Исторический ревизионизм как фактор современных германо-польских отношений (на примере «дела Эрики Штайнбах») | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 350.

Исторический ревизионизм как фактор современных германо-польских отношений (на примере «дела Эрики Штайнбах»)

Рассматриваются вопросы, связанные с влиянием интерпретации исторических событий Второй мировой войны в общественно-политическом дискурсе Польши и Германии на примере казуса немецкого политика из партии ХДС Эрики Штайнбах на отношения Польши с Германией в настоящее время. На материале польских и германских СМИ показан характер политических заявлений в Германии и Польше относительно депортации немцев после Второй мировой войны.

Historical revisionism as a factor of German-Polish relations (based on Erika Steinbachs case).pdf Исторический ревизионизм в современную эпохустал достаточно весомым фактором в международнойполитике. Внимание историков и публицистов привле-кают интерпретация исторических событий и то, какэто отражается на внутри- и внешнеполитической ли-нии государств. Сразу же разграничим понятия исто-рического ревизионизма как сугубо научного феноменаи исторического ревизионизма как элемента общест-венно-политического дискурса. Под изучением обще-ственно-политического дискурса в политологии пони-мается разработка формализованных методов анализатекстов СМИ и текстов, функционирующих в сферепубличной политики [1. С. 4]. Для автора общественно-политический дискурс представляет собой совокуп-ность публицистических, медийных, академическихтрактовок исторических событий. Исторический реви-зионизм как фактор международных отношений полу-чает широкий общественный резонанс.2009 и 2010 гг. ознаменовались такой важной ком-меморацией для истории Европы, как 70-летие со вре-мен начала Второй мировой войны. Эта коммеморацияповлекла за собой как кооперацию историков из раз-ных стран для крупных исследований событий Второймировой войны, так и очередную волну обвинений ирезких негативных высказываний политиков в адресдруг друга. В статье сделана попытка поместить «делоЭрики Штайнбах» в общий контекст современной гер-манской и польской «исторической политики» и рас-смотреть влияние этого казуса на внутриполитическуюситуацию в обеих странах и взаимоотношения их меж-ду собой. Начнем с фабулы казуса, который произошелв германо-польских отношения в 2009 г. и продолжает-ся по сей день.Эрика Штайнбах - известный немецкий политик иобщественный деятель, одна из руководителей партииХДС. В 1991 г., будучи депутатом бундестага, она го-лосовала против признания нынешней границы сПольшей [2]. В 2004 г. она становится руководителемобщественной организации «Союз изгнанных», объе-диняющей немцев, которые были изгнаны из Польшипосле Второй мировой войны. В 2008 г. «Союз изгнан-ных» поддержал правительственную инициативу посозданию в Берлине «Центра изгнанных» (далее -Центр), задачей которого провозглашалось в полноймере раскрыть всю правду о национал-социализме иего преступлениях по отношению к разным этническимслоям населения (евреям, полякам и т.д.). Для управле-ния Центром был создан специальный фонд «Бегство,изгнание, примирение», в правление которого вошлипредставители парламента и правительства, а такжеобщественных организаций (в частности, ЦентральногоСовета евреев Германии), и представители «Союза из-гнанных». Польские политики выступили резко противкандидатуры Э. Штайнбах как на официальном, так ина медийном уровне. Варшавские политики, к приме-ру - уполномоченный правительства по взаимоотно-шениям с Германией Владислав Бартошевский, объя-вил, что она настроена «антипольски».В конце концов, под давлением «партийных коллег»Э. Штайнбах сняла свою кандидатуру в члены правле-ния «Центра изгнанных». Накануне предстоящего в ок-тябре первого официального заседания руководстваЦентра два представителя «Союза изгнанных», АрнольдТёльг и Хартмут Зенгер, выступили с провокационнымивысказываниями о начале Второй мировой войны, на-помнив, в частности, о проведенной Польшей в 1939 г.мобилизации, как якобы причине начала военных дейст-вий со стороны Гитлера. «Если в исторических докумен-тах стоит, что Польша провела в марте 1939 года моби-лизацию, то не в моих силах это изменить. Так было. Яне могу приукрасить этот факт. Но это ничего не меняетв ответственности Германии». Тезис Э. Штайнбах о«мобилизации» коррелирует с построениями известногопублициста В. Суворова. В своей книге «День М» в гла-ве «Со скрипом», где в качестве эпиграфа была цитатамаршала Б.М. Шапошникова «Мобилизация есть вой-на», он пишет: «Изучая архивные материалы и открытыепубликации, сделал для себя вывод, что переброскамиллионов пар сапог к границам, как и переброска бое-припасов, запасных частей, миллионов солдат, тысячтанков и самолетов - все это не ошибки, не просчеты, асознательная политика, это процесс, в который быливовлечены десятки миллионов людей» [3]. И Э. Штайн-бах, и В. Суворов не берут в расчет вполне очевиднуювещь, что мобилизационная подготовка может осущест-вляться не только для наступательных, но и для оборо-нительных действий.Заявление Э. Штайнбах о том, что мобилизацияпольских войск была проведена за полгода до нападе-ния Германии, вызвало широкий общественный резо-нанс как в Германии, так и Польше. ПредставителиЦентрального Совета евреев Германии приостановилиработу в организации. Следует отметить, что предста-вители еврейской интеллигенции отрицательно отно-сятся к фигуре Э. Штайнбах. Глава центра изученияантисемитизма в Берлине Вольфганг Бенц заявил: «Онаразрушила наши отношения с Польшей» [4]. Заявлениевызвало также резкую реакцию со стороны союзниковпо правительственной коалиции Э. Штайнбах, в част-ности, министр иностранных дел Гвидо Вестервелле(Свободная демократическая партия) наложил вето научастие Э. Штайнбах в работе фонда.Обратимся к реакции польского истэблишмента ипольской общественности на этот казус. Польскиеофициальные лица всегда достаточно болезненно реа-гируют на высказывания по тематике изгнания немцев.В частности, в газете «Речь Посполита» была опубли-кована карикатура на Эрику Штайнбах в эсэсовскойформе, сидящую верхом на Герхарде Шрёдере (с под-писью «Немецкий конь Троянский» - «Niemiecki konTrojanski»). Достаточно часто в польской прессе под-черкивается связь Э. Штайнбах и современных герман-ских неонацистов. К примеру, в одной из недавнихпубликаций в «Речь Посполита» «Союз изгнанных»обвиняется в финансовой поддержке неонацистскихдвижений (неонацистской организации «МолодёжьСилезии») в Германии и со ссылкой на заявление лиде-ра германской партии зелёных Фолькера Бека предла-гает министерству финансов ФРГ провести проверкуфинансовых потоков, которые проходят через «Союзизгнанных» [5].Пик публикаций, обличающих Э. Штайнбах в «РечьПосполита», пришелся на осень 2010 г., собственнопосле ее обвинений в подготовке к войне против Гер-мании в 1939 г. в адрес Польши. Всего на интернет-портале «Rzechpospolita» 899 новостных сообщений ианалитических статей, так или иначе упоминающихимя Эрики Штайнбах (для сравнения: на сайте однойиз наиболее респектабельных германских газет «DieWelt» упоминаний Эрики Штайнбах - 921). Эти тек-сты, практически все без исключения, носят сугубонегативный, а иногда карикатурно-насмешливый ха-рактер. Причем важно заметить, что в адрес высокопо-ставленных немецких чиновников польские СМИ ста-раются избегать резко негативных эпитетов. В апреле2011 г. произошел всплеск в количестве обращенийгазеты «Rzechpospolita» к имени Эрики Штайнбах. За-головки статей выглядят следующим образом «Неис-правимая Эрика Штайнбах» [6], «Эрика Штайнбах от-межевывается от Силезской молодежи» [7], «Изгнан-ные и неонацисты» [5] и т.д.Взаимоотношения Германии с Польшей в контекстеосвещения и интерпретации событий Второй мировойвойны некоторые историки называют конфликтом «ис-торических политик». Термин «историческая полити-ка» был введен в оборот в Польше польским историкомидей Мареком Цичоки в рамках дискуссии о нашумев-шей книге американского социолога Яна Томаша Грос-са «Соседи. История уничтожения еврейского местеч-ка», где повествуется о еврейском погроме в городкеЕдвабне в июле 1941 г. Суть этой книги заключается впопытке доказать, что «рядовые поляки» в массовомпорядке уничтожали евреев без приказа со стороныоккупационных германских властей [8]. В России тер-мин «историческая политика» активно используетсяисториком, ведущим научным сотрудником ИНИОН,профессором Центрально-Европейского университета вг. Будапеште Алексеем Миллером. В своей статье, по-священной исторической политике в России, Польше иУкраине он четко разграничивает термин «историче-ская политика» и «политизация истории». «Политиза-ция истории», с точки зрения А. Миллера присутство-вала всегда в той или иной мере. Здесь уместно вспом-нить известную максиму М. Покровского «История -это политика, опрокинутая в прошлое». Но главнымотличием между двумя этими понятиями А. Миллервидит, что в «исторической политике» государствосознательно лоббирует какую-либо одну точку зренияи дискредитирует остальные [9]. Иными словами, в«исторической политике» определяющую роль играетдоминирующая в государстве политическая структура,которая пытается использовать историю в своих внут-ри- и внешнеполитических интересах.Понятие «историческая политика» находится в кон-тексте проблемы постмодерна в истории, когда исто-рик потерял монополию в интерпретации прошлого.Сейчас он делит эту роль с судьями, очевидцами исто-рических событий, средствами массовой информации изаконодателями [10. С. 192]. Польский политолог Ма-рек Цичоки важнейшую черту «исторической полити-ки» видит в институциализации исторических исследо-ваний в приоритетных для внешней и внутренней по-литики направлениях. Здесь в качестве примера можнопривести Институт национальной памяти в Польше,Союз изгнанных в Германии, Комиссию по борьбе сфальсификацией истории в России. Обратимся к цитатеизвестного польского историка идей Анджея Новака:«Немцы и русские в последнее время стали что-то пе-ресматривать в своем историческом нарративе и, по-хоже, собираются расстаться с фиксированной рольюпалачей, с признанием того, что они плохие ребята вэтой истории. А нам обязательно нужно эту тенденциюпредотвратить, и нужно их в этой роли плохих ребятзафиксировать» [9]. Некоторые историки называют этовиктимизацией [11] исторического сознания.Это одна из линий, которую в исторической поли-тике можно проследить вплоть до сегодняшнего дня:зафиксировать себя в роли жертвы, а кого-то специаль-но подобранного - в роли палача. Специально подоб-ранного, потому что каждый может вспомнить многообидчиков, но всегда выбирает, кого выгодно вспом-нить именно в данный политический момент, пишетроссийский историк Алексей Миллер [9]. Польша не-изменно изображается жертвой России и Германии, аиногда даже жертвой США и других западных стран,когда это выгодно, ведь «Рузвельт продал нас в Ялте»[12], взаимоотношения с ключевыми западноевропей-скими странами - это «история надежд и разочарова-ний» [13]. Весьма показательным в отношении поляковк германским и российским политикам является опрос,проведенный институтом исследований общественногомнения, «Кто является для Польши самым опаснымполитиком», проведенный газетой «Речь Посполита».56% опрошенных сказали, что «боятся» нынешнегопремьер-министра Российской Федерации В.В. Путина,38% сказали, что боятся председателя «Союза изгнан-ных» Эрику Штайнбах [14]. Очевидно, что наиболееустрашающими для массового сознания поляков явля-ются те, о ком говорится достаточно часто и в негатив-ных тонах.Подводя некую черту, необходимо отметить, чтоименно тезис Эрики Штайнбах относительно «разде-ленной» между Польшей и Германией ответственностиза развязывание Второй мировой войны является реви-зионистским, расходящимся с официальной историче-ской политикой Германии и ставящим под сомнение«виктимность» Польши. В заключение отметим ме-дийность дискуссии вокруг казуса Э. Штейнбах, в от-личие от «спора историков» в Германии 1980 г., гдебыла широкая научная составляющая. Из «медийной»характеристики дискуссии вытекает насыщенностьразного рода негативными и порой агрессивными эпи-тетами, которыми «награждали» друг друга ее участ-ники [15]. Что касается Польши и польской историче-ской политики, то она нуждается в достаточно серьез-ной корректировке, в отказе от использования своей«виктимности» для внешне- и внутриполитическихцелей.

Ключевые слова

Эрика Штайнбах, исторический ревизионизм, «историческая политика», общественно-политический дискурс, historical revisionism, Erika Steinbach, historical policy, public discourse

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Билалутдинов Азат ДамировичНациональный исследовательский Томский политехнический университетаспирант кафедры истории Древнего мира, Средних веков и методологии истории Нациоонального исследовательского Томского государственного университета, ассистент кафедры философииbazatd@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

Баранов А.Н., Михайлова О.В., Сатаров Г.А., Шипова Е.А. Политический дискурс: методы анализа тематической структуры и метафорики. М. : [Фонд ИНДЕМ], 2004.
Der dumme Junge Westerwelle. URL: http://www.jungefreiheit.de/Single-News-Display.154+M5c348fd0628.0.html (дата обращения: 3.02.2011).
Суворов В. День М. URL: http://www.kuzbass.ru/moshkow/koi/WSUWOROW/m-day.txt (дата обращения: 10.02.2011).
It's a rainy day, sunshine girl Angela Merkel tries to regain the initiative // The Economist. 2010. 23 Sept. URL: http://www.economist. com/node/17095531 (дата обращения: 11.03.2011).
Wypędzeni i neonaziści // Rzechpospolita. 08.04.2011. URL: http://www.rp.pl/artykul/640091.html (дата обращения: 12.04.2011).
Jendroszczyk P. Niepoprawna Erika Steinbach // Rzechpospolita. 06.04.2011. URL: http://www.rp.pl/artykul/638182.html (дата обращения: 12.03.2011).
Steinbach odcina się od «Śląskiej Młodzieży» // Rzechpospolita. 08.04.2011. URL: http://www.rp.pl/artykul/640015.html (дата обращения: 12.03.2011).
Gross J.T. Neighbors: The Destruction of the Jewish Community in Jedwabne. URL: http://press.princeton.edu/chapters/s7018.pdf (дата обращения: 23.03.2011).
Миллер А. «Историческая политика» в Восточной Европе : плоды вовлеченного наблюдения. URL: http://www.polit.ru/lectures/2008/ 05/07/miller.html (дата обращения: 25.03.2011).
Stobiecki R. Historians facing politics of history. Case of Poland // Past in the making : historical revisionism in Central Europe after 1989 / ed. by Michal Kopecek. Varshava, 2011.
Andrzej nowak: prawdziwy koniec historii. URL: http://blog.rp.pl/blog/2008/12/17/andrzej-nowak-prawdziwy-koniec-historii/ (дата обращения: 24.03.2011).
Esbenshade Richard S. Remembering to Forget: Memory, History, National Identity in Postwar East-Central Europe. URL: http://www.jstor.org/pss/2928750 (дата обращения: 1.02.2011).
Konferencja Wielkiej Trojki w Jałcie. URL: http://pl.shvoong.com/humanities/history/483542-konferencja-wielkiej-tr%C3%B3jki-ja%C5%82cie/ (дата обращения: 4.03.2011).
Nowak А. Кłopotliwa niepodległość. URL: http://www.rp.pl/artykul/216284.html (дата обращения: 12.03.2011).
Опрос: для поляков нет никого страшнее Путина. URL: http://www.dw-world.de/dw/article/0,,4140815,00.html (дата обращения: 10.02.2011).
 Исторический ревизионизм как фактор современных германо-польских отношений (на примере «дела Эрики Штайнбах») | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 350.

Исторический ревизионизм как фактор современных германо-польских отношений (на примере «дела Эрики Штайнбах») | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 350.

Полнотекстовая версия