Компенсация и возмещение как смежные понятия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 350.

Компенсация и возмещение как смежные понятия

Настоящая статья посвящена такому важному вопросу в сфере гражданского права, как разграничение и определение категорий «компенсация» и «возмещение». Анализируются схожие и различные элементы этих двух понятий, определяется самостоятельность каждого их них. Кроме того, исследуется вопрос о необходимости их размежевания, в том числе через функции гражданско-правовой ответственности. В частности, исследуется взаимосвязь между указанными категориями и таким условием наступления гражданско-правовой ответственности, как вина. Делается вывод о недопустимости присуждения компенсации без учета вины лица, включая дела о защите чести, достоинства и деловой репутации лица.

Compensation and reimbursement as related concepts.pdf В Гражданском кодексе Российской Федерации (да-лее - ГК РФ) встречаются такие термины, как «возме-щение» (ст. 15, 169, 728) и «компенсация» (ст. 12, 151,п. 2 ст. 247, ст. 1099-1101, п. 3 ст. 1252, ст. 1301). Онидовольно часто используются в тексте закона. К приме-ру, в ст. 1082 ГК РФ закрепляется следующее правило:«Удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд…обязывает… возместить вред в натуре… или возместитьпричиненные убытки». Данное положение, бесспорно,помогает лучше уяснить суть изучаемого явления, новряд ли его можно назвать достаточным и полным дляточного его понимания, которое не исчерпывается толь-ко обязательствами из причинения вреда. В отношенииже компенсации закон еще более скуден и, как правило,воздерживается от какого-либо описания данной право-вой категории, ограничиваясь лишь некоторыми част-ными случаями. Например, в ст. 151 ГК РФ указываютсялишь критерии определения размера компенсации.Кроме того, в ГК РФ встречаются нормы, в которыхданные понятия необоснованно смешиваются и междуними ставится знак равенства. Особенно часто этоможно наблюдать в отношении компенсации мораль-ного вреда. Например, в п. 5 ст. 152 ГК РФ она имену-ется возмещением. О том, что представленное разно-чтение в законе следует трактовать исключительно какошибку, а не как существование особого способа защи-ты - возмещения морального вреда, отличного от ком-пенсации морального вреда, писал еще А.М. Эрделев-ский в 1997 г. В обосновании он указывал, что в ГК РФотсутствуют какие-либо нормы, регулирующие собст-венно возмещение морального вреда, а применительнок защите чести, достоинства и деловой репутации вст. 1100 ГК РФ есть прямое и недвусмысленное указа-ние именно на компенсацию морального вреда [1.С. 104]. К этому следует добавить, что такая редакциистатьи обусловлена историческими причинами. Дело втом, что она почти дословно воспроизводит п. 6 ст. 7Основ гражданского законодательства Союза ССР иреспублик 1991 г. (далее - ОГЗ 1991 г.). Подобную си-туацию можно объяснить тем, что в действующем натот момент законодательстве не было вообще термина«компенсация» морального вреда, а только его «воз-мещение» (см. например ст. 131 ОГЗ 1991 г.). Но уже в1992 г. в Законе Российской Федерации «О защитеправ потребителей» появляется термин «компенсация».На настоящий момент редакцию п. 5 ст. 152 ГК РФвряд ли можно признать оптимальной. Думается, дан-ный недостаток в правовом регулировании долженбыть устранен законодателем путем принятия соответ-ствующих поправок.Помимо ГК РФ, такая путаница в терминологиивстречается и в других нормативно-правовых актах.Например, ст. 136 Уголовно-процессуального кодексаРоссийской Федерации именуется «Возмещение мо-рального вреда», в то же время в самом содержаниистатьи говорится о «компенсации» (ч. 2). Похожая си-туация и в Трудовом кодексе Российской Федерации.В нем есть специальная статья, посвященная «возме-щению» морального вреда (ст. 237), хотя в другихстатьях используется исключительно термин «компен-сация» морального вреда. В Федеральном законе «Онесостоятельности (банкротстве)» используются фор-мулировки «возмещение» морального вреда (п. 1 ст. 63,п. 1 ст. 81, п. 2 и 5 ст. 95) и «компенсация» (п. 4 ст. 134,п. 3 ст. 135).Необходимо отметить, что некоторые исследователитакже допускают необоснованное отождествление ука-занных понятий, допуская смешение различных само-стоятельных правовых явлений. В частности, А.Л. Ани-симов использует следующую терминологию: «компен-сация (возмещение) морального вреда» [2]. В верноститакого подхода возникают большие сомнения.Помимо компенсации морального вреда, в дейст-вующем законодательстве есть и иные случаи необос-нованного смешения терминов «компенсация» и «воз-мещение». К примеру, в ряде статей ГК РФ, посвящен-ных регулированию отношений общей собственности(п. 2 ст. 247, п. 4 и 5 ст. 252, п. 2 ст. 258 ГК РФ). Здесьпредставляется разумным заменить термин «компенса-ция» на «возмещение» для придания ГК РФ большейчеткости, системности и последовательности. Обосно-ванность данного вывода подтверждается также ст. 623ГК РФ, где закреплено правило, согласно которомустоимость неотделимых улучшений, созданных с со-гласия арендодателя, подлежит возмещению. По сути,данное возмещение идентично компенсации, выплачи-ваемой сособственнику при невозможности выдела егодоли в натуре.Кроме вышеотмеченных, есть и иные аргументы впользу тезиса о неравнозначности понятий «компенса-ция» и «возмещение». Прежде всего, необходимо обра-титься к исконному значению этих слов. Компенсацияпроисходит от латинского слова compensatio, что в пе-реводе означает возмещение, компенсация, уплатаполной стоимости [3. С. 212]. Таким образом, с фило-логической точки зрения эти понятия тождественнымежду собой. В то же время необходимо заметить, чтов юридической науке важно не столько первоначальноесемантическое значение слова, сколько значение пра-вовых категорий, которые обозначаются этими слова-ми. Вследствие этого одни слова и словосочетания,употребляемые в правовом поле, за пределами его об-ретают совсем иной смысл (например, термин «ссуда»в юриспруденции используется для обозначения без-возмездного пользования имуществом, тогда как вне ееон понимается как синоним кредита). Конечно, жела-тельно, чтобы такого рода расхождений не было, таккак это ведет к усложнению юридической материи дляее восприятия человеком, специально не подготовлен-ным, но юриспруденция порой вынуждена идти на по-добные шаги для более экономичного, точного и ясно-го изложения материала. Кроме того, как и любая инаянаука, юриспруденция нуждается в своем категориаль-ном аппарате, для целей существования которого, какправило, необходимо, чтобы за каждым словом (тер-мином) закреплялось строго одно значение.Следовательно, между правовыми категориями«возмещение» и «компенсация» имеются определен-ные различия, для анализа которых в первую очередьстоит отметить, что при использовании данных терми-нов имеется в виду определенное предоставление всчет потерь, которые понесла потерпевшая сторона. Спомощью них данное предоставление приобретает оп-ределенные характеристики, которые влияют, в част-ности, на ее размер и функцию.При применении термина «возмещение» ГК РФ ак-центирует внимание на следующих его признаках:1) точности определения; 2) соразмерности; 3) экви-валентности, а иногда и на 4) ограниченности тогопредоставления, которое получает потерпевшая сторона.При возмещении точность определения предостав-ления объясняется тем, что в данных случаях всегда воз-можно четко, определенно и однозначно установить раз-мер и объем возмещения. Это можно увидеть, в частно-сти, когда они ставятся в зависимость от стоимости поте-рянного имущества. Примером здесь может послужить п.2 ст. 167 ГК РФ: «При недействительности сделки каждаяиз сторон обязана… в случае невозможности возвратитьполученное в натуре… возместить его стоимость в день-гах…». Но и в других случаях, когда законодатель ис-пользует термин «возмещение», имеется в виду, что раз-мер предоставления возможно четко и недвусмысленноопределить (например, в ст. 504 ГК РФ).Соразмерность возмещения означает, что размерпредоставления будет зависеть, прежде всего, от раз-мера самого вреда как такового, от тех потерь, которыепонесла другая сторона. Ни вина, ни имущественноеположение причинителя вреда, ни иные обстоятельст-ва, по общему правилу, не влияют на объем подлежа-щего взысканию возмещения.При эквивалентности (равнозначности) возмещенияимеется в виду, что предоставление, получаемое по-терпевшим, по общему правилу, всегда должно бытьэквивалентно тому вреду, который ему был причинен.Данный вывод иллюстрирует ст. 1064 ГК РФ, закреп-ляющая принцип полного возмещения вреда.Ограниченность предоставления является исключе-нием из общего правила об эквивалентности возмеще-ния. Это можно увидеть в п. 1 ст. 15 ГК РФ: «Лицо,право которого нарушено, может требовать полноговозмещения причиненных ему убытков, если закономили договором не предусмотрено возмещение убытков вменьшем размере». Также ограниченность возмещенияможно наблюдать в целом ряде других статей (напри-мер, в п. 1 ст. 547, п. 3 ст. 573, п. 2 ст. 691 ГК РФ).Другое дело, если мы говорим о «компенсации». Изанализа целого ряда положений ГК РФ можно сделатьвывод о том, что при использовании данного терминазаконодатель подчеркивает либо полную принципи-альную невозможность точного определения размерапредоставления (в частности, при компенсации мо-рального вреда), либо исключительную его сложность(например, при компенсации в случаях нарушения ис-ключительных прав правообладателя результата ин-теллектуальной деятельности (п. 3 ст. 1252 ГК РФ)).Прежде всего это связано с характером вреда, т.е. ума-лением того или иного блага (нематериальное благо,исключительное право), которые очень трудно «потро-гать» и «пощупать», и со сложностью определения егостоимостного выражения, поскольку такие блага отли-чаются уникальностью и неповторимостью. В связи сэтим представляется неслучайным, например, что вы-платы по имущественному страхованию при наступле-нии страхового случая ГК РФ именует «страховым воз-мещением», тогда как при личном страховании, гдестрахуется уникальная личность человека, данный тер-мин не используется. Таким образом, размер компенса-ции определяется всегда неточно, приблизительно.Из этого вытекает другая ее особенность. При опре-делении размера компенсации масштаб причиненноговреда не является главным и основным критерием, вотличие от возмещения. Помимо него используетсяцелый ряд других критериев: характер причиненноговреда, последствия и их степень и продолжительность,степень вины причинителя.На последнем критерии хотелось бы остановитьсяподробнее. Прежде всего, возникает резонный вопрос:почему при компенсации необходимо определять сте-пень вины причинителя, а при возмещении, по общемуправилу, нас интересует вина только как условие полу-чения предоставления, без определения ее степени.Думается, что причина здесь в том, что при возмеще-нии определяется точный размер потерь, тогда как прикомпенсации, по причинам, указанным выше, - при-мерный. Для потерпевшего при возмещении, напри-мер, убытков, в принципе, не имеет большого значе-ния, с каким умыслом они были ему причинены. Еслион докажет размер убытков и наличие остальных усло-вий наступления ответственности, то он сможет воз-местить все потери, понесенные от другой стороны, нони рублем больше. Поэтому к возмещению как таково-му гражданский оборот относится спокойно и на егостабильность это не влияет. Все его субъекты могутдостаточно четко определить последствия совершениятех или иных действий и точно оценить свой риск.Компенсация же - явление нестандартное, атипичное.И здесь вина обретает качественно иные черты. От неезависит не просто наступление гражданско-правовойответственности как таковой, но и ее объем. При ком-пенсации взыскать могут больше или, наоборот, мень-ше, в результате достижение баланса интересов стано-вится почти невозможным: кто-то обязательно будет ввыигрыше, а кто-то в проигрыше. Поэтому для граж-данского оборота это необычная ситуация, она деста-билизирует его, нарушает его гармонию. В связи с этимкомпенсация, помимо восстановительной функции,выполняет еще и карательную (штрафную), наказываяправонарушителя не только за вред, причиненный кон-кретному лицу, но и, прежде всего, за вред граждан-скому обороту в целом, для того чтобы предотвратитьи не допустить данное правонарушение вновь (превен-тивная функция). Подтверждение штрафного характеракомпенсации можно найти также в п. 1 ст. 1064 ГК РФ,где закрепляется правило, согласно которому закономили договором может быть установлена обязанностьпричинителя вреда выплатить потерпевшим компенса-цию сверх возмещения вреда.Таким образом, при применении компенсации проис-ходит своего рода наказание причинителя вреда, а прилюбом наказании для его эффективности и соразмерностинадо обязательно знать степень вины лица.Данный вывод подтверждается и практикой высшихсудов. В совместном постановлении Пленумов Вер-ховного Суда РФ № 5 и Высшего Арбитражного СудаРФ № 29 от 26.03.2009 г. «О некоторых вопросах, воз-никших в связи с введением в действие части четвер-той Гражданского кодекса РФ» был разъяснен вопрос окритериях определения размера компенсации при на-рушении исключительных прав правообладателя. Вст. 1252 ГК РФ определение такого размера ставится взависимость только от характера нарушения и иныхобстоятельств дела с учетом требований разумности исправедливости. В п. 43.3 вышеназванного постановле-ния закрепляется следующее разъяснение: «Размерподлежащей взысканию компенсации должен бытьсудом обоснован. При определении размера компенса-ции суд, учитывая, в частности, характер допущенногонарушения, срок незаконного использования результа-та интеллектуальной деятельности, степень вины на-рушителя, наличие ранее совершенных лицом наруше-ний исключительного права данного правообладателя,вероятные убытки правообладателя, принимает реше-ние, исходя из принципов разумности и справедливо-сти, а также соразмерности компенсации последствиямнарушения».Таким образом, высшие судебные инстанции под-черкнули важность определения именно степени виныкак критерия определения размера компенсации, дажеесли он прямо не упомянут в тексте закона.Здесь стоит отметить, что случаи, когда степень ви-ны не учитывается при определении размера компен-сации, являются исключениями. Они, в частности, при-ведены в ст. 1100 ГК РФ, в которой закреплен переченьслучаев, когда компенсация морального вреда осуще-ствляется независимо от вины причинителя вреда. Ду-мается, что законодатель необоснованно включил вданный перечень и ситуацию, когда вред причиненраспространением сведений, порочащих честь, досто-инство и деловую репутацию (диффамацией). С дан-ным законодательным положением, на наш взгляд,нельзя согласиться, потому что происходит полноеуравнивание лица, который умышленно распространя-ет порочащие и несоответствующие действительностисведения, и того, кто в силу невнимательности, по-спешности, т.е. неосторожности, допустил диффами-рующее высказывание. Особенно ярко недопустимостьтакого принципа невиновной ответственности проявля-ется в сфере деятельности средств массовой информа-ции. Профессия журналиста имеет достаточно высокоесоциальное значение, так как она призвана обнажать«острые углы» нашего общества, государства, является«сторожевым псом демократии». В процессе такой дея-тельности невольно может появляться диффамация. Ноодно дело, когда журналист грубо нарушает Закон оСМИ, в частности в обязанности проверять достовер-ность информации и не злоупотреблять своими права-ми (ст. 49, 51 Закона о СМИ), и совсем иное, когда ондобросовестно заблуждается в истинности тех илииных суждений.Для защиты журналистов и СМИ от необоснован-ных диффамационных исков в законодательстве РФсуществует ст. 57 Закона о СМИ, устанавливающаяслучаи освобождения средства массовой информацииот ответственности за диффамацию. К таким случаям,например, относится распространение сведений, полу-ченных от информационных агентств. Бесспорно, дан-ная норма играет важную роль в обеспечении СМИправом на свободу распространения информации. Нодостаточно ли одной этой «привилегии» для эффектив-ного функционирования СМИ в демократическом го-сударстве, к идеалу которого так стремится сейчас Рос-сия? Думается, что нет.Необходимо подчеркнуть, что 30 марта 1998 г. Рос-сией была ратифицирована Европейская конвенция озащите прав и основных свобод и протоколы к ней. Всилу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ их действие стало рас-пространяться и на территорию нашей страны. Приэтом положения этих норм должны толковаться в соот-ветствии с правовой позицией Европейского Суда поправам человека, выраженной в его решениях и поста-новлениях. Данное обстоятельство было особо под-черкнуто в преамбуле Постановления Верховного СудаРФ от 24.02.2005 №3 «О судебной практике по делам озащите чести и достоинства граждан, а также деловойрепутации граждан и юридических лиц».В связи с этим представляет интерес правовая позицияЕвропейского Суда по правам человека по вышеуказан-ной ситуации. Он считает, что одна лишь констатация«несоответствия действительности» распространенныхсведений не должна повлечь ответственность прессы задиффамацию. Доказательство того, что журналист принялмеры к тому, чтобы удостовериться в истинности полу-ченной информации, Европейский Суд считает важнымдоводом, влияющим на степень ответственности за диф-фамацию. Кроме того, он выработал и иные «льготы» дляСМИ. В частности, Г.М. Резник и К.И. Скловский приво-дят следующие случаи, в которых СМИ предоставляетсябольшая защита от диффамационных исков:- статус диффамационного лица;- цель публикации;- срочность освещения вопроса [4. С. 28-35].Невооруженным глазом видно, что правовое регули-рование свободы выражения мнения на национальном имеждународном уровнях различно. Для устранениядвойного стандарта и унификации норм предлагаем ли-бо исключить полностью абзац 4 из ст. 1100 ГК РФ,закрепляющий компенсацию морального вреда не-зависимо от вины причинителя вреда, в случае когдавред причинен распространением сведений, пороча-щих честь, достоинство и деловую репутацию, либоисключить из действия данной нормы случаи, когдаответчиком по диффамационным искам выступаетсредство массовой информации. Для оптимальногорешения данного вопроса возможно не просто введениевиновной ответственности за диффамацию, но такжевведение ее степени - грубой неосторожности, нотолько, опять же, для средств массовой информации.В итоге хотелось бы отметить, что в современномзаконодательстве России случаев применения компен-сации становится все больше. Например, Федеральнымзаконом от 19.07.2009 № 205-ФЗ, внесшим, в частно-сти, изменения в ч. 1 ст. 98 Арбитражного процессу-ального кодекса Российской Федерации, благодаря ко-торым лица, чьи права и (или) законные интересы былинарушены обеспечением иска, после вступления в за-конную силу судебного акта арбитражного суда об от-казе в удовлетворении иска вправе требовать от лица,по заявлению которого были приняты обеспечительныемеры, не только возмещения убытков, как предусмат-ривала прежняя редакция, но и выплаты компенсации.Вспомним также недавний Федеральный закон от30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушениеправа на судопроизводство в разумный срок или правана исполнение судебного акта в разумный срок», в ко-тором опять же используется термин «компенсация».В связи с этим необходимо отметить все возрас-тающую роль и значение компенсаций в усложняю-щемся гражданском обороте, для нужд которого ис-пользование только лишь возмещения становится явнонедостаточным. Следует надеяться, что в научной ли-тературе ¬ вопросы о сущности компенсации и возмеще

Ключевые слова

деловая репутация, компенсация, возмещение, goodwill, compensation, recompense

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Аюпов Олег ШамильевичНациональный исследовательский Томский государственный университетаспирант кафедры гражданского права Юридического института70rus@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Эрделевский А.М. О компенсации морального вреда юридическим лицам // Хозяйство и право. 1996. № 11. С. 102-109.
Анисимов А.Л. Честь, достоинство, деловая репутация под защитой закона. М. : Норма, 2004. 224 с.
Латинско-русский и русско-латинский словарь. М. : Флинта, 2009. 744 с.
Резник Г.М., Скловский К.И. Честь. Достоинство. Деловая репутация: споры с участием СМИ / под общ. ред. К.И. Скловского. М. : Статут, 2006. 270 с.
 Компенсация и возмещение как смежные понятия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 350.

Компенсация и возмещение как смежные понятия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 350.

Полнотекстовая версия