Предпринимательский и профессиональный риски в контексте халатности управленческих субъектов | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Предпринимательский и профессиональный риски в контексте халатности управленческих субъектов

Критически оцениваются мнения об отсутствии оснований криминализации невыполнения либо ненадлежащего выполнения своих обязанностей лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих организациях, по мотивам рискового характера предпринимательской деятельности. Приводятся критерии разграничения ситуаций обоснованного (профессионального) риска и управленческой халатности. Отстаивается позиция о наличии общественной опасности ее последствий, не сводящихся к вреду исключительно для предпринимателя.

Entrepreneurial and professional risk in the context of the negligence of administrative subjects negligence.pdf Положения действующего законодательства о диспо-зитивности экономических, гражданско-правовых отно-шений и предпринимательской деятельности примени-тельно к отрицательным последствиям недобросовестно-сти ее субъектов трактуются в теории и на практикечрезмерно расширительно. А.М. Минькова находит объ-яснение отсутствию специальной нормы о халатностиуправленческих субъектов, помимо прочего, в особомхарактере деятельности коммерческих организаций: пообщему правилу предпринимательская деятельность ве-дется на свой страх и риск (п. 1 ст. 2 ГК), а причиненныев ее ходе убытки должны покрываться путем страхова-ния гражданско-правовой ответственности и предприни-мательских рисков [1. С. 110]. Между тем имеются всеоснования не согласиться с данной позицией, детальнорассматривая вопрос о степени и характере вредоносно-сти виновных небрежных и недобросовестных деянийуправленцев коммерческих и иных организаций.Принцип диспозитивности в гражданском праве со-стоит в возможности участников правоотношений са-мостоятельно, по своему усмотрению и в соответствиисо своими интересами, выбирать варианты поведения.Его оборотной стороной является отсутствие чьей быто ни было особой, в том числе государственной, под-держки в реализации частных интересов и несение са-мими участниками риска и всех иных последствий сво-их действий [2. С. 53]. Однако самостоятельностьсубъектов в осуществлении их правомочий и диспози-тивность норм гражданского законодательства не озна-чают, что обладатель права никак и ничем не ограни-чен в его осуществлении, поскольку такое решениеослабляло бы регулирующую роль права и надежностьимущественного оборота [3. С. 48].Свобода экономических отношений по своей природепредполагает значительную долю непредсказуемости ириска. Не случайно рисковый характер предпринима-тельской деятельности признан одним из ее основопо-лагающих признаков (п. 1 ст. 2 ГК РФ).Экономическая теория и практика, специфическоенаправление профессиональной деятельности «риск-менеджмент» выработали систему методов управленияфинансовыми рисками, прежде всего, их минимизации,включающую целую совокупность приемов и способов[4]. Непосредственный интерес из них представляютподходы к распределению и страхованию рисков, по-скольку именно они в рамках диспозитивности граждан-ско-правовых отношений определяют степень влиянияотрицательных результатов экономической деятельностилица на него самого, на его контрагентов и третьих лиц.Проблематику составляют вопросы о том, насколькоупомянутые риски являются внутренним делом хозяйст-вующего субъекта и при каких условиях они, не вторга-ясь в сферу публичных интересов, исключают возмож-ность вмешательства государства в его деятельность.Исследования в области частного права позволяютученым утверждать, что одна из основных его функ-ций - регулирование распределения экономическихрисков, критерием которого чаще всего выступает об-щественный интерес, лежащий в основе конкретногообязательства. Выделяются три основных его способа:распределение риска самими сторонами обязательствана основе договора (например, ст. 669 ГК РФ); возло-жение риска на третье лицо, которое берет его на себяза плату (страхование); возложение риска в силу импе-ративного указания закона на лицо, в том числе не яв-ляющееся участником обязательства (ст. 600 ГК РФ,нормы об обязательном страховании имущества илиответственности) [5. С. 63-64].Иных возможностей разграничения рисков дейст-вующее гражданское законодательство не предусмат-ривает, а изложенное свидетельствует, что возложениепредпринимательского риска одного субъекта на дру-гое лицо возможно исключительно с его согласия (пер-вые два названных способа) либо в силу случаев, прямоуказанных в законе. Перечень последних строго опре-делен и чрезвычайно краток. Во всем остальном пере-ложение собственного риска предпринимателя на егоконтрагента либо в более широком понятии - на обще-ство и государство не предусмотрено законом и недо-пустимо. В случае наступления значительных негатив-ных последствий от недобросовестных либо небреж-ных деяний хозяйствующего субъекта утверждать обезопасности данного факта для остальных лиц соссылкой на рисковый характер деятельности можнолишь в случае распространения последствий исключи-тельно на самого причинителя вреда. Любое выходя-щее за рамки предусмотренных законом ситуаций от-рицательное воздействие вредоносных последствий налицо, которое не давало своего согласия на это и несовершало виновных действий, на общество и государ-ство противоречит нормативным требованиям и приналичии иных признаков состава правонарушениядолжно рассматриваться как основание ответственно-сти. Допускаемое правом перераспределение рисковабсолютно не синонимично их произвольному возло-жению на третьих лиц по субъективному усмотрениюкого-либо из участников экономических отношений.Представляется, что именно это имел в виду П.С. Яни,утверждая о невозможности перекладывания должни-ком тяжести риска на своего кредитора [6. C. 37].Изложенные рассуждения наиболее применимы ксфере договорных обязательств. Что касается обяза-тельств внедоговорных, то в силу прямого указанияст. 1064 ГК РФ причинение вреда здесь является непо-средственным основанием для его возмещения и ком-пенсации последствий.Существующая процедура страхования гражданско-правовой ответственности и предпринимательскихрисков сделанных выводов принципиально не изменя-ет. Возможность этого, предусмотренную п. 3 ч. 2ст. 929, ст. 933 ГК РФ, исследователи рассматриваюткак один из важнейших способов минимизации рисковв бизнесе. Вместе с тем данный способ не позволяет ре-зультативно решить проблему отнесения предпринима-тельских рисков на счет третьих лиц по следующим при-чинам. Во-первых, законодательство не содержит требо-ваний о всеобъемлющем, полном, обязательном их стра-ховании всеми без исключения хозяйствующими субъек-тами. Реализовать это на практике невозможно в связи смногочисленными финансовыми и организационнымитрудностями. Значит, остаются и всегда будут сферыотношений, не охваченные обеспечительными страхо-выми мерами. Во-вторых, гражданское законодательствопозволяет застраховать предпринимательский риск ис-ключительно самого страхователя и только в его пользу(ст. 933 ГК РФ). Поэтому механизмов автоматическоговозмещения гражданам, обществу, государству убыткови иного причиненного вреда за счет страховых фондоввследствие виновных действий субъекта предпринима-тельства, не состоящего с ними в хозяйственных отно-шениях, не предусмотрено. В-третьих, ограничение от-ветственности лиц, совершивших общественно опасныехалатные деяния, повлекшие причинение вреда, исклю-чительно выплатой пострадавшим страхового возмеще-ния противоречит принципу справедливости, закреплен-ному во множестве отраслей права.Таким образом, последствия ненадлежащего испол-нения своих обязанностей лицами, выполняющимиуправленческие функции в коммерческих и иных орга-низациях, не могут ограничиваться сферой частного пра-ва, входя в область права публичного. Положения Граж-данского кодекса РФ об осуществлении предпринима-тельской деятельности на свой риск не должны тракто-ваться чрезмерно расширительно, как не позволяющиеустанавливать ответственность за негативные последст-вия от ее осуществления, наступающие по неосторожно-сти и распространяющиеся вне интересов хозяйствующе-го субъекта. Такое ограничение возможно лишь в случа-ях, когда они затрагивают исключительно его внутрен-ние процессы. В силу того что предпринимательская дея-тельность без контрагентов немыслима и внутреннимиделами предпринимателя не ограничивается, ее осущест-вление на свой риск не исключает наступления ответст-венности в случае незаконного перенесения данного рис-ка на третьих лиц. Именно эта ситуация возникает придопущении управленческой халатности в сфере пред-принимательства.Не исключают наступления за нее уголовной ответ-ственности и ситуации так называемого профессио-нального риска, тесно связанные со сферой предпри-нимательства и подпадающие под регламентацию«обоснованного риска» как обстоятельства, исклю-чающего преступность деяния. Предпринимательский(коммерческий) риск в отличие от него не являетсякатегорией уголовного закона, но его зачастую рас-сматривают как разновидность обоснованного риска,вкладывая в это понятие стремление к получению вы-годы с использованием конъюнктуры рынка в банков-ской, биржевой, инвестиционной и других видах пред-принимательской деятельности [7. С. 494]. На нашвзгляд, основное различие между этими понятиямизаключается в том, что последствиями предпринима-тельского риска может быть вред как для общества, таки для самого предпринимателя, а обоснованный рисккак категория уголовного права предполагает обяза-тельное причинение вреда охраняемым уголовным за-коном интересам третьих лиц, общества и государства.Во всех ли случаях этот институт исключает возмож-ность наступления уголовной ответственности зауправленческую халатность?Анализируя причиняемый ею вред, необходимо ус-тановить, распространяется ли он только на виновноголибо на иных лиц. В первом случае ситуация полно-стью охватывается содержанием предпринимательско-го риска и исключает целесообразность установленияуголовной ответственности. Однако в той части, в ко-торой вредоносные последствия затрагивают охраняе-мые законом интересы других лиц, их наступление иответственность виновного субъекта следует оцениватьпо правилам обоснованного риска. Еще в условиях со-циалистической системы хозяйствования высказыва-лись аналогичные соображения, сводившиеся к тому,что вопрос об уголовной ответственности лиц, осуще-ствляющих в ней профессиональную деятельность,может быть поставлен только в случае, если такой дея-тельностью причинен ущерб экономике, собственно-сти, пострадали интересы трудового коллектива, по-требителей и т.п. [8. С. 23]. В связи с этим чрезвычайноактуален вопрос о возможности охвата ситуацией про-фессионального риска всех проявлений управленче-ской халатности, в том числе в сфере предпринима-тельства, и, следовательно, их исключения из перечняпреступных. Неверная оценка этого может привести котождествлению связанного с риском деяния, речь окотором идет в ст. 41 УК РФ, с риском в профессио-нальной деятельности и допустить возможность ис-ключения преступности содеянного за сам факт осуще-ствления профессиональных обязанностей по мотивамсвязанности деятельности с риском [9. С. 148]. Пред-ставляется необходимым проанализировать указанныев ст. 41 УК РФ условия правомерности обоснованногориска в ракурсе обозначенной проблемы.1. Направленность рискованного деяния на дости-жение общественно полезной цели. Учеными понима-ется под ней общественно полезный результат [10.С. 15], важный социальный результат [11. С. 29], со-хранение и увеличение любых общечеловеческих цен-ностей как для всего общества, так и для отдельныхгрупп населения или личности [12. С. 109], снижениеуровня цен на социально значимые товары, выполне-ние работ по улучшению экологии, укреплению здоро-вья населения [13. С. 22] и др. Насколько они сопоста-вимы с предпринимательской деятельностью? Нельзязабывать о том, что законодательство ее основной це-лью провозглашает получение прибыли, что далеко невсегда само по себе общественно полезно. Сопоставле-ние должно иметь место в каждой конкретной ситуа-ции и может завершаться положительным ответом,лишь когда наряду с личным обогащением действиялица, идущего на риск, совершаются для достижениярезультата, выгодного, главным образом, другим лю-дям, а также обществу и государству [14; 15. С. 178].В то же время В.В. Чудиевич понимает под общест-венно полезной целью стремление к результату, одоб-ряемому моралью и правом, к числу которого немоти-вированно относит значительную прибыль в предпри-нимательской деятельности [16. С. 13]. По нашемуубеждению, причинение вреда одному лицу в риско-ванной ситуации для достижения сугубо личного обо-гащения причинителя вреда никак не может и не долж-но оправдываться ссылкой на обоснованный риск, по-скольку таковая будет противоречить нормам той жеморали и принципу справедливости. По мнениюА. Тимербула-това, названной целью должно быть дос-тижение успешного результата с наименьшими затра-тами времени и средств [17. С. 113]. Такой подход ещеболее противоречит самой идее наличия обстоятельств,исключающих преступность деяния именно в силу ихполезности для общества. Ассоциируя цель риска сдостижением успешного результата без каких-либооговорок, правоприменитель может понимать под нейи оперативное устранение конкурентов, и успешностьнедружественного поглощения, и получение сверхпри-были без оглядки на качество оказываемых услуг. По-добная ситуация может не столько устранять преступ-ность деяний, сколько порождать ее. Таким образом,далеко не каждый вид предпринимательской деятель-ности может быть оправдан профессиональным рискомв силу отсутствия ее направленности на общественнополезный результат.2. Невозможность достижения указанной цели несвязанными с риском деяниями. Существующие насчет данного условия мнения ученых расходятся.А.А. Игнатьев считает, что названное положение зако-на следует понимать также и как невозможность дос-тичь цели быстрее, с меньшими затратами сил исредств [18. С. 93]. По утверждению В.В. Орехова, де-лать соответствующий вывод следует исходя не вооб-ще из объективной достижимости тем или иным путемрезультата, а из конкретной ситуации, в которой оказа-лось лицо [19. С. 148]. В.И. Самороков полагает, чтоздесь имеются в виду разумные временные и экономи-ческие критерии [12. С. 110]. По нашему убеждению,большего внимания заслуживает точка зрения, соглас-но которой в случае малейшей возможности достичьобщественно полезной цели действием, не связанным сриском, субъект должен воспользоваться именно безо-пасным способом. Если же он все же предпринял рис-кованное деяние и причинил вред правоохраняемыминтересам, правомерность действий отсутствует, а ли-цо подлежит уголовной ответственности [16. С. 13]. Помнению авторов Курса уголовного права, обоснован-ный риск отсутствует, если цель может быть достигну-та иными действиями, о чем говорит буквальное тол-кование положений ч. 2 ст. 41 УК РФ [7. С. 495]. Этотподход представляется правильным еще и потому, чтоподчеркивает исключительность рискованных дейст-вий, оправдывающих их смысл и терпимое отношениезаконодателя.Как показывает практика, предпринимательскаядеятельность, ориентируясь на риск, все же не сводитсяк одним лишь рискованным операциям, ежеминутноставящим под угрозу охраняемые законом ценности.Руководя организацией, приносящей стабильный до-ход, лицо может спрогнозировать реальную динамикусвоей прибыли, после чего разработать меры к ее по-степенному увеличению и со временем достигнутьрезультата. Оно же, не желая ждать и поставив передсобой цель получить максимальную прибыль за наи-меньшее время и с минимальными затратами, можетлегкомысленно пойти на совершение рискованныхопераций, результатом чего станет его банкротство ипричинение вреда контрагентам. Постановка вопросаоб обоснованном риске здесь неправомерна, тем болеечто какая-либо опасность его делу либо организации, атем более обществу, не угрожала.3. Лицо, допустившее риск, должно предпринятьдостаточные меры для предотвращения вреда охраняе-мым уголовным законом интересам. Представляетсяправильным вывод, что законодатель имеет в виду необъективно, а субъективно достаточные меры, по-скольку в случае принятия объективно достаточныхмер вредные последствия бы не наступили [20. С. 347].Под достаточными мерами обоснованно предлагаетсяпонимать меры, которые лицо, исходя из индивидуаль-ных психологических особенностей, жизненного ипрофессионального опыта, уровня образования, со-стояния здоровья и других заслуживающих вниманиеобстоятельств, с учетом конкретной ситуации, при ко-торой был допущен риск, обязано было и могло пред-принять [9. С. 144]. В сфере предпринимательской дея-тельности заняты люди абсолютно различного возрас-та, опыта и иных особенностей, влияющих на принятиеими адекватных профессиональных решений, зачастуюне имеющие специального образования по профилюсвоей работы. В реальности очень трудно оценить дос-таточность принятых ими мер, особенно если риско-ванная обстановка сложна и неоднозначна. Однако ус-тановление данного обстоятельства при выявленииуправленческой халатности важно еще и потому, чтооно непосредственно касается вывода о надлежащемвыполнении управленцем своих служебных обязанно-стей и добросовестном отношении к ним.4. Недопустимость заведомой сопряженности рискас угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологи-ческой катастрофы или общественного бедствия. Воз-никновение катастроф, подобных разливу нефти вМексиканском заливе вследствие использования чрез-мерно рискованных методов управления и халатностипри устранении последствий катастрофы руководствакомпании British Petroleum - владельца нефтедобы-вающей платформы - не может быть оправдано ника-кими общественно полез-ными намерениями [21]. Вотчете президентской комиссии США о причинах дан-ного инцидента указывается, например, что «многиерешения BP, Halliburton и Transocean, повышавшиевероятность взрыва, позволили этим компаниям сэко-номить время и деньги» [22].5. Немаловажную роль в разграничении управлен-ческой халатности и профессионального риска играетразличие форм вины в обоих случаях и при нарушенииусловий правомерности последнего. Согласно выводамисследователей, ответственность лица, нарушившего од-но или несколько условий правомерности риска, можетнаступать лишь в случае совершения им деяния только понеосторожности [17. С. 116], при наличии косвенногоумысла [10. С. 15], при наличии преступного легкомыс-лия либо при косвенном умысле [23. С. 34], при косвен-ном умысле, легкомыслии или небрежности [24]. Прямойумысел в этот перечень правомерно не включается, по-скольку предвидение и желание наступления вреда неможет свидетельствовать о риске и исключать преступ-ность деяния. По нашему мнению, справедлив вывод и оневозможности возникновения ситуации обоснованногориска, а следовательно, и нарушения условий его право-мерности, при наличии небрежности [25. С. 113-114]. Втакой ситуации лицо действует либо бездействует, непредвидя наступления каких-либо вредоносных послед-ствий, хотя должно и могло их предвидеть. Следователь-но, о деянии, направленном на достижение общественнополезной цели, говорить не приходится, а раз не предви-дится никакой опасности, риском оно по своей природене является. Более того, при обоснованном риске лицообязано предпринять достаточные меры для предотвра-щения вреда охраняемым законом интересам, т.е. оноосознает возможность его наступления. Что же касаетсяуправленческой халатности, она, как неосторожное дея-ние, может совершаться исключительно в форме легко-мыслия либо небрежности, значит с обоснованным рис-ком при косвенном умысле «не пересекается». И еслипри легкомысленном деянии ситуация обоснованногориска создаться может, то небрежное при всем желаниивиновного не будет служить основанием для освобожде-ния от уголовной ответственности.Подводя итог, необходимо констатировать, что об-стоятельства ни предпринимательского, ни профессио-нального (обоснованного) риска не исключают воз-можность наступления общественно опасных послед-ствий для третьих лиц, общества и государства вслед-ствие халатного отношения управленца к своим обя-занностям, а следовательно, не сводят общественнуюопасность данного вида халатности лишь к риску при-чинения вреда самому виновному лицу. Это подтвер-ждает необходимость реагирования на ее проявления, втом числе мерами уголовно-правового воздействия длядостижения целей, изложенных в уголовном законе.

Ключевые слова

управленческая халатность, профессиональный риск, предпринимательский риск, administrative negligence, professional risk, entrepreneurial risk

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Мелихов Сергей ЮрьевичПрокуратура Томской областистарший прокурор отдела, соискатель кафедры уголовно-исполнительного права и криминологии Юридического института Томского государственного университетаcolumbus2000@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Минькова А.М. Уголовная ответственность за злоупотребление полномочиями в коммерческих и иных организациях: Дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д., 2002. 214 с.
Гражданское право: В 4 т. Т. 1: Общая часть: Учебник / В.С. Ем и др.; Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2005. 720 с.
Гражданское право Российской Федерации: В 2 т.: Учебник / О.Н. Садиков и др.; Под. ред. О.Н. Садикова. М.: ИНФРА-М; Контракт, 2006. Т. 1. 493 с.
Кабанов А.В. Основные способы минимизации финансовых рисков // Юрист. 2006. № 10. С. 21-23.
Мартиросян А.Г. К вопросу о риске в гражданском праве Российской Федерации // Современное право. 2009. № 9. С. 60-64.
Яни П.С. Уголовно-правовое значение коммерческого риска // Российская юстиция. 1996. № 8. С. 37-38.
Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении: Учебник для вузов / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: Зерцало, 2002. 624 с.
Мельникова В. О профессиональном и хозяйственном риске // Советская юстиция. 1989. № 22. С. 22-23.
Шумков А.С. Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. М., 2006. 174 с.
Келина С. Профессиональный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния // Советская юстиция. 1988. № 22. С. 14-15.
Гринберг М. Об обстоятельствах, исключающих преступность деяния // Социалистическая законность. 1989. № 3.
Самороков В.И. Риск в уголовном праве // Государство и право. 1993. № 5. С. 103-112.
Гуев А.Н. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (для предпринимателей). 3-е изд., перераб. и доп. М.: Дело, 2003. 384 с.
Каленых А.В. Условия правомерности обоснованного риска // Безопасность бизнеса. 2006. № 3. Электрон. версия. Доступ из справ. правовой системы «КонсультантПлюс».
Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Н.В. Беляева и др.; Отв. ред. В.П. Кашепов. М.: Городец, 2005. 746 с.
Чудиевич В.В. Обоснованный риск в уголовном праве // Российский следователь. 2007. № 3. С. 12-14.
Тимербулатов А. Риск: уголовно-правовые аспекты // Государство и право. 1995. № 3. С. 112-116.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Ю.Н. Аргунова и др.; Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М.: Зерцало, 1998. 878 с.
Орехов В.В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб., 2003. 215 с.
Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М; Контракт, 2008. 560 с.
Обнародованы причины взрыва на нефтяной платформе в Мексиканском заливе: халатность и риск // NEWSru.com: Лента новостей в России и в мире. М., 2011. URL: http://www.newsru.com/world/06jan2011/bp.html (дата обращения 15.01.2011).
Белый дом возложил вину за аварию в Мексиканском заливе на BP // Электронное периодическое издание «Лента.Ру» (LENTA.RU). М., 2011. URL: http://www.lenta.ru/news/2011/01/06/bp/ (дата обращения 15.01.2011).
Лиховидов К. Риск как условие дифференциации объема и мер юридической ответственности // Законность. 2001. № 12. С. 33-38.
Михайлов В.И. Обоснованный риск в уголовном праве // Законодательство. 2001. № 7. Электрон. версия. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
Гринберг М.С. Проблемы производственного риска в уголовном праве. М.: Госюриздат, 1963. 132 с.
 Предпринимательский и профессиональный риски в контексте халатности управленческих субъектов | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Предпринимательский и профессиональный риски в контексте халатности управленческих субъектов | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Полнотекстовая версия