Влияние монголо-татарского ига на процесс формирования российской государственности во взглядах евразийца Н.С. Трубецкого (в контексте консервативного подхода к определению цивилизационных особенностей России) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 354.

Влияние монголо-татарского ига на процесс формирования российской государственности во взглядах евразийца Н.С. Трубецкого (в контексте консервативного подхода к определению цивилизационных особенностей России)

Представлен анализ влияния монголо-татарского ига на процесс формирования российской государственности во взглядах видного представителя евразийского движения Н.С. Трубецкого на проблему влияния монголо-татарского ига на процесс становления российской государственности. Работа содержит характеристику евразийского подхода к оценке специфических черт российского типа власти. Автор обосновывает тезис об обусловленности некоторых выводов евразийской историографии социально-политическими установками евразийцев. Русские консерваторы считают, что любая модернизация, не учитывающая цивилизационных особенностей страны, будет либо неэффективной, либо обернется потерей национальной идентичности.

N.S. Trubetsky on Mongol-Tatar yoke influence on the Russian statehood formation process.pdf В современной российской историографии активнообсуждается вопрос о роли монголо-татарского наше-ствия и ига на ход отечественного исторического про-цесса. Идеи дореволюционной историографии об от-сутствии значительного влияния монголов на социаль-но-политические институты Руси (например, концепцииС.М. Соловьёва и С.Ф. Платонова, отчасти В.О. Клю-чевского), а также выводы о сугубо негативных послед-ствиях ига в трудах советских ученых (М.Н. Покров-ский, Б.Д. Греков, А. Якубовский, В.В. Карталов и др.)подвергаются обоснованному сомнению. Пожалуй,самую полную картину исторического взаимодействия(а не только противостояния) Руси и Степи представил всвоих многочисленных работах Л.Н. Гумилёв, назы-вавший себя, кстати, «последним евразийцем». Однакоидеи о значительной роли кочевого мира и прежде все-го монголо-татар на ход истории России стали форму-лироваться в отечественной исторической науке в пер-вой четверти ХХ в. Самый весомый вклад в разработкуданного вопроса, несомненно, был внесен учеными-евразийцами Н.С. Трубецким, Г.В. Вернадским иП.Н. Савицким - яркими представителями отечествен-ной исторической и общественной мысли русского по-революционного зарубежья.Ученого-филолога, блестящего лингвиста и истори-ка Николая Сергеевича Трубецкого (1890-1938) назы-вают духовным наставником евразийства. В своих ис-следованиях, посвященных истории средневековойРуси, он, пожалуй, первый из отечественных историковпредставил четко сформулированную, обоснованнуюконцепцию о значительном влиянии монголов на спе-цифику российской государственности. Обратимся канализу его взглядов на данную проблему. Трубецкойобосновывает тезис о том, что период Киевской Русиневерно считать этапом генезиса Российской цивили-зации. Для доказательства своей идеи он приводит сле-дующие аргументы: во-первых, государство КиевскойРуси возникло как аморфное политическое образова-ние, главной задачей которого стало обеспечение тор-гового транзита по пути «из варяг в греки»; во-вторых,правящий класс Киевского государства составляли эт-нически чуждые восточным славянам варяги; в-тре-тьих, на территории Восточно-Европейской равниныодновременно с Киевской Русью существовали и дру-гие государственные образования - Хазарский каганат,Волжская Булгария, политические союзы кочевников -ничем не уступавшие, а в ряде случаев и превосходив-шие по силе Киевскую Русь; в-четвертых, вражда меж-ду собой княжеств и уделов Киевской Руси носила по-стоянный характер, и наконец, географически Россияпредставляет собой межконтинентальную евразийскуюдержаву, а Киевское государство занимало лишь частьВосточно-Европейской равнины [1. С. 291-293]. В силууказанных выше обстоятельств, по убеждениюН.С. Трубецкого, Киевская Русь была обречена на ско-рый распад, что и произошло в канун монгольскогонашествия. Монголы же способствовали хозяйствен-ному и административному объединению уделов вединый северо-западный улус своей империи, хотя всвоих целях и поддерживали княжеские распри.В связи с отмеченной оценкой князем Трубецкимкиевского периода отечественной истории представля-ется необходимым высказать ряд следующих замеча-ний: во-первых, в киевский период произошло приня-тие Русью православного христианства, ставшего впо-следствии основой русской духовности, а также повли-явшего на формирование специфических институтоввласти и общества; во-вторых, сложно подвергать со-мнению военные успехи киевских князей: Святославразгромил Волжскую Булгарию и Хазарию, а Влади-мир I и Ярослав Мудрый успешно воевали со степня-ками - печенегами и половцами; в-третьих, вопрос обэтнической принадлежности варягов остается дискус-сионным и по сей день; в-четвертых, процесс феодаль-ной раздробленности на Руси имел вполне объектив-ные, прежде всего социально-экономические причиныи был характерен не только для Киевской Руси, но идля европейских государств периода Средневековья, инаконец, Трубецкой явно недооценивает славянскийфактор в процессе становления русской ментальностии социальной идентичности. Следует отметить, что не-дооценка киевского периода российской истории пред-принимается Трубецким с целью придания своей кон-цепции большей логичности и непротиворечивости. Од-нако его дальнейшие доводы, касающиеся монгольскогопериода истории России, доказывают факт значительно-го влияния Орды на специфику Российской цивилиза-ции. Переходим к рассмотрению этих доводов.Итак, Н.С. Трубецкой отмечает, что если взглянутьна карту современного ему СССР (1920-1930-е гг.), тостановится ясно, что географически СССР - это та жеРоссийская империя (без «чуждых вкраплений» -Польши, Финляндии, Прибалтики), а Российская импе-рия - геополитический наследник великой империиЧингисхана. Но Россия - не вся монгольская империя(ведь в ту входили Китай, Иран, Ближний Восток), атолько ее ядро. Территориальные особенности Россииобусловлены географией Евразии. Россия включает всебя протянувшиеся меридионально зоны тундры, тай-ги, степи и гор, окаймляющих степи с юга. На этойтерритории от Дуная до Тихого океана просматривает-ся не только единство климата и природного мира, но иантропологическое, языковое и ментальное единствонаселяющих это пространство народов, несмотря на точто эти народы принадлежат к разным религиям, язы-ковым семьям и даже расам. Гениальный лингвистТрубецкой в ряде исследований убедительно доказалэтот тезис на языковом материале [1. С. 198-225]. Поубеждению евразийца, Россия - это особая часть света,отделенная от собственно Европы и Азии - Евразия.Специфика географического положения России-Евразии, продолжает Трубецкой, указывает на то, чтообъединить Евразию может только тот народ, которыйустановит контроль над всей зоной степей на протяже-нии от Дуная до Тихого океана. Слабость КиевскойРуси и других политических образований Евразии объ-яснялась тем, что они контролировали какую-либоречную систему, протянувшуюся с севера на юг, по-этому и владели лишь малыми частями Евразии, рас-положенными вдоль той или иной речной системы.Проницательность анализа географических про-странств сделала Н.С. Трубецкого одним из основате-лей геополитики [2. С. 74-87].Первым, кто выполнил историческую задачу объе-динения Евразии, был Чингисхан, установивший гос-подство монголов прежде всего над степью. По мыслиТрубецкого, общественно-политический строй Мон-гольской державы нельзя оценивать только лишь какварварский, грабительский и т.п. Трубецкой указываетна то, что монгольское кочевое общество Чингисханпостроил на принципах верности верховному правите-лю и самопожертвования в бою. Главными добродете-лями провозглашались так необходимые военному го-сударству верность, преданность и стойкость. Соответ-ственно главными пороками «Яса» Чингисхана назы-вала измену, предательство и трусость. «Психологиче-ский тип» людей, на которых ориентировался Чингис-хан, создавая свою кочевую империю, отличался тем,что люди, к нему принадлежащие, ставят честь и дос-тоинство выше безопасности и материального благо-получия. Эти люди ощущают себя частью единой ие-рархии, во главе которой, в конечном счете, стоит Бог.Иерархия и свое место в ней воспринимается людьмиданного психологического типа как часть неизменногобожественного порядка [1. С. 299].Однако в данном вопросе Н.С. Трубецкой явно пе-реоценивает моральный облик большей части предста-вителей кочевого общества, утверждая, что именнокочевники (которые вследствие специфики их быта несклонны к материальному благополучию) более, чемпредставители оседлых народов, соответствуют приве-денным выше моральным критериям. Трубецкой за-ключает, что Чингисхана не следует считать толькоразрушителем и поработителем. Он не в меньшей сте-пени и созидатель огромной империи, обеспечившей нацелую историческую эпоху связь крупнейших цивили-заций Евразии. Оценивая последствия монгольскогонашествия и ига на русской земле, Трубецкой считает,что обращать внимание только на разрушения и поте-рю самостоятельности Руси недостаточно. Прежде все-го, эпоха ига - это время расцвета религиозного право-славного сознания. Единственное, в чем могли найтирусичи утешение в страшные годы нашествия и ига,была вера. Иго было воспринято религиозным созна-нием как Божье наказание за грехи. «Реальность этойкары утверждала сознание реальности греха и реаль-ность карающего божественного Провидения и ставилаперед каждым проблему личного покаяния и очищениячерез молитву» [1. С. 310]. В период ига уход в монахии создание новых монастырей, по словам Трубецкого,приобретают массовый характер. Напряжение духовно-религиозной жизни обусловило и расцвет православ-ной художественной культуры. Имена только АндреяРублёва и Сергия Радонежского говорят сами за себя.Катастрофа нашествия и ига повлекла за собой переос-мысление системы ценностей, послужила импульсомдля духовных исканий.Еще более важен, по убеждению Трубецкого, тотфакт, что «в виде реакции против подавляющего чув-ства национального унижения возникло и пламенноечувство преданности национальному идеалу» [Там же.С. 308]. В народном сознании начинается героизациярусского прошлого, прославление князей и богатырейкак защитников русской земли от врагов. Это отрази-лось в первых былинах, появившихся как раз в период«татарщины». Наряду с военным героизмом появляетсяи установка на «героизм аскетический, подвижниче-ский, постоянно находивший реальное воплощение какв русских князьях, так и в отдельных мучениках, каз-ненных в Орде» [Там же]. Следствием эпохи монголь-ского ига ученый называет начало процесса формиро-вания на Руси особого социокультурного феномена -«бытового исповедничества». Трубецкой указывает нато, что в Московском царстве верхи и низы обществане отличались по мировоззренческому признаку. Всеподданные московского царя, независимо от социаль-ного статуса, принадлежали к одной культуре, испове-довали одну и ту же религию, придерживались одной итой же морали. Отличие заключалось не в качестве ма-териальных и духовных ценностей, а «в степени осуще-ствления в жизни каждого лица единого культурногоидеала» [Там же. С. 324]. По его убеждению, в русскомсознании вера не была только совокупностью отвлечен-ных догматов. Повседневная жизнь, быт людей, челове-ческие взаимоотношения были «пропитаны» православ-ным мироощущением. «Вера входила в быт, быт - в ве-ру, оба сливались воедино в целостную систему «быто-вого исповедничества» [Там же. С. 323].Однако понятие «бытовое исповедничество» на-много шире, чем взаимопроникновение религии и бы-та. Из «бытового исповедничества», по мысли ученого,вытекает государственная идеология Московской Руси- царское самодержавие. Здесь Трубецкой подходит канализу принципов неразрывной связи царской властии православной веры. Русский царь воспринимаетсякак помазанник Божий, призванный в мирской жизниобеспечить людям такой социальный порядок, при ко-тором человеку будет легче следовать христианскимзаповедям. Абсолютная власть царя - тяжкий крест,ведь царь ответственен перед Богом за каждого из сво-их подданных. Правитель ответственен за грехи нации,а значит, его царствование - нравственный подвиг. Та-ким образом, русский самодержец представляется, содной стороны, как ответчик за народ, а с другой - какорудие проведения божественных велений в жизнинации. А раз царь - проводник Божьей воли, то чело-век, ослушавшийся царя, считался Божьим отступни-ком, а это, в свою очередь, самый тяжкий грех для хри-стианина [3. С. 167-196]. Поскольку православие не-разрывно связано с самодержавием, то и институт Рус-ской православной церкви занимает в самодержавномгосударстве особое место. Так как царь воспринимает-ся как помазанник Божий, то он тем самым считаетсяглавой Русской церкви. Институционально глава Церк-ви - патриарх, но в споре «священства» и «царства»последнее слово остается за «царством». В историисредневековой Руси, по мысли Трубецкого, конфликтыгосударства и Церкви незначительны. А главное, идеа-лом отношений власти и Церкви признавалась «симфо-ния» - единение самодержавия и РПЦ в нелегком делеуправления и наставления подданных.Однако главным процессом, происходившим на Ру-си в эпоху ига, Н.С. Трубецкой называет «восприятие иприменение к условиям русской жизни самой татар-ской государственности» [1. С. 310]. Трубецкой спра-ведливо отмечает, что такие выдающиеся отечествен-ные историки, как С.М. Соловьёв и С.Ф. Платонов,анализируют историю Руси XIV-XV вв. без связи смонгольским влиянием. По их мнению, движущие фак-торы истории Руси были сугубо внутренними, связан-ными с эволюцией феодального хозяйства и политиче-ской системы, и практически не ощутили на себе влия-ний извне. Русским историкам, по мнению Трубецкого,следует отрешиться от предвзятого игнорированияфакта принадлежности России к монгольскому госу-дарству и признать то обстоятельство, что «если в та-ких важных отраслях государственной жизни, как ор-ганизация финансового хозяйства, печати и путей со-общения, между русской и монгольской государствен-ностью существовала непререкаемая преемственнаясвязь, то естественно предположить такую же связь и вдругих отраслях, в подробностях конструкции админи-стративного аппарата, в организации военного дела ипроч.» [Там же. С. 311].Однако тезис Трубецкого о наличии в монгольскомобществе «большой государственной идеи», которойне было в удельно-вечевой Руси, представляется спор-ным. Ученый утверждает, что русские переработали,переосмыслили в соответствии с православным миро-воззрением и византийскими политическими тради-циями монгольский идеал континентальной империи иперехватили «эстафетную палочку» государствострои-тельства у слабеющей Золотой Орды, которая в силуряда причин оказалась неспособной следовать заветамЧингисхана [Там же. С. 311-312]. Представляется бо-лее обоснованным говорить о синтезе соответствую-щих русской и татарской государственно-идеологи-ческих установок, а не о простом заимствовании намигосударственной идеи у монголов [4. С. 313-342]. Пра-вославная традиция Киевской Руси освятила государ-ственную (княжескую) власть как защитницу веры ираспространительницу христианства (например, «Сло-во о Законе и Благодати» митрополита Иллариона).Большое значение в процессе формирования россий-ской государственности имели византийские традиции:тесная идейная связь православия и самодержавия, пре-восходство светской власти над церковной. Представ-ляется верным, что традиции имперской государствен-ности на Руси стали в большей мере следствием духов-ного и политического влияния Византии. Вероятно,свою роль в процессе генезиса нашей государственно-сти сыграло и особое мироощущение восточных сла-вян, изначально живущих на огромных открытых про-сторах и в силу своего менталитета способных мирноуживаться с другими народами.Однако и влияние монгольского фактора не следуетнедооценивать. Двухвековой период ига повлек за собойзначительные изменения в антропологическом типе рус-ских, оказал воздействие на менталитет [5. С. 373-402],например в обретении русскими такой черты (по словамдругого евразийца - П.Н. Савицкого), как «ощущениеконтинента» [6. С. 176]. Этот факт имел решающее зна-чение для процесса развития России как особой межкон-тинентальной империи, где на 1/6 части суши мирноуживаются около полутора сотен народов и народно-стей. Феномен России в этом плане, пожалуй, единст-венный за всю историю человечества. Возвышение Мо-сквы Трубецкой называет прямым следствием татарско-го ига. По его убеждению, именно в Московском княже-стве процессы духовного подъема и укрепления основгосударственности (при одновременных параллельныхслучаях морального падения, унизительного прислуж-ничества татарскому режиму, карьеризма) протекалинаиболее интенсивно. Также именно в Москве заинтере-совались византийской государственной идеологией. Витоге, по словам ученого, «великие князья московскиестановились постепенно живыми носителями новой рус-ской государственности» [1. С. 314].Хотя на первом этапе их объединительная политикаи была выражением эгоистических удельных интересов,но постепенно усвоение «татарского государственногоинстинкта», традиции «народной монархии» владимиро-суздальских князей, заимствование византийских прин-ципов государственности обусловили превращение Мо-сквы в политический центр Руси [4. С. 362-414]. Причеммосковские князья настолько хорошо освоили традициии механизмы политико-административной системы Зо-лотой Орды, что говорить о свержении ига некорректно.По словам Трубецкого, «важным историческим момен-том было не свержение ига, а распространение властиМосквы на значительную часть территории, некогдаподвластной Орде, другими словами, замена ордынскогохана московским царем с перенесением ханской ставки вМоскву» [1. С. 315].Московские князья, проводя в русских землях ор-дынскую политику, прочно завоевали доверие татар исо временем стали как бы «наследственными губерна-торами русской провинции татарского царства» [Тамже. С. 317]. При ослаблении центральной власти в Ор-де именно московские правители оказались готовы кобъединению земель бывшей монгольской державы, нотолько теперь уже под властью Москвы. Московскоегосударство стало геополитическим наследником евра-зийской империи Чингисхана. А главная причина этогозаключалась в том, что русский народ в период ига со-хранил свою национальную православную идентич-ность, впитал в себя позитивный опыт монголов и сталсоздателем обширнейшего Российского государства [7.С. 64]. Анализ Н.С. Трубецким проблемы влияния мон-голо-татарского ига на ход отечественной истории сле-дует признать достаточно глубоким и обоснованным.Впоследствии евразийский подход к данной проблема-тике более детально был разработан в работах профес-сионального историка Г.В. Вернадского. Несмотря наотдельные спорные моменты в аргументации евразий-цев, следует в целом согласиться с их выводами. Важнопри этом учитывать, что евразийство 1920-1930-х гг. всеже представляло собой больше социально-политическое,нежели историческое движение [8. С. 29-31].Характеристика взглядов евразийцев на проблемуроли монгольского ига в истории России позволяет ут-верждать об их приверженности основным постулатамроссийского консерватизма в анализе цивилизационныхособенностей России. Мыслители-консерваторы концаXIX - первой половины ХХ в. выделяли следующиеособенности российского общества: 1) тоталитарно-идеократический тип власти, для которого характернотяготение к единовластию, наличие доминирующей го-сударственной идеологии, всевластие политическойэлиты; 2) тесная связь государства и Церкви. В мирскихделах приоритетной признается роль власти, но идеаломотношений между ними провозглашается «симфония» -гармоничное единство светской и духовной властей,совместно ведущих народ по пути следования христиан-ским заповедям; 3) сама же Церковь провозглашаетсяцелью, хотя в мирской жизни полностью и не достижи-мой, развития и социума, и институтов власти. Церковькак община верующих, соединенных в «соборную лич-ность» общими духовными смыслами (а не юридиче-скими нормами, как в западном гражданском обществе),есть идеал и путь развития общества; 4) тяготение к со-словно-корпоративным формам организации общества,строгий иерархизм сословной (даже в юридически бес-сословном обществе) системы, бесправие и служилыйхарактер сословий и социальных групп по отношению кверховной власти; 5) приоритет обязанностей над пра-вами, права и привилегии даются лишь как средствоисполнения обязанностей; 6) общинный характер жиз-неустройства, для которого характерны ценности кол-лективизма и взаимопомощи, негативное отношение крыночной морали наживы, отношение к человеку какнеотъемлемой части целого - семьи, общины, народа,почитание традиций и духовных авторитетов.Анализ отдельных аспектов отечественной историипредпринимался евразийцами с целью обоснованиясвоих идейно-политических постулатов. Изучениевлияния ига на процесс становления российской госу-дарственности должно было подтвердить тот факт, чтоисторически сложившийся тип власти в России соот-ветствует «тоталитарно-идеократической» доктринеевразийского учения. Этот аспект социально-полити-ческого наследия евразийцев указывает на тяготениеполитической программы евразийства к основным ус-тановкам российского консерватизма. Как видим, темаэта чрезвычайно широка и многопланова. В даннойработе была предпринята попытка проанализироватьтакой ее аспект, как генезис тоталитарной государст-венности в России.В целом евразийцы, создавая собственную концеп-цию общества, во многом оставались в русле отечест-венной консервативной мысли, идущей от славянофи-лов и теории «официальной народности» С.С. Уварова.Консервативная традиция русской мысли утверждает,что православие (основа мировоззрения и менталите-та), самодержавие (тоталитарно-идеократический типвласти, не обязательно в форме монархии) и народ-ность (особая общинная форма организации общества)тесно взаимосвязаны и объединены в единый контину-ум по следующим принципам: 1) связь православия исамодержавия выражается в том, что православие про-возглашает верховного правителя неограниченным вправах помазанником Божьим, а самодержавие, в своюочередь, считается защитником, покровителем Церкви;2) самодержавие и народность неразрывны в том смыс-ле, что народ вручает царю как своему пастырю неог-раниченную власть, а царь, в свою очередь, должениспользовать абсолютную власть во благо подданных;3) глубинная связь православия и народности проявля-ется в том, что русские общинные традиции жизнеуст-ройства являются своеобразным прообразом общиныверующих, объединенных догматами («симфоническаяличность» евразийцев), а также характеризуются не-разрывной связью веры и повседневной жизни («быто-вое исповедничество»). Эта своеобразная схема, обос-нованная русской консервативной мыслью, представ-ляет собой главное выражение специфики российскойцивилизации, ее «генетическую матрицу». Любая мо-дернизация, не учитывающая названных выше цивили-зационных особенностей страны, будет либо неэффек-тивной, либо обернется потерей национальной иден-тичности. В этом призыве заключена вечная актуаль-ность не только социально-политического наследияевразийства, но и всей русской мысли XIX - первойполовины XX в.

Ключевые слова

евразийство, монголо-татарское иго, самодержавие, идеократия, Eurasian ideology, Mongol-Tatar yoke, monarchy, ideocracy

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Тарасов Константин НиколаевичВятский государственный университет (г. Киров)аспирант кафедры истории России гуманитарного факультетаtar-87@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. М. : Эксмо, 2007. 794 с.
Дугин А.Г. Основы геополитики. М. : Арктогея, 1996. 897 с.
Боханов А.Н. Русская идея: от Владимира Святого до наших дней. М. : Вече, 2004. 437 с.
Солоневич И.Л. Народная монархия. М. : АСТ, 2004. 498 с.
Вернадский Г.В. Монголы и Русь. М. : Прогресс, 1997. 532 с.
Савицкий П.Н. Континент Евразия. М. : Наука, 1999. 428 с.
Гумилев Л.Н. Меня называют евразийцем // Наш современник. 1991. № 1. С. 57-65.
Пащенко В.Я. Социальная философия евразийства. М., 2003. 424 с.
 Влияние монголо-татарского ига на процесс формирования российской государственности во взглядах евразийца Н.С. Трубецкого (в контексте консервативного подхода к определению цивилизационных особенностей России) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 354.

Влияние монголо-татарского ига на процесс формирования российской государственности во взглядах евразийца Н.С. Трубецкого (в контексте консервативного подхода к определению цивилизационных особенностей России) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 354.

Полнотекстовая версия