Историческая наука в Сибири и организация сибиреведческих исследований в период революции, Гражданской войны и первых лет Советской власти (1917 г. - середина 1920-х гг.) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 352.

Историческая наука в Сибири и организация сибиреведческих исследований в период революции, Гражданской войны и первых лет Советской власти (1917 г. - середина 1920-х гг.)

В кризисные периоды социально-политической трансформации российского общества профессиональная историческая наука, как никакая другая отрасль гуманитарного знания, всегда оказывалась в двойственном положении. С одной стороны, в это время перед ней открывались новые возможности для дальнейшего развития, с другой стороны, история как специфическая гуманитарная наука должна была отвечать вызовам нового времени. В работе впервые комплексно рассматривается вопрос особенностей развития профессиональных исторических исследований, в том числе и по сибиреведческой тематики, на территории Сибири в период революции, Гражданской войны и первых лет советской власти.

Historical science in Siberia and organization of Siberia studies during the Revolution, Civil War and first years of the Soviet power (1917 - middle 1920s).pdf По мере восстановления в Сибири советской властив годы Гражданской войны территории Западной иВосточной Сибири оказывались под управлением Си-бирского революционного комитета (Сибревкома). Егоюрисдикция распространялась на территорию от Челя-бинска до Иркутска по мере освобождения Зауралья отвойск адмирала А.В. Колчака. В структуре Сибревкомаосновные вопросы образования, науки и культуры на-ходились в ведении сразу нескольких автономных поотношению друг к другу ведомств - СибОНО «Сиб-госиздат», «Сибархив» и т.д. Сибирский отдел народ-ного образования (СибОНО, или Сибнаробраз) былсоздан 10 января 1920 г. при Сибревкоме во главе сбольшевиком С.И. Канатчиковым. С 18 ноября того жегода отдел возглавил К.Д. Чудинов. Сибнаробраз нахо-дился в двойном подчинении: Сибревкому и Наркома-ту просвещения РСФСР. Заведующий СибОНО являлсяпредставителем Наркомпроса в составе Сибревкома.Ему были предоставлены права решать все основныевопросы организации народного образования, исходяиз местных условий. Основные управленческие функ-ции в области организации науки также принадлежалиОтделу народного образования (в частности, для исто-рической науки - подотдел «История Сибири»), кото-рый и формировал во многом политику большевиков всфере организации и проведения научных исследова-ний. В 1925 г. прежняя губернско-уездная администра-тивно-территориальная система деления Сибири былапреобразована в окружную. 25 мая 1925 г. ПрезидиумВЦИК принял постановление о ликвидации Сибревко-ма и образовании Сибирского края с центром в Ново-сибирске из Омской, Новониколаевской, Алтайской,Томской, Енисейской губерний и автономной областиОйротии [1, 2].Исторические исследования в первые годы совет-ской власти в Сибири велись в тех центрах, которыеобразовались до революции или в период Гражданскойвойны, - Томском, Иркутском университетах и отделахГеографического Общества. Февральская революция иприход к власти Временного правительства ускорилипроцесс расширения Томского университета (ТУ) иоткрытия в нем историко-филологического факультета(ИФФ) [3]. Впервые в Сибири на постоянной основепоявились и стали работать профессиональные истори-ки [4. Л. 24]. Кафедру русской истории возглавил проф.П.Г. Любомиров - магистр русской истории, бывшийприват-доцент Петроградского университета, где в1917 г. в качестве магистерской диссертации защитилсвою магистерскую работу «Очерки истории Нижего-родского ополчения 1611-1613 гг.» (Петроград, 1917)[5. С. 154-156]. Единственным в своем роде явлениемдля ТУ и практически исключительным для всей уни-верситетской системы досоветской России явилось то,что женщина получила должность профессора и заве-дующего кафедрой всеобщей истории. Ею стала С.И.Протасова - выпускница Высших женских (Бестужев-ских) курсов Санкт-Петербурга, специалист по историиДревнего мира - античных Греции и Рима [Там же. С.201-203]. Позднее на ИФФ стал работать Н.Н. Бакай -историк Сибири, краевед, специалист в области архив-ного дела, организатор и первый заведующий архивомТомской губернии.Таким образом, Томск, благодаря наличию универ-ситета и научно-исследовательской работе его сотруд-ников, превратился в один из крупнейших центров ис-торической науки и сибиреведения за Уралом. В даль-нейшем это позволило ему стать центром организациии координации исследований в этой области знания.Остро проблема организации собственного универ-ситета как центра подготовки квалифицированныхкадров и координации научных исследований стояла идля Восточной Сибири, где вплоть до 1918 г. не быловузов. Лишь с падением в середине 1918 г. властибольшевиков и установлением власти Временного Си-бирского правительства (ВСП) стало возможным от-крытие второго сибирского университета в Иркутске.13 августа 1918 г. на заседании Иркутской городскойдумы было официально объявлено об открытии уни-верситета, а министром народного просвещения ВСПпроф. В.В. Сапожниковым было подписано Положение[6. Л. 311].На ИФФ Иркутского университета (ИУ) стали рабо-тать крупные ученые-историки: доцент ИФФ Казан-ского университета профессор истории В.И. Огородни-ков (первый декан ИФФ ИУ, заведующий кафедройрусской истории), профессор Н.Д. Миронов - заве-дующий кафедрой сравнительного языковедения и сан-скрита, Б.Э. Петри - доцент (впоследствии профессор),заведующий кафедрой истории первобытной культуры(впоследствии кафедры археологии и этнографии).В.И. Огородников - крупнейший и один из первыхпрофессиональных исследователей истории Сибири вгоды Гражданской войны и в начале 1920-х гг., ученый,обладавший широким спектром знания в области сред-невековой истории России. В 1920 г. вышел его труд«Очерк истории Сибири до конца XIX столетия» (ч. 1).Затем он публикует работу «Русская государственнаявласть и сибирские инородцы в XVI-XVIII вв.».В 1922 г. появилась его статья «Из истории инородче-ских волнений в Сибири» (Чита, 1922) [7]. Эти иссле-дования явились продолжением работы В.И. Огород-никова над второй частью очерка по истории Сибирирусского периода.Со временем В.И. Огородников обратил свое вни-мание и на другие аспекты истории Сибири. Попутноон выпустил работу «Из истории покорения Сибири.Покорение Юкагирской земли» (Чита, 1922 г.). Про-фессиональный филолог, востоковед, доктор филосо-фии Страсбургского университета Н.Д. Миронов допереезда в Иркутск работал в Азиатском музее Россий-ской академии наук и приват-доцентом Петроградскогоуниверситета по кафедре сравнительного языковеденияи санскрита, в Иркутске стал заведующим одноимен-ной кафедры и руководителем кабинета востоковеде-ния. Б.Э. Петри - сын известного европейского про-фессора антропологии Эдуарда Петри - до 1918 г. ра-ботал в Музее антропологии и этнографии Академиинаук (заведовал отделом Сибири), участвовал в работеРГО и в составлении этнографической карты России.В Иркутске Б.Э. Петри сумел наладить и скоординиро-вать работу ВСОРГО, Иркутского университета и Ко-митета народов Севера при крайисполкоме по изуче-нию древней и современной истории и этнологии Сиби-ри. Б.Э. Петри создал кружок «Народоведение», кото-рый еще в 1920-е гг. получил общесибирское признаниеи был назван иркутской археологической школой.В числе первых учеников, проходивших подготовку подего руководством в 1920-е гг., оказались в будущем из-вестные ученые - профессора и академики М.М. Гера-симов, Г.Ф. Дебец и А.П. Окладников [8].Таким образом, в изучаемый период в Сибири сло-жилось два центра, на которые властями и обществен-ностью была возложена задача координации научно-исследовательской работы на территории Западной иВосточной Сибири. Этими центрами стали Томский иИркутский университеты с соответствующими основ-ными (ИФФ) и вспомогательными структурными под-разделениями (музеи, кабинеты, библиотеки т.п.). Те-перь должно было произойти смещение в организациии координации профессиональных исторических ис-следований в сторону ИФФ классических университе-тов. Однако поначалу ситуация с кадрами профессио-нальных историков осложнялась тем, что их было до-вольно мало. Особенности жизни в Сибири не привле-кали в университеты специалистов из европейской час-ти России. В этой связи потребовалось бы еще многовремени, чтобы на местах были подготовлены собст-венные или появились новые исследователи.Коренным образом ситуация с научными кадрамиизменилась в годы Гражданской войны, когда с терри-торий европейской части России, занятых большеви-ками, в Сибирь были эвакуированы видные ученые изкрупнейших российских университетов. В том числездесь оказались и известные историки.В Томск с территорий, находившихся под кон-тролем большевиков, были эвакуированы профес-сора, преподаватели и студенты Казанского (сен-тябрь 1918 г.) и Пермского (лето 1919 г.) университе-тов. Все они были прикомандированы к ТУ. На ИФФстали работать историки Б.Л. Богаевский (филолог,специалист по античной истории и археологии),М.М. Хвостов (специалист по Древнему Востоку и тео-ретико-методологическим вопросам исторической нау-ки), Б.П. Денике (востоковед, историк искусства),А.П. Дьяконов (специалист по истории античности,медиевистике и древнесирийской истории и литерату-ре) и др. [9. Л. 5].Профессора и преподаватели ИФФ ТУ еще в начале1918 г. организовали при университете Общество этно-графии, истории и археологии, которое стало первымсибирским профессиональным объединением истори-ков. Председателем общества был избран проф.А.Д. Григорьев (декан ИФФ ТУ), секретарем - проф.Э.В. Диль. Со временем в его работу активно включи-лись эвакуированные профессора и преподаватели Ка-занского и Пермского университетов, причем не толькоисторики, но и филологи, философы, культурологи.Это общество за короткое время своего существованияпровело большое количество заседаний. На одном иззаседаний, состоявшемся 12 декабря 1918 г., речь шла онеудовлетворительном положении архивного дела вРоссии в целом и в Сибири в частности [10]; был под-нят вопрос о необходимости реформирования архивно-го дела и об устройстве Западно-Сибирского архива вТомске. Для решения этого вопроса была создана спе-циальная комиссия, в которую вошли профессораA.Д. Григорьев, П.Г. Любомиров и М.М. Хвостов, атакже Н.Н. Бакай и М.К. Азадовский. Комиссия отме-тила, что многие архивы в России находились в крайнеплачевном положении в связи с потрясениями, проис-ходившими тогда в стране. Члены комиссии выработа-ли различные проекты сохранения архивных докумен-тов. Впоследствии деятельность этой комиссии былатесным образом связана с Институтом исследованияСибири.События Гражданской войны привели к значитель-ному притоку и в ИУ специалистов-историков из за-падных регионов страны. На ИФФ ИУ стали работатьпрофессор, доктор философии Кенигсбергского уни-верситета, известный историк Древнего Востока, егип-толог, семитолог, языковед И.Г. Франк-Каменецкий (савгуста 1918 г. - приват-доцент по кафедре историиВостока ИУ), из Казанского университета приехалпрофессор А.М. Селищев - один из крупнейших рус-ских славистов XX в., специалист по балканистике,славянской палеографии и топонимике. В начале1920-х гг. из Томского университета в Иркутский пе-решел М.К. Азадовский, ставший профессором, круп-ным литературоведом, фольклористом. В Иркутске онактивно включился в работу ВСОРГО, исследовалфольклор и этнографию русского старожилого населе-ния Сибири, был редактором «Сибирской живой ста-рины». Первый профессорский стипендиат (лицо, ос-тавляемое в университете для подготовки к профессор-скому званию) ИФФ ИУ Г.С. Виноградов в начале1922 г. защитил сочинение о быте сектантов в Сибири,руководил студенческими этнографическими экспеди-циями. Впоследствии профессор кафедры археологии иэтнографии. Н.Н. Козьмин - выпускник ИФФ Петер-бургского университета, профессор по кафедре историиСибири ИУ, востоковед, специалист по русской историии истории Сибири - организовал бурят-монгольское иякутское отделения, кафедру и кабинет монголоведения.Вместе с Б.Э. Петри организовал Иркутское отделениеВсесоюзной ассоциации востоковедов.Отрезанность Сибири в годы Гражданской войны отевропейской части России, находившейся под властьюбольшевиков, двойственным образом сказалась на по-ложении здесь исторической науки. С одной стороны,были прерваны и без того не слишком активные про-фессиональные контакты с научными и образователь-ными учреждениями центральной России, но с другойстороны, для сибирской исторической науки появилисьновые возможности развития. Прежде всего речь идет отех ученых, которые были эвакуированы в Томск и Ир-кутск из университетов центральной России, чей науч-ный и организационный потенциал встал на службу раз-вития сибирской науки, укрепивший ее в кадровом от-ношении. Вместе с тем территории, оказавшиеся сво-бодными от власти большевиков, не испытали на себетого давления, которое оказывало советское правитель-ство на интеллигенцию, прежде всего на гуманитариев.Сибирские историки были выведены из-под контроляпартийно-государственных органов, что придавало бо-лее творческий и свободный характер их деятельности.Но самое главное, в это время, хотя и короткий период,действовало уникальное в своем роде научно-исследо-вательское учреждение - Институт исследования Сиби-ри (ИИС) [11].Сама идея учредить ИИС была высказана на прохо-дившем в октябре - ноябре 1917 г. в Иркутске Первомсибирском метеорологическом съезде. Тогда же со-стоялось и организационное собрание с целью его уч-реждения. Было разработано Временное положение обИИС, которым предусматривалось учреждение инсти-тута в Иркутске как географическом центре Сибири.Создававшееся научное учреждение должно было за-няться «объединением исследования Сибири в научноми научно-практическом отношениях» [12. Ч. 1. С. 18].Однако в силу изменившейся политической ситуации(Октябрьская революция, а затем начавшаяся Граждан-ская война) бюро ИИС смогло начать свою работулишь в конце августа - сентябре 1918 г. 9 сентября1918 г., когда на всей территории Сибири установиласьвласть Временного Сибирского правительства, в Том-ске прошло собрание томской группы членов советаИИС. По инициативе министра народного просвеще-ния проф. В.В. Сапожникова местом проведения съездабыл избран Томск как наиболее богатый научнымисилами центр [13], город, имевший три вуза (универси-тет, технологический институт и Сибирские высшиеженские курсы). 13 декабря 1918 г. Совет министровразрешил провести съезд и утвердил Положение осъезде [12. Ч. 1. С. 1-2].15 января 1919 г. в актовом зале библиотеки ТУ со-стоялось первое общее собрание по организации ИИС.Открыл съезд проф. В.В. Сапожников. В своем высту-плении он отметил, что исследования в Сибири до соз-дания института носили случайный характер и велисьбез определенного общего плана, исследованная частьничтожна по сравнению с той территорией, котораяеще подлежит обследованию, велись они на ничтожныесредства, между тем здесь требуются значительныесуммы [14].Среди тех, кто прислал приветствия участникамсъезда, был и Верховный правитель адмирал А.В. Кол-чак. Начальник отдела высших учебных заведений Ми-нистерства народного просвещения Омского правитель-ства В.Ю. Ульянинский в своем приветствии назвал бу-дущий институт Сибирской академией наук [12. Ч. 5.С. 1-2]. Именно как координационный центр всей си-бирской научной жизни он стал рассматриваться сибир-ской общественностью. Согласно Положению об ИИС,целью создаваемого института являлось «планомерноенаучно-практическое исследование природы, жизни инаселения Сибири в целях наиболее рационального ис-пользования естественных богатств края и культурно-экономического его развития» [Там же. Ч. 4. С. 15-16].На самом съезде была организована секция исто-рии, археологии и этнографии Сибири [Там же. Ч. 1.С. 82-108]. В первый день ее работы председателемсекции был избран проф. П.Г. Любомиров, которыйтакже являлся и членом бюро съезда. Его заместителемназначен проф. Э.В. Диль, секретарем - М.К. Азадов-ский. Было проведено четыре рабочих заседания и за-слушано 10 докладов. Второе заседание секции былопосвящено проблемам этнографии Сибири и ДальнегоВостока. На нем выступили докладчики не только изТомска, но и ряда других городов Сибири и ДальнегоВостока. Третий день заседания секции посвятили про-блемам сохранения культурного наследия, деревянногозодчества и традиционного искусства Сибири. Особыйинтерес вызвал доклад профессора Б.П. Деннике о по-ложении дел в Сибири с сохранением деревянного зод-чества от разрушения на примере Тобольской губер-нии. В четвертый день заседания были представленыдоклады по источниковедению и археологии. С докла-дом «Организация археологического обследования Си-бири» выступил В.Ф. Смолин (первый профессорскийстипендиат ИФФ ТУ). Он в общих чертах описал пра-вила, по которым должен вести раскопки профессио-нальный археолог, чтобы максимально сохранить ин-формацию об исследуемом объекте.На последнем заседании секции обсуждались док-лады по этнографической тематике. Завершил работусекции доклад проф. П.Г. Любомирова, посвященныйорганизации историко-этнологического отдела ИИС набазе секции истории, археологии и этнографии Сибири.«С этой работой, - подчеркнул он, - надо спешить. Совторжением новых факторов жизни многие из абориге-нов быстро исчезнут, если только человек культуры непоспешит придти к ним своевременно на помощь. Надоспешить также захватить живые памятники старины,чтобы понять или заглянуть глубже в прошлое тузем-цев» [Там же. С. 108]. На заседании секции было выдви-нуто предложение открыть на ИФФ ТУ кафедру этно-графии. Предложение было поддержано, и принято ре-шение ходатайствовать об этом перед Министерствомнародного просвещения, однако разрешение данноговопроса не состоялось.Институт работал в составе Среднесибирского иДальневосточного отделений и 6 отделов, в том числеисторико-этнографического отдела. Состав сотрудни-ков института формировался в основном из профессо-ров и преподавателей высших учебных заведений Том-ска. Среди членов института были представители на-учных сил и из других сибирских городов (Иркутск,Красноярск, Барнаул, Омск, Владивосток). На заседа-нии совета Общества «Институт исследования Сиби-ри» 7 августа 1919 г. было принято постановление «обиспользовании для нужд исследования Сибири ученыхсил из среды лиц, бежавших из эвакуированных горо-дов Поволжья и Урала» [15. Л. 120]. Активное участиев работе института приняли и профессора, преподава-тели и научные сотрудники эвакуированных в ТомскКазанского и Пермского университетов, а также бе-женцы из других городов Европейской России. Науч-ный потенциал института был достаточно внушителен.Историко-этнографическому отделу ИИС под руко-водством проф. П.Г. Любомирова, несмотря на кратко-временный период своего существования и скудостьфинансирования, удалось внести существенный вкладв развитие сибирской исторической науки, организо-вать несколько экспедиций. В частности, в рамках ра-боты института проф. А.Д. Григорьев занимался изу-чением русских старожильческих говоров Сибири вфилологическом и историческом аспектах. Позднее в«Известиях Института исследования Сибири»А.Д. Григорьев опубликовал монографию «Устройствои заселение Московского тракта в Сибири с точки зре-ния изучения русских говоров» [16], которая и сегодняпредставляет научный интерес. Профессор Б.П. Дени-ке, возглавивший с 1 июля 1919 г. в Томском универ-ситете кафедру теории и истории наук на ИФФ, летом1919 г. по заданию ИИС был командирован в Тоболь-скую губернию для изучения памятников старинногодеревянного зодчества [15. Л. 54]. В Томск он привезмного фотоснимков этих памятников. Под руково-дством проф. С.И. Руденко велась работа по составле-нию карты племенного состава населения Сибири. Ос-тавленный при ТУ для приготовления к профессорскомузванию В.Ф. Смолин по поручению ИИС занимался ар-хеологическими раскопками близ старого татарскогокладбища в Томске, на местах древних городищ по бере-гу Томи от Лагерного сада до Басандайки и за р. Томьюна месте Тоянова городища [Там же. Л. 43, 57].21 ноября 1919 г. В.Ф. Смолин обратился в истори-ко-этнографический отдел ИИС с запиской, в которойон, отметив отсутствие систематического археологиче-ского изучения Сибири, как и истории этого региона вцелом, предложил заняться составлением археологиче-ской карты Сибири: «Кто может организовать подгото-вительную работу по изучению истории Сибири? Ду-мается, что эту работу должен взять на себя Институтисследования Сибири… Институт не должен останав-ливаться перед такими, в сущности, незначительнымизатратами, ибо будет знать, что он разрешает сильноназревшие задачи, стоящие перед наукой» [17. Л. 54-55]. Однако реализации данного проекта помешалозакрытие самого института.Ранее на состоявшемся 29 сентября 1919 г. объеди-ненном заседании статистико-экономического и исто-рико-этнологического отделов ИИС было заслушанозаявление профессора П.Г. Любомирова и ученого сек-ретаря особой комиссии при Академии наук по изуче-нию племенного состава России и сопредельных странпроф. С.И. Руденко, который оказался в Сибири в силуобстоятельств Гражданской войны. После обсуждениясообщения, в котором говорилось об участии институ-та в той или иной форме в работе комиссии, было ре-шено признать работу по составлению карты племенСибири соответствующей задачам Института исследо-вания Сибири. Помимо этого, была организована ко-миссия, которую возглавил профессор ТУ С.И. Руден-ко. В своей работе эта комиссия должна была руково-дствоваться инструкцией Академии наук. Комиссиипредлагалось вести работу в срочном порядке и соста-вить смету необходимых расходов [17. Л. 6]. На этицели Институтом исследования Сибири были выделе-ны средства.Регулярно проходили объединенные заседанияИИС и Общества этнографии, истории и археологииИФФ ТУ. На них рассматривались значимые и акту-альные вопросы научной, культурной и общественнойжизни Сибири и истории региона. Активно свою дея-тельность развернули Среднесибирское отделениеИИС, открытое в Иркутске 25 апреля 1919 г. под руко-водством В.Б. Шостаковича, и Дальневосточное отде-ление. Им была оказана финансовая поддержка. Инсти-тут исследования Сибири, по словам Б.П. Вейнберга,«принимал меры к возможной поддержке учрежденийи начинаний Академии во время оторванностиСибири от Европейской России» [18. Л. 93 об.]. Подво-дя итоги деятельности ИИС, необходимо подчеркнуть,что она положительно сказалась на состоянии научныхисследований в Сибири в целом и исторических в ча-стности. Появилась реальная возможность координа-ции планирования исследований, о необходимости ко-торой высказывалось еще в 1913 г. ОЕВ ИТУ. Заметновыросло и финансирование научных исследований состороны государственных органов.Однако после восстановления советской властивозникли серьезные затруднения с финансированиеминститута. В условиях структурирования органов го-сударственного управления на территории Сибири,которым занялся Сибревком, научное учреждение,каким являлся ИИС, да еще созданное в период кол-чаковщины, было явно не угодно. Сказались и чрез-вычайно трудные условия, в которых оказалась Си-бирь: общая экономическая разруха, удаленность отцентра и руководящих органов в Москве, отсутствиесредств. С целью выхода из тяжелого положения ру-ководство института неоднократно обращалось в раз-личные инстанции с просьбой о выделении средств.В Омск, а затем в Ново-Николаевск, где располага-лись органы Сибревкома, в том числе и Сибнаробраз,направлялись представители института, чтобы до-биться открытия финансирования и утверждения но-вого Положения об институте. Но попытки оказыва-лись безрезультатными.В итоге институт просуществовал недолго. Совет-ская власть считала, что ИИС сделался центром интел-лигентских сил, враждебно настроенных к Советскойвласти, поэтому 5 июня 1920 г. Сибревком принял по-становление «О закрытии Института исследования Си-бири и учреждении научных секций при Томском уни-верситете и Томском технологическом институте».К сожалению, многие проекты и научные разработки,которые были запланированы членами ИИС, так и небыли претворены в жизнь. Очень много позитивныхпредложений по археологическому и этнографическо-му исследованию Сибири было предано забвению.В начале 1920-х гг. советская власть все же пред-приняла одну попытку наладить организацию истори-ческих исследований по сибиреведческой тематике подконтролем и при координации СибОНО и его подотде-ла «История Сибири» через финансирование научныхэкспедиций [19. Л. 19-19об.]. Из огромного числа при-сланных заявок ввиду недостаточности финансирова-ния лишь 36 намеченных экспедиций были одобрены ипрофинансированы надлежащим образом. В основном,в заявочном перечне оказались заявки от представите-лей сибирских университетов различной направленно-сти - исторические, археологические, фольклорные,этнографические и т.п. Однако больше таких крупныхи широкомасштабных мероприятий по организацииисторических исследований в Сибири СибОНО не про-водилось.Установление на территории Сибири советскойвласти довольно негативно отразилось на общем со-стоянии дел в исторической науке. Прежде всего си-туация осложнилась тем, что большевиками был за-крыт в 1920 г. Институт исследования Сибири, а напротяжении 1921-1922 гг. в Томском и Иркутском уни-верситетах были закрыты юридические и историко-филологические факультеты под видом преобразова-ния их в факультеты общественных наук (ФОН), одна-ко и те вскоре были закрыты (ФОН в Томске был уп-разднен в 1922 г., а в Иркутске - в 1924 г.). Такая поли-тика большевиков объяснялась в первую очередь ихнегативным отношением к вузовской интеллигенции ипрежде всего к историкам и юристам. Само гуманитар-ное образование теряло свое значение, а специалистыоказывались не востребованными в новых обществен-но-политических реалиях.Большинство томских и иркутских историков бы-ли вынуждены покинуть сибирские города и пере-ехать в европейскую часть России, поступая на работув вузы и научные учреждения центральных городов.Профессиональные комплексные исторические иссле-дования в этот период оказались невостребованными.К тому же не было новых кадров историков-исследователей, которые бы удовлетворяли запросамбольшевиков в профессиональном отношении. Всястарая научная интеллигенция представлялась имлишь реакционной силой, на смену которой должнаприйти «красная профессура».В первой половине 1920-х гг., хотя и в значительноизмененном организационном и тематическом отноше-нии, сохранилась краеведческая и сибиреведческаятематика в трудах некоторых сибирских исследовате-лей. Историческими исследованиями продолжили за-ниматься сибирские отделы и подотделы РГО, а такжеуниверситетские научные общества. До 1927 г. в ТУпродолжало свою работу ОЕВ. В эти годы оно вступаетв тесный контакт с Центральным бюро краеведенияРСФСР (создано в 1922 г.) и по поручению этого бюропостепенно разворачивает в Томске краеведческую иорганизационно-методическую работу. С 1925 г. всоставе ОЕВ начинает функционировать отдельнаякраеведческая секция. Председателем секции сталА.К. Иванов - хранитель Томского этнолого-археоло-гического музея (он же являлся и ученым секретаремсовета общества) [20. С. 11-12]. С фондами этого музеяв первой половине 1920-х гг. велась научно-исследо-вательская работа по археологической и этнографиче-ской тематике. Для работы с хранящимися в запасни-ках коллекциями в Томск приезжали исследователи нетолько из сибирских городов, но и из научных центровевропейской части РСФСР.В первой половине 1920-х гг. в Томском универси-тете, хотя и не продолжительное время, работали про-фессиональные археологи, впоследствии снискавшиевсесоюзную и мировую известность археологическимиисследованиями и уникальными открытиями. В этойсвязи следует назвать имена В.Ф. Смолина, С.И. Руден-ко, С.А. Теплоухова и только начинавшего работатьМ.П. Грязнова. Главным образом в Томске стали фор-мироваться их основные научные направления и взгля-ды, именно на томском материале (археологические па-мятники Томской губернии) они вырабатывали своюметодологию исследования.Иркутск, равно как и Томск, несмотря на отсутствиев университете специализированного научного подраз-деления, продолжал оставаться крупным центром ис-торической науки Сибири. Об этом свидетельствуетуспешная деятельность в университетских стенах на-учного кружка под руководством Б.Э. Петри, которыйбыл передан в организованный в 1923 г. в Биолого-географический НИИ при ИГУ. Из этого кружка, какуже было указано выше, вышла плеяда славных совет-ских историков.Советская власть, фактически уничтожившая все по-пытки сибирского исторического сообщества создатьсобственные крупные центры сибирской историческойнауки, продолжала поддерживать краеведение и некото-рые сибиреведческие направления. Свидетельством это-му может являться то, что на рубеже 1920-х - 1930-х гг.в свет вышли первые три тома «Сибирской советскойэнциклопедии», в которой часть сибиреведческих икраеведческих статей была написана сибирскими иссле-дователями, хотя обобщающие статьи в этом изданиибыли подготовлены московскими историками и пред-ставителями вузов городов центральной части СССР.В конечном счете, к середине 1920-х гг. все попыт-ки сибирской научной общественности создать специ-альные структуры и центры по координации профес-сиональных исторических и сибиреведческих исследо-ваний на территории Сибири были сведены «на нет»советской властью. Сибирские историки оказались ра-зобщены. Это привело к потерям потенциальных воз-можностей сибирских исследователей в общих ком-плексных сибиреведческих и иных исследованиях.Лишь после войны, с восстановлением в Томском иИркутском университетах исторических отделений (с1960-х гг. к ним присоединился Новосибирский уни-верситет), ситуация начала меняться. Университетывновь стали обретать значение центров координацииисторических исследований. Результатом такой дея-тельности и объединения усилий сибирских историковстало издание в 1960-х - 1980-х гг. ряда фундамен-тальных многотомных трудов, таких как «История Си-бири», «История крестьянства Сибири» и «Историярабочего класса Сибири».

Ключевые слова

Сибирь, историческая наука, Гражданская война, советская власть, Siberia, historical science, Civil war, Soviet power

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Хаминов Дмитрий ВикторовичНациональный исследовательский Томский государственный университеткандидат исторических наук, доцент кафедры современной отечественной историиkhaminov@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Сулькевич С.И. Административно-политическое строение СССР. Л. : Госиздат, 1926. 300 с.
Собрание узаконений РСФСР. 1925. № 38. Ст. 268.
Постановление Временного правительства от 1 июля 1917 г. // Вестник Временного Правительства. 1917. № 112.
РГИА. Ф. 733. Оп. 226. Д. 311.
Профессора Томского университета : биографический словарь / отв. ред. С.Ф. Фоминых. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1996. Вып. 1 : 1888- 1917. 288 с.
Государственный архив Иркутской области (ГАИО). Ф. Р-71. Оп. 1. Д. 1.
Петрушин Ю.А. Исследователь Сибири // Иркутский университет (Газета Иркутского государственного университета). № 8 (1644). 2008. 27 окт.
Исторический факультет ИГУ как центр исторического образования и науки в Восточной Сибири (1918-2008) // История и историки: 90 лет исторической школе Иркутского государственного университета / авт.-сост. С.И. Кузнецов, Ю.А. Петрушин. Иркутск : Оттиск, 20
ГАТО. Ф. Р-815. Оп. 1. Д. 80.
Докладная записка Общества этнографии, истории и археологии от 10 декабря 1918 г. // Архив музея истории ТГУ.
Некрылов С.А., Фоминых С.Ф., Маркевич Н.Г., Меркулов С.А. Из истории института исследования Сибири // Журналы заседаний совета Института исследования Сибири (13 ноября 1919 г. - 16 сентября 1920 г.) / отв. ред. С.Ф. Фоминых. Томск : Изд-во Том. ун-та, 200
Труды съезда по организации Института исследования Сибири : в 5 ч. Томск, 1919.
Народная газета. Томск. 1918. 23 окт.
Народная газета. Томск. 1919. 17 февр.
ГАТО. Ф. Р-26. Оп. Д. 24.
Известия Института исследования Сибири. № 6 : труды историко-этнографического отдела. Томск, б.г. № 1.
ГАТО. Ф. Р-26. Оп. 1. Д. 27.
ГАТО. Ф. Р-26. Оп. 1. Д. 23.
Материалы о деятельности Сибнаробраза и его подотдела «Исследования Сибири» // Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 474.
Протоколы заседаний Общества естествоиспытателей и врачей при Томском государственном университете : отчет о деятельности Общества за 1917-1926 годы. Томск, 1927.
 Историческая наука в Сибири и организация сибиреведческих исследований в период революции, Гражданской войны и первых лет Советской власти (1917 г. - середина 1920-х гг.) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 352.

Историческая наука в Сибири и организация сибиреведческих исследований в период революции, Гражданской войны и первых лет Советской власти (1917 г. - середина 1920-х гг.) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 352.

Полнотекстовая версия