Трансформация прецедентных текстов как прием языковой игры в радиодискурсе | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 350.

Трансформация прецедентных текстов как прием языковой игры в радиодискурсе

Анализируются трансформированные прецедентные тексты, выступающие в качестве приема языковой игры в радиодискурсе. Представлены основные типы текстов, выступающих в качестве прототекстов, описаны способы их трансформации. На материале радиодискурса выявлены коммуникативные стратегии и тактики, языковым воплощением которых являются трансформированные прецедентные тексты.

Transformation of precedent texts as means of language game in radio discourse.pdf Языковая игра - многоаспектное явление, имеющееодновременно стилистическую, психолингвистиче-скую, прагматическую и эстетическую природу, в на-стоящее время выступает в качестве одного из самыхвостребованных языковых средств воздействия в ме-диадискурсе.В современной научной литературе нет единства вопределении этого сложного явления, в российскойлингвистической традиции термин «языковая игра»предстает как многоплановый. Сущность языковойигры исследуется через аспекты языковой нормы ианомалии (М.В. Захарова [1], Е.А. Земская [2],Т.В. Булыгина [3] и др.), лингвистического экспери-мента (Б.Ю. Норман [4], В.З. Санников [5], О. Аксено-ва [6]), лингвокреативной речевой деятельности(Т.А. Гридина [7]), в аспекте коммуникативных катего-рий как особый вид речевого поведения (В.И. Шахов-ский [8]). В настоящем исследовании мы придержива-емся позиции Б.Ю. Норманa, который трактует фено-мен языковой игры как «использование языка в осо-бых - эстетических, социальных и прочих целях, какправило, сопряженное с комическим эффектом и де-монстрирующее внутреннюю природу самого языка»[4. С. 48].Приемы и механизмы языковой игры описываютсясовременными лингвистами на самом разнообразномматериале, в то же время процесс восприятия языковойигры и влияние экстралингвистических факторов на ееспецифику остаются за пределами изучения либо лишьобозначаются аспекты изучения указанной проблемы.В данной статье языковая игра рассматривается вкоммуникативно-прагматическом аспекте на материалерадиодискурса и предполагает изучение конкретныхкоммуникативных ситуаций, отражающих её реализацию.Так, по отношению к субъекту речи (адресанту) исследу-ются явные и скрытые цели обращения к языковой игре,прагматическое значение высказывания и отношение го-ворящего к тому, что он сообщает. По отношению к адре-сату изучается интерпретация языковой игры, воздейст-вие ее приемов на адресата, типы речевого реагирования.Все названное выше обусловливает актуальность иссле-дования, которое находится в русле современных тенден-ций изучения языка в его функционировании.Материалом для исследования послужили пись-менные расшифровки записанной на магнитофоннуюленту и USB-носители звучащей радиоречи радиостан-ций «Эхо Москвы», «Русское Радио», «Радио Сибирь»,«Хит FM», «Авторадио», «DiFM».Языковая игра в радиодискурсе представлена широ-ким диапазоном различных приемов, в реализации кото-рых задействованы единицы практически всех уровнейязыковой системы. Однако специфический характер про-текания радиокоммуникации (отсутствие визуализации,одномоментность, линейность [9. С. 378]) обусловливаетдоминирование приемов, базирующихся на лексических истилистических ресурсах языка. Среди всего многообра-зия средств языковой игры заметное место занимает ис-пользование трансформированных прецедентных текстов,являющихся одним из самых оригинальных способовпривлечения внимания слушателей.В научной литературе понятие прецедентный текстсоотносится с понятием интертекстуальность. Специ-фика медиадискурса (и радиодискурса, в частности) свя-зана более с прецедентностью, чем с интертекстуально-стью. Интертекстуальность соотнесена с эстетическойценностью, культурной значимостью, вневременностью(интертекстуальные знаки - феномены культуры), преце-дентность соотносится с тем, что происходит сейчас иактуально сегодня, но вовсе не обязательно будет значи-мо завтра. Интертекстуальные знаки проверены временеми традицией: они существуют в течение жизни несколь-ких поколений людей, существование прецедентных фе-номенов ограничено временем их рецепции и реинтер-претации. Для прецедентных феноменов важна техниче-ская поддержка прежде всего средствами массовой ком-муникации, обеспечивающая тотальную их рецепциюмаксимально широким кругом потребителей [10. С. 153].Эффект языковой игры создается в процессе транс-формации прототекста путем приобретения новогосмысла в конкретном контексте, обычно отличающем-ся от того, о чем писал (говорил) цитируемый автор.Получается намек на нечто известное читателю, слу-шателю в его предшествующем ассоциативном и ап-перцепционном опыте. Такой намек может создаватьсяи не прямым цитированием, а просто упоминаниемсхожей ситуации, в результате чего получается неволь-ное соединение воспринимающей стороной знакомогои нового, обычно это вызывает комический эффект [2.С. 157-162].В качестве прецедентных выступают различныегруппы текстов: 1. Строки современных популярныхмузыкальных композиций: Ну / если глаза в глаза невозбраняется / то уши в уши / тоже можно // («РадиоСибирь», ср. строки одной из современных музыкаль-ных композиций: Глаза в глаза, ладонь в ладонь…).2. Строки шлягеров советского периода: А над Томском /тучи ходят хмуро // («Радио Сибирь», ср. строки из из-вестной песни «Три танкиста»: На границе тучи ходятхмуро…). 3. Лозунги, афоризмы как советского, так ипостсоветского периодов: Земли / крестьянам // заводы /рабочим // пиво / мне!// («Русское Радио»). 4. Послови-цы, поговорки, крылатые выражения: Если бы все вжизни было легко // но без труда // сами знаете // а ры-ба нынче / с характером // («Милицейская волна», ср.:Без труда не вытянешь и рыбку из пруда). Гораздо режев радиодискурсе встречается обращение к классическимпроизведениям литературы, кино, фактам мировой исто-рии и культуры, т.е. к тем источникам, которые уже ста-ли интертекстами, ключевыми знаками мировой культу-ры: Студент! // Университет призывает тебя / креа-тивом жечь сердца людей! // («Радио Сибирь», ср.: Гла-голом жги сердца людей. А.С. Пушкин. «Пророк»).Соотношение источников прецедентности в радио-дискурсе свидетельствует о системе ценностей, кото-рая формируется в современном обществе, так как пре-цедентный текст - это, прежде всего, лингвокультур-ный знак, который демонстрирует нравственные при-оритеты говорящих. Отход культурно значимых преце-дентных текстов на второй план является свидетельст-вом снижения общего культурного уровня социума истремления средств массовой коммуникации сформи-ровать новые ценности у аудитории.Способы трансформации прецедентных прототек-стов разнообразны. Наиболее распространенный видмодификации - замена одного или нескольких ключе-вых слов на слова, связанные с ситуацией общения врадиоэфире либо с предметом обсуждения радиопере-дачи: Да / невооруженным ухом / этого не заметишь //(«Русское Радио», ср.: невооруженным глазом этого неувидишь). Известный прецедентный текст трансфор-мируется, отражая специфический характер протеканиярадиокоммуникации, связанный с отсутствием визуа-лизации и необходимостью в некоторых ситуацияхнапряженного «вслушивания». Не менее распростра-ненным способом изменения исходного прецедентноготекста является его дополнениеиронично представить американского политика. Обра-щение к известному выражению Н.В. Гоголя не требу-ет аргументации мнения, высказанного ведущим. Вкачестве подобного примера реализации манипулятив-ной стратегии можно привести следующую репликурадиоведущего: Интересная строчка в этой компози-ции у Николая Баскова // но далеко не ангел я // я виделБаскова / он далеко не ангел / и близко не ангел // с ка-кой стороны ни смотри // («Русское Радио»). Ведущийиспользует фразу «далеко не ангел я» из музыкальнойкомпозиции с целью выражения оценки личности из-вестного исполнителя. Очевидное критическое воспри-ятие певца аргументируется конкретным фактом, уча-стником которого был радиоведущий.Использование языковой игры в качестве тактики,реализующей стратегию языкового манипулирования,позволяет адресанту (радиоведущему) активно воздей-ствовать на сознание слушателей. В контексте даннойстратегии использование трансформированных преце-дентных текстов в качестве коммуникативного ходаупрощает задачу манипуляторам: такие тексты воспри-нимаются аудиторией как авторитетный источник ин-формации, и, следовательно, позиция отправителя тек-ста не подвергается сомнению.В качестве частного случая реализации манипуля-тивной стратегии, основанной на приемах языковойигры, в радиодискурсе используется стратегия дис-кредитации. Рассмотрим следующий радиотекст: Го-воря языком сэра Артура Конан Дойля // Овсиенко /сэр // («Русское Радио»). Представление эстрадной ис-полнительницы в такой форме не способствует её по-ложительному восприятию у слушателей. Сходное зву-чание фамилии певицы и известного текста приводит ктому, что происходит наложение смыслов. Овсиенко +овсянка = нечто неинтересное, банальное. Ведущий -отправитель данной языковой игры - демонстрируетсвою негативную оценку по отношению к исполни-тельнице и при этом навязывает эту оценку слушате-лям программы. Сюжеты разоблачения конкретныхличностей нередко становятся темой отдельного блокарадиопередачи или целого выпуска программы: А явообще жду / не дождусь / когда наш Иисус Григорий /объединит свои усилия с другим пророком // («Эхо Мо-сквы»). Приведенный текст прозвучал в радиопро-грамме «Реплика Ореха», в которой речь шла о дос-рочном освобождении лжецелителя Григория Грабово-го. Своеобразная контаминация имени христианскогопророка и известного в России имени экстрасенса-целителя Грабового, обещавшего воскресить мертвых,направлена на формирование ироничного отношенияслушателей к личности Г. Грабового и всей его дея-тельности. Трансформация прецедентного имени вы-зывает нужный эффект, не требуя дополнительныхкомментариев ведущего.Нередки случаи использования языковой игры в ка-честве коммуникативного хода, реализующего страте-гию дискредитации посредством тактики самоиро-нии: Как аукнется / так и откликнутся наши слуша-тели // («Русское Радио», ср.: Как аукнется, так и от-кликнется).Противоположные речевые действия связаны состремлением ведущего сформировать исключительноположительное представление о каком-либо предмете,явлении или личности у слушательской аудитории(стратегия создания положительного имиджа): Ос-тановись / мгновенье / ты прекрасно! // Программа«Привет» на «Радио Сибирь» // («Радио Сибирь»).Классическая литературная цитата (Мгновенье! О какпрекрасно ты, повремени! И.В. Гете. «Фауст») являетсяузнаваемой носителями языка, придает речевой ситуа-ции пафосность. В приведенном примере результатоманализируемого коммуникативного хода становитсяположительный настрой радиослушателей, возникает за-интересованность к радиопрограмме, так как семантикаслов «мгновенье» и «прекрасно» начинает соотносить-ся с названием передачи «Привет». В таких случаяхпрецедентный текст играет роль авторитетного источ-ника информации, вызывает положительные коннота-ции и способствует формированию заранее заданноговосприятия: Во всеуслышание скажу // не надо рая /дайте Верочку нашу // («Радио Сибирь», ср.: Я скажу:«Не надо рая, дайте родину мою». С. Есенин. «Гой ты,Русь моя родная...»). В данном случае отсылка к есе-нинским строкам позволяет радиоведущему сформиро-вать идеализированный образ эстрадной певицы ВерыБрежневой и достаточно необычным способом перейтик прослушиванию исполняемой ею музыкальной ком-позиции.Языковая игра часто выступает в качестве тактики,реализующей контактоустанавливающую стратегию:Добрый вечер / дамы и господа! // Ну / или добрый ночер /как кому нравится // («Русское Радио»). Трансформиро-ванная этикетная формула («Добрый вечер, дамы и гос-пода!») легко узнаваема, при этом снимается заранее за-данная в обращении официальность коммуникативнойситуации. Соединение разностилевых формул приводит ккаламбуру.В числе востребованных стратегий, которые реали-зуются в радиодискурсе посредством использованияпрецедентных текстов, - рекламирование программ,акций и т.п. Данная стратегия часто используется всочетании со стратегией привлечения внимания:Да / вот настал тот миг / который у нас с вами / дру-зья / называется жизнь / ну / а точнее / жизнь в про-грамме «Привет» // («Радио Сибирь», ср. песенныестроки: Есть только миг между прошлым и будущим,именно он называется «жизнь»). Трансформациястрочки известной песни композитора А. Зацепина(кстати, признанной победителем музыкального телеви-зионного шоу «ДОстояние РЕспублики» и названной«песней страны»), привлекает слушательское вниманиек программе «Привет», выделяя ее из многочисленныхмузыкальных программ. Наложение ассоциаций, вы-званных употреблением данного прецедентного текста,приводит к тому, что радиопрограмма начинает соот-носиться в сознании радиослушателей с чем-то важ-ным, ценным, редким.Приведем примеры успешного использования язы-ковой игры в качестве тактики, способствующей реа-лизации рекламной стратегии: Каждому свое / а «Ра-дио Сибирь» // всем! // («Радио Сибирь», ср.: Suumquique, известное латинское изречение); «Русское Ра-дио» // место встречи изменить нельзя // («РусскоеРадио», ср. с названием одноименного кинофильма);Хлеб да соль / а точнее / приветы и поздравления в про-грамме «Привет» сегодня вам обеспечены // («РадиоСибирь», ср. с соответствующей поговоркой); Опера-ция «Привет» продолжается на «Радио Сибирь»! //(«Радио Сибирь», ср.: название кинокомедии Л. Гайдая«Операция "Ы" и другие приключения Шурика»).С помощью приемов языковой игры радиоведущийможет вводить новую тему для беседы (стратегиявведения новой информации), причем за короткийпромежуток времени посредством языковой игры вы-дается максимум информации, например, об артисте:Первое пришествие Авраама Руссо с песней «Знаю» //(«Русское Радио», ср.: библейский сюжет о первомпришествии Иисуса Христа). Прецедентная ситуацияиспользована в программе «Золотой граммофон» в ка-честве преамбулы к введению новой композиции эст-радного исполнителя. Трансформация прецедентноготекста позволяет напомнить слушателям, как впервыеон заявил о себе в эфире (дебютировал с композицией«Знаю»).В некоторых коммуникативных ситуациях тексты,содержащие языковую игру, используются исключи-тельно в развлекательной функции: Одна пара ушейхороша / а несколько сотен еще лучше! // («Радио Си-бирь», ср.: Одна голова - хорошо, а две еще лучше).Обилие музыкальных композиций и их исполните-лей, которые нужно представить вниманию слушатель-ской аудитории за короткое эфирное время, требует отрадиоведущего нестандартной формы подачи инфор-мации (стратегия «быть оригинальным»). В реали-зации этой сложной задачи помогает использованиетрансформированных прецедентных текстов, поэтомунередко в программах, особенно в различных хит-парадах, подобных «Золотому граммофону», радиове-дущий переходит от одного исполнителя к другому спомощью такого коммуникативного хода: Сам себережиссер // нет / точнее сами себе режиссеры // груп-па «Градусы»// («Радио Сибирь», ср.: название музы-кальной композиции «Режиссер», исполняемой груп-пой «Градусы», и название телепередачи «Сам себережиссер»).Помещение трансформированного прецедентноготекста в радиодискурс обостряет внимание адресата,активизирует его коммуникативные отношения с авто-ром, вынуждая проделать ряд умозаключений, понятьзамысел отправителя текста, установить связь междуисходным прецедентным текстом и текстом журнали-ста, радиоведущего. Внешние трансформации различ-ны, но чаще всего они имеют такой вид: ключевое сло-во прецедентного текста заменяется иным, тематическисвязанным с содержанием данного отрезка радиоречи.Цитатные и квазицитатные вкрапления в большинствеслучаев рассчитаны на представителей молодежнойаудитории. По нашим наблюдениям, подтвержденнымспециально проведенным опросом, такой прием языко-вой игры положительно воспринимается целевой ауди-торией и способствует успешному протеканию радио-коммуникации.

Ключевые слова

языковая игра, радиодискурс, прецедентный текст, коммуникативно-прагматический аспект, language game, radio discourse, precedent text, communicative and pragmatic approaches

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Фащанова Светлана ВладимировнаНациональный исследовательский Томский государственный университетаспирант кафедры русского языка филологического факультетаweta@sibmail.com
Всего: 1

Ссылки

Захарова М.В. Языковая игра (современный этап) // Вестник Московского городского педагогического университета. Сер. Фил. образование. 2009. № 1. С. 34-38.
Земская Е.А. Цитация и виды ее трансформации в заголовках современных газет // Поэтика. Стилистика. Язык и культура. Памяти Т.Г. Винокур. М. : Наука, 1996. С. 157-162.
Булыгина Т.В., Шмелев А.Д. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики). М. : Яз. рус. культуры, 1997. 574 с.
Норман Б.Ю. Игра на гранях языка. М. : Флинта : Наука, 2006. 344 с.
Санников В.З. Русский язык в зеркале языковой игры. М. : Яз. рус. культуры, 1999. 544 с.
Аксенова О. Языковая игра как лингвистический эксперимент поэта. URL: http://www.levin.rinet.ru/ABOUT/Aksenova1.html (дата обращения: 22.03.2010).
Гридина Т.А. Языковая игра: стереотип и творчество. Екатеринбург, 1996. 214 с.
Шаховский В.И. Социальная интеракция власти и народа через языковую игру // Мир лингвистики и коммуникации: электрон. науч. журн. 2006. Т. 1, № 5. С. 21-28. URL: http://www.tkerlungua.by.ru
Нестерова Н.Г. Радиодискурс и радиотекст: к вопросу о специфике // Системное и асистемное в языке и речи : матер. междунар. науч. конф. Иркутск, 2007. С. 377-382.
Кузьмина Н.А. Интертекстуальность современных СМИ: тенденции развития : доклады междунар. науч. конф. М. : Факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, 2010. С. 152-157.
 Трансформация прецедентных текстов как прием языковой игры в радиодискурсе | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 350.

Трансформация прецедентных текстов как прием языковой игры в радиодискурсе | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 350.

Полнотекстовая версия