Вопросы практики применения законодательства, регламентирующего особенности уголовнойответственности и наказания несовершеннолетних в постановлении Пленума Верховного Суда РФ | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Вопросы практики применения законодательства, регламентирующего особенности уголовнойответственности и наказания несовершеннолетних в постановлении Пленума Верховного Суда РФ

Статья посвящена вопросам судебного толкования норм уголовного законодательства. Анализируется принятое Пленумом Верховного Суда Российской Федерации 1 февраля 2011 г. Постановление № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних». Делаются выводы о достоинствах и недостатках данного постановления, предлагается авторское решение проблемных вопросов толкования и пути совершенствования законодательства в сфере предупреждения преступности несовершеннолетних.

Practical implementation of legislation regulating criminal liability and punishment of juvenile delinquentsin the Russian Federation Supreme Court Plenum Ruling.pdf 1 февраля 2011 г. Пленумом Верховного Суда РФпринято Постановление № 1 «О судебной практикеприменения законодательства, регламентирующегоособенности уголовной ответственности и наказаниянесовершеннолетних» (далее - Постановление). Хотя вдокументе даны ответы лишь на те вопросы, которыепоставлены судами (в теоретических работах обсужда-ется существенно более широкий круг проблем), одна-ко значение их для правоприменительной практикинеодинаково. Представляется целесообразным остано-виться на наиболее важных, с нашей точки зрения, по-ложениях, содержащихся в Постановлении.Без преувеличения данное Постановление можносчитать долгожданным: за время действия предыдущегопостановления Пленума Верховного Суда РФ № 7 от14.02.2000 г. «О судебной практике по делам о преступ-лениях несовершеннолетних» существенно изменилисьзаконодательство об уголовной ответственности несо-вершеннолетних (см., например, Федеральный закон от08.12.2003 г. № 162-ФЗ, от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ) и,как следствие, преступность несовершеннолетних. Вэтой связи «заплатки», привнесенные ПостановлениемПленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 г. № 7 «Обизменении и дополнении некоторых ПостановленийПленума Верховного Суда Российской Федерации поуголовным делам» в Постановление Пленума Верховно-го Суда РФ № 7 от 14.02.2000 г., подтвердили актуаль-ность данной проблемы и вселили определенную наде-жду на последующие положительные изменения и до-полнения в судебное толкование норм, регламентирую-щих особенности уголовной ответственности и наказа-ния несовершеннолетних.К числу очевидных плюсов нового постановленияследует отнести: его больший по сравнению с преды-дущим постановлением по данной проблеме объем(пунктов стало 47 против 24); большую подробностьнекоторых разъяснений, касающихся применения уго-ловно-процессуального законодательства в анализи-руемой сфере; указание на необходимость соблюденияпри рассмотрении дел в отношении несовершеннолет-них международных договоров и других официальныхдокументов, регламентирующих вопросы правосудия иобращения с несовершеннолетними правонарушителя-ми (п. 2 Постановления).Полагаем, что новое Постановление не лишено недос-татков. Остановимся на некоторых из них.1. В Постановлении ничего не сказано о сущест-вующей проблеме, связанной с определением понятия«несовершеннолетний». Данное понятие раскрываетсяв ст. 87 УК РФ, согласно которому «несовершеннолет-ними признаются лица, которым ко времени соверше-ния преступления исполнилось четырнадцать, но неисполнилось восемнадцати лет». Отметим, что данноеположение не в полной мере соответствует междуна-родно-правовым документам, на необходимость кото-рых ориентирует п. 2 Постановления. В частности, вКонвенции ООН о правах ребенка (ст. 1) закреплено,что «ребенком является каждое человеческое существодо достижения 18-летнего возраста». Важно, что тер-мины «несовершеннолетний» и «ребенок» в этом до-кументе используются как синонимы. В ст. 11 (а) Пра-вил ООН, касающихся защиты несовершеннолетних,лишенных свободы, «несовершеннолетним являетсялюбое лицо в возрасте до 18 лет». Более того, в россий-ском семейном законодательстве несовершеннолетнимпризнается лицо, не достигшее возраста 18 лет (ст. 54Семейного кодекса РФ).Учитывая сквозной характер любых категорий, ис-пользуемых в одном нормативном акте, очевиднымостается «недочет» законодателя, не устраняемый пра-воприментелем путем толкования. Полагаем, что приприменении норм УК РФ, в том числе и при определе-нии совершеннолетия лица, следует исходить из поло-жений Конституции РФ и международно-правовыхактов. В противном случае при буквальном (формаль-ном) толковании признаков состава преступления -вовлечение лица, не достигшего 14 лет, в совершениепреступления или антиобщественные действия - дей-ствия виновного не должны признаваться уголовнонаказуемыми (п. 42 Постановления), так как потерпев-ший не является «несовершеннолетним» в смыслест. 87 УК РФ.2. Вызывает недоумение и то, что при всей очевид-ности в имеющемся противоречии законоположений,закрепленных в ст. 20 и 22 УК РФ, их соотношению вновом Постановленииответственности, можно рассматривать как одну измер, направленных на реализацию принципов, закре-пленных в Пекинских правилах. Имеются в виду слу-чаи, когда несовершеннолетний формально достигвозраста уголовной ответственности, но вследствиеотставания в психическом развитии, не связанном спсихическим расстройством, во время совершенияобщественно опасного деяния не мог в полной мереосознавать фактический характер и общественнуюопасность своих действий (бездействий) и руководитьими. Указание в ч. 3 ст. 20 УК РФ на несовершенно-летних, достигших возраста 14 лет, дает основаниепредполагать наличие несовершеннолетних, не дос-тигших этого возраста.Следует сказать об имеющемся противоречии ч. 3ст. 20 УК РФ и ст. 22 УК РФ, о котором в Постановле-нии вообще ничего не говорится. Это противоречие свя-зано с несогласованностью положений, закрепленных вч. 3 ст. 20 УК РФ, с положениями, закрепленными вст. 22 УК РФ.При сравнении экспертных заключений, основанныхна ч. 3 ст. 20 УК РФ, с возможными заключениями, вы-текающими из ст. 22 УК РФ, становятся очевидныминеравноценность и неэквивалентность правовых послед-ствий применения данных норм.Несовершеннолетний, который не страдает психи-ческим расстройством, но обнаруживает отставание впсихическом развитии вследствие социальной и педа-гогической запущенности, сенсорной депривации ит.п., в соответствии с ч. 3 ст. 20 УК РФ должен бытьосвобожден от уголовной ответственности.В то время как несовершеннолетний больной, обна-руживший, например, признаки психофизического ин-фантилизма на органически неполноценной почве, дру-гих психических аномалий, страдающий олигофрени-ей, а также находящийся в стадии глубокой ремиссиишизофренического процесса и др. [1. С. 168], признан-ный вменяемым по конкретному уголовному делу, неспособный в полной мере понимать фактический ха-рактер и общественную опасность своих действий, неподпадает под действие ст. 20 УК РФ. А в соответствиисо ст. 22 УК РФ такой несовершеннолетний подлежитуголовной ответственности.Суть противоречия состоит в том, что лицо, неспособное в полной мере осознавать фактическийхарактер и общественную опасность своих действий(бездействия) либо руководить ими вследствие от-ставания в психическом развитии, не связанном спсихическим расстройством, не подлежит уголовнойответственности, а лицо, обнаружившее те же самыепризнаки (но на его беду), страдающее каким-либопсихическим расстройством, подлежит уголовнойответственности.И в ч. 3 ст. 20 УК РФ, и в ст. 22 УК РФ законода-тель использует термин «фактический характер», нераскрывая его. Возникает вопрос: одинаковое ли посмыслу содержание вкладывается в данное понятие вразных статьях УК РФ? На наш взгляд, ответ на этотвопрос должен быть положительным.Что же касается содержания данного понятия, топод ним мы имеем в виду способность несовершенно-летнего к правильному отражению в его сознаниикриминальных действий, основанному главным обра-зом на его информированности о данном правонару-шении.Представляется, что указанное противоречие междуч. 3 ст. 20 УК РФ и ст. 22 УК РФ необходимо устранитьпутем изменения ст. 22 УК РФ, в которой следует пре-дусмотреть возможность непривлечения несовершен-нолетних, не в полной мере осознающих фактическийхарактер и общественную опасность своих действий, куголовной ответственности.Непривлечение несовершеннолетнего к уголовнойответственности вовсе не означает, что государство небудет применять к нему меры воздействия. Это не так.Не будут применяться к несовершеннолетним мерыуголовно-правового воздействия, но не воспитатель-ные, медицинские меры, тем более что относительнонесовершеннолетних, подпадающих под действие ч. 3ст. 20 УК РФ, уже сегодня в действующем законода-тельстве предусмотрено применение соответствующихмер воздействия.3. Важной новеллой УК РФ 1996 г. явилось появле-ние ст. 96, закрепившей возможность применения по-ложений гл. 14 УК РФ к лицам, совершившим престу-пления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет. Несекрет, что её применение вызывает множество теоре-тических и практических вопросов.Однако, несмотря на это, в Постановлении даннойпроблеме посвящены всего две строчки. В частности,Верховный Суд РФ разъясняет, что «применение ее(данной статьи) должно быть мотивировано наличиемисключительных обстоятельств, характеризующих со-вершенное лицом деяние и его личность».К сожалению, данное разъяснение является лишьвоспроизведением текста самой ст. 96 УК РФ. А вотответ на вопрос о том, что это за обстоятельства, кото-рые должен учитывать суд, вслед за предыдущим по-становлением Пленума Верховного Суда РФ по даннойпроблеме, новое постановление не дает. Такой подходвряд ли можно признать обоснованным.4. Пункт 25 Постановления посвящен наказанию ввиде ограничения свободы. Данный вид наказания вве-ден в действие чуть более года назад и является новымдля системы наказаний несовершеннолетних. По мне-нию разработчиков законопроекта о «модернизации»данного вида наказания, он должен стать реальной аль-тернативой наказаниям, связанным с лишением свобо-ды. Для несовершеннолетних - это более чем актуаль-но. Поэтому, учитывая новизну и очевидную конку-ренцию между данным видом наказания и условнымосуждением несовершеннолетних, напрашиваются какминимум самые общие разъяснения по поводу приме-нения данного вида наказания к несовершеннолетним.И что мы обнаруживаем: эти разъяснения состоят все-го из трех строк, даже не воспроизводящих полностьюзаконодательные особенности применения данноговида наказания к несовершеннолетним.Правомерно возникает вопрос о том, чем обуслов-лена немногословность разработчиков Постановления:очевидностью и беспроблемностью применения данно-го вида наказания или отсутствием за год примененияданного вида наказания хоть какой-либо практики, ко-торую можно было бы проанализировать? Ответ напоставленный вопрос очевиден: отсутствие практики.Так, за первое полугодие 2010 г. ограничение свободыбыло применено в РФ менее чем к 10 несовершенно-летним, а в Томской области - ни к одному.Аналогичным является толкование норм о приме-нении к несовершеннолетнему наказания в виде обяза-тельных работ. Данное толкование сведено к воспроиз-ведению положений ч. 3 ст. 88 УК РФ.5. Полагаем, что Постановление не отражает требо-ваний действующего законодательства в части выборамер при обращении с несовершеннолетними правона-рушителями. Так, несмотря на то что в ст. 87 УК РФбыли внесены принципиальные, на наш взгляд, измене-ния, закрепляющие приоритет в реагировании на совер-шенное несовершеннолетним преступление мерами,альтернативными уголовной ответственности - прину-дительными мерами воспитательного воздействия.Иными словами, первоочередность примененияпринудительных мер воспитательного воздействия(при прочих равных условиях) вслед за предыдущимПостановлением Пленума Верховного Суда РФ № 7 от14.02.2000 г. остается лишь благим пожеланием, не-смотря на неоднократное упоминание в тексте анали-зируемого Постановления международных стандартови указание на обязательный учет особенностей уголов-ной ответственности несовершеннолетних, закреплен-ных в УК РФ. Одной из таких особенностей являетсявозможность освобождения несовершеннолетнего отуголовной ответственности, когда достижение целиисправления несовершеннолетнего возможно достиг-нуть путем применения принудительных мер воспита-тельного воздействия.При таком подходе Верховного Суда РФ вряд лиможно вести речь об изменении правосознания рядово-го правоприменителя и карательной практики (уголов-ное наказание, условное осуждение) в вопросе приме-нения норм об уголовной ответственности и наказаниянесовершеннолетних.Несмотря на то что принудительные меры воспита-тельного воздействия не являются ни уголовным нака-занием, ни иной формой реализации уголовной ответ-ственности несовершеннолетних, данные меры явля-ются их реальной альтернативой и приоритет их при-менения перед иными мерами уголовно-правового ха-рактера, к несовершеннолетним, совершившим престу-пления, должен быть подчеркнут (ярко выражен) как вназвании, так и в самом тексте постановлений ПленумаВерховного Суда РФ, посвященному данной проблеме(в том числе посредством последовательности судеб-ного толкования законоположений гл. 14 УК РФ).6. Федеральным законом от 29.12.2010 г. № 427-ФЗ в УК РФ были внесены изменения и дополнения,затронувшие и нормы гл. 14 (изменения вступили всилу с 11.01.2011 г.). В частности, новеллы были вне-сены в ст. 92 УК РФ в части применения такой прину-дительной меры воспитательного воздействия, как«помещение в специальное учебно-воспитательноеучреждение закрытого типа». Следовательно, учиты-вая существенную новизну отмеченных законополо-жений, как нам представляется, они должны былибыть «прокомментированы» правоприменителем хотябы в минимальном объеме. Однако об этих изменени-ях в тексте нового Постановления не сказано ни сло-ва, видимо, в силу их (изменений) незначительностилибо очевидности.7. В п. 38 Постановления Верховным судом РФ на-зван специализированный государственный орган,который ходатайствует об отмене принудительныхмер воспитательного воздействия, - это Комиссия поделам несовершеннолетних и защите их прав (далее -КДН и ЗП).Такое толкование вряд ли можно признать удовле-творительным как минимум по следующим обстоя-тельствам. Во-первых, КДН и ЗП - это не государст-венный орган (правовая природа его иная, как мини-мум смешанная, а как максимум - не определена, от-сутствует и специальный закон о КДН и ЗП). А, во-вторых, контроль за несовершеннолетним, к которомуприменена принудительная мера воспитательного воз-действия осуществляют соответствующие подразделе-ния полиции в соответствии с законом «О полиции».8. В п. 42 Постановления разъясняется, что «…во-влечение несовершеннолетнего в совершение преступ-ления считается оконченным с момента совершениянесовершеннолетним преступления, приготовленияили покушения на него». В постановлении ПленумаВерховного Суда РФ № 7 от 14.02.2000 г. «О судебнойпрактике по делам о преступлениях несовершеннолет-них» говорилось, что преступления, ответственность закоторые предусмотрена ст. 150 и 151 УК РФ, являютсяоконченными с момента вовлечения несовершеннолет-него в совершение преступления либо антиобществен-ных действий независимо от того, совершил ли он ка-кое-либо из указанных противоправных действий. На-лицо принципиально иная, диаметрально противопо-ложная оценка момента окончания данных преступле-ний. Такое смещение акцента в оценке общественнойопасности действий вовлекающего представляется не-допустимым, противоречащим общей теории уголов-ного права и задачам по охране интересов и прав несо-вершеннолетних.9. Отметим, что общий анализ текста Постановле-ния показывает:- по объему (и количеству) вопросам уголовногопроцесса в Постановлении уделено большее внимание,чем вопросам материального права;- многие положения предыдущего постановленияПленума Верховного Суда РФ № 7 от 14.02.2000 г. «Осудебной практике по делам о преступлениях несовер-шеннолетних» воспроизведены без изменения. В частно-сти, пункты Постановления, касающиеся назначения на-казания несовершеннолетним (например, п. 17). А ведьименно эти вопросы вынесены в название ПостановленияПленума Верховного Суда РФ № 1 от 01.02.2011 г.;- некоторые положения анализируемого Постанов-ления дублируют положения постановления ПленумаВерховного Суда РФ от 11 января 2007 г. № 2 «О прак-тике назначения судами Российской Федерации уго-ловного наказания».10. В завершение обратим внимание на содержаниеп. 47 Постановления. В нем закреплено положение, всоответствии с которым в связи с принятием настоящегоПостановления Постановление Пленума ВерховногоСуда РФ № 7 от 14.02.2000 г. «О судебной практике поделам о преступлениях несовершеннолетних» признаноутратившим силу.Полагаем, что использование данного оборота (утра-тило силу) не совсем корректно применительно к актамсудебного толкования (в отличие от нормативно-правовых актов, например закона, который отменяетранее действовавший закон).Иными словами, означает ли это, что в случае, еслиданное в новом постановлении толкование той или инойнормы противоречит или является диаметрально проти-воположным, что руководствоваться следует последни-ми разъяснениями, в том числе и в ситуациях, когда та-кие разъяснения противоречат закону?Таким примером противоположного толкования (какуже было отмечено выше) в сравниваемых постановле-ниях Пленума Верховного Суда РФ являются разъясне-ния по поводу момента окончания преступлений, преду-смотренных ст. 150 и 151 УК РФ. Очевидно, что в по-добных ситуациях руководствоваться следует законом.Таким образом, изложенное позволяет утверждать онеобходимости внесения уже в ближайшее время из-менений в Постановление Пленума Верховного СудаРФ № 1 от 01.02.2011 г. «О судебной практике приме-нения законодательства, регламентирующего особен-ности уголовной ответственности и наказания несо-вершеннолетних».

Ключевые слова

ответственность, несовершеннолетние, наказание, возраст, закон, принудительные меры, liability, juveniles, punishment, age, law, enforcement measures

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Прозументов Лев МихайловичТомский государственный университетпрофессор, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовно-исполнительного права и криминологии Юридического институтаkrim_tsu@mail.ru
Карелин Дмитрий ВладимировичТомский государственный университетдоцент, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-исполнительного права и криминологии Юридического институтаkrim_tsu@mail.ru
Всего: 2

Ссылки

 Вопросы практики применения законодательства, регламентирующего особенности уголовнойответственности и наказания несовершеннолетних в постановлении Пленума Верховного Суда РФ | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Вопросы практики применения законодательства, регламентирующего особенности уголовнойответственности и наказания несовершеннолетних в постановлении Пленума Верховного Суда РФ | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347.

Полнотекстовая версия