Некоторые проблемы дифференциации уголовной ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 350.

Некоторые проблемы дифференциации уголовной ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних

Рассматриваются спорные вопросы дифференциации ответственности за половые преступления в отношении несовершеннолетних и малолетних с учетом возраста потерпевшего. Исследуется система дифференциации уголовной ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, введенная Федеральным законом от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ. Проводится критический анализ действующего уголовного законодательства, выявляются его недостатки. Анализируются отдельные проблемы правоприменительной практики по делам о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних и малолетних.

Some problems of differentiation of criminal liability for crimes against sexual inviolability of minors.pdf Дифференциация уголовной ответственности на за-конодательном уровне выступает одним из важнейшихусловий назначения справедливого наказания и пред-посылкой его эффективности. Как справедливо отме-тили Г.А. Злобин, С.Г. Келина и А.М. Яковлев, однимиз принципов уголовной политики является глубокаядифференциация и индивидуализация ответственностии наказания [1. С. 54].Понятие «дифференциация уголовной ответствен-ности» имеет неоднозначные трактовки в современнойуголовно-правовой доктрине. Так, по мнениюС.Е. Кротова, дифференциация ответственности пред-ставляет собой «расчленение ответственности, ее раз-личный уровень по отношению к лицу, совершившемупреступление» [2. С. 12]. Однако, на наш взгляд, наи-более полной и содержательной является дефиницияисследуемого понятия, предложенная Т.А. Лесниевски-Костаревой. По её мнению, дифференциация ответст-венности - это «градация, разделение, расслоение от-ветственности в уголовном законе, в результате кото-рой законодателем устанавливаются различные уго-ловно-правовые последствия в зависимости от типовойстепени общественной опасности преступления и ти-повой степени общественной опасности личности ви-новного» [3. С. 63].Формы дифференциации разнообразны, но наибо-лее важными являются категоризация преступлений постепени их тяжести (ст. 15 УК РФ), выделение квали-фицирующих признаков в статьях Особенной части УКРФ и обстоятельств, отягчающих наказание. Эти фор-мы представляют собой самостоятельные уголовно-правовые институты, но их взаимообусловленность ивзаимовлияние позволяют вести речь о решении с ихпомощью вопросов дифференциации ответственностина законодательном уровне [4. С. 87].Ключевым направлением совершенствования рос-сийского уголовного законодательства и развития уго-ловно-правовой политики является именно дифферен-циация уголовной ответственности, с помощью кото-рой можно достигнуть удачного баланса между «мяг-костью» и «жесткостью» уголовного закона.Эта проблема приобрела особую значимость в светенедавней реформы уголовного законодательства, на-правленной на ужесточение наказания за совершениепреступлений в отношении несовершеннолетних. Так,Федеральным законом от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ [5]в Уголовный кодекс РФ (далее - УК РФ) были внесеныизменения, направленные на усиление уголовной от-ветственности за совершение преступлений противнесовершеннолетних, в том числе сексуальных посяга-тельств. Они явились ожидаемым ответом на давносостоявшийся социальный заказ и призваны к исправ-лению той крайне неблагоприятной ситуации, котораясложилась в области охраны гарантированного Кон-венцией ООН о правах ребенка (1989) права ребенка назащиту от сексуального совращения и сексуальнойэксплуатации [6].Необходимость обеспечения безопасности детей, ихзащиты от преступных посягательств обусловлена на-растанием угроз сексуального совращения несовер-шеннолетних, причинения вреда их физическому ипсихическому здоровью. В настоящее время в Россий-ской Федерации и её отдельных субъектах сохраняютсянеблагоприятные тенденции роста преступлений в от-ношении несовершеннолетних, в том числе сексуаль-ного характера. Так, по официальным данным Инфор-мационного центра ГУВД по Иркутской области, при-рост числа изнасилований, совершенных в отношениинесовершеннолетних на территории Иркутской облас-ти, в 2009 г. по сравнению с предыдущим годом соста-вил 6,2%.По уровню защиты несовершеннолетних от преступ-лений, посягающих на их половую неприкосновенность,российское уголовное законодательство давно признава-лось на международном уровне одним из наиболее либе-ральных в мире. Сложившаяся ситуация в данной сфередиктовала введение более жесткого и эффективного уго-ловно-правового механизма защиты несовершеннолетнихот такого рода преступных посягательств.Вместе с тем законодательное решение об увеличе-нии санкций за совершение преступлений против по-ловой неприкосновенности несовершеннолетних неявляется бесспорным. Как показывает практика, кара-тельная политика не всегда эффективна в борьбе с пре-ступностью.Важной новеллой уголовного законодательства, на-ряду с ужесточением уголовного наказания, стала бо-лее детальная дифференциация уголовной ответствен-ности за половые преступления против несовершенно-летних по возрастному признаку потерпевшего. Вст. 134 и 135 УК РФ, предусматривающих ответствен-ность за ненасильственные половые преступления вотношении несовершеннолетних, были выделены но-вые квалифицированные виды этих преступлений взависимости от возраста потерпевшего - совершениедеяния в отношении лица, заведомо не достигшего14-летнего возраста, и лица, заведомо не достигшего12-летнего возраста. Максимальное наказание по этимстатьям увеличено в пять раз: если ранее ст. 134 УК РФпредусматривала максимальную санкцию в виде лише-ния свободы на срок до четырех лет, то теперь - додвадцати лет; соответственно по ст. 135 УК РФ - дотрех и до пятнадцати лет.Введенная система дифференциации ответственно-сти за посягательства на половую неприкосновенностьнесовершеннолетних весьма несовершенна. Так, помнению Председателя комитета Государственной Думыпо вопросам семьи, женщин и детей Е.Б. Мизулиной,она, прежде всего, не соответствует медицинским кри-териям определения тяжести вреда несовершеннолетними малолетним потерпевшим. По данным современныхисследований в области судебной сексологии и психиат-рии однозначная причинно-следственная связь междувозрастом потерпевших детей, характером и степеньювреда, нанесенного им сексуальным злоупотреблением,не установлена, дифференцированным по возрасту по-терпевших является не тяжесть вреда, а лишь формы егопроявления. Последствия указанных преступлений дляпсихического и сексуального здоровья подростков помере осознания ими специфики сексуальных действиймогут носить даже более выраженный и тяжкий харак-тер, чем у малолетних потерпевших [7].Кроме того, законодатель, введя в УК РФ новуювозрастную группу потерпевших - «лица, не достиг-шие 12 лет», породил тем самым множество дискуссийсреди ученых и правоприменителей. В частности, вы-зывает затруднение ответ на вопрос: как соотноситсяновая возрастная группа с категорией «малолетний»? Всоответствии с новой редакцией УК РФ понятие «ма-лолетний» законодатель использует для обозначенияособой категории потерпевших, находящихся в беспо-мощном состоянии. Совершение преступления в отно-шении малолетнего (п. «з» ч. 1 ст. 63 УК) является об-стоятельством, отягчающим наказание. Причем опре-деление понятия «малолетний» в УК РФ не содержит-ся, в отличие от понятия «несовершеннолетний», ко-торое раскрывается в тексте уголовного закона (ч. 1ст. 87 УК РФ).В Федеральном законе от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ«Об опеке и попечительстве» малолетними признаютсянесовершеннолетние, не достигшие возраста 14 лет. Гра-жданское и семейное законодательство из числа несо-вершеннолетних также выделяет малолетних, понимаяпод ними лиц, не достигших 14-летнего возраста. В ст.82 УК РФ «Отсрочка отбывания наказания» законода-тель прямо указывает, что малолетними он считает де-тей в возрасте до 14 лет.Таким образом, анализ законодательства позволяетсделать вывод о том, что под малолетними понимаютсянесовершеннолетние в возрасте до 14 лет. Причем диа-пазон возраста таких несовершеннолетних (малолет-них) весьма широк - с момента рождения до достиже-ния 14 лет.Как считают В. Киршин и Ф. Багаутдинов, наиболеецелесообразно выделять в уголовном законодательстветри категории несовершеннолетних потерпевших: ма-лолетние (возраст - до 7 лет); несовершеннолетние ввозрасте от 7 до 14 лет; несовершеннолетние в возрастеот 14 до 18 лет [8. С. 33]. С этой точкой зрения трудносогласиться. Введение такой классификации в уголов-ный закон приведет к тому, что возраст от 7 до 14 летне будет считаться беспомощным состоянием несо-вершеннолетнего потерпевшего. Кроме того, соверше-ние преступлений в отношении несовершеннолетнихданной возрастной категории нельзя будет признать вкачестве обстоятельства, отягчающего наказание.На наш взгляд, решением исследуемой проблемыможет стать введение в Общую часть УК РФ понятия«малолетний». При этом можно предложить следую-щее законодательное определение этого понятия: «Ма-лолетними в статьях Общей и Особенной части на-стоящего Кодекса признаются лица, не достигшие ковремени совершения преступления четырнадцатилет-него возраста». В результате такого нововведения воз-растная группа «лица, не достигшие 12 лет», как особаякатегория потерпевших, будет автоматически отнесенак категории «малолетний».Таким образом, установление повышенной уголов-ной ответственности за преступления, посягающие наполовую неприкосновенность несовершеннолетних,осуществляется путем введения в Уголовный кодексспециальных составов посягательств на несовершенно-летних, а также учета возраста потерпевшего в качест-ве отягчающего ответственность обстоятельства (ква-лифицирующего признака) в рамках статей Общей иОсобенной части УК РФ.Однако законодатель, предусмотрев в ст. 134 и 135УК РФ новый квалифицированный состав - соверше-ние преступления в отношении лица, заведомо не дос-тигшего 12 лет, проявил, на наш взгляд, явную непо-следовательность. Составы других половых преступле-ний, в частности, предусмотренных ст. 131 и 132 УКРФ, имеющие большую общественную опасность приих совершении в отношении несовершеннолетнего(малолетнего), такого особо квалифицирующего при-знака не имеют.Кроме того, Федеральный закон от 27 июля 2009 г.оставил без внимания ст. 133 УК РФ («Понуждение кдействиям сексуального характера»). На наш взгляд,следовало бы также дифференцировать уголовную от-ветственность за это преступление с учетом возрастапотерпевшего.Необходимо констатировать и тот факт, что приня-тый федеральный закон не решил множество сущест-вующих в правоприменительной практике проблемквалификации половых преступлений против несовер-шеннолетних. Более того, новая система дифференциа-ции уголовной ответственности еще более усложнилаих решение.Одна из основных проблем, связанная с применени-ем ст. 134 УК РФ в судебной практике, состоит в от-граничении добровольного, ненасильственного, поло-вого сношения от изнасилования с использованиембеспомощного состояния потерпевшей. Как известно,беспомощность может быть выражена и в малолетнемвозрасте потерпевшего. Так, п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФпредусматривает в качестве отягчающего обстоятель-ства «совершение преступления в отношении женщи-ны, заведомо для виновного находящейся в состояниибеременности, а также в отношении малолетнего, дру-гого беззащитного или беспомощного лица либо лица,находящегося в зависимости от виновного».В судебной практике в настоящее время малолетнийвозраст потерпевшей также расценивается как беспо-мощное состояние. Так, согласно п. 4 ПостановленияПленума Верховного Суда Российской Федерации от15 июня 2004 г. № 11 «О судебной практике по делам опреступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132Уголовного кодекса Российской Федерации» [9], поло-вое сношение с лицом моложе 16 лет считается изна-силованием с использованием беспомощного состоя-ния потерпевшей, если последняя не понимала харак-тера и значения совершаемых действий. Таким обра-зом, если потерпевшая (потерпевший) не понималазначения и характера совершаемых с нею действийвследствие малолетнего возраста, совершенное винов-ным преступление следует квалифицировать как изна-силование или насильственные действия сексуальногохарактера с использованием беспомощного состоянияпотерпевшей [10. С. 262].Проблема состоит в том, что выяснить, способен либыл потерпевший действительно осознавать смысл изначение совершаемых с ним действий. Для ее решенияв юридической литературе предпринимались попыткипредложить четкий возрастной критерий для разграни-чения ст. 131, 132 и 134 УК РФ. В учебной и научнойлитературе распространено мнение, что согласие лица,не достигшего 14 лет, на половое сношение и иныедействия сексуального характера не имеет юридиче-ского значения. Так, в частности, Э.Ф. Побегайло пола-гает, что в этом случае необходимо квалифицироватьсексуальные действия как изнасилование или насиль-ственные действия сексуального характера с использо-ванием беспомощного состояния [11. С. 180]. По мне-нию В.И. Арьковой и Н.И. Трофимова, изнасилованиемс использованием беспомощного состояния потерпев-шей следует считать добровольное половое сношение сдевочкой, не достигшей 12-летнего возраста [12. С. 92].Во многих зарубежных странах законодателем оп-ределена нижняя возрастная граница для состава неза-конного полового сношения с несовершеннолетним.Так, например, в Австралии, Италии, Норвегии онасоставляет 10 лет, в Люксембурге, США (штат Нью-Йорк) - 11 лет, в Аргентине, Венесуэле, Дании, Испа-нии - 12 лет, в Великобритании и на Кипре - 13 лет, вБразилии - 14 лет [13. С. 203]. Как видим, законодательво многих странах, признавая, что незаконное половоесношение с несовершеннолетним и насильственноеполовое посягательство на малолетнего - это два раз-личных по степени общественной опасности и по своейюридической конструкции деяния, проводит четкуюграницу между указанными преступлениями.На наш взгляд, не следует для разграничения нена-сильственного полового сношения и изнасилования сиспользованием беспомощного состояния потерпевшейпринимать во внимание только лишь объективныйкритерий - возраст потерпевшего. Индивидуальныепсихические особенности даже 10-летнего ребенка мо-гут обусловить понимание им значения и характерасовершаемых в отношении него сексуальных действий.В то же время, например, 13-летний ребенок, в силу от-ставания в интеллектуальном развитии, может быть ли-шен способности адекватно оценивать происходящее.Поэтому при решении вопроса о квалификации дейст-вий виновного, оценки его психического или физическо-го состояния, когда возникает сомнение в его способно-сти правильно воспринимать обстоятельства, имеющиезначение для уголовного дела, необходимо обязательноеназначение и производство комплексной судебно-психологической и сексологической экспертизы.К числу недостатков новой системы дифференциа-ции уголовной ответственности относится также, нанаш взгляд, несогласованность санкций особо квали-фицированных составов преступлений, предусмотрен-ных ч. 4 ст. 132 УК РФ и ч. 4 ст. 134 УК РФ. Проведен-ный сопоставительный анализ санкций указанных нормпоказал, что и насильственные действия сексуальногохарактера, и ненасильственные половое сношение, му-желожство или лесбиянство, совершенные группойлиц, группой лиц по предварительному сговору илиорганизованной группой в отношении лица, не дос-тигшего четырнадцатилетнего возраста, относятся ккатегории особо тяжких преступлений (максимальноенаказание в виде двадцати лет лишения свободы). Ос-новные же составы указанных деяний (ч. 1 ст. 132 ич. 1 ст. 134 УК РФ) явно различаются по степени обще-ственной опасности: насильственные действия сексу-ального характера отнесены законодателем к категориитяжких преступлений, а половое сношение, мужелож-ство или лесбиянство, совершенные без применениянасилия, - к категории преступлений средней тяжести.Как видим, законодатель проявил явную непоследова-тельность при градации наказаний за преступления,имеющие разную степень общественной опасности.Вместе с тем, согласно принципу справедливости вуголовном праве, наказание должно максимально соот-ветствовать степени общественной опасности деяния.Бесспорно, что любое преступление, совершенноегрупповым способом с применением насилия либо сугрозой его применения, обладает повышенной степе-нью общественной опасности, а значит, должно по-влечь более строгое наказание.Федеральный закон от 27 июля 2009 г. также неустранил несоответствие названия ст. 134 УК РФ со-держанию её диспозиции. Так, К. Кантемирова, приво-дя различные формы иных действий сексуального ха-рактера, справедливо отмечает, что термины «половоесношение и иные действия сексуального характера»,указанные законодателем в названии ст. 134, значи-тельно шире по смысловому значению терминов «по-ловое сношение, мужеложство, лесбиянство», исполь-зуемых в диспозиции этой нормы [14. С. 22]. Этот не-достаток законодательной регламентации приводит ктому, что все иные действия сексуального характераквалифицируются в настоящее время по ст. 135 УК РФ(«Развратные действия»). С учетом изменений, внесенныхв эту статью Федеральным законом от 27 июля 2009 г.,иные действия сексуального характера, совершенные безприменения насилия в отношении лица, например, заве-домо не достигшего 12-летнего возраста, квалифициру-ются по ч. 3 ст. 135 УК РФ, санкция которой предусмат-ривает максимальное наказание в виде 12 лет лишениясвободы, тогда как максимальная санкция ч. 3 ст. 134 УКРФ составляет 15 лет лишения свободы.На наш взгляд, в приведенных случаях усматривает-ся явное нарушение принципов справедливости и инди-видуализации уголовной ответственности. Законодате-лю следует пересмотреть принципиальные подходы кградации наказания за половые преступления с квали-фицированными составами. Представляется, что реше-ние исследованных проблем будет способствовать даль-нейшему совершенствованию уголовного законодатель-ства и правоприменительной практики по делам о пре-ступлениях против половой неприкосновенности несо-вершеннолетних, что, в свою очередь, усилит эффектив-ность борьбы с этими общественно опасными деяниями.

Ключевые слова

дифференциация уголовной ответственности, половая неприкосновенность, возраст потерпевшего, несовершеннолетний, малолетний, differentiation of criminal liability, sexual inviolability, age of victim, minor, juvenile

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Потапова Ирина ВикторовнаНациональный исследовательский Томский государственный университетсоискатель кафедры уголовного права Юридического институтаirinapotapova@inbox.ru
Всего: 1

Ссылки

Злобин Г.А., Келина С.Г., Яковлев А.М. Советская уголовная политика: дифференциация ответственности // Советское государство и право. 1977. № 9. С. 54-62.
Кротов С.Е. Дифференциация уголовной ответственности в зависимости от категоризации преступлений, квалифицирующих признаков и обстоятельств, отягчающих наказание : дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. 176 с.
Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. М., 1999. 400 с.
Николаева Ю.В. Проблемы дифференциации ответственности за преступления против несовершеннолетних // Адвокат. 2009. № 8. С. 87-100.
О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ // Рос. газ. 2009. 30 июля.
Пудовочкин Ю. Проблемы понимания и квалификации преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних: новое в уголовном законодательстве. URL : http://www.soprotivlenie.org/?id=3&cid=116&t=v (дата обращения: 12.11.2009).
Заключение Комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей по проекту Федерального закона № 215694-5 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации». URL: http://www.gd.ru (дата обращения: 10.09.2009).
Киршин В., Багаутдинов Ф. Дифференциация уголовной ответственности за преступления против несовершеннолетних // Законность. 2010. № 4. С. 32-35.
О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. № 11 // Рос. газ. 2004. 29 июня.
Курс уголовного права. Особенная часть / под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. М. : Зерцало-М, 2002. Т. 3. 468 с.
Российское уголовное право / под ред. Э.Ф. Побегайло. М., 2008. Т. 12. 435 с.
Арькова В.И., Трофимов Н.И. Изнасилование // Квалификация отдельных видов тяжких преступлений : учеб. пособие. Иркутск, 1974. 199 с.
Капинус О.С., Додонов В.Н. Незаконные половое сношение и иные действия сексуального характера с несовершеннолетними // Современное уголовное право в России и за рубежом: некоторые проблемы ответственности : сб. ст. М. : Буквовед, 2008. 316 с.
Кантемирова К.Х. Теоретические и практические проблемы квалификации половых преступлений // Российский следователь. 2007. № 13. С. 21-24.
 Некоторые проблемы дифференциации уголовной ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 350.

Некоторые проблемы дифференциации уголовной ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 350.

Полнотекстовая версия