Этнический состав населения «новых частей» городов Русского Туркестана | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 354.

Этнический состав населения «новых частей» городов Русского Туркестана

Во второй половине XIX в. в городах Русского Туркестана появились отдельные «новые части», в которых проживали переселенцы из европейской части империи. Их этнический состав был довольно пестрым. Самой многочисленной группой являлись, естественно, русские, однако крупные диаспоры представляли татары, поляки, немцы, евреи и другие национальные общины. Несмотря на этноконфессиональные различия, они в условиях мусульманской Средней Азии осознавали свое единство и стремились к консолидации.

Ethnical composition of population of new parts of Russian Turkestan cities.pdf К началу 70-х гг. XIX в. в Туркестанском генерал-губернаторстве насчитывалось около 50 тыс. русскихжителей [1. C. 25-26]. Несмотря на то, что в процессезавоевания Средней Азии основывались новые города(Верный, Красноводск, Казалинск, Перовск и др.), зна-чительная часть русского населения поселялась в ста-рых городах, в которых были образованы обособлен-ные части. Таким образом, в рамках одного городафактически сосуществовали два: «старый» («тузем-ный») город и так называемый «новый» («русский»).Самым крупным городом был Ташкент - центр всейрусской среднеазиатской жизни. К разряду крупныхгородов также относились Самарканд, Асхабад (Ашга-бад), Ходжент, Коканд, Андижан, Маргилан, Чимкент,Наманган, Чарджуй, Джизак, Катта-Курган, Аулие-Атаи Ура-Тюбе. Первоначально «новая часть» представля-ла собой военное укрепление с казармами. Однако современем сюда перебирались семьи офицеров, чинов-ники, купцы; многие солдаты, выходя в отставку, осе-дали в крае. В отличие от традиционных сеттльментовевропейцев на Востоке, «новые части» не имели специ-альной охраны, и «туземные жители» могли беспрепят-ственно не только находиться на их территории, но исвободно селиться здесь.С самого начала этнический состав «новых частей»был неоднородным. Так, например, в 1871 г. население«новой части» Ташкента (без учета войск) составляло2 073 человека, в том числе 1 289 русских (включаяукраинцев и белорусов), 318 узбеков, 114 казахов,110 немцев, 98 татар, 80 евреев, 18 поляков, 9 финнов и6 шведов, а также несколько датчан, афганцев, башкири молдаван [2. C. 144]. В путевых заметкахА.А. Олcуфьев и В.П. Панаев, говоря о Самарканде,отмечали: «…здесь вы можете видеть полное смешениеязыков. Масса иностранцев, русских, сартов, персовпопадаются вам на каждом шагу и повороте» [3.C. 206]. Самую многочисленную группу населения со-ставляли русские (в том числе украинцы, белорусы).География русских переселенцев была весьма обшир-на. Особенно много было уроженцев Воронежской,Саратовской, Симбирской, Тамбовской и Харьковской,Оренбургской и Самарской губерний.Довольно большой была татарская диаспора. Сле-дует отметить, что до начала присоединения Туркеста-на российская торговля со среднеазиатскими государ-ствами осуществлялась исключительно татарскимикупцами, которые зачастую не возвращались на роди-ну. Нередко в Среднюю Азию перебирались те, ктостремился избежать уголовной ответственности иливоинской повинности. К 1865 г. здесь проживало до5 тыс. татар. Вместе с русскими войсками пришли та-тары, служившие офицерами, солдатами и переводчи-ками [4. C. 111]. Татары, прибывшие из России, какправило, селились в «новой» части городов, несмотряна то, что местные татары проживали в «туземной».В «новом» Ташкенте татарская слободка образоваласьвблизи Бешагачских ворот. Улица вдоль арыка Анхорполучила название Татарская (ныне ул. Тураба Тулы).Число татарских переселенцев увеличивалось из го-да в год. Если в 1871 г. в «новом» Ташкенте проживаловсего 98 татар, то в 1897 г. их было уже 2 313. К концуXIX в. самая многочисленная татарская диаспора -6 670 человек - проживала в Намангане [5. C. 2-3]. Та-тары жили также в Асхабаде (1 161 человек) [6. C. 2-3],Туркестане (513), Аулие-Ата (266), Чимкенте (120) [7.C. 2-3]. Небольшие татарские общины были в Коканде,Маргилане и Андижане. Кроме военных, чиновников ипереводчиков, среди татар были служители мечетей,приказчики, лавочники, купцы, разъездные торговцы,маклеры, скупщики и приемщики хлопка, извозчики,лесные объездчики, конюхи, каменщики, плотники, сто-ляры, кузнецы, портные, сапожники, шапочники, изго-товители свеч, ювелиры, булочники, дроворубы и т.д.В конце XIX в. в Ташкенте уже действовали татар-ская мечеть и медресе Марджани, а в центре Ташкентапроцветал пассаж братьев Яушевых (в районе рестора-на Заравшан). В 1902 г. в Новой Бухаре была открытапервая татарская школа, а в Ташкенте функционирова-ла татарская школа муллы Нур Вахидова. В 1904 г. Са-хибом Еникеевым был создан первый национальныйтеатр [8. C. 138]. Значительную работу проводили та-тары в налаживании местной периодической печати.Книги, написанные на татарском языке арабским алфа-витом, могли читать и понимать другие тюркские на-роды. Татарские просветители, педагоги новометодныхшкол, впитавшие в себя передовые достижения вос-точно-мусульманской и европейской культур, сталивыступать, как отмечал В.В. Бартольд, в роли просве-тителей своих среднеазиатских единоверцев [9. C. 169].Туркестанская администрация, опасавшаяся распро-странения панисламизма, видела в татарских просвети-телях потенциальную угрозу, и в 1886 г. «Положениемоб управлении Туркестанским краем» татарам былозапрещено приобретать в Туркестане землю и вообщенедвижимость [10. C. 445]. Однако этот запрет можнобыло легко обойти, покупая недвижимость на имя под-ставных лиц.Согласно всеобщей переписи населения 1897 г. в Ко-канде проживало 275 евреев, в Маргилане - 186, в На-мангане - 110, Андижане - 97 [5. C. 2-3], в Ташкенте -1719, в Туркестане - 498, в Чимкенте - 202 [7. C. 2-3].Евреи в Туркестане делились на «туземных» и «евро-пейских», или «русских». До присоединения СреднейАзии к Российской империи евреи (бухарские) состав-ляли особую замкнутую этноконфессиональную общи-ну. Правовое и социальное положение евреев в СреднейАзии было хуже, чем в других мусульманских странах.Их основными занятиями были мелкая торговля и ре-месло; кредитные операции в Средней Азии осуществ-лялись исключительно индийскими ростовщиками. Бу-харские евреи подвергались многочисленным и унизи-тельным мелочным, распространявшимся буквально навсе сферы жизни ограничениям, известным под названи-ем «21 запрет». Им запрещалось ездить в городе верхомили на телеге, носить шелковые халаты, иметь большеодной синагоги в каждом городе и т.д. Евреи должныбыли носить особые головные уборы, подпоясыватьсяверевкой, платить джизью, их лавки должны были бытьна пол-аршина ниже узбекских [11. C. 6].Завоевание Средней Азии Россией избавило евреевот таких притеснений, поэтому не случайно именносреднеазиатские евреи были наиболее заинтересованы впереходе под власть русского императора. Л. Костенкописал по этому поводу: «…[они] искренно желают пе-ремены управления и ждут прихода русских, как Мес-сии» [12. C. 52]. Согласно утвержденному Алексан-дром III мнению Государственного Совета, евреи, «во-дворившиеся в Туркестанском крае с незапамятныхвремен, равно как происходящее от них потомство»,пользовались всеми правами «туземного» населения [13.C. 228]. Таким образом, статус «туземных» евреев ничемне отличался от статуса мусульманского населенияСредней Азии, и на них не распространялись ограниче-ния, которым подвергались евреи российские. Значи-тельную часть европейских евреев составляли бывшиесолдаты. Выходя в отставку, они оседали в крае. Боль-шинство из них занимались ремеслом и торговлей. Сре-ди евреев были также врачи, инженеры, ученые. К концуXIX в. они стали занимать важные позиции в экономикеСредней Азии. В отличие от «туземных» евреев, подвер-гавшихся дискриминации, европейские евреи находи-лись в общеимперской юрисдикции.Одну из самых многочисленных этнических общинсоставляли немцы. Больше всего их было в Ташкенте: в1897 г. в его «новой части» проживало 2 299 человек,в Маргилане - 158, в Андижане - 49, в Коканде - 61, вНамангане - 46 [5. C. 2-3], в Асхабаде - 285 немцев [6.C. 2-3]. В основном немцы служили в туркестанскойадминистрации. Конечно, самым известным из них был«устроитель Туркестанского края» первый его генерал-губернатор Константин Петрович фон Кауфман. Ши-роко известны имена члена Ташкентской городскойдумы М.Р. Келлера, С.Д. Гескета - военного губерна-тора Самаркандской области, статского советникаЭ.Г. Бруна, барона фон Ранненкампфа, работавшегоинженером в строительном отделении Самарканда,позже исполнявшего обязанности мирового судьи Кы-зыл-Арватского округа Асхабадского окружного суда,и других. Много было среди немцев инженеров, врачейи других высококвалифицированных специалистов, атакже ученых. Капитан барон фон Репп возглавлял од-ну из групп экспедиции, направленной на исследова-ние старого русла Амударьи. Надворный советникА.Э. Регель, наманганский уездный врач, организовал ивозглавил научную экспедицию в Гиссар и Дарвазучерез Куляб. Он составил ботаническую коллекциюместных растений, часть которых была эндемиками.28 ящиков этой коллекции были отправлены в Санкт-Петербург, в Императорский ботанический сад.Н. Тейх, магистр фармакологии, возглавлял Ташкент-скую химическую лабораторию. Немецкие переселен-цы проживали в «новых» частях городов, но старалиськонцентрироваться в какой-либо одной части. В Таш-кенте компактное заселение немцев-военных и граж-данских чинов шло по улицам Наманганской и Гоголя.В Коканде они проживали в так называемом «немец-ком» квартале, который располагался в «новой» части.В бытовой и повседневной жизни переселенцы стреми-лись сохранять элементы немецкого быта (убранство,слова нравоучений или молитвы на вышитых салфет-ках, обилие маленьких подушечек на диванах и крова-тях, высоко взбитые перины, музыкальные инструмен-ты в доме) и традиционную кухню.Первыми поляками в Средней Азии были сослан-ные на границу с Казахстаном участники польскихвосстаний 1830-1831 и 1863-1864 гг. Однако формиро-вание польской диаспоры в Туркестане происходитименно в период его завоевания. О. Медведева-Натууказывает, что в этом заключался исторический пара-докс ситуации, так как первыми сюда прибыли поляки,служившие в русской армии, - той самой армии, кото-рая подавила попытки восстановить независимостьПольши. Теперь же, по словам исследовательницы,поляки на русской службе воевали с «туземцами», что-бы уже их лишить независимости. Однако эти полякибыли твердо убеждены в своей «цивилизаторской»миссии на Востоке, другие, возможно, верили, что ло-яльность в отношении России - благо для Польши, но,скорее всего, большинство просто следовало шляхет-ским понятиям о чести, не допускавшим нарушениявоинской присяги [14. C. 114]. После выхода в отставкунемало польских военных осталось в Средней Азии.Затем к ним присоединялись чиновники, учителя, врачи,юристы, предприниматели, инженеры, высококвалифи-цированные рабочие и ремесленники. К концу XIX в. натерритории всего Русского Туркестана насчитывалось11 597 поляков. Около 90% из них жили в городах. Са-мая многочисленная диаспора располагалась в Ташкен-те. В 1871 г. в Ташкенте было всего 18 поляков, а в1897 г. - уже 2 206 [7. C. 2-3]. В Асхабаде проживало1605 поляков, в Маргилане - 727, в Андижане - 194,Коканде - 215, Намангане - 192 [6. С. 2-3]. Весьмапримечательно, что поляки не отделяли себя от «турке-станских» русских. Только со временем, на рубежеXIX-XX вв., поляки стали образовывать католическиеприходы, прихожанами которых обычно становились инемцы-католики. Поляки сильно тяготели к немцам, и вТуркестане были довольно широко распространеныпольско-немецкие браки.Первыми представителями кавказских народов вСредней Азии стали армяне, принимавшие участие взавоевании края. Они переселялись из Зангезура, Кара-баха, Западной Армении. Армянская диаспора, несмотряна относительную малочисленность, была довольна ак-тивна в экономическом отношении. В городах Турке-станского края появились доходные дома и рестораны,магазины, бани, ремесленные мастерские и фабрики,винодельни, бани, гостиницы, доходные дома, открытыеармянами. Генерал-майор русской армии Б. Литвиноввспоминал: «…пришли русские войска, за ними потяну-лись армяне... открылись лавчонки; прибыли еще вой-ска... выросли транспортные конторы, заводы, церковь,школа и... армяне, армяне и армяне. Армяне торговцывытеснили торговцев татар, армяне портные выгналипортных евреев, армяне - скупщики, перекупщики, со-держатели пивных, словом, образовался особый армян-ский квартал» [15. C. 206]. Наибольший приток армяннаблюдается в связи со строительством железной дорогиКрасноводск-Самарканд, где они трудились в качестверабочих при возведении вокзалов и мостов, паровозныхдепо и каменных домов. Русские власти довольно бла-гожелательно относились к армянским переселенцам. Непоследнюю роль играл тот факт, что армяне были хри-стианами. Р. Назарьян, долгие годы занимающийся во-просами истории армянской диаспоры, подчеркивает,что армяне-переселенцы в первую очередь старалисьоткрыть церковь и учредить армяно-григорианские при-ходские школы [16. C. 134].В начале XX в. греческая диаспора в Туркестане на-считывала от шестисот до тысячи человек. Наиболеезажиточные и успешные среди них обосновались вТашкенте. В Самарканде проживали в основном разно-го рода мелкие служащие - всего около ста человек.Греки занимались преимущественно ремеслом и тор-говлей. Некоторые из них достигли в этом большогоуспеха, особенно греки-купцы, собственники пекарен итак далее. Особо в этом отношении выделялись братьяМандалаки - владельцы крупнейшего в Ферганскойдолине гренажного завода, построенного в 1899 г.Число иностранных подданных в Туркестане былонезначительно. Так, например, в Сыр-Дарьинской об-ласти согласно всеобщей переписи населения 1897 г. вгородах их число составляло всего 2% [7. C. VII]. Сре-ди иностранных подданных встречались выходцы изАвстро-Венгрии, Германии, Италии, Пруссии, Фран-ции, Швейцарии и Швеции, а также из Османской им-перии, Китая, Японии, Персии, Индии [7. C. CIII].Переселенцы разных этнических общностей, про-живая в рамках «нового» города, предпочитали селить-ся компактно в отдельных кварталах или улицах. Такони могли сохранять привычный быт, языковую икультурную среду. Несмотря на различие веры и на-циональности, специфика положения переселенцев изРоссии в мусульманской Средней Азии заставлялаосознавать и свое единство. Ни в официальных доку-ментах, ни в воспоминаниях современников не встре-чаются сведения о какой-либо этнической напряженно-сти. Отличительной чертой жителей «новых частей»являлось ощущение единства, разные этнические груп-пы не пытались обособиться друг от друга. Шел актив-ный процесс консолидации славянского населения;украинцы и белорусы хотя и сохраняли довольно долгосвой язык, черты бытовой культуры, в условиях Турке-стана, оказавшись среди мусульманского населения,были склонны к сплоченности, приверженности идеиобщерусской идентичности. Эти процессы были харак-терны не только для славянского населения. Так, на-пример, русские евреи, прибывавшие в край, предпо-читали общаться с выходцами из России, а не с «ту-земными» единоверцами.

Ключевые слова

Русский Туркестан, национальная группа, диаспора, Russian Turkestan, national group, diaspora

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Гайсина Лилия РазимовнаНижневартовский государственный гуманитарный университетаспирант кафедры документоведения и всеобщей истории гуманитарного факультетаflower-lr@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Макшеев А.И. Географические, этнографические и статистические материалы о Туркестанском крае // Записки Русского географического общества по отделению статистики. 1871. Т. II.
История Ташкента с древнейших времен до победы февральской буржуазно-демократической революции. Ташкент, 1988.
Олсуфьев А.А., Панаев В.П. По Закаспийской военной железной дороге. Путевые впечатления. СПб., 1899.
Губаева С.С. Население Ферганской долины в конце XIX - начале ХХ в. (этнокультурные процессы). Ташкент, 1991.
Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. LXXXIX. Ферганская область / под ред. Н.А. Тройницкого. Изд. центр. стат. комитета Министерства внутренних дел, 1904.
Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. LXXXII. Закаспийская область / под ред. Н.А. Тройницкого. Изд. центр. стат. комитета Министерства внутренних дел, 1904.
Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. LXXXVI. Сыр-Дарьинская область / под ред. Н.А. Тройницкого. Изд. центр. стат. комитета Министерства внутренних дел, 1905.
Ильхамов А. Этнический атлас Узбекистана. Ташкент, 2002.
Бартольд В.В. История культурной жизни Туркестана. Л., 1927.
Высочайше утвержденное Положение об управлении Туркестанского края. Закон 3814 // Свод Законов Российской Империи. Собр. третье (1881-1913). СПб., 1886. Т. VI.
Кантор Л.М. Туземные евреи в Узбекистане. Самарканд ; Ташкент, 1929.
Костенко А. Средняя Азия и водворение в ней русской гражданственности. СПб., 1870.
Высочайше утвержденное мнение государственного совета об условиях, при которых евреям дозволяется приобретать недвижимую собственность в Туркестанском крае. Закон 6039 // Полн. собр. законов Российской Империи. Собр. третье (1881-1913). СПб., 1886. Т. VI.
Медведева-Нату О. Войны и люди: поляки в Средней Азии // Диаспоры. 2006. № 2.
Кауфманский сборник, изданный в память 25 лет, истекших со дня смерти покорителя и устроителя Туркестанскаго края генерал- адъютанта К.П. фон-Кауфмана I-го. М., 1910.
Назарьян Р.Г. Армяне Самарканда. М., 2007.
 Этнический состав населения «новых частей» городов Русского Туркестана | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 354.

Этнический состав населения «новых частей» городов Русского Туркестана | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 354.

Полнотекстовая версия