Предметы культового назначения в материальной и духовной культуресредневекового населения Кузнецкой котловины | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 354.

Предметы культового назначения в материальной и духовной культуресредневекового населения Кузнецкой котловины

Исследуется комплекс предметов культового назначения, который представляет собой яркий образец материальной и духовной культуры средневекового населения Кузнецкой котловины, расположенной на северной периферии Саяно-Алтая. Комплекс состоит из многочисленных находок, сделанных археологами при исследовании разнообразных памятников эпохи Средневековья. Проделан первичный анализ и предложена классификация предметов культа, исследуется вопрос их семантики. Анализ хронологии изучаемых предметов позволяет наблюдать их эволюцию на протяжении всей эпохи Средневековья.

Cult objects in material and spiritual culture of the medieval population of the Kuznetsk hollow.pdf Изучая культуру средневекового населения Кузнец-кой котловины, мы воспринимаем ее как систему мате-риальных и духовных ценностей, накопленных обще-ством за этот хронологический период истории. Поня-тие «культура» для нашего исследования означает ис-торически определенный уровень развития общества,творческих сил и способностей человека, выраженныйв типах и формах организации жизни и деятельностилюдей, а также в создаваемых ими материальных идуховных ценностях. Основанием для деления культу-ры на материальные и духовные ценности являетсяфакт учета и систематизации многообразия проявленийчеловеческой деятельности. Материальная культура внашем исследовании - это овеществленная культураместа жительства (жилища, поселения, городища), тру-да и материального производства, быта и отношения ксобственному телу. Духовная культура выступает какмногослойное образование и включает в себя разнооб-разные проявления религиозного мировоззрения, по-гребально-поминальную практику, а также факты об-рядовых и культовых действий на уровне памятников,объектов и артефактов. Необходимо отметить, что от-несение изучаемых древностей к материальным и ду-ховным ценностям достаточно условно, так как в ре-альной жизни средневекового общества Кузнецкойкотловины они были тесно взаимосвязаны.Кузнецкая котловина расположена в центральной исеверо-западной частях Кемеровской области и час-тично в восточной части Новосибирской области Рос-сийской Федерации. Котловина имеет форму непра-вильного прямоугольника, вытянутого с юго-востокана северо-запад. Ее длина составляет 400 км, а ширинаколеблется в пределах 100-120 км. Небольшая и ком-пактная территория котловины занимает площадь в48 тыс. кв. км и определяется географическими коор-динатами: 53,2-55,8. с.ш. и 84,2-88,1. в.д., располага-ясь в умеренной зоне северного полушария [1. С. 60].В естественно-историческом отношении этот регионрасположен почти на границе Западной и Средней Си-бири и представляет собой один из элементов Алтай-ско-Саянской горной системы. С северо-востока Куз-нецкая котловина ограничена Кузнецким Алатау, сюго-запада - Салаирским кряжем, с юга - массивамиГорной Шории, а на севере сливается с Западно-Сибирской равниной [2. C. 88]. В эпоху Средневековьяэта территория, насыщенная луговым травяным покро-вом, лесной и лесостепной растительностью [3. C. 88-101], была заселена различными этнографическимигруппами, многие из которых являются предками со-временных малочисленных народов Кузбасса - шор-цев, телеутов, калмаков и сибирских татар. Средневе-ковые этносы Кузнецкой котловины не имели своейписьменности. Об этих народах сохранилась скуднаяинформация, которая содержится в китайских ранне-средневековых хрониках, арабских и персидских исто-рических сочинениях разных авторов развитого Сред-невековья и русских документах позднего Средневеко-вья. В силу этих обстоятельств основным источникомизучения истории и культуры средневекового населе-ния Кузнецкой котловины являются вещественные ис-точники, представленные различными видами археоло-гических памятников и артефактов.В настоящее время вещественные источники посредневековой истории и культуре Кузнецкой котлови-ны обобщены на уровне лачиновской второй половиныI - начала II тыс. н.э. [4. C. 36-64], саратовской концаV-XIV вв. и шандинской XI-XIV вв. археологическихкультур, четырех археолого-этнографических комплек-сов [5. C. 75-126], отдельных категорий археологиче-ских памятников [6; 7; 8; 9; 10. С. 77-99; 11. С. 65-76;12. С. 54-78; 13. С. 79-106; 14; 15; 16. С. 25-44; 17.С. 41-68; 18. С. 69-112; 19. С. 46-76; 20. С. 135-144 идр.] и закрытых предметных комплексов [21. C. 139-147; 22. С. 100-105; 23. С. 108-116; 24. С. 103-111; 25.С. 208-224 и др.], а также комплексов материальной идуховной культуры аз-кыштымов [26. С. 132-138 идр.]. Необходимо отметить, что в обобщающих работахмало внимания уделяется исследованию различныхкатегорий археологических находок. Специальномуизучению были подвержены лишь такие категориисредневекового инвентаря, как посуда и вооружение[27. C. 78-85; 28. С. 36-50; 29. С.46-57; 30. С. 91-96;31. С. 159-162]. Многие другие артефакты до сих порне подвержены первоначальной классификации и сис-темному анализу. К числу таких находок относятсяпредметы культового назначения, поэтому целью на-стоящей работы является обобщение знаний по этимартефактам и ответ на вопрос, а какое место они зани-мали в материальной и духовной культуре средневеко-вого населения Кузнецкой котловины.Все средневековые предметы культового назначе-ния, найденные на территории Кузнецкой котловины,отличаются высокой художественной выразительно-стью. Они, как правило, выполнялись в форме разно-образных бляшек и подвесок, материал и форма кото-рых были подчинены духовному содержанию этихпредметов. Классификация предметов культового на-значения разрабатывалась многими авторами, которыеисследовали культуру различных групп средневековогонаселения Западной и Восточной Сибири [32. C. 9-31;33. С. 16-17, 77-89; 34. С. 94-96; 35. С. 54-65; 36.С. 83-86; 37. С. 89-92; 38. С. 27-34 и др.]. При этом,как правило, их классифицировали не как самостоя-тельную категорию инвентаря, а как принадлежностьодежды и украшений, что не совсем верно.Вне всяких сомнений предметы культового назна-чения могли нашиваться на одежду, носиться на шнур-ках и теле человека, но при этом функция украшения иатрибута одежды была вторичной. Изначальная функ-ция заключалась в том, какое семантическое значениевкладывалось людьми при изготовлении этих предме-тов. Именно эта функция, напрямую связанная с миро-воззрением, культами и верованиями в средневековомобществе, привела к появлению самостоятельной кате-гории многочисленных предметов культового назначе-ния. Использование этих предметов для украшенияодежды одновременно придавало последней большееобрядовое (символическое) значение, чем она имелаизначально.Накопленный опыт в классификации подобныхпредметов позволяет использовать его в нашей рабо-те. В средневековых древностях Кузнецкой котлови-ны предметы, которые относятся к категории культо-вых, представляют собой разнообразные амулеты ишумящие подвески. Два этих класса культовых пред-метов по материалу изготовления можно разделить нагруппы, а по форме и конструкции - на двадцать семьтипов.Рис. 1. Бронзовые культовые подвески: 1-3, 14-16 - Сапогово; 4, 6, 7, 17 - Ваганово-1 (по А.С. Ваютину); 5, 8, 9, 13 - Саратовка;10, 19-21 - Сапогово-2; 11, 12 - Шабаново-1; 18, 22-24 - Ур-Бедари (по М.Г. Елькину); 25-31 - ШандаКласс 1. Амулеты. Насчитывает 3 группы и 22 типа.Группа 1. Бронзовые. Является самой многочислен-ной и насчитывает 14 типов.Тип 1. Подвески, имитирующие солярные знаки, вразличном исполнении (рис. 1, 1-5, 10).Тип 2. Подвески в виде двух полумесяцев (рис. 2, 1).Тип 3. Подвески в виде стремени в разном исполне-нии (рис. 2, 10, 11).Тип 4. Грушевидные подвески с рельефными края-ми (рис. 2, 12).Тип 5. Подчетырехугольные подвески с рифленымикраями и овальным вертикальным отверстием в центре(рис. 2, 13).Тип 6. Сердцевидные цельнолитые подвески(рис. 2, 14).Тип 7. Подвеска в форме стилизованного плоскогоизображения конического колокольчика (рис. 2, 15).Тип 8. Ажурные сердцевидные литые подвески вразном исполнении (рис. 2, 16-23).Тип 9. Ажурные подвески сердцевидной формы срельефным изображением растения (рис. 2, 24).Тип 10. Медальоны подвесные, цельнолитые(рис. 2, 25).Тип 11. Ажурная подвеска с изображением проти-востоящих журавлей (или фламинго) (рис. 2, 26).Тип 12. Подвески с изображениями летящей птицыв разном исполнении (рис. 2, 27-32).Тип 13. Цельнолитое полое внутри объемное изо-бражение водоплавающей птицы, очевидно, связанноес почитанием животного-тотема (утка), в разном ис-полнении (рис. 2, 33, 34).Тип 14. Фрагменты зеркал с отверстиями для под-вешивания в разном исполнении (рис. 3, 1, 3, 5, 7, 8).Группа 2. Серебряные. Насчитывает 4 типа.Тип 1. Подвеска в форме рыбы (рис. 4, 1).Тип 2. Фибула-подвеска с рельефным геометриче-ским и растительным орнаментом (рис. 4, 2).Тип 3. Сердцевидные цельнолитые подвески(рис. 4, 3).Тип 4. Фрагменты зеркал с отверстиями для подве-шивания, в разном исполнении (рис. 3, 2, 4, 6).Группа 3. Костяные. Насчитывает 4 типа.Тип 1. Подвески из рога в виде когтя хищника(рис. 4, 4, 5).Тип 2. Подвески из когтей хищников (рис. 4, 6, 7).Тип 3. Плоская фигурная подвеска с вертикальнымотверстием в центре, украшенная циркульным орна-ментом (рис. 4, 8).Тип 4. Мелкие косточки лап животных с отверстия-ми для подвески (рис. 4, 9, 10).Класс 2. Шумящие подвески. Насчитывает 1 группуи 5 типов.Группа 1. Бронзовые. Является самой многочис-ленной.Тип 1. Подвесные конические язычковые колоколь-чики в разном исполнении (рис. 1, 6-9, 11, 12).Тип 2. Круглые бубенцы с петлей для подвески вразном исполнении (рис. 1, 13-15, 17).Тип 3. Круглые бубенцы с петлей для подвески ипрорезью в нижней части (рис. 1, 16, 19-21).Тип 4. Подвесные двусоставные бубенчики оваль-ной и конической формы с рельефным геометрическиморнаментом в разном исполнении (рис. 1, 18, 22-31).Тип 5. Каплевидные подвески-язычки округлой иовальной формы цельнолитые с рельефным геометри-ческим орнаментом в разном исполнении (рис. 2, 2-9).Данная классификация сразу же обращает на себявнимание тем, что большинство предметов культовогоназначения сделаны из цветных металлов. Вероятно,это связано с тем, что в тюркском мире имело местоширокое распространение представлений о металле какоб обереге [39. С. 185]. Однако семантика классифици-рованных предметов культового назначения нам неиз-вестна, поэтому их смысловое значение можно лишьпредполагать для отдельных типов, выстраивая гипоте-зы на основе этнографических сведений.Бронзовые подвески, имитирующие солярные знаки,в различном исполнении (рис. 1, 1-5, 10) условно можноназвать солнечными амулетами. Вполне допустимопредполагать, что они связаны с культами солнца и огняи выполняли другую, вероятно, ведущую функцию -амулета-оберега для их владельцев. По верованиям ос-тяков, солнце и огонь - две дочери верховного бога, ко-торый поручил им освещать и согревать жителей земли[40. C. 224]. Косвенно на это указывает и тот факт, что«солнечные амулеты» зафиксированы в древностях ран-него и развитого Средневековья саратовской археологи-ческой культуры, население которой погребало своихродственников по обряду кремации на стороне.Вероятно, аналогичную или близкую по содержа-нию функцию выполняли бронзовые и серебряныеамулеты, представляющие собой фрагменты зеркал(рис. 3, 1-8), которые в основном зафиксированы вдревностях развитого Средневековья шандинской ар-хеологической культуры, которая генетически связанас культурой бачатских телеутов. У последних известно,что предметы, которые клали в могилу, намеренно пор-тили, обламывали у них края и совершали другие дей-ствия по отношению к ним, тем самым как бы умерщв-ляя их. Делали это скорее затем, чтобы в другом миреэти вещи могли принять свой «настоящий» вид и ис-пользоваться умершими [39. С. 240; 41. С. 332]. Корниэтой традиции уходят в глубокую древность, поэтомуона известна у многих народов Северной Азии, в томчисле и у другого коренного этноса Кузнецкой котло-вины - шорцев [40. С. 221; 42. С. 249-250].Эта информация объясняет, почему на погребаль-ных памятниках кочевников развитого СредневековьяКузнецкой котловины фиксируются в основном лишьфрагменты зеркал или зеркала, подверженные час-тичной ломке. Из этнографических сведений извест-но, что в мировоззрении тюркских народов ЮжнойСибири ритуальными функциями наделены много-численные бытовые предметы по своей вторичнойфункции [43. С. 188-194]. Вероятно, это касается исредневековых зеркал, которые, отслужив свой век иутратив первоначальную функцию, переделывалисьдля исполнения культовых действий, связанных с ве-рованиями, и тем самым получали «вторую жизнь» вкачестве амулета-оберега. Бронзовые ажурные серд-цевидные литые подвески в разном исполнении, в томчисле и с рельефным изображением растения (рис. 2,16-24), вероятно, связаны с культом родового дерева.Эти амулеты отражали факт «соединения» человека ирастения тем самым подчеркивая цикличность чело-веческой жизни.Важным обстоятельством является тот факт, что этинаходки были сделаны лишь в могилах женщин и дево-чек на погребальных памятниках развитого Средневеко-вья шандинской археологической культуры. Это позво-ляет предполагать, что они являются индивидуальнымиспецифическими женскими амулетами, выполняющимифункцию оберега при деторождении и преемственноститрадиций жизни от одного поколения к другому. В тюрк-ской культуре прослеживается «одержимость» идеейдерева и родства с миром трав, листьев, побегов, а укра-шения с этой символикой неразрывно связаны с культомплодородия [43. С. 173; 44. С. 43; 45. С. 238 и др.].Рис. 2. Бронзовые культовые подвески: 1-10, 12-14, 29-30, 34 - Саратовка; 11, 15, 32 - Юрты-2 (по А.С. Васютину);16-19, 23-26 - Ур-Бедари (по М.Г. Елькину); 20-22 - Шанда; 27 - Ваганово-1 (по А.С. Васютину); 28, 33 - Сапогово;31 - Сидорово (по Э.У. Эрдниеву)Рис. 3. Находки бронзовых (1, 3, 5, 7, 8) и серебряных (2, 4, 6) фрагментов зеркал (амулетов)на территории Кузнецкой котловины: 1-5 - Ишаново; 6 - КоневоРис. 4. Серебряные (1-3), костяные и роговые (3-10) культовые подвески: 1, 2, 9, 10 - Мостовая; 3 - Саратовка;4, 5 - Сапогово; 6 - Шабаново-3; 7 - Сапогово-2; 8 - Промышленная-1 (по В.В. Боброву)Бронзовые и серебряные сердцевидные цельноли-тые подвески (см. рис. 2, 14; 4, 3) входили в составожерелья из бус и псевдошумящей подвески [14.С. 141], которое, наиболее вероятно, выполняло рольоберега семейного благополучия. Последняя функциятрадиционно приписывается бусинам в культуре тюр-коязычного населения Южной Сибири [43. С. 174].Костяные и роговые амулеты (рис. 4, 4-10) в первуюочередь выполняли оберегающую функцию и, вероятно,были связаны с верой в удачную охоту. Видимо, близки кэтой функции и зооморфные металлические амулеты (см.рис. 2, 26-34; 4, 1), но при этом нельзя исключать их связьс верой и культом тотема. В мифологии сибирских наро-дов известно, что во время шаманского камлания шамансовершает путешествие в «нижний» мир, или «океансмерти», превращаясь в птицу [46. С. 109]. Поэтому на-ходки бронзовых подвесок с изображениями летящейптицы в разном исполнении (см. рис. 2, 27-32) в средне-вековых погребальных комплексах можно интерпретиро-вать как вспомогательное средство для совершения ду-шой погребенного человека путешествия в иной мир.Бронзовые шумящие подвески представлены раз-личными предметами (см. рис. 1, 6-9, 11-31; 2, 2-9),которые были призваны издавать звук во время прове-дения ритуальных действий с целью отпугнуть злыхдухов или, наоборот, призвать добрых духов или боже-ство. Как правило, такие предметы использовались дляукрашения шаманского костюма, головного убора ибубна [43. С. 176 и др.], но могли использоваться и какобереги рядовыми членами общества.Оценивая значение предметов культового назначе-ния в материальной и духовной культуре средневеко-вого населения Кузнецкой котловины можно констати-ровать, что они занимают свое специфическое место ввещном мире. Они представлены большим типологиче-ским разнообразием форм и материалов исполнения.Среди них существуют предметы, которые изначальнопредназначались для исполнения культовых действий,и те, которые переделывались в культовые в результатеутраты ими своей первичной функции.Разнообразные амулеты и шумящие подвески иг-рали заметную роль в повседневной жизни средневе-кового населения Кузнецкой котловины, наделялисьими глубоким смыслом, оберегали людей в повсе-дневной жизни и сопровождали их в иной мир послесмерти.

Ключевые слова

Кузнецкая котловина, эпоха Средневековья, предметы культового назначения, Kuznetsk hollow, the Middle Ages, cult objects

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Илюшин Андрей МихайловичКузбасский государственный технический университет (г. Кемерово)доктор исторических наук, профессор кафедры отечественной истории, теории и историикультуры факультета экономики и сервисаiam@kemnet.ru
Всего: 1

Ссылки

Большая советская энциклопедия. 3-е изд. М. : Советская энциклопедия, 1955. Т. 30. 656 с.
Мытарев А.А. От Абы до Яи. Географический словарь Кемеровской области. Кемерово : Кемеров. кн. изд-во, 1970. 216 с.
Куминова А.В. Растительность Кемеровской области. Новосибирск, 1949. 198 с.
Окунева И.В. Лачиновская культура // Памятники раннего Средневековья Кузнецкой котловины. Кемерово : Кузбассвузиздат, 1997.
Илюшин А.М. Этнокультурная история Кузнецкой котловины в эпоху Средневековья. Кемерово : Изд-во КузГТУ, 2005. 240 с.
Эрдниев У.Э. Городище Маяк. Кемерово : Кемеров. кн. изд-во, 1960. 68 с.
Илюшин А.М., Сулейменов М.Г., Гузь В.Б., Стародубцев А.Г. Могильник Сапогово - памятник древнетюркской эпохи в Кузнецкой котловине. Новосибирск : Изд-во НГУ, 1992. 126 с.
Илюшин А.М. Курганы средневековых кочевников долины реки Бачат. Кемерово : Кузбассвузиздат, 1993. 116 с.
Илюшин А.М. Курган-кладбище в долине р. Касьмы как источник по средневековой истории Кузнецкой котловины // Труды Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции. Кемерово : Кузбассвузиздат, 1997. Т. 2. 119 с.
Савинов Д.Г. Могильник Калтышино-1 (новые материалы по археологии начала II тыс. н.э.) // Памятники раннего Средневековья Кузнецкой котловины. Кемерово : Кузбассвузиздат, 1997.
Ширин Ю.В. Поселения конца I тыс. н.э. в предгорьях Кузнецкого Алатау // Памятники раннего Средневековья Кузнецкой котловины. Кемерово : Кузбассвузиздат, 1997.
Илюшин А.М. Курганная группа Шабаново-3 // Вопросы археологии Северной и Центральной Азии. Кемерово ; Гурьевск : Изд-во КузГТУ, 1998.
Илюшин А.М., Сулейменов М.Г. Курганная группа Мусохраново-3 // Вопросы археологии Северной и Центральной Азии. Кемерово ; Гурьевск : Изд-во КузГТУ, 1998.
Илюшин А.М. Могильник Саратовка: публикация материалов и опыт этноархеологического исследования. Кемерово : Изд-во КузГТУ, 1999. 160 с.
Илюшин А.М. Население Кузнецкой котловины в период развитого Средневековья (по материалам раскопок курганного могильника Торопово-1). Кемерово : Изд-во КузГТУ, 1999. 208 с.
Ширин Ю.В. Многослойное поселение Казанково V // Кузнецкая старина. Новокузнецк : Кузнецкая крепость, 1999. Вып. 4.
Кузнецов Н.А. Курганный могильник Шестаки-1 // Кузнецкая старина. Новокузнецк : Кузнецкая крепость, 2004. Вып. 6.
Ширин Ю.В. Городище Городок и его окрестности в древности // Кузнецкая старина. Новокузнецк : Кузнецкая крепость, 2004. Вып. 6.
Кузнецов Н.А. Есаульская курганная группа // Кузнецкая старина. Новокузнецк : Кузнецкая крепость, 2005. Вып. 7.
Илюшин А.М. Культовые памятники средневекового населения Кузнецкой котловины // Вестник Кузбасского государственного технического университета, 2006. № 6.2.
Бородкин Ю.М. Курганы у с. Тарасово // Археология Южной Сибири. Кемерово : КемГУ, 1977.
Васютин А.С. О двух предметных комплексах из Кузнецкой котловины (по материалам раскопок двух курганов на могильниках Ваганово I и Калтышино II в Промышленновском районе Кемеровской области) // Этнические и этнокультурные процессы у народов Сибири: истори
Бобров В.В. Курган могильника Промышленная-1 // Памятники раннего Средневековья Кузнецкой котловины. Кемерово : Кузбассвузиздат, 1997.
Илюшин А.М. Средневековые курганы со рвами в Кузнецкой котловине (хронология и культурная принадлежность) // Этнокультурные процессы в Южной Сибири и Центральной Азии в I-II тысячелетии н.э. Кемерово : Кузбассвузиздат, 1994.
Илюшин А.М., Сулейменов М.Г. Впускные погребения Шабаново-1 // Военное дело и средневековая археология Центральной Азии. Кемерово : Кузбассвузиздат, 1995.
Илюшин А.М. Материальная и духовная культура аз-кыштымов (по археологическим данным) // Комплексные исследования древних и традиционных обществ Евразии. Барнаул : Изд-во АГУ, 2004.
Окунева И.В. Керамика поселения Курья-4 // Проблемы археологических культур степей Евразии. Кемерово : КемГУ, 1987.
Ширин Ю.В. Орнаментация средневековой керамики Южного Кузбасса // Орнамент народов Западной Сибири. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1992.
Худяков Ю.С. Стрелы Елыкаевской коллекции // Кузнецкая старина. Новокузнецк : Кузнецкая крепость, 1993. Вып. 1.
Илюшин А.М., Сулейменов М.Г. Комплекс вооружения предмонгольского времени из кургана-кладбища Сапогово-2 // Кузнецкая старина. Новокузнецк : Кузнецкая крепость, 1994. Вып. 2.
Илюшин А.М. Уникальные находки посуды в средневековых древностях Кузнецкой котловины // Вестник Кузбасского государственного технического университета. 2006. № 4.
Яковлев Я.А. Средневековое культовое литье Нарымского Приобья // Западная Сибирь в эпоху Средневековья. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1983.
Беликова О.Б., Плетнева Л.М. Памятники Томского Приобья в V-VIII вв. н.э. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1983. 240 с.
Асеев И.В., Кирилов И.И., Ковычев Е.В. Кочевники Забайкалья в эпоху Средневековья. Новосибирск : Наука, 1984. 186 с.
Чиндина Л.А. История Среднего Приобья в эпоху Средневековья. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1991. 181 с.
Арсланова Ф.Х. Языческая символика в обрядовой женской одежде кимаков и кыпчаков // Вторые исторические чтения памяти Михаила Петровича Грязнова. Омск : ОмГУ, 1992. Ч. 2.
Беликова О.Б. Среднее Причулымье в X-XIII вв. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1996. 272 с.
Троицкая Т.Н., Новиков А.В. Верхнеобская культура в Новосибирском Приобье. Новосибирск : Изд-во ИАЭ СО РАН, 1998. 152 с.
Функ Д.А. Бачатские телеуты в XVIII - первой четверти XX века: историко-этнографическое исследование // Материалы к серии «Народы и культуры». Вып. XVIII : Телеуты. М. : Изд-во ИЭА РАН, 1993. 326 с.
Косарев М.Ф. Западная Сибирь в древности. М. : Наука, 1981. 245 с.
Малов С.Е. Несколько замечаний к статье А.В. Анохина «Душа и ее свойства по представлениям телеутов» // Материалы по археологии и этнографии. 1929. Т. 8.
Косарев М.Ф. Бронзовый век Западной Сибири. М. : Наука, 1981. 278 с.
Львова Э.Л., Октябрьская И.В., Сагалаев А.М., Усманова М.С. Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири. Пространство и время. Вещный мир. Новосибирск : Наука, 1988. 225 с.
Сагалаев А.М., Октябрьская И.В. Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири. Знак и ритуал. Новосибирск : Наука, 1990. 209 с.
Вайнштейн С.И. Мир кочевников Центральной Азии. М. : Наука, 1991. 296 с.
Романова Е.Н. К интерпретации символики якутского шаманского обряда (путешествие за душой-«кут» больного) // Шаманизм и ранние религиозные представления. М., 1995.
 Предметы культового назначения в материальной и духовной культуресредневекового населения Кузнецкой котловины | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 354.

Предметы культового назначения в материальной и духовной культуресредневекового населения Кузнецкой котловины | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 354.

Полнотекстовая версия