Легализация (отмывание) преступных доходов как результат современной стратегической концепции публичного макроэкономического управления: проблемы юридической идентификации | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 354.

Легализация (отмывание) преступных доходов как результат современной стратегической концепции публичного макроэкономического управления: проблемы юридической идентификации

Статья посвящена проблеме формирования единых подходов к трактовке такой уголовно-правовой категории, как «легализация (отмывание) преступных доходов» и влияние данной категории на современную финансовую систему России. Раскрываются причины возникновения легализации (отмывания) преступных доходов, проблемы квалификации и применения ответственности, отмечается отсутствие единого подхода к юридической идентификации указанных противоправных деяний.

Legalization (laundering) of criminal income as a result of modern strategic concept of public macroeconomic management: problems of legal identification.pdf Российская Федерация, подписав Страсбургскуюконвенцию об отмывании, выявлении, изъятии и кон-фискации доходов от преступной деятельности от8 ноября 1990 г. [1], приняла на себя обязательстворассматривать в качестве доходов от преступной дея-тельности любую экономическую выгоду (anyeconomic advantage), полученную в результате совер-шения преступлений [2]. Указанная выгода можетвключать «любое имущество, любого рода, веществен-ное или невещественное, движимое или недвижимое, атакже юридические акты или документы, дающие пра-во на имущество или на долю в этом имуществе» [3].В целях международного сотрудничества Конвенцияпредусматривает различные формы противодействиялегализации преступных доходов, начиная от постоян-ных мер, таких как помощь в сборе улик, передача ин-формации другому государству без официального за-проса и принятие общих методов ведения следствия,вплоть до применения таких мер пресечения, как бло-кирование счетов в банке, конфискация собственностис целью предотвращения ее уничтожения [4]. Безус-ловным успехом в разработке международных стан-дартов финансового мониторинга стали «сорок реко-мендаций» Группы разработки финансовых мер борь-бы с отмыванием денег ФАТФ (FATF) [5], цель кото-рых состоит в развитии международной стратегии про-тиводействия легализации денежных средств. Реко-мендации ФАТФ (FATF) представляют собой универ-сальную юридическую основу для правоприменитель-ной деятельности в борьбе с легализацией преступныхдоходов в целях ее последующей адаптации в нацио-нальных системах законодательства стран-участниковс учетом их индивидуальных особенностей. Данныерекомендации включают в себя меры, предусматри-вающие уголовное преследование за осуществлениедеятельности по отмыванию доходов, организациюпревентивного контроля в финансовых и ряде нефи-нансовых учреждений, создание подразделения финан-совой разведки и международное сотрудничество вдеятельности по борьбе с данным видом преступления.Вместе с тем современная российская правовая наукастолкнулась с достаточно актуальной с практической итеоретической точек зрения проблемой: определениезаконности происхождения денежных средств и выяв-ление преступных доходов в общем массиве финансови имущества хозяйствующих субъектов.Следует отметить, что с началом рыночных реформроссийское общество стало все отчетливее осознаватьопасность вливания в национальную экономику де-нежных средств, добытых незаконным путем, так какданные средства явились питательной средой для кри-минальной сферы, а также основным фактором дляраспространения в российском обществе коррупции.С выявления преступных доходов в 1996 г. в Уголов-ный кодекс Российской Федерации была введена нормао легализации (отмывании) преступных доходов -ст. 174 «Легализация (отмывание) денежных средствили иного имущества, приобретенных незаконным пу-тем». В 2001 г. уголовно-правовые нормы о легализа-ции были значительно усложнены и дифференцирова-ны. В результате этого в Уголовном кодексе РФ появи-лось два уголовно-правовых состава: ст. 174 «Легали-зация (отмывание) денежных средств или иного иму-щества, приобретенных другими лицами преступнымпутем» и ст. 174.1 «Легализация (отмывание) денеж-ных средств или иного имущества, приобретенных ли-цом в результате совершения им преступления». Впо-следствии законодатель неоднократно вносил измене-ния в данные уголовно-правовые составы: в 2001, 2003,2004, 2009, 2011 г. вносились изменения в ст. 174 УКРФ, а в 2003, 2004, 2009, 2010, 2011 гг. - в ст. 174.1 УКРФ. Все это нашло отражение и в следственно-судебной практике привлечения к уголовной ответст-венности лиц, виновных в совершении преступлений,связанных с легализацией (отмыванием) доходов, по-лученных преступным путем.В настоящее время в наиболее общем виде легали-зацию (отмывание) определяют как сокрытие илиутаивание лицом истинной природы и истинного про-исхождения преступных доходов. Фактически под ле-гализацией (отмыванием) преступных доходов пони-мают действия, направленные на маскировку преступ-ных доходов, обман других лиц относительно источни-ка происхождения криминальных капиталов, выдачу«грязных» доходов за «чистые». При этом следует за-метить, что лицо, занимающееся легализацией (так на-зываемый «отмыватель»), стремится завуалировать,наделить легальным, т.е. правомерным, статусом дохо-ды от преступной деятельности. Учитывая, что право-мерность владения, пользования или распоряженияденежными средствами или иным имуществом зависитпрежде всего от правомерности возникновения этихправомочий, возникает необходимость скрыть реаль-ный факт, ставший источником дохода (преступление),сфабриковать новый факт и увязать его с преступнымдоходом. Все это происходит на определенном право-вом фоне роста общего негативного отношения значи-тельного количества россиян к функционированиюсовременной финансовой системы страны, роста ниги-лизма и снижения публично-правовой эффективностифинансового контроля в стране. Следует отметить, чтоданный правовой фон является одним из ключевыхэлементов правовой действительности, оказывающихнепосредственное влияние на преступную деятель-ность, связанную с легализацией (отмыванием) дохо-дов. Для уяснения влияния данного обстоятельства намеханизмы выявления преступных доходов необходи-мо ответить на вопрос: что представляет собой совре-менная Россия с точки зрения рядового обывателясреднего трудоспособного возраста (33-48 лет) и како-во отношение основной массы населения к природепроисхождения любых видов доходов? СовременнаяРоссийская Федерация - это около 15% мировой суши,на которой сегодня проживает около 140 млн человек.На территории страны сосредоточены примерно 30%мировых запасов углеводородов, почти 50% мировыхзапасов полезных ископаемых (в числе которых золотои алмазы, редкие металлы, ресурсы для атомной энер-гетики). Вместе с тем сегодня на долю России прихо-дится всего 3% мировой экономики. Российские граж-дане, которым в течение почти целого века внушали,что они являются авангардом человечества, в основнойсвоей массе испытали глубочайшее унижение и разо-чарование. Официальная российская статистка, в част-ности показатель децильного коэффициента, свиде-тельствует о росте социального и имущественного рас-слоения и социальной напряженности, о созданиипредпосылок к уходу значительной части доходов на-селения в сферу нелегальных доходов.Децильный коэффициент неравенства доходов −отношение средней величины доходов 10% наиболеесостоятельной части населения (ДДСН) к среднедуше-вому доходу 10% беднейшей части. Данный показательопределяется по формуле: ДКНД = ДДСН / ДДБН ифактически определяет размах имущественного рас-слоения общества.Однако как влияет показатель социального расслое-ния населения, в частности уровень децильного коэф-фициента, на объемы легализации (отмывания) пре-ступных доходов? Для ответа на данный вопрос следу-ет обозначить общепринятую точку зрения, согласнокоторой в моменты социальных конфликтов происхо-дит значительный рост общего объема нелегальныхдоходов. Впрочем, существует и иная точка зрения,суть которой заключается в том, что рост нелегальныхдоходов вызывает существенное имущественное и со-циальное расслоение. Это в свою очередь порождаетобострение социальных конфликтов. Несмотря навнешнее отличие указанных мнений, следует признать,что по сути они сходятся в одном: социальная напря-женность, значительное социальное и имущественноерасслоение населения и рост преступных доходов - этовзаимосвязанные категории. Данное обстоятельствоподтверждается статистическими данными. Так, в до-революционной России децильный коэффициент при-ближался к показателю 30. В Европе самый низкийдецильный коэффициент в скандинавских странах, гдеон варьирует от 3 до 5. В Германии, Австрии и Фран-ции он чуть выше и достигает 5−7. Считается, что ко-гда децильный коэффициент превышает 10, это создаетоснову для социальных беспорядков. Сегодня дециль-ный коэффициент в России выше, чем в большинствелатиноамериканских стран. В 2000 г. он составлял13,9 [6. С. 16−17], а вплотную стал приближаться котметке 30 в 2011 г.По мнению главного стратега «Альфа-Банка» Кри-стофера Уифера (Christopher Weafer), в развитых стра-нах нормой считается пятикратная разница в доходах.По оценкам ВТО если доходы бедных и богатых раз-личаются в 14,2 раза, в стране возникает реальнаяопасность социальных волнений. Установлено, чтоволнения в России в 1917 г. началась, когда этот пока-затель был больше 25. По итогам 2010 г. в России надолю 10% самых высокоплачиваемых россиян прихо-дилось 30,4% от общего объема денежных доходов.При этом следует отметить, что общие тенденции кросту социального расслоения и разницы доходов на-селения создают потребности в выводе значительнойчасти финансов из статуса легальных доходов в статуснелегальных. В свою очередь мировая финансовая ста-тистика говорит, что около 80% нелегальных финансовсвязано с противоправной и прежде всего с преступнойдеятельностью. Следует отметить, что с сентября2010 г. Ситибанк совместно с медиахолдингом РБКначал рассчитывать индекс благосостояния обеспечен-ных граждан России: на долю 990 тысяч обеспеченныхроссиян в 2009 г. пришлось 25% доходов всей страны.Но хуже всего то, что на 100 рублей прироста валовогопродукта в расчете на душу населения бедные получа-ют прирост доходов в 5 рублей, богатые - в 200 руб.,т.е. разница составляет 40 раз. Таким образом, с тече-нием времени социальное расслоение будет толькоусугубляться.Следует обратить внимание на то, что нарастаниерасслоения российского общества за годы экономиче-ского роста, предшествовавшие кризису, нисколько невходит в противоречие с тем фактом, что, по даннымофициальной статистики, доля населения с доходаминиже прожиточного уровня уменьшилась за этот жепериод практически вдвое: быстрый рост доходов какраз и способствует неравномерности их распределенияв обществе. Тем более это естественно для страны, жи-вущей в значительной степени за счет продажи ресур-сов, проще говоря, для нефтяной экономики.С учетом вышесказанного, можно констатировать,что в финансово-хозяйственной деятельности странысформировалась определенная тенденция: если в со-временной в России будут осуществляться процессымодернизации (и неважно на основе чего: развитиянаукоградов типа Сколково, внедрения инновационныхтехнологий или модернизации за счет совершенствова-ния системы государственного администрирования) идаже если экономика будет расти, социальное расслое-ние все-таки будет увеличиваться. Это означает, что уопределенной части населения будет возрастать по-требность в совершении преступлений, конечной це-лью которых является получение денежных средствили иного имущества, объем которых будет увеличи-ваться в пропорциональном отношении по сравнению собщим объемом денежной массы и имущественныхценностей в стране. Все это усугубляется тем, что, пооценкам социологов, доминирующим настроением ши-роких слоев становится разочарование в правильностиизбранного пути. Угрожающе (до 70%) выросло числолюдей, которые в сложившейся системе чувствуютсебя незащищенными от произвола как со стороны ча-стных лиц, так и со стороны публичных должностныхлиц, нарушающих их законные права и интересы.Объявленная модернизация на фоне нестабильнойполитической системы и усиления элементов коррупци-онности не вызывает большого энтузиазма и образуетпанические настроения, препятствуя развитию общест-ва. Несмотря на некоторое замедление, продолжаетсяотток лучших «российских мозгов». Только в 2009 г. вСША из России уехали 50 тысяч специалистов. Как пра-вило, молодых. Все вышеназванные факторы повлиялина формирование в современной России различныхформ теневой экономики и, как следствие, создание об-щего коррупционного фона. В качестве примера можнопривести следующую ситуацию: согласно данным ки-тайской статистики, общая стоимость экспорта подряд-но-строительных работ и услуг по поставке строитель-ных рабочих их провинции Хэйлунцзян в регионы РФсоставила в 2006 г. 195 млн долл. Однако общая суммаимпорта услуг (транспортных, туристических, строи-тельных и всех остальных) ДФО из КНР составила всего47,6 млн долл., т.е. разрыв между китайскими и россий-скими статистическими данными как минимум четырех-кратный [7. Т. 2. С. 131]. При этом никто не сомневает-ся, что данные средства влились в российскую экономи-ку как легально, так и нелегально.По странному стечению обстоятельств наличие об-щей тенденции к увеличению объема денежныхсредств и имущества, добытого преступным путем,совпало с тем, что в настоящее время не выработанединый правоприменительный подход к следственно-судебной практике применения ст. 174, 174.1 УК РФ, всвязи с чем на стадии предварительного следствия по-стоянно возникают определенные проблемы. Суть дан-ных проблем в том, что в современной нормативно-правовой базе отсутствует четкое толкование понятия«придание правомерного вида владению, пользованиюи распоряжению денежными средствами и имущест-вом, приобретенным преступным путем». К примеру,лицо на полученные от преступной деятельности де-нежные средства приобрело квартиру, т.е. совершилосделку купли-продажи, зарегистрировало ее и, соответ-ственно, приобрело право собственности уже в закон-ном порядке на эту квартиру, придав этому имуществувид правомерности. Возникает вопрос: усматриваютсяли в его действиях признаки легализации либо его дей-ствия следует рассматривать как распоряжение похи-щенными денежными средствами? Однако, как пока-зывает практика, однозначного ответа на этот вопроснет. Для его разрешения полагается необходимым назаконодательном уровне дать определение понятию«придание правомерного вида».При анализе диспозиции ст. 174.1 УК РФ возникаетвопрос: возможно ли привлечение лица к уголовной от-ветственности за легализацию (отмывание) денежныхсредств или иного имущества, добытого преступнымпутем, если отсутствует вступивший в законную силуобвинительный приговор суда по делу о первичном (ос-новном преступлении)? Если четко следовать диспози-ции, то за легализацию (отмывание) может быть привле-чено только то лицо, которое осуществляет финансовыеоперации и другие сделки с денежными средствами илииным имуществом, приобретенными лицом в результатесовершения деяния, признанного преступлением всту-пившим в законную силу приговором суда. При этомпреступность происхождения денежных средств такжедолжна быть установлена вступившим в законную силуприговором суда (за исключением преступлений, преду-смотренных ст. 193, 194, 198, 199, 199.1 и 199.2 Уголов-ного Кодекса РФ). Существенным моментом являетсято, что в действиях лица должны присутствовать деянияпо «сокрытию», т.е. приданию правомерного вида вла-дению, пользованию и распоряжению указанными де-нежными средствами или иным имуществом, а объемуказанных денежных средств должен быть отнесен ккатегории «крупный размер».Кроме этого, детальный анализ конструкций диспо-зиций ст. 174.1 УК РФ не дает ответа на вопрос, какаясделка или финансовая операция с имуществом, добы-тым преступным путем, образует составы преступле-ний, предусмотренные ст. 174 и 174.1 УК РФ. При ус-тановлении признаков указанной нормы, по всей види-мости, необходимо принимать во внимание, что сделкаили финансовая операция может быть совершена с це-лью хищения чужого имущества, т.е. при совершенииосновного (предикатного) преступления. Но если пре-дикатного преступления не было выявлено, а как пра-вило, преступления в финансовой сфере имеют высо-кий уровень латентности, или по нему нет вступившегов законную силу приговора суда, значит ли это, что нетлегализации (отмывания)? Данный вопрос о необходи-мости установления приговором суда факта преступно-го происхождения легализуемого имущества остаетсядискуссионным. Пленум Верховного Суда РФ в Поста-новлении от 18.11.2004 г. № 23 (в ред. ПостановленияПленума Верховного Суда РФ от 23.12.2010 г. № 31) [8]в п. 21 указал, что «при постановлении обвинительногоприговора по статье 174 УК РФ или по ст. 174.1 УК РФсудом должен быть установлен факт получения лицомденежных средств или иного имущества, заведомо до-бытых преступным путем либо в результате соверше-ния преступления».Существует точка зрения, что из вышеназванногоразъяснения Пленума вовсе не следует необходимостьпредварительного осуждения лица за основное (преди-катное) преступление для применения нормы о легали-зации (отмывании) преступных доходов, а факт пре-ступного приобретения денежных средств или иногоимущества может быть установлен и судом, рассмат-ривающим уголовное дело об отмывании преступныхдоходов. Эта точка зрения основывается на том, чтоПленум Верховного Суда РФ в своем Постановленииот 18.11.2004 г. № 23 (в ред. Постановления ПленумаВерховного Суда РФ от 23.12.2010 г. № 31) (п. 20) ука-зал, что «при решении вопроса о наличии в действияхлица признаков состава преступления, предусмотрен-ного ст. 174 УК РФ, судам следует выяснять, имеютсяли в деле доказательства, свидетельствующие о том,что лицу, совершившему финансовые операции и дру-гие сделки, было достоверно известно, что денежныесредства или иное имущество приобретены другимилицами преступным путем». Согласно данной точкезрения для обвинения важно, чтобы субъект, привле-каемый к ответственности за легализацию, осознавалпреступное происхождение имущества, с которым онсовершает финансовые операции и иные сделки [8.С. 125]. Но сама формулировка п. 20 указанного По-становления Пленума Верховного Суда РФ и построе-ние доказательственной базы только на субъективномэлементе состава преступления несут в себе массу про-блем, которые проявляются в ходе судебного следст-вия. Следствием этого является то, что государствен-ные обвинители часто отказываются от обвинения вчасти ст. 174 и 174.1 УК РФ.Особого внимания требуют пробелы в действую-щем российском законодательстве и коллизионныевопросы соотношения его отдельных норм. Совершен-но не внесло ясности в судебно-следственную практикуПостановление Пленума Верховного Суда РФ от18.11.2004 г. № 23 «О судебной практике по делам онезаконном предпринимательстве и легализации (от-мывании) денежных средств или иного имущества,приобретенных преступным путем». Указания вышена-званного Пленума, изложенные в п. 19, о том, что«…судам следует иметь в виду, что под финансовымиоперациями и другими сделками, указанными в статьях174 и 174.1 УК РФ, следует понимать действия с де-нежными средствами, ценными бумагами и инымимуществом (независимо от формы и способов ихосуществления, например, договор займа или кредита,банковский вклад, обращение с деньгами и управлениеими в задействованном хозяйственном проекте), на-правленные на установление, изменение или прекра-щение связанных с ними гражданских прав или обя-занностей», зачастую приводят к неясности и непра-вильному толкованию уголовно-правового значениятермина «легализация». Легализация представляет со-бой процесс вовлечения в сферу легального предпри-нимательства денежных средств и имущества, приоб-ретенных преступным путем, и придания им статусаправомерно приобретенного, отнесение к фактам лега-лизации всех сделок купли-продажи либо финансовыхопераций с похищенными материальными ценностями:форфейтинг; хеджирование; эккаутинг; валютные опе-рации; банковские операции «своп».Практика рассмотрения уголовных дел по ст. 174.1УК РФ показывает, что в судах практически нет едино-образного подхода к рассмотрению вышеуказанныхпреступлений и принятия по ним решений. Судьи по-разному подходят к толкованию понятия «легализа-ция», предусмотренного УК РФ, в результате чего ваналогичных ситуациях принимаются различные су-дебные решения.В качестве примера можно привести следующие си-туации: судом рассмотрено уголовное дело по обвине-нию гражданина Ч. в совершении преступлений, преду-смотренных ч. 1, 2, 3, 4 ст. 159, ч. 1 ст. 174.1, ч. 1 ст. 325и ч. 2, 3 ст. 327 УК РФ по факту хищения имущества,принадлежащего ООО, путем обмана и злоупотреблениядоверием. Затем гражданин Ч. легализовал денежныесредства в размере 760 тыс. 560 рублей, полученные врезультате преступной деятельности посредством за-ключения договора купли-продажи похищенных горю-че-смазочных материалов. Он признан виновным в со-вершении вышеуказанных преступлений, и ему назна-чено наказание в виде лишения свободы сроком 6 лет3 месяца, по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ в виде штрафа в разме-ре 70 000 руб. Однако по аналогичному делу суд при-знал гражданина Р. виновным по ч. 3 ст. 160 УК РФ вприсвоении вверенного имущества. При этом по ч. 1ст. 174.1 УК РФ в части легализации похищенных де-нежных средств путем заключения договоров купли-продажи похищенных комплектующих для компьютер-ной техники гражданин Р. судом оправдан ввиду отказагосударственного обвинителя от поддержания обвине-ния. Все это создает общий негативный фон в механиз-мах правоприменения норм ст. 174.1 УК РФ.Следует отметить, что у прокуроров отсутствуетединое мнение о применении данной нормы, они осто-рожно относятся к предъявлению обвинения и направ-лению таких уголовных дел в суд. К тому же нередковозникают ситуации, когда прокурором утверждаетсяобвинительное заключение, однако в судебном заседа-нии государственный обвинитель отказывается от об-винения по ст. 174.1 УК РФ, зачастую не мотивируясвой отказ. Так, в 2006 г. в суд направлено уголовноедело по обвинению гражданки А. и гражданина Б. всовершении преступлений, предусмотренных ч. 3, 4ст. 159 УК РФ и ч. 4 ст. 174.1 УК РФ. Указанные граж-дане в период с июля 2003 г. по декабрь 2004 г. вг. Шелехове Иркутской области, совершив мошенниче-ские действия в отношении большого количества по-терпевших, обманным путем завладели их денежнымисредствами на общую сумму 9 млн 138 тыс. рублей.Действуя в составе организованной группы, они лега-лизовали данные денежные средства, использовав ихдля ведения предпринимательской деятельности идругих сделок, осуществив перевод 1 млн 387 тыс.рублей на счета в банки Англии и Германии. В ходесудебного заседания по данному делу государствен-ный обвинитель отказался от обвинения в части со-вершения гражданами А. и Б. преступления, преду-смотренного ч. 4 ст. 159 и ч. 4 ст. 174.1 УК РФ, безмотивирования своего решения. Гражданка А. при-знана виновной в совершении преступлений, преду-смотренных ч. 2, 3 ст. 159, ч. 3 ст. 160 УК РФ, ей на-значено наказание в виде лишения свободы сроком на4 года. Гражданин Б. признан виновным в совершениипреступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ,ему назначено наказание в виде лишения свободысроком на 2 года 7 месяцев.Анализ правоприменительной практики свидетельст-вует, что основными причинами исключения из обви-нения составов преступлений, предусмотренныхст. 174.1 УК РФ, а также оправдательных приговоровпо данной категории дел являются:- неустановление причинно-следственной связимежду совершенным преступлением и последующимфактом легализации незаконных доходов в ходе судеб-ного следствия;- отказ государственного обвинителя от поддержа-ния обвинения ввиду малозначительности совершенно-го деяния или недоказанности вины обвиняемых.Кроме этого, существенной проблемой в расследо-вании указанных составов является то, что лицами присовершении преступлений в сфере экономики активноиспользуются так называемые фирмы-однодневки, за-регистрированные на недействительные либо подлож-ные паспорта и созданные, как правило, для проведе-ния конкретной сделки и на непродолжительный пери-од времени. В связи с этим необходимо принятие неза-медлительных мер по изменению законодательства.Для решения обозначенных вопросов целесообразнозакрепить на законодательном уровне ряд правовыхнорм, которые не позволят или значительно затруднятиспользование в финансово-хозяйственной деятельно-сти сделок с «фирмами-однодневками».Приведенные выше примеры правоприменительнойпрактики и проблемы в выявлении и расследовании ука-занных преступлений указывают на то, что поставленнаяцель по пресечению легализации незаконных доходовпока еще не достигнута. Вопросы, связанные с квалифи-кацией и расследованием преступлений, предусмотрен-ных ст. 174.1 УК РФ, постоянно привлекают вниманиенаучных сотрудников и юристов.Данные проблемы активно обсуждаются на сове-щаниях-семинарах правоохранительных органов, в ча-стности, на совещании «Особенности тактики выявле-ния и методики расследования уголовных дел о легали-зации преступных доходов», состоявшемся 14 декабря2010 г. в Главном управлении МВД по СФО (г. Ново-сибирск). В ходе обмена мнениями и обсуждений эф-фективности функционирования механизмов процессу-ального взаимодействия между представителями опе-ративно-следственных подразделений МВД, прокура-туры и службы Росфинмониторинга выявляются про-блемы и формулируются предложения, которые при ихвнимательном анализе и учете позволили бы повыситькачество судебно-следственной практики. Следует об-ратить особое внимание на изучение правопримени-тельного опыта деятельности подразделений правоох-ранительных органов, непосредственно занимающихсявыявлением преступлений, связанных с легализацией(отмыванием) преступных доходов.В целях совершенствования выявления данных видовпреступлений и расследования уголовных дел указаннойкатегории формируются определенные предложения. Вчастности, неоднократно было отмечено, что законодате-лю необходимо дать четкое определение понятий «при-дание правомерного вида владению», а также определитькритерии финансовых сделок и иных операций, которыепозволят разграничить признаки легализации от распоря-жения похищенным. Кроме того, практикующие работ-ники отмечают, что необходимо продолжить практику повыработке единых совместных подходов к юридическомуанализу и разрешению коллизий, возникающих на стадииприменения уголовного закона.Хотелось бы верить, что проблемы, обозначенные вуказанной статье, будут услышаны, а сформулирован-ные предложения найдут отклик как у законодателя,так и у судейского сообщества.

Ключевые слова

легализация (отмывание) доходов, преступные доходы, legalization (laundering) of income, criminal proceeds

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Фролов Игорь ВалентиновичНовосибирский юридический институт (филиал) Томского государственного университета (г. Новосибирск)кандидат юридических наук, доцент кафедры трудового, земельного и финансового праваlexsib@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Convention № 141 of 1990 from the Council of Europe.
Федеральный закон от 28.05.2001 г. № 62-ФЗ «О ратификации Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности» (принят ГД ФС РФ 25.04.2001 г.) // Собрание законодательства РФ. 04.06.2001 г. № 23. Ст. 2280.
Васильев. А.В. Надо ли бороться с отмыванием денег, укрытых от налогообложения, как с экономическими преступлениями? // Законода- тельство и экономика. 2004. № 9. URL: http://www.advoc.biz/finansovaya-razvedka/67-otmyvanie-i-nalogi.html
Голец Г.А. Международное сотрудничество в сфере финансового мониторинга // Финансовое право. 2009. № 7.
Официальный сайт группы. URL: www.fatf-gafi.org
Спиглазов П.Л. Дифференциация доходов населения в современном российском обществе: социально-территориальный аспект : автореф. дис. … канд. социол. наук. Пенза, 2007.
Донских О.А. Международный семинар: «Сообщества, институты в переходный период. Евразия после 1991 года» (Калькутта, 22-24 февраля 2010 г.) // Идеи и идеалы. 2010. Т. 2, № 2 (4). С. 119-133.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 г. № 23 (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2010 г. № 31) «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного
 Легализация (отмывание) преступных доходов как результат современной стратегической концепции публичного макроэкономического управления: проблемы юридической идентификации | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 354.

Легализация (отмывание) преступных доходов как результат современной стратегической концепции публичного макроэкономического управления: проблемы юридической идентификации | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 354.

Полнотекстовая версия