Об уголовно-процессуальном и криминалистическом понимании целей и задач следственного действия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Об уголовно-процессуальном и криминалистическом понимании целей и задач следственного действия

Анализируются существующие подходы к определению целей и задач следственного действия в уголовно-процессуальной и криминалистической науках. Обосновывается вывод о необходимости различения уголовно-процессуальных и криминалистических целей и задач следственного действия. Определяется содержание криминалистических целей и криминалистических задач следственного действия. Оценивается методологическое значение уголовно-процессуального и криминалистического понимания целей и задач следственного действия.

On criminal procedure and forensic understanding of purposes and aims of investigatory actions.pdf Исследование проблем повышения эффективностикриминалистической деятельности следователя пред-полагает рассмотрение основных положений следст-венного действия как формы реализации тактико-криминалистических средств. В числе таких положе-ний находятся вопросы, касающиеся понимания кри-миналистических целей и задач следственного дейст-вия. Правильное решение названных вопросов позво-ляет, на наш взгляд, системно представить поисково-познавательную деятельность субъектов предваритель-ного расследования, структурировав её посредствомвыделения логических и фактических действий. Приэтом представляется важным, исследуя вопрос о поня-тии криминалистических целей и задач следственногодействия, опираться на соответствующие положенияуголовно-процессуальной науки, не затушевывая имисущность названных целей и задач.Как отмечает С.А. Шейфер, под целью понимаютидеальный образ результата деятельности, предваряю-щий самую деятельность; соответственно, цель следст-венного действия - это закрепленное в законе предви-дение возможности получения определенного познава-тельного результата. Целью любого следственногодействия является получение информации определен-ного вида. Цели следственного действия не определя-ются каждый раз субъектом познания, в том числе сле-дователем, заново, а формулируются в виде неких тре-бований заранее, как это имеет место в любой деятель-ности, направляемой общественными потребностями[1. С. 18]. «Цель следственного действия, − пишетС.А. Шейфер, − накладывает свой отпечаток и на фор-му применения методов познания в том или ином след-ственном действии. Используемые для изучения следовметоды наблюдения, измерения, сравнения, моделиро-вания, эксперимента и расспроса приобретают с учетомэтого определенную специализацию… Наконец, цельследственного действия предопределяет специфиче-ское сочетание познавательных операций, обеспечи-вающих извлечение искомых фактических данных изследов того или иного вида» [2. С. 18].Оперирование понятием «цель познавательной дея-тельности» дает возможность выделить в объекте по-знания те его стороны и свойства, которые удовлетво-ряют конкретной познавательной потребности субъек-та. В применении к процессу собирания доказательствцель следственного действия обеспечивает его после-довательную «специализацию», приспособленность кполучению конкретной искомой информации. Можносчитать, что специфической целью следственного дей-ствия является извлечение информации определенноговида и содержания из исследуемых объектов - следовсобытия. Иначе говоря, цель следственного действия -это идеальный образ информации (ее формы и содер-жания), которую предстоит получить следователю пу-тем применения предусмотренных законом познава-тельных приемов [1. С. 18-19].Очевидно, что с позиций уголовно-процессуальнойнауки такое понимание цели следственного действияявляется правильным. Вопрос лишь в том, насколькоточным должно быть определение тем или иным авто-ром, а также законодателем цели следственного дейст-вия и средств её достижения. При этом важным дляуголовно-процессуальной науки и практики, как отме-чают отдельные авторы, является не только то, что ка-ждое следственное действие имеет свою цель, собст-венный объект познания и осуществляется специфиче-скими способами в определяемых законом условиях, нои то, что следственные действия образуют специфиче-скую систему процессуальных действий по собиранию ипроверке доказательств, предусмотренную уголовно-процессуальным законом, характеризуются общимипознавательными задачами и удостоверительными опе-рациями, единым процессуальным режимом, юридиче-ской конструкцией, позволяющей различать гипотезу,диспозицию и санкцию, в равной мере подчинены прин-ципам уголовного процесса, им присуще единство эти-ческих требований, логической структуры и психологи-ческих основ деятельности [1. С. 55; 3. С. 27].Нельзя не видеть, что уголовно-процессуальный за-кон не содержит указания на цель допроса, опознания,а также назначения судебной экспертизы, за исключе-нием экспертизы, которая относится к числу обяза-тельных (ст. 196 УПК РФ). Однако это не означает, чтопроцессуальная цель названных выше следственныхдействий не может быть выделена умозрительно, исхо-дя из содержания соответствующих положений, опо-средующих их производство. Очевидно, что в некото-рых случаях для определения цели следственного дей-ствия необходимо оперировать не только нормой, не-посредственно определяющей уголовно-процессу-альный порядок его производства, но и нормой, закре-пляющей основополагающие начала уголовного судо-производства. Так, представляется, что процессуальнаяцель очной ставки может быть выведена из системногоанализа содержания ст. 192 УПК РФ «Очная ставка» ист. 14 УПК РФ «Презумпция невиновности», котораяобязывает следователя принимать все меры к устране-нию сомнений в виновности обвиняемого.Отдельные авторы называют несколько уровнейпроцессуальных целей следственного действия. Так,например, Н.Ш. Сафин целеполагание допроса несо-вершеннолетнего подозреваемого представляет в видесистемы целей, выделяя в ней основную, дополнитель-ную и общую цели [4. С. 15]. С.В. Тетюев, разделяяданный подход, применительно к допросу несовер-шеннолетнего обвиняемого отмечает, что основнаяцель данного следственного действия состоит в выяс-нении правильности предъявленного несовершенно-летнему обвинения, дополнительная - в восполнении вдоказательственном материале пробелов, которые пре-пятствуют завершению расследования, общая же цельдопроса, по мнению данного автора, отражает познава-тельную сторону следственного действия, а именно:установление обстоятельств, подлежащих доказыва-нию по делам о преступлениях несовершеннолетних(ст. 73, 421 УПК РФ), и в конечном счете - достижениеназначения уголовного судопроизводства (ст. 6 УПКРФ) [5. С. 22]. Достижение выделенных им целей авторвидит через решение одной-единственной задачи, аименно: получение от указанного участника уголовно-го судопроизводства полных и достоверных знаний.Можно оспаривать названную позицию, однако вер-ным в ней является, прежде всего, выделение как це-лей, так и задач следственного действия, а кроме того -различное их понимание. Об общей цели, которая при-суща всем следственным действиям, говорят и другиеавторы, видя таковой установление всех обстоятельств,входящих в предмет доказывания [6. С. 58]. Специфиче-ским видится определение цели экспертизы, состоящейв оказании помощи суду и органам предварительногорасследования в более глубоком исследовании специ-альных вопросов, входящих в предмет доказывания [7.С. 80], также задачи данного следственного действия,рассматриваемой в виде того или иного вопроса, на ко-торый может ответить эксперт [8. С. 23-26].Очевидно, что подразделение С.В. Тетюевым и дру-гими авторами целей следственного действия носитпроцессуальный характер; в основе структурированиялежит такой критерий, как необходимость достижеНередко при криминалистической характеристикеследственного действия разговор идет только о зада-чах, без упоминания о его целях. Так, Е.П. Ищенкоразличает общую задачу осмотра, в содержание кото-рой входит необходимость разобраться в обстановкепроисшествия, выявить, зафиксировать и изъять мате-риальные следы преступления в широком смысле сло-ва, выявить связь следов и предметов с преступником,потерпевшим и иными субъектами и т.д. Частнымизадачами названы такие, как установление возможныхочевидцев происшествия, формулирование предполо-жения о том, какие следы могли оказаться на преступ-нике, определение образцов грунта, растительности иводы, которые необходимо взять с места происшествия[21. С. 206-207]. Нетрудно заметить, что Е.П. Ищенкоговорит о разнохарактерных действиях: тех, которыенаходят отражение в протоколе следственного дейст-вия, и тех, которые остаются как умозрительные суж-дения следователя, например формулирование предпо-ложения о том, какие следы могут образоваться на телеи одежде преступника.Аналогичное суждение высказывает Е.Е. Центров[22. С. 431-432]; задачами обыска (без указания егоцели) также называются соответствующие положенияуголовно-процессуального кодекса об отыскании груп-пы объектов, а также изымании предметов и докумен-тов, изъятых из оборота [23. С. 511-512]. Подчас вме-сто терминов «общие задачи» следственных действийупотребляются термины «основные задачи», содержа-ние которых аналогично вышеназванным [24. С. 168].Особняком находится подход, в соответствии с ко-торым цель следственного действия носит процессу-альный, а задача - тактический характер [25. С. 552].Д.В. Ким, подходя к рассмотрению вопроса о соот-ношении понятий криминалистической цели и крими-налистической задачи с точки зрения деятельностногоподхода, отмечает, что первая есть элемент деятельно-сти субъекта по установлению обстоятельств уголовно-го дела, в то время как вторая - возможность субъектадоказывания определить дальнейшие действия по уго-ловному делу для достижения поставленных целей [26.С. 84-85]. В.В. Степанов целями проверки показанийна месте считает проверку достоверности имеющихся вуголовном деле доказательств, а также получение но-вых доказательств. Отмечая, что цели носят абстракт-ный характер, указанный автор говорит о конкретныхчастных задачах, таких как: предоставление возможно-сти проверяемому лицу воспроизвести на месте обста-новку и обстоятельства исследуемого события; оты-скание и указывание данным лицом предметов, доку-ментов и следов, имеющих значение для уголовногодела; обращение внимания участников следственногодействия на изменения в обстановке места происшест-вия; конкретизация и уточнение ранее данных показа-ний [27. С. 20-22]. Можно увидеть, что некоторые ча-стные задачи здесь представлены тактическими прие-мами, например предоставление возможности прове-ряемому лицу действовать самостоятельно.Н.И. Ахмедов, рассматривая вопрос о соотношениипонятий «цель» и «задача» применительно к обыску,отмечает необходимость исходить в решении этоговопроса из того, что объективно сначала решаются оп-ределенные задачи, приводящие к достижению постав-ленных перед указанным следственным действием це-лей. К числу задач им были отнесены обнаружение иизъятие различных объектов (предметов, документов,трупов, живых лиц, имущества и т.п.); в качестве целейобыска названы собирание доказательств по делу, по-гашение ущерба, причиненного преступлением, при-влечение к ответственности скрывающегося преступ-ника [28. С. 12]. Таким образом, налицо общенаучныйподход, в соответствии с которым задача конкретизи-рует цель, причем данный подход лежит в рамках уго-ловно-процессуальной науки.Аналогичным образом видит соотношение цели изадач следственного действия Л.В. Бертовский, кото-рый полагает, что целью, например, осмотра местапроисшествия является «…собирание новой и проверкаимеющейся информации для получения знаний о са-мом объекте осмотра, характере и обстоятельствах свя-занного с ним (выделено мною. - А.К.) события, егоучастниках и очевидцах», в то время как задачами егоявляются обнаружение следов преступления, их фик-сация и изъятие [29. С. 356-357]; схожую мысль выска-зывают В.С. Мамонов и В.В Степанов [30. С. 33-34].Применительно к данному следственному действиюцелью осмотра места происшествия называется иссле-дование обстановки места происшествия [32. С. 293],которая, в общем-то, принимает характер самоцели.Кроме того, отмечается, что «как процессуальное дей-ствие осмотр места происшествия имеет и вторую ос-новную цель - удостоверительную: всестороннюю иполную фиксацию обстановки и следов» [32. С. 294].Несомненно, уяснение понятия и содержания уго-ловно-процессуальных целей и задач следственногодействия имеет важное значение для теории и практи-ки криминалистики. Вместе с тем отождествление уго-ловно-процессуальных и криминалистических целейследственного действия может привести к многознач-ности как одного, так и другого терминов, а в конечномсчете - к размыванию предметных границ соответст-вующих наук. Примером такого отождествления можетслужить отнесение к процессуальным методам преодо-ления противодействия расследованию «повторные иболее детальные допросы отдельных участников рас-следования», а к методам тактического характера -«повторная дача показаний» [31. С. 86-87], что, впринципе, одно и то же.Несовпадение уголовно-процессуальных и крими-налистических целей и задач следственного действиядолжно предопределяться различным пониманием вуголовном процессе и криминалистике методов произ-водства того или иного следственного действия. Так,например, выделяя в одну группу такие следственныедействия, как осмотр, освидетельствование и следст-венный эксперимент, ученые-процессуалисты отмеча-ют, что объединяет эти действия метод наблюдения[33. С. 26]. Между тем криминалистическую сущностьследственного эксперимента определяет такой методпрактики, как опыт, и применяемые в ходе его подго-товки и проведения тактические приемы отражаютопытный характер данного следственного действия [34.С. 552]. Можно утверждать, что ранее уголовно-процессуальные предпосылки тактико-криминалисти-ческих приемов были выражены более четко. В частно-сти, ст. 183 УПК РСФСР «Следственный эксперимент»указывала на то, что проверочные действия при произ-водстве данного следственного действия носят опытныйхарактер. Как известно, различия в характере исследова-тельских действий, которые были подмечены ранее все-го в криминалистике, и позволили, в конечном счете,закрепить в УПК РФ новое следственное действие -проверку показаний на месте. В свое время отсутствие вуголовно-процессуальных кодексах отдельных союзныхреспублик (Эстония, Казахстан, Азербайджан) указанияна опытный характер действий при производстве след-ственного эксперимента явилось основанием для соот-ветствующей критики [35. С. 106-109].И уголовно-процессуальные, и криминалистическиецели и задачи следственного эксперимента обусловли-вают необходимость внесения в ст. 181 УПК РФ изме-нений, которые бы указывали на то, что непосредствен-но исследовательское действие носит опытный характер.Именно возможность изменения параметров действия,которое осуществляет лицо (чаще всего то, чьи показа-ния проверяются), и отличает следственный экспери-мент от проверки показаний на месте, и тем более - отосмотра и освидетельствования.Представляется, что трудности доктринального раз-деления категорий «цель» и «задача» следственногодействия обусловлены тем обстоятельством, что со-держание целей и задач в том смысле, какой чаще всегопридается им в настоящее время, является одинаковым,т.е. доказательственным. Таким образом, «архитекто-ника» целей и задач в криминалистике и науке уголов-ного процесса весьма разнообразна: от схемы, в кото-рой одна цель следственного действия достигается ре-шением ряда его задач, до схемы, в которой совокуп-ность различных целей опосредована единственнойзадачей соответствующего следственного действия.При этом четкие критерии различения уголовно-процессуальных и криминалистических целей и задачдо настоящего времени отсутствуют.Ничего не проясняет в данном вопросе выделениестратегических и тактических целей следственногодействия. Как указывают отдельные авторы, «в отли-чие от общих стратегических целей, тактической цельюотдельного следственного действия будет установле-ние того или иного обстоятельства из перечисленных вст. 73 УПК РФ» [36. С. 189]. Очевидно, что и цели изадачи следственного действия здесь не выходят зарамки внешней стороны деятельности указанногосубъекта, получающей свое процессуальное закрепле-ние (выражение). В таком подходе ясно выражено пре-валирование уголовно-процессуального аспекта дея-тельности следователя. В подтверждение этого можносослаться на вышеназванную работу В.С. Мамонова иВ.В. Степанова, в которой единственным критериемэффективности, например осмотра места происшест-вия, называется получение процессуально закреплен-ной информации [30. С. 39].Гораздо более продуктивной является позиция, всоответствии с которой исследовательский акцент де-лается на тактический характер целей и задач следст-венного действия, что, как представляется, должно ука-зывать именно на криминалистическое понимание рас-сматриваемых категорий. Вместе с тем изучение лите-ратуры дает основание утверждать, что до настоящеговремени эти положения не получили всестороннегообоснования. Проявляется это в том, что некоторыеавторы отождествляют тактические цели и задачи [37.С. 42]. Различая процессуальные и тактические целиследственного эксперимента, к первым относят про-верку и уточнение собранных по делу доказательств,получение новых доказательств, проверку следствен-ных версий, установление причин и условий соверше-ния расследуемого преступления. В числе тактическихцелей названы: «1) получение от подозреваемого, об-виняемого, потерпевшего или свидетеля правдивыхпоказаний - в тех случаях, когда ход и результатыследственного эксперимента однозначно и объективнораскрывают несостоятельность выдвинутых этими ли-цами версий происшедшего события или его отдель-ных элементов; 2) восстановление в памяти участниковсобытия преступления отдельных деталей, обстоя-тельств, моментов, по поводу которых они добросове-стно заблуждались» [38. С. 491]. Нетрудно заметить,что тактические цели следственного эксперимента сутьцели уголовно-процессуальные - получение новых до-казательств и уточнение уже имеющихся. Отдельныеавторы подчеркивают процессуальный характер такти-ческих целей следственного действия, ссылаясь на ихзаконодательное закрепление в нормах УПК РФ, рег-ламентирующих производство того или иного следст-венного действия [37. С. 44].Попытка назвать в числе тактических целей тогоили иного следственного действия некие обстоятельст-ва направлена, как представляется, в первую очередь,на то, чтобы подчеркнуть самостоятельность, несхо-жесть его с другими следственными действиями. Темсамым деятельность следователя в ходе проведенияотдельного следственного действия невольно «вырыва-ется» из контекста расследования преступления какособой системы, в своем формализованном виде пред-ставленной его криминалистической характеристикой,оставившего в материальных и идеальных следах туили иную информацию об элементах данной характе-ристики и связях между ними. В силу этого каждое изпроизводимых следственных действий, с позиций кри-миналистической науки, должно быть направлено напознание преступления, моделью которого является егокриминалистическая характеристика. Несомненно, оп-ределение в криминалистике тактических целей и задачследственного действия продуктивно, поскольку под-черкивает, во-первых, форму реализации тактическихприемов, во-вторых, увязывает вопрос производстваследственного действия прежде всего с положениями,разрабатываемыми таким разделом криминалистики,как тактика.Вместе с тем представляется более точным гово-рить о криминалистических целях следственного дей-ствия. Это предопределено необходимостью более тес-ного увязывания положений различных разделов кри-миналистики при разработке отдельных проблем тойили иной её части, но в большей мере важностью учетатого, что, в конечном счете, теоретико-прикладныевопросы криминалистической тактики направлены надостижение целей и задач уголовного судопроизводст-ва, которые реализуются в ходе предварительного рас-следования и судебного разбирательства. И в этомсмысле возникает необходимость соотнесения тактиче-ских положений, представляющих для следователя со-ответствующий инструментарий, с положениями ме-тодики расследования отдельных видов и групп пре-ступлений, прежде всего такими, как криминалистиче-ская характеристика преступления.На наш взгляд, именно отыскание в процессе про-изводства любого следственного действия проявленийразличных связей между криминалистически значи-мыми признаками (элементами) расследуемого престу-пления и составляет содержание того, что должно на-зываться криминалистическими целями следственногодействия. Таким образом, направленность поисково-познавательной деятельности в ходе производства лю-бого следственного действия должна отражать её кри-миналистический аспект, ставя и разрешая вопрос: ка-кая материальная и идеальная информация, позволяю-щая судить о способе подготовки, способе совершения,способе сокрытия преступления, личности преступни-ка, личности потерпевшего и т.п. заключена в иссле-дуемом объекте? В криминалистике, как представляет-ся, цель следственного действия должна выражать дея-тельностную сторону, в которой большое значениеимеет рефлексия следователя, его стремление к посто-янной версионной работе, использованию в тактиче-ских построениях не только сведений, которые прошлипроверку процессуальным путем, но и информации,которая не получила статус доказательства по тем илииным причинам. Это связано с тем, что деятельность,как отмечается в философии, выполняет две основныефункции: она служит средством достижения некоторыхцелей и в то же время оказывается средством самовы-ражения личности [39. С. 162-163]. Несомненно, ме-тодологическое значение имеет положение о том, чтопредметная очерченность криминалистики в общемопределяется деятельностью преступника и лица, осу-ществляющего расследование [40. С. 97; 41. С. 172].Точность тех или иных суждений о целях и задачах,реализуемых в процессе познавательной деятельностиследователя, может быть оценена лишь в контексте по-нимания следственного действия как определенной сис-темы действий. Как отмечают авторы, исследующиегносеологические начала науки, понятие системы осно-вывается на трех сочетанных положениях, раскрываю-щих его содержание: во-первых, множество взаимосвя-занных элементов (частей); во-вторых, единое целое,образующееся этим множеством; в-третьих, данное це-лое имеет некоторую цель или назначение, характерноедля всей совокупности элементов, а не для отдельногоиз них или сочетания лишь некоторых элементов. Приэтом наличие одной цели у системы обусловлено такимее свойством, как целостность [42. С. 22-24]. В фило-софской литературе отмечается, что в определенноймере цель может выступать как системообразующийфактор [43. С. 9-10]. Многие авторы, говоря о систем-ном подходе к расследованию преступления, понимаютпод ним систему следственных действий [2. С. 2-23].На наш взгляд, системность имеет проявление и науровне одного следственного действия, причем этасистема (точнее сказать - подсистема) проявляется че-рез совокупность его криминалистических целей.Только таким образом можно определить характер сис-темности следственных действий, каждое из которыхсвойственными им тактическими приемами исследуетодни и те же свойства и отношения элементов пре-ступного события, представляющего с позиций пред-метности криминалистики модель под названием«криминалистическая характеристика преступления».Криминалистическая задача следственного дейст-вия, в отличие от его криминалистической цели, указы-вает на фактические сведения, получившие отражениев протоколе следственного действия как результат реа-лизации тактического решения, повлекшего примене-ние соответствующих тактико-криминалистическихсредств. На наш взгляд, при таком подходе криминали-стические задачи получения информации и её проверкиприобретают важное познавательное значение, по-скольку объективируют достижение криминалистиче-ских целей следственного действия. С точки зрениядеятельностного подхода криминалистическая задачаследственного действия раскрывает, прежде всего,внешнюю сторону деятельности следователя, в отличиеот криминалистической цели, которая показывает со-держание процесса оперирования указанным субъек-том различными познавательными моделями, преждевсего следственной версией и криминалистическойхарактеристикой преступления.В качестве заключения необходимо отметить, чтопонятие уголовно-процессуальных целей и задач след-ственного действия имеет для криминалистики методо-логическую ценность: оттого, насколько точное норма-тивное выражение получило целеполагание в отечест-венном уголовном судопроизводстве, зависит успеш-ность разработки и применения тактико-кримина-листических средств. Соответственно, не меньшее мето-дологическое значение будут иметь категории кримина-листических целей и задач. Несомненно плодотворнойявляется идея о том, что цели и средства их достиженияв следственной тактике хотя и обусловлены целями исредствами уголовного судопроизводства, однако в сво-ем содержании выходят за рамки последних, посколькупредопределены процессуальной необходимостью пре-доставления следователю тактического и «оперативно-го» простора в его работе [15. С. 34].

Ключевые слова

познавательная деятельность, цели и задачи, следственное действие, тактико-криминалистическое средство, криминалистическая характеристика преступления, cognitive activity, investigatory action, tactical-forensic means, purposes and aims, forensic characteristics of crime

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Князьков Алексей СтепановичТомский государственный университетдоцент, кандидат юридических наук, доцент кафедры криминалистикиcrime_tsu@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.: Юрлитинформ, 2001. 208 с.
Шейфер С.А. Теория следственных действий как элемент теории доказательств // Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий: Сб. науч. тр. Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1982. С. 12-26.
Семенцов В.А. Следственные действия в досудебном производстве (общие положения теории и практики). Екатеринбург: Урал. гос. юрид. академия, 2006. 300 с.
Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном судопроизводстве (процессуальный и криминалистический аспекты проблемы). Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1990. 160 с.
Тетюев С.В. Процессуальные особенности допроса несовершеннолетнего обвиняемого / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.В. Кудрявцевой. М.: Юрлитинформ, 2006. 176 с.
Чаднова И.В. Процессуальные вопросы производства проверки показаний на месте по УПК РФ // Вестник Томского государственного университета. 2003. № 4. С. 58-59.
Романов В.В. Юридическая психология. М.: Юристъ, 1998. 488 с.
Нагаев В.В. Основы судебно-психологической экспертизы: Учеб. пособие для вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2000. 333 с.
Чернышев М.А. Осмотр места происшествия как базовая тактическая операция: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. 23 с.
Антонов В.П. Особенности организации осмотра места происшествия по делам террористической направленности: Учеб.-метод. пособие. М.: Юрлитинформ, 2004. 94 с.
Ткачев А.И. Возвращение уголовного дела прокурору со стадии подготовки к судебному заседанию. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2008. 152 с.
Шананин М.Г. Тактика использования результатов оперативно-розыскной деятельности для подготовки и проведения следственных действий (генезис, теория и практика): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004. 20 с.
Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М., 1997. 480 с.
Комиссаров В.И. Криминалистическая тактика: история, современное состояние и перспективы развития. М.: Юрлитинформ, 2009. 192 с.
Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики / Под ред. А.И. Михайлова. Саратов, 1987. 170 с.
Корноухов В.Е. Факультативная тактическая задача «Розыск обвиняемого и иных объектов» // Курс криминалистики. Особенная часть. Т. 1: Методики расследования насильственных и корыстно-насильственных преступлений / Отв. ред. В.Е. Корноухов. М.: Юристъ, 2001.
Корноухов В.Е. Тактическая задача «Возмещение ущерба» // Курс криминалистики. Особенная часть. Т. 1: Методики расследования насильственных и корыстно-насильственных преступлений / Отв. ред. В.Е. Корноухов. М.: Юристъ, 2001. С. 93-123.
Еникеев М.И., Образцов В.А., Эминов В.Е. Следственные действия: психология, тактика, технология: Учеб. пособие. М.: ТК Велби; Проспект, 2007. 216 с.
Образцов В.А., Протасевич А.А. Организационные основы и структура следственного действия // Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / Под ред. В.А. Образцова. М.: Юристъ, 1999. С. 17-24.
Федоров А.Г. Материалистическая диалектика о категории цели // Вопросы философии. 1956. № 1. С. 63-78.
Ищенко Е.П. Криминалистика: Курс лекций. М.: АСТ: АСТ МОСКВА: КОНТРАКТ, 2008. 411 с.
Центров Е.Е. Тактика осмотра места происшествия // Криминалистика: Учебник / Отв. ред. Н.П. Яблоков. М.: Юристъ, 2005. С. 429- 452.
Эксархопуло А.А. Тактика обыска // Криминалистика: Учебник / Под ред. Т.А. Седовой, А.А. Эксархопуло. СПб.: Лань, 2001. С. 509-528.
Кучерков И.А. Тактические особенности следственного осмотра места производственной аварии // Роль кафедры криминалистки юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова в развитии криминалистической науки и практики: Материалы конф.: В 2 т. М.: МГУ им. М.В
Эксархопуло А.А. Криминалистика: Учебник. СПб., 2009. 904 с.
Ким Д.В. Криминалистические ситуации и их разрешение в уголовном судопроизводстве / Под ред. проф. В.К. Гавло. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006. 206 с.
Степанов В.В. Правовая природа и направления совершенствования проверки показаний на месте // Вестник криминалистики / Отв. ред. А.Г. Филиппов. М.: Спарк, 2001. Вып. 2. С. 15-22.
Ахмедов Н.И. Тактика проведения одновременного обыска по делам о корыстных преступлениях, совершенных группой лиц (По материалам практики следственных подразделений правоохранительных органов Республики Таджикистан): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М.,
Бертовский Л.В. Проблемы теории и практики выявления и расследования преступного нарушения правил экономической деятельности: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2005. 526 с.
Мамонов В.С., Степанов В.В. Осмотр места происшествия: правовые, научные основы и практика применения. М.: Юрлитинформ, 2010. 184 с.
Бойко Ю.Л. Особенности преодоления противодействия при расследовании корыстно-насильственных преступлений, совершаемых сотрудниками ОВД // Вестник криминалистики / Отв. ред. А.Г. Филиппов. М., 2009. Вып. 4 (32). С. 84-88.
Зеленский В.Д. Тактика осмотра места происшествия // Криминалистика: Учебник для вузов / Под общ. ред. Е.П. Ищенко, А.Г. Филиппова, Г.М. Меретукова. М.: Высшее образование, 2006. С. 293-303.
Семенцов В.А. Концептуальные основы системы следственных действий в досудебном производстве: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2006. 58 с.
Князьков А.С. Криминалистика: Курс лекций / Под ред. проф. Н.Т. Ведерникова. Томск: ТМЛ-Пресс, 2008. 1128 с.
Уваров В.Н. Следственный эксперимент: его содержание и значение // Актуальные проблемы раскрытия преступления: Сб. науч. тр. / Отв. ред. И.Ф. Пантелеев. М.: ВЮЗИ, 1985. С. 106-109.
Халиков А.Н. Цели и задачи следственных действий при расследовании должностных преступлений // Предварительное следствие. 2009. Вып. 1 (3). С. 186-196.
Чебуренков А.А. Основы теории расследования. М.: Юрлитинформ, 2010. 176 с.
Меркулова Ю.С. Тактика следственного эксперимента // Криминалистика: Учебник / Под ред. Т.А. Седовой, А.А. Эксархопуло. СПб.: Лань, 2001. С. 490-502.
Никифоров А.Л. Природа философии: Основы философии. М.: Идея-Пресс, 2001. 168 с.
Лубин А.Ф. Механизм преступной деятельности. Методология криминалистического исследования. Н. Новгород, 1997. 336 с.
Челышева О.В. Гносеологические основы отечественной криминалистики: Дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 2003. 300 с.
Сытник В.Ф. Основы научных исследований: Учеб. пособие. Киев: Вища школа, 1978. 182 с.
Андреев И.Д. Теория как форма организации научного знания. М.: Наука, 1979. 303 с.
 Об уголовно-процессуальном и криминалистическом понимании целей и задач следственного действия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Об уголовно-процессуальном и криминалистическом понимании целей и задач следственного действия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Полнотекстовая версия