнях стали проводитьсякрупные идеологические кампании, которые в основ-ном, были направлены против советской интеллиген-ции. Однако в условиях Западной Сибири они имелисвои особенности и характерные черты [7, 8]. Эти кам-пании, с одной стороны, были направлены на борьбу синакомыслием в СССР, которое стало проявляться впослевоенные годы, а с другой - имели своей цельюусиление чувства патриотизма советских граждан,поднятие значения и престижа отечественной науки,культуры и в целом Советского государства. Чередаэтих кампаний не прошла и мимо ТГУ. Первые кампа-нии, которые состоялись в стенах университета, былиориентированы на борьбу с «низкопоклонством» передЗападом и борьбу с космополитизмом. Эти кампаниистали оказывать определенное влияние на обществен-но-политический климат в профессорско-преподава-тельской и студенческой среде ИФФ.Проводимые в ТГУ кампании были направлены надве составляющие университетской жизни - на образо-вательный процесс и научную деятельность. В ходеэтих кампаний в ТГУ было пересмотрено и изменено90 учебных программ на разных факультетах. В основ-ном это затронуло гуманитарные и общественно-научные кафедры, в первую очередь кафедры ИФФ. В1948 г. ученый совет ИФФ с участием профессорско-преподавательского состава пересмотрел большуючасть лекционных курсов «по линии настойчивого про-ведения большевистского принципа партийности в ихчтении и отказа от преклонения перед западной буржу-азной наукой и широкой популяризации достиженийрусских ученых в прошлом и, в особенности, успеховсоветских исследователей» [6. Л. 46об.]. Особенно тща-тельно были пересмотрены программы учебных курсовна кафедре русской литературы [9. Л. 144-144об.]. Зна-чительные изменения в учебные планы и программывносились также и на исторических кафедрах [9.Л. 144об.-145]. Так, в отношении филологических ка-федр изменения сводились к наиболее яркому выделе-нию роли отечественных ученых в литературоведче-ских и лингвистических исследованиях в сравнении сзарубежными исследованиями [9. Л. 144-144об.]. Вотношении исторических кафедр изменения были на-правлены на следующие аспекты. В учебных курсахкафедры истории СССР наиболее рельефно стала от-ражаться роль России на мировой арене, особенно вчасти освободительного движения балканских народови роли прославленных русских полководцев. На ка-федре новой истории особое внимание было обращенона выявление принципиального отличия Октябрьскойреволюции от буржуазных революций, происходившихв других странах, показывались реакционная роль вистории нового времени английского и американскогоимпериализма, «лживость и порочность англо-саксонской демократии» [9. Л. 145]. В изложении лек-ционного материала сотрудниками кафедры историиДревнего мира и Средних веков систематически про-водилась критика основных направлений западноевро-пейской историографии по кардинальным проблемамистории Средних веков. Ими стала вестись популяри-зация исследований советских медиевистов, особоевнимание обращалось на разоблачение фашистскойфальсификации истории о «превосходстве немецкойрасы» над славянами [9. Л. 145].В марте 1949 г. прошло собрание научных работни-ков и студентов ИФФ, посвященное «вопросу об анти-патриотической группе критиков и проявлениях кос-мополитизма, эстетства и формализма в советской ли-тературе». На собрании подвергся критике ряд совет-ских писателей и литераторов, в том числе и томских,«за формализм, эстетство и безыдейность». Подверга-лись критике и советские фольклористы за «их компа-ративистские установки». Собрание «единодушно вы-разило свое огромное удовлетворение выступлениямицентральной печати, разоблачившей вредную деятель-ность антипатриотической группы критиков-космопо-литов» [10. 21 марта]. Однако к чести ИФФ ТГУ, наэтом вся борьба и прекратилась.В силу отдаленности ТГУ от центра страны профес-сорско-преподавательский состав ИФФ мало пострадалот этих кампаний. Однако некоторые отголоски репрес-сивной политики в отношении гуманитарной интелли-генции докатились и до него. В ходе этих кампаний поразным основаниям под давлением властей были выну-ждены уйти с факультета и перейти на работу в другиевузы профессора К.Э. Гриневич и А.П. Дульзон, доцентВ.Ю. Гессен. Доцент Р.Е. Кугель был осужден по58-й статье УК РСФСР и приговорен к заключению. Восновном всех их обвиняли в том, что они недооценива-ли в своих курсах роль русских исследователей и пре-подносили свой материал с точки зрения буржуазногообъективизма [11. Л. 3].Таким образом, широкомасштабными репрессиямии мероприятиями по изменению учебной и научнойдеятельности эти кампании в ТГУ для гуманитариевотмечены не были. Все ограничивалось лишь разборомперсональных дел на общих собраниях коллектива фа-культета и некоторыми корректировками учебного инаучного процесса, исходившими из требований общейидеологической конъюнктуры, которой вынужденыбыли придерживаться руководители факультета и ка-федр. В значительной степени, как отмечает Б.Г. Мо-гильницкий, эта борьба на факультете и в университетеносила «ритуальный характер и была борьбой вообще»[12. С. 127].Еще одной громкой идеологической кампанией ру-бежа 1940-х - 1950-х гг. стало разоблачение позицииакадемика Н.Я. Марра (так называемая «марровскаяшкола») в отношении вопросов языкознания. В1950/51 учебном году работа факультета и всех кафедр(не только филологических) проходила «в обстановкеосвоения всем коллективом гениального сталинскоготруда «Марксизм и вопросы языкознания», в обстанов-ке развернутой деятельности по практической реализа-ции в педагогическом процессе выводов из этого тру-да» [13. Л. 18]. Была начата работа по коренному пере-смотру преподавания «в плане практической реализа-ции выводов из работы И.В. Сталина» [13. Л. 18]. Про-спекты некоторых курсов, читавшихся кафедрамиИФФ, стали предметами специальных кафедральныхсовещаний, проходивших в обстановке критическогоанализа «марровских ошибок», которые якобы допус-кались сотрудниками кафедр, в том числе историче-ских, на протяжении нескольких лет.Период второй половины 1940-х - начала 1950-х гг.также был ознаменован в СССР серией идеологическихкампаний против некоторых наук и их представителей.Шли гонения как на отдельные научные направления ишколы, так и в целом на науки (например, на генетику,кибернетику и проч.). Одной из таких «жертв» сталафилософия, которая тесным образом в учебном и науч-ном процессе была связана с историей и филологией.Так, в октябре 1947 г. в Москве прошла философскаядискуссия, которая, по словам ее инициатораА.А. Жданова, «превратилась в своего рода всесоюз-ную конференцию по вопросам состояния научно-философской работы» [5. 14 окт.]. По итогам москов-ской дискуссии приказом замминистра ВиССО СССРна ИФФ ТГУ в 1947/48 учебном году предполагалосьдаже открыть кафедру философии [5. 22 окт.]. Кафедрадолжна была создаваться главным образом для самогоИФФ, чтобы улучшить качество преподавания на немфилософских дисциплин. Кроме того, предполагалосьоткрыть еще и философское отделение при ИФФ [5.22 окт.]. Однако эта мера в силу разных причин так ине была реализована.После смерти И.В. Сталина, особенно после про-шедшего в 1956 г. XX Съезда КПСС, идеологическиекампании продолжились. Они лишь изменили свойвектор направленности. В эти годы стала идти борьбауже с пережитками прошлого в виде борьбы с «догма-тизмом, начетничеством и доктринерством в препода-вании и науке и во всех областях идеологической по-литики» [14. 13 мая], с культом личности самогоИ.В. Сталина и т.п. В связи с решениями XX Съезда вовсех университетах страны стали вновь пересматри-ваться учебные программы, характер работы, дажестиль преподавания работников вузов. Кардинальнымизменениям подверглась и доктрина гуманитарногообразования и науки. Подобные процессы стали проис-ходить и в стенах ТГУ. На его факультетах проводи-лись заседания ученых советов, в рамках всего ТГУпроходили конференции и собрания преподавателей истудентов, где обсуждались вопросы дальнейшего раз-вития науки и образования [15. Л. 58-60об.]. Высту-павшие на собраниях ведущие сотрудники ТГУ особоподчеркивали «необходимость коренной перестройкивсей учебной и научной работы в свете историческихрешений XX Съезда КПСС» [15. Л. 59 об.]. По итогамряда таких собраний ученый совет ИФФ постановилвсем кафедрам в основу работы положить материалыXX Съезда и обратить особое внимание на борьбу скультом личности, доктринерством, догматизмом иначать сближение науки с практикой. Кроме того, былопринято решение поручить деканату и заведующимкафедрами совместно выработать план мероприятий поконкретному применению решений Съезда в деятель-ности кафедр, что и было реализовано в последующийпериод [15. Л. 60об.].Надо сказать, что в эти годы, помимо чисто адми-нистративных и репрессивных мер в вопросе идеоло-гической работы с профессорско-преподавательскимсоставом, на факультете активно применялись и воспи-тательные меры. Политико-воспитательная работа сре-ди сотрудников факультета шла в рамках методологи-ческих семинаров, проводимых для сотрудников и ас-пирантов ИФФ. По сравнению с методсеминарами дру-гих факультетов, занятия на ИФФ всегда отличалисьнаибольшей активностью его участников и масштабно-стью. Поскольку большую роль во внутрифакультет-ской жизни всегда играла партийная организацияИФФ, то она контролировала научную, преподаватель-скую, общественную жизнь сотрудников и студентов.В том числе огромное влияние она оказывала и на те-матику и содержание методсеминаров. К тому же пар-тийная организация ИФФ всегда относилась к числунаиболее крупных факультетских парторганизацийуниверситета [16. Л. 27]. Особое место методсеминарав системе политико-воспитательной работы определя-лось уже тем, что он фактически решал двуединую за-дачу: во-первых, служил задачам идейно-полити-ческого воспитания профессорско-преподавательскогосостава ИФФ и, во-вторых, повышал его научно-теоретическую подготовку.Студенты ИФФ в наименьшей степени, чем препо-даватели, были стеснены формальными рамками офи-циальной идеологической жизни, поэтому их общест-венная жизнь была более насыщенной и активной.Большое влияние на это оказывали общие условия по-слевоенного времени и то, что в те годы на факультетеобучалось большое количество фронтовиков, обладав-ших широким спектром либеральных взглядов. Так,летом 1948 г. группой студентов ТГУ и ТПИ было соз-дано неформальное объединение под названием «Лун-ное общество». Студент ИФФ первых послевоенныхлет Б.Г. Могильницкий характеризовал его как «лите-ратурно-эротическое общество», члены которого пред-принимали попытки создания свободной, вольной жиз-ни, «которая выходила за рамки того регламента, тогостатуса, который был положен» [17. С. 137]. Естест-венно, что общество просуществовало недолго. Вскоредеятельность их организации привлекла к себе внима-ние областных органов госбезопасности, и было начаторазбирательство по этому делу, однако обвинить их нив антигосударственной деятельности, ни в антисовет-ской агитации или пропаганде не удалось. Участникиэтой группы отделались лишь строгими выговорами иобщество само прекратило свое существование.Одним из самых заметных и неординарных событийстуденческой жизни того периода явился комсомоль-ский диспут, прошедший в конце 1956 г. в ТГУ. ПослеXX Съезда КПСС по всей стране, особенно в вузах,активизировалась общественно-политическая жизнь, впервую очередь, в кругах студентов и молодых препо-давателей. Не остались в стороне от этого и студентыИФФ ТГУ. В ноябре 1956 г. они приняли участие вуниверситетском комсомольском диспуте, прошедшемв зале областного лектория, по вопросам дальнейшегоразвития Комсомола [18]. На этом собрании студентгеолого-географического факультета ТГУ Г. Швейник(зам. председателя спортклуба ТГУ) в своем выступле-нии заявил о формализме и заорганизованности в ком-сомольской организации. Среди выступавших на этомдиспуте был и выпускник ИФФ Н.С. Черкасов (зам.секретаря комитета ВЛКСМ ТГУ, кандидат в членыКПСС, ассистент кафедры всеобщей истории) [19.Л. 7]. Он поддержал высказывание Г. Швейника о не-обходимости большего развития самостоятельностикомсомола. Это собрание вызвало широкую дискуссиюи отклик во всем университете.Проблема, затронутая на университетском диспуте,нашла свое продолжение на комсомольском собранииИФФ под лозунгом «Эй, товарищ, больше жизни!». Сточки зрения сегодняшнего дня, там не было никакогоинакомыслия, но царило стремление студентов выска-заться и выразить свое особое мнение, отличное отофициальной позиции руководства ВЛКСМ [17.С. 145]. Однако после череды подобных несанкциони-рованных и произвольных собраний уже 9 января1957 г. было принято решение Томского обкома КПСС«О политико-воспитательной работе среди студентовТГУ». Согласно этому решению в отношении некото-рых участников диспута были приняты не только дис-циплинарные, но и административные меры. В частно-сти, Н.С. Черкасов был исключен из кандидатов в чле-ны КПСС и уволен с работы. На кафедре, где он рабо-тал, и в его доме были произведены обыски и выемкадокументов [19. Л. 7]. Многие студенты ИФФ, сочув-ствуя любимому преподавателю, даже собрали деньгиему на подарок, когда его уволили с работы [20. Л. 4].17 января 1957 г. состоялось закрытое собраниепартийной организации ИФФ. На повестке дня стоялообсуждение двух решений: решения парткома ТГУ от7 января 1957 г. «Об итогах проведения комсомольскихсобраний и диспутов» и решения Томского ОбкомаКПСС от 9 января 1957 г. «О политико-воспитательнойработе среди студентов ТГУ». Доклад о решении Том-ского обкома сделала секретарь парткома ТГУЛ.С. Фирюлина [20. Л. 1]. Все выступившие на собра-нии поддержали принятое обкомом решение. В поста-новлении собрания было записано, что «партийное бю-ро факультета допустило серьезную ошибку, разрешивпроведение диспута, не осуществив должного контроляза его подготовкой и проведением». Было подчеркнуто,что секретарь партбюро М.Е. Плотникова «допустилаполитическую близорукость, санкционировав демаго-гические выступления студента Ткаченко на комсо-мольском собрании» [20. Л. 5].Несмотря на то что данные события не повлекли засобой никаких кардинальных изменений в обществен-но-политической жизни факультета и университета,они показали политическую активность студентов имолодых преподавателей, их готовность к участию вобщественной жизни.Осознавая огромную важность контроля за общест-венно-политической жизнью студентов ИФФ, руково-дство факультета и университета придавало в этой свя-зи большое значение политико-воспитательной работес ними, которая являлась значительной составляющейвсего образовательного процесса в послевоенный пе-риод. Главную роль в организации этого процесса иг-рали партийная организация и комсомольское бюрофакультета. Политико-воспитательная работа средистудентов проводилась в форме политчасов по акту-альным вопросам современной внешней и внутреннейполитики, в форме привлечения студентов к агитаци-онной работе среди рабочей молодежи и школьниковТомска (из состава студентов формировались лектор-ские группы докладчиков, выступавших на предпри-ятиях и в школах Томска и области). Важным в поли-тико-воспитательной работе студентов факультета бы-ло постоянное их участие в сельскохозяйственных ра-ботах, в работах по благоустройству города и универ-ситета и т.п.Таким образом, во второй половине 1940-х -1950-е гг. ИФФ ТГУ, в силу своей отдаленности от цен-тра страны, незначительно пострадал от большинстваидеологических кампаний. Однако некоторые отголоскидокатились и до Томска, хотя широкомасштабными ре-прессиями и мероприятиями эти кампании в ТГУ отме-чены не были. Все ограничилось лишь разбором персо-нальных дел на общих собраниях и некоторыми коррек-тировками учебного и научного процессов. Причинутого, что репрессии на факультете в ходе идеологиче-ских кампаний не достигли размаха, нужно искать нетолько в том, что Томск находился вдалеке от столич-ных городов, но и в мудром поведении руководства ипрофессорско-преподавательского состава ИФФ, по-скольку они не давали обостряться конфликтным ситуа-циям, в том числе и после XX Съезда. По этому поводуБ.Г. Могильницкий говорил следующее: «...вообще надоотдать должное нашим факультетским отцам-основателям - очень достойно они себя вели в этой не-простой ситуации» [17. С. 138]. В частности, «факультетне проявил собственной инициативы в борьбе с космо-политизмом, - говорит Б.Г. Могильницкий, - потому чтово главе его стояли такие люди, как А.И. Данилов,А.П. Бородавкин и др. Я не знаю, можно ли их назватьлибералами, но это были люди очень социально ответст-венные, социально разумные» [17. С. 139].

Ключевые слова

ТГУ, общественно-политическая жизнь, идеологические кампании, TSU, political life, ideological campaigns

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Хаминов Дмитрий ВикторовичТомский государственный университеткандидат исторических наук, преддокторантkhaminov@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Хаминов Д.В. Восстановление исторического образования в Томском университете и первый период работы исторического (историко- филологического) факультета (1940-1945 гг.) // Вестник Томского государственного университета. История. 2010. № 1(9). С. 143-157.
Постановление СНК СССР, ЦК ВКП(б) от 15.05.1934 г. «О преподавании гражданской истории в школах СССР» // СЗ. 1934. № 26. Ст. 206; «Известия ЦИК СССР и ВЦИК», № 113, 16.05.1934 г.
Центр документации новейшей истории Томской области (ЦДНИ ТО). Ф. 115. Оп. 4. Д. 20.
Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. Р-815. Оп. 1. Д. 4298.
За советскую науку (Томск). 1947.
ЦДНИ ТО. Ф. 115. Оп. 4. Д. 21.
Сизов С.Г. Идеологическая кампания 1947-1953 гг. и вузовская интеллигенция Западной Сибири // Вопросы истории. 2004. № 7. С. 97-105.
Генина Е.С. Кампания по борьбе с космополитизмом в Сибири (1949-1953 гг.): Автореф. дис. … д-ра ист. наук: 07.00.02. Кемерово, 2009. 54 с.
ГАТО. Ф. Р-815. Оп. 1. Д. 4310.
За советскую науку. 1949.
ГАТО. Ф. Р-815. Оп. 1. Д. 2106.
Могильницкий Б.Г. Из истории становления исторического образования в ТГУ: А.И. Данилов - создатель Томской историографической школы // Вестник Томского государственного университета. 1999. № 268. С. 126-133.
ГАТО. Ф. Р-815. Оп. 1. Д. 4322.
За советскую науку. 1956.
ГАТО. Ф. Р-815. Оп. 25. Д. 4364.
ЦДНИ ТО. Ф. 607. Оп. 1. Д. 1203.
Могильницкий Б.Г. Вспоминая пережитое // Историческому образованию в Сибири 90 лет: исторический факультет Томского государственного университета в воспоминаниях и документах / Сост. Д.В. Хаминов, С.А. Некрылов. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2008. С. 134-158.
За советскую науку. 1989. 12 мая.
ГАТО. Ф. Р-815. Оп. 29. Д. 735.
ЦДНИ ТО. Ф. 115. Оп. 10. Д. 67.
 Общественно-политическая жизнь и идеологические кампании на историко-филологическом факультете Томского государственного университета во второй половине 1940-х - 1950-е гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Общественно-политическая жизнь и идеологические кампании на историко-филологическом факультете Томского государственного университета во второй половине 1940-х - 1950-е гг. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Полнотекстовая версия