Проблема генезиса наций в либеральной общественной мысли России XIX в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 355.

Проблема генезиса наций в либеральной общественной мысли России XIX в.

Представлены некоторые подходы российских либералов XIX в. к проблеме происхождения наций и определению важнейших идентификаторов нации. Рассматриваются стадии этногенеза, предложенные в трудах исследователей, раскрывается содержание основных понятий русского национального дискурса. Автор рассматривает взгляды на формирование наций таких выдающихся русских мыслителей, как В.Г. Белинский, Б.Н. Чичерин, А.Д. Градовский, П.Н. Милюков, прослеживает эволюцию понятия «национальная идентичность» от идеалистического до прагматического.

Problem of nations genesis in the liberal social thought in Russia of the 19th century.pdf Либеральное направление в российском националь-ном дискурсе формируется в 1840-1850-е гг. в рамкахзападнической идеологии. Наибольшее внимание на-циональной проблематике уделял В.Г. Белинский.В его работах чаще всего использовались термин «на-род» и различные производные от него. Понятие «на-род» трактовалось им многовариантно и в зависимостиот контекста несло различную смысловую нагрузку.Чаще всего оно обозначало некую этническую группу:русский народ, французский народ. В таких случаяхпонятие «народ» вбирало в себя общество в целом, иВ.Г. Белинский оговаривал, что рассматривал не толь-ко «чернь», «низы», а все сословия и социальные груп-пы [Там же. С. 302-303]. Тогда термин «народный»характеризовал нечто общее, универсальное для всегоэтноса и приобретал смысл общенационального -«дух», «идея» [Там же. С. 303].Также В.Г. Белинский использовал иное сочетаниедефиниций, вводя понятие «национальность». Тогдаэтническая конструкция сохранялась, но менялось оп-ределение ее элементов. Народ в этих случаях сводилсяк обозначению низших сословий, а национальностьэкстраполировалась на все русское общество. Прилага-тельное «народное» В.Г. Белинский связывал с обы-чаями, традициями, важными для идентификации эт-носа. Но «народное» рассматривалось как вторичное,подчиненное по отношению к «национальному», вы-ражавшему сущность, субстанцию этноса. В.Г. Белин-ский ставил знак равенства между субстанциальностьюи национальностью [2. Т. 5. С. 123]. Тогда «националь-ные интересы», «национальные задачи» трактовалиськак необходимые для всего общества и их реализациясвязывалась с его консолидацией [Там же].Возможен и стадиальный характер дихотомии «на-род - национальность» как обозначение разных этаповэтногенеза. «Племя - народ» (В.Г. Белинский их частосмешивал) были первичной формой человеческого со-общества. Разнообразие природных, климатическихусловий существования создавало непохожесть языков,обычаев народов. Далее лишь немногие из них, реали-зуя свое субстанциональное начало, переходили наследующую стадию, формируясь как нация [3. Т. 5.С. 655-656]. В.Г. Белинский не давал однозначных кри-териев, различающих два состояния (народ - нация).Внешним признаком нации служила способность кобразованию государства [4. Т. 7. С. 63]. В любом слу-чае только национальность как высшая форма консо-лидации общества позволяла ему решать самые слож-ные и глобальные задачи. В трактовке В.Г. Белинскогопонятия «народ» и причин, формирующих его само-бытность, очевидно влияние философии Гегеля, нотакже причудливо сочетаются идеализм и материа-лизм. Следует учитывать, что взгляды Белинского на-ходились в постоянном развитии. В ранних работахВ.Г. Белинский предлагал комплекс отличительныхчерт народа, определяющих его самобытность: особыйхарактерный только данному народу образ мыслей напредметы, а также религия, язык и обычаи. Эти черты(элементы) формируются под воздействием климати-ческих и географических условий.В.Г. Белинский подчеркивал важную роль обычаев,понимая под ними не только внешние проявления («об-раз одежды»), но и семейные, общественные отноше-ния, зависящие, в свою очередь, как от общественногосознания, так и от правосознания населения [5. Т. 1.С. 35]. Позже всю совокупность индивидуальных чертнарода В.Г. Белинский определил как «субстанцию» -«слово, которого значение далеко не вполне можетбыть выражено словом Сущность» [6. Т. 5. С. 638].Субстанция уникальна у каждого народа. Ее формиро-вание определяется множеством факторов. На первоеместо В.Г. Белинский ставит расу - «кровь и породу»[2. Т. 5. С. 124]. Вероятно, речь идет об особом сочета-нии ментальных, духовных черт, образующих особыйхарактер народа, явно проявляющемся в переломныепериоды его развития: «…непосредственный источниксильной, резко проявляющейся национальности заклю-чается в самой крови племени... есть племена харак-терные и племена бесхарактерные, как есть характер-ные и бесхарактерные люди» [3. Т. 5. С. 659].В.Г. Белинский не выстраивал четких причинно-следственных связей в процессе индивидуализациичерт народа, и некие идеальные проявления нацио-нальности сочетаются со вполне материалистическимипричинами: внешними обстоятельствами, такими какклимат, географическое положение, историческое раз-витие, также важными для формирования националь-ного характера, темперамента [2. Т. 5. С. 125]. Общ-ность духовных начал народа формирует националь-ную идею, обеспечивающую его уникальность. Языккак результат совместной духовной деятельности объ-единяет людей, выражая их причастность к националь-ной народной идее, и одновременно выступает инстру-ментом ее формирования и развития, равно как и иден-тификатором принадлежности к данному народу, от-граничивает от других сообществ, имеющих такжесвои духовные инструментарии [7. Т. 5. С. 193].Таким образом, В.Г. Белинский определил основныеподходы к национальному вопросу, использовавшиеся впоследующем большинством либеральных мыслителей.Он постулировал стадиальность в формировании нации,прохождение этапов «племя - народ - нация». Основныечерты народности (система духовных ценностей, язык,обычаи, традиции) складывались и менялись в ходе ееразвития под воздействием объективных, природныхфакторов. Но в то же время национальность (народ-ность) - это глубинная связь между людьми, сущест-вующая с момента появления человека как разумногосущества. Определяя нацию как высшую стадию этни-ческого развития, В.Г. Белинский не дифференцировал вней этническую и политическую составляющую.Либеральные воззрения на национальный вопрос в1850-1870-е гг. развивались в значительной степени врамках «государственной школы». Б.Н. Чичерин ин-терпретировал понятие «народ» в двух смыслах - этно-графическом и юридическом. В первом случае народ-ность - совокупность людей, связанных «естественнымпроисхождением и духовным единством» [8. Т. 1. С. 4].Внешним признаком такого единства ученый опреде-лял язык. Здесь можно говорить об использовании по-нятия народ как национальности. Сам ученый для бо-лее четкого отграничения народа как этнического обра-зования предлагал использовать термин «народность»[Там же. С. 80]. Народность, по Чичерину, формирова-лась из кровно-родственных союзов - племен [Там же.С. 82]. Но это было не просто результатом механиче-ского соединения племен или увеличения их численно-сти: «В обоих отличительным признаком служит язык.Племенная связь составляет физиологическую основународности, но на этой основе вырастает высший ду-ховный мир» [Там же. С. 80].От племени народность отличалась тем, что в пер-вом преобладала связь, основанная на единстве проис-хождения, а во второй - сознание духовного единства.Народность, таким образом, позиционировалась каккачественно более высокая форма сообщества: «Народобразует единичную духовную личность, которая соз-нает себя таковой и в проявлении своих духовных осо-бенностей видит высшее свое назначение» [9. Т. 2.С. 68]. Племена, сплоченные только совместным про-исхождением, легко распадались под действием внеш-них обстоятельств. Народность же, «сознавая себя какединую духовную сущность», не только демонстриро-вала большую стабильность, но и приобретала ассими-ляционные способности: «Поэтому в народность могутвходить множество посторонних элементов, которыеона, как духовная сущность, себе подчиняет и претво-ряет в себя» [8. Т. 1. С. 80]. В результате на основеобщности языка могли формироваться сложные этни-ческие образования из изначально существенно разли-чавшихся племен. При этом главным становилось одноиз племен, осознавшее свое духовное единство: «Под-чиненные племена, не обладавшие духовной самобыт-ностью, входят в состав господствующего народа, вос-принимают его язык, понятия и нравы и окончательносливаются с ним совершенно» [9. Т. 2. С. 68]. Так, ве-ликорусская народность впитала в себя элементы фин-ские и татарские. Разнохарактерность этнической ос-новы, писал ученый, способствовала разнообразномуразвитию жизни народа.Как уже отмечалось, первичным признаком духов-ного единства у Чичерина выступал язык. Собственно,он и устанавливал «живую, духовную связь междулюдьми», формируя общий склад ума, схожесть миро-восприятия [9. Т. 2. С. 68-69]. Язык, становясь основойдля создания национальной литературы, образовывалновый - высший уровень духовного единения, сплачи-вая интеллектуальную элиту народности. Эта связьнастолько прочна, что была в состоянии поддерживатьнациональную идентичность даже в условиях полити-ческой раздробленности. Более того, она могла статьфактором восстановления государственного единстванародности, что продемонстрировали Италия и Герма-ния [Там же. С. 69].Б.Н. Чичерин предлагал различать религиозную инациональную идентичность. Многие народности былинеоднородными по религиозному признаку. Немцыпроповедовали и католицизм, и протестантизм. Такженеверна была попытка определить русских как право-славных, поскольку староверы, признавая себя частьювеликорусского народа, жестко дистанцировались отправославия [Там же. С. 69].Обращаясь к факторам, приводившим к дифферен-циации народностей, ученый не мог обойти социаль-ных различий. Он признавал разделение общества навысшие и низшие слои, но исключительно по образо-вательному критерию, выделяя «образованные классы»и «простонародье». Констатировав, что образованиеразвивает в человеке понятия, совершенно недоступ-ные массе, Б.Н. Чичерин отмечал возникавшее в ре-зультате расслоение. Более того, эти различия приво-дили к ситуации, когда люди, стоявшие на одинаковомумственном уровне, но относившиеся к разным нацио-нальностям, лучше понимали друг друга, нежели ок-ружавшие их массы соплеменников [Там же. С. 69]. Ноэто, по его мнению, не нарушало духовного единстванарода (как и религиозные различия), не умаляло егопатриотизма, что и демонстрировали периоды военныхиспытаний.Важным народообразующим фактором ученый оп-ределил общую историческую судьбу. Длительное со-вместное сосуществование, реализация общих дел, об-щая борьба рождали общий склад чувств и понятий,который отражается во всех классах общества, и при-водили к появлению чувства общей родины. Такимобразом, консолидация могла охватить даже предста-вителей различных этнических групп: «Можно сказать,что если племя создается природою, то народностьсоздается историей» [Там же. С. 70]. Образование на-циональностей, согласно А.Д. Градовскому, носилообъективный естественно-исторический характер, по-скольку определялось особенностями среды обитаниянародности: географическими, геологическими и бота-ническими условиями. Но процесс становления народ-ности также находился в тесной связи с условиями эко-номического и социального развития [10. Т. 6. С. 27].Ученый утверждал, что человек всегда стремился кобществу себе подобных, т.е. коллективизм заложен внем изначально. Но общественные инстинкты челове-ка, его стремление к общежитию не есть безграничная,беспредельная сила, которая может привести его кполному и всестороннему общению со всем родом че-ловеческим. Степень близости между людьми зависелаот суммы общих черт, количества общих признаков.В ходе исторического развития у людей вырабатыва-лись общие «внешние» черты, совпадающие в рамкахчеловечества в целом. Но также развивались «частныепризнаки сходства - признаки племенные, филологиче-ские и вообще культурные» [10. Т. 6. С. 27]. Именноони являлись, по мнению Градовского, важнейшими иопределяющими идентификаторами личности и в со-временном ему обществе (как в обыденной жизни, таки в политической области) превалировали над общече-ловеческими. Иными словами, национальность какформа человеческого сообщества и как основа государ-ственности сохраняла свое значение. Русский ученыйне видел в этом противоречия с тенденцией прогрес-сивного развития человечества, поскольку сохранениевнутреннего единства и особых качеств народностей неисключало возможности прочных и устойчивых меж-национальных связей [Там же. С. 50].Народность на определенном этапе саморазвитияприходит к осознанию своего единства, котороеА.Д. Градовский в традициях, заложенных В.Г. Белин-ским, ассоциировал с собирательной личностью. Един-ство реализуется как внутреннее свойство и проявляет-ся в национальном сознании через представление обособенности народа, общности интересов людей, егосоставляющих. Одновременно вырабатывалось поня-тие независимости как требование свободы, ориги-нальности, самостоятельности в развитии, как право насамостоятельную культуру и оригинальное историче-ское развитие. Соглашаясь с исследованиями француз-ского историка Жюля Мишле, Градовский писал, чтооба понятия растут «вместе с историей каждого народа,действуя первоначально как темный инстинкт, потомкак сознательная идея» [Там же. С. 51]. Сознание на-родного единства и требование национальной незави-симости проявлялись в стремлении каждого народасоздать свое государство - «в государственной форменациональная жизнь осуществляет свое единство иудовлетворяет требование независимости» [Там же.С. 51-52].А.Д. Градовский определял две группы «элементовнародности», т.е. черт, формирующих национальнуюидентичность и служащих маркерами при определениинациональной принадлежности человека. Первая груп-па элементов имела природное, т.е. естественное про-исхождение - язык, нравственные и умственные спо-собности племени, влияние географических и климати-ческих условий. Вторая группа являлась результатомисторической жизни каждого народа. Природные фак-торы оказывали воздействие на само формированиенарода, т.е. были изначальными. Вторая группа разли-чалась по времени действия. Здесь выделялись усло-вия, обретенные народом на заре своего существова-ния, религиозные верования, семейные отношения,народная поэзия, обычаи. Они близки к природнымфакторам по времени воздействия на народ. Но также входе исторического развития народ вырабатывал обще-ственные идеалы, которые реализовывались в государ-ственных институтах, науке, литературе, искусстве:«Эта часть национальных элементов наиболее прогрес-сивна. Она дает смысл и содержание всем прочим» [11.Т. 6. С. 239]. Прогрессивность указанных элементов, втрактовке А.Д. Градовского, заключалась в том, чтоименно они по мере развития народа усиливали нацио-нальную особенность и отличия от других народно-стей. Таким образом, русский ученый утверждал, чтопрогресс народа усиливал его национальные особенно-сти, а прогресс человечества вел не к отмиранию на-циональностей, но к их укреплению [11. Т. 6. С. 241].А.Д. Градовский поддерживал Фихте в определениироли языка как важнейшего элемента национальнойидентичности [12. Т. 6. С. 152]. Содержание нацио-нального языка не исчерпывалось простым обозначе-нием предметов или явлений, в нем отражалась исто-рия народа и особенности его мировоззрения, воспри-ятия природных и общественных явлений. Язык стано-вился не только средством общения между современ-никами, но и связующим звеном с поколениями пред-ков, поэтому для человека проще и естественнее гово-рить на родном языке, совпадающем с его менталите-том, исторической памятью. Внесение в национальныйязык заимствований из других языков, а тем болеепринудительная замена его иностранным, всегда явля-лось угрозой для духовной жизни народа, а следова-тельно, его национальной независимости. Переход киспользованию чужого языка означал утрату связи систорическими корнями и вел к ассимиляции. Вслед заИ. Фихте русский ученый настаивал на приоритетномзначении сохранения образования на основе нацио-нального языка для нормального развития народа [Тамже. С. 152-153].А.Д. Градовский трактует развитие народностей какэтнополитический процесс. Формирование народно-стей в Европе видится ему незавершенным до моментаформирования демократического общества. Центромего построений была реализация свободы личности. Онпоказывал, что без гражданских прав, равенства передзаконом невозможно достичь национальной солидар-ности и, следовательно, создать народность. В то жевремя политическое, социально-экономическое уст-ройство общества ученый относил к внешним, общече-ловеческим элементам, вторичным по отношению ксущностно-определяющим национальным чертам. От-сюда полная свобода личности не достижима толькосозданием гражданского общества, без признания на-циональных прав, без возможности человека реализо-вать свое национальное начало. Национальная идея врезультате должна содержать комплекс целей, направ-ленных как на достижение национальной независимо-сти и создания условий для развития национальногоязыка, культуры, образования, так и на формированиегражданского общества [11. Т. 6. С. 259].Можно говорить о понимании А.Д. Градовским на-родности (национальности) как этносоциальной и эт-нополитической формы, в полной мере реализованнойв Европе в XIX в. в рамках качественно нового этапа ееобщественного развития.П.Н. Милюков в своих взглядах на национальныйвопрос исходил из необходимости признания нацио-нальных движений одной из разновидностей социаль-ных процессов. А поскольку в любых социальных про-цессах всегда присутствовал «элемент сознательно-сти», то предлагалось воспринимать их как результатосмысленной и целенаправленной деятельности людей.Степень адекватности отражения социальным сознани-ем происходящих процессов могла быть различной иопределялась уровнем зрелости общественных инсти-тутов и связей между его отдельными элементами [13.Ч. 3. С. 1].Национальное сознание также было для русскоголиберала социальным феноменом - «социальным фак-том», вариантом социального сознания. Он категориче-ски отвергал тезис, имевший множество приверженцевв русской общественной и научной мысли, о «народ-ном самосознании» как некой духовной и идейной кон-станте, должной быть основой для определения на-правления развития государства и общества. П.Н. Ми-люков обращал внимание на одностороннюю трактов-ку сторонниками данного течения сущности «народно-го самосознания», под которым всегда понималось са-мосознание национальное. Главным его содержаниемопределялась система отличительных признаков, от-граничивавших русских от других наций, и подчерки-вание преимуществ над ними. Националистическиеидеи преподносились их апологетами как «народноесамосознание», которое не подлежало критике в силуего связанности с некими духовными основами народа,определенными его происхождением [Там же. С. 2].П.Н. Милюков писал: «Представление о националь-ности как о хранительнице традиций прошлого коре-нилось в уверенности, будто "национальность" естьнечто неизменное, неразрывно связанное с плотью икровью народа, с его физической организацией» [Тамже. С. 3]. То есть национальность на физиологическомуровне определяла характер деятельности людей, ихмировоззрение, систему духовных ценностей. Но дан-ное утверждение он считал ошибочным в силу смеше-ния в нем понятия национальности и расы. Ученый при-знавал наличие физиологических особенностей и разли-чий у представителей разных рас. Но национальностиформировались в результате сильнейших и сложнейшихсмешений многих рас, что исключало научное обосно-вание физиологическими качествами свойств, черт ихарактера национальностей [Там же. С. 4-5].Поэтому ученый призывал: «…необходимо настой-чиво подчеркивать, что "национальность" есть понятиене естественно-историческое и не антропогеографиче-ское, а чисто социологическое» [Там же. С. 5]. Принад-лежность нации к социальным явлениям доказываласьанализом механизма формирования национальной орга-низации. Мысли или идеи, лежащие в основе социаль-ных процессов, вначале зарождались у отдельных лич-ностей, а затем становились общественными. Милюковакцентировал внимание на том, что быстрота и успеш-ность развития новых социальных процессов, нацио-нальных в том числе, определялась скоростью овладе-ния новыми идеями обществом, зависевшей, в своюочередь, от эффективности механизма превращения ин-дивидуальных идей в общественные [Там же. С. 1].По мнению П.Н. Милюкова, сознанием и психоло-гией обладали только отдельные личности. Именноиндивидуальное сознание являлось носителем коллек-тивного, поскольку никакой «мистической коллектив-ной души» не существовало. Обобществление сознанияпроисходило посредством формирования «социальнойгруппировки», которая создает средства психологиче-ского взаимодействия: «Таким образом, психическоевзаимодействие умов со всеми приемами и результата-ми этого взаимодействия и является основной чертой,отличающей социальную группу явлений от всех дру-гих» [13. Ч. 3. С. 5-6].В нации такими способами межличностного взаи-модействия являлись язык, религия. Ученый подчер-кивал приоритетную значимость языка в националь-ной идентификации: «Можно даже сказать, что язык инациональность - это понятия если не тождественные,то вполне покрывающие одно другое» [Там же. С. 8].Он доказывал социальный характер этих традиционнопризнаваемых национальными видов связи, обращаявнимание на их вариативность по отношению к нациив различные периоды ее развития и в различных исто-рических обстоятельствах. Данные изменения всегдастановились результатом целенаправленной деятель-ности людей.Первичные признаки национальности появлялисьеще на стадии родоплеменного строя, но они являлисьлишь инструментами, использование которых возмож-но было только при формировании национального са-мосознания [Там же. С. 8-9]. Милюков соглашался спозицией Ф. Гиддингса, считавшего, что появлениюязыка и индивидуальной психики предшествовала«общественная жизнь», т.е. достижение определенногоуровня социальной солидарности и способности созда-вать социальные коммуникации [Там же. С. 5]. Осоз-нание единства в таких сообществах еще носило при-митивно-мифологизированный характер, не идущий«дальше легенд об едином родоначальнике племениили о братьях - родоначальниках племен, сознающихсвою национальную близость» [Там же. С. 9].Более сложные формы национального самосознаниязарождаются с началом территориального объединенияплемен, сопровождавшегося межплеменными войнамии потребовавшего четких маркеров для обозначениясвоих и чужих. Поскольку большинство населения необладало достаточными способностями к абстрактномумышлению, чтобы определить истинную мотивациювражды, то наиболее эффективным приемом координа-ции социального сознания в данной ситуации стано-вится привязка «сознания несходства» к более нагляд-ному признаку, хотя и вторичному. Чаще всего такимпризнаком, по мнению Милюкова, становилась пле-менная религия, расширяющаяся в национальную, помере территориального роста. В ходе развития соци-ального самосознания к религиозному признаку добав-ляются и другие: «Общественный и политическийстрой данной группы, ее нравственный облик, наконец,даже ее территория - все это становится под защитурелигии в ее местной национальной форме: все этообъявляется «святым» [Там же]. Религиозная окрасканациональных черт, их интеграция в национальномсознании «под покровом религии» придавали большуюэффективность распространению такой национальноймодели, облегчая ассимиляцию вновь присоединенныхплемен посредством бессознательного подражания[Там же].Таким образом, в трактовке П.Н. Милюкова, нацио-нальность становилась социальной группой, целост-ность которой целенаправленно поддерживалась такимединственным и необходимым средством для непре-рывного психического взаимодействия, как язык, ивыработавшей для себя «постоянный запас однообраз-ных психических навыков, регулирующих правиль-ность и повторяемость явлений этого взаимодействия»[13. Ч. 3. С. 7]. Национальное самосознание могло рас-сматриваться как первичное по отношению к нациилишь потому, что именно оно определяло националь-ные признаки в зависимости от стоящих перед даннымсоциумом целей и является, таким образом, фактором,реализующим свою идею. Национальное самосознание -прежде всего система идей, вовсе не заимствованныхиз реальных свойств национальности, в которой искус-ственно конструируются национальные маркеры исимволы национальной идентичности. Но и само на-родное сознание было отражением исторического раз-вития народа и корректировалось в зависимости отособенностей и потребностей времени [Там же. С. 14].Нации не только не были первичной формой чело-веческих сообществ, но стали самой поздней по време-ни возникновения. Следовательно, нации - лишь одиниз этапов общественного развития, не должный рас-сматриваться как незыблемая первооснова всех соци-альных явлений и процессов [Там же. С. 3].Развитие нации П.Н. Милюковым представлялоськак эволюция социального единства с использованиемтех же алгоритмов и инструментов, что и при ее созда-нии, в ходе которой прослеживалась определеннаяцикличность. Ученый вновь акцентировал внимание наизменениях в национальном сознании, которые связы-вал с историческими условиями развития нации [Тамже. С. 11]. В народном сознании происходила борьбадвух течений: 1) национального (националистическо-го), ориентированного на внешнюю агрессию противдругих народов, всегда воспринимавшихся в качествеврагов, и консервативно настроенного в вопросах внут-ренней политики; 2) «общественного сознания», вы-ступавшего за реформы и критически оценивавшегосуществовавшие общественные формы [Там же. С. 2].Толчком к переменам в сознании нации станови-лись кризисные явления, затяжные войны. Они застав-ляли отказаться от самовозвеличивания и критическипереосмыслить основы общественной и государствен-ной организации. Националистическая составляющаянародного сознания не исчезала, но влияние ее умень-шалось, что, в свою очередь, снижало напряжение вотношениях с соседями. Прекращение войн и внешнейэкспансии было, согласно Милюкову, условием сосре-доточения на внутренних проблемах [13. Ч. 3. С. 11].Важнейшую роль в организации перемен играли меха-низмы формирования общественного мнения [Там же.С. 11-12].П.Н. Милюков фактически ставит знак равенствамежду понятиями «национальность» и «национальноесамосознание». Национальность в его трактовке явля-лась результатом сознательного выбора группой людейопределенного комплекса идей, относящихся к областинационального самосознания, и, таким образом, носиласубъективно-психологический характер. Полный отказот биологической детерминированности национальнойидентичности в пользу индивидуального акта принятияили непринятия национального самосознания приводилк неизбежности вывода о формировании наций как со-циальном конструировании.Таким образом, представления русских либералов осущности и признаках нации претерпели значительнуютрансформацию во второй половине XIX в. Преждевсего, заметен отход от идеализма, еще ощутимо при-сутствовавшего во взглядах В.Г. Белинского. Из при-знаков нации было исключено наличие неизменнойдуховной субстанции. Процесс формирования наций втрактовке Б.Н. Чичерина приобрел естественно-истори-ческий характер.П.Н. Милюков стал продолжателем идей А.Д. Гра-довского, отошедшего от трактовки нации как высшейстадии этнического развития и утвердившего взгляд нанацию как этнополитический феномен. Но данныйподход не означал игнорирования объективных крите-риев национальной идентификации. Его сторонникинастаивали на необходимости наличия общей террито-рии, создания общего языка, культурного пространстваи других объективных предпосылок для начала соци-ального взаимодействия, ведущего к постепенномупоявлению чувства солидарности, перерождающегося восознание национального единства.

Ключевые слова

племя, народ, народность, нация, признаки нации, tribe, nation, nationality, nation, signs of nation

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Кудряшев Вячеслав НиколаевичНациональный исследовательский Томский государственный университеткандидат исторических наук, доцент кафедры истории и документоведения исторического факультетаkvn62@sibmail.com
Всего: 1

Ссылки

Белинский В.Г. Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым // Полн. собр. соч. : в 13 т. М. : Изд-во АН СССР, 1954. Т. 5. С. 289-451.
Белинский В.Г. Деяния Петра Великого // Полн. собр. соч. : в 13 т. М. : Изд.-во АН СССР, 1954. Т. 5. С. 91-153.
Белинский В.Г. Общий взгляд на народную поэзию и ее значение. Русская народная поэзия // Полн. собр. соч. : в 13 т. М. : Изд-во АН СССР, 1954. Т. 5. С. 654-659.
Белинский В.Г. История Малороссии Николая Маркевича // Полн. собр. соч. : в 13 т. М. : Изд-во АН СССР, 1955. Т. 7. С. 44-65.
Белинский В.Г. Литературные мечтания // Полн. собр. соч. : в 13 т. М. : Изд-во АН СССР, 1953. Т. 1. С. 20-104.
Белинский В.Г. Общее значение слова литература // Полн. собр. соч. : в 13 т. М. : Изд-во АН СССР, 1953. Т. 5. С. 620-653.
Белинский В.Г. Сто русских литераторов // Полн. собр. соч. : в 13 т. М. : Изд-во АН СССР, 1954. Т. 5. С. 176-222.
Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. М. : Тип. Кушнерев и К., 1894. Т. 1. 492 с.
Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. М. : Тип. Кушнерев и К., 1896. Т. 2. 437 с.
Градовский А.Д. Современные воззрения на государство и национальность // Собр. соч. СПб. : Тип. М.М. Стасюлевича, 1901. Т. 6. С. 28-106.
Градовский А.Д. Национальный вопрос // Собр. соч. СПб. : Тип. М.М. Стасюлевича. 1901. Т. 6. С. 225-263.
Градовский А.Д. Возрождение Германии и Фихте Старший // Собр. соч. СПб. : Тип. М.М. Стасюлевича, 1901. Т. 6. С. 107-159.
Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. СПб. : Тип. И.Н. Скороходова, 1901. Ч. 3. 185 с.
 Проблема генезиса наций в либеральной общественной мысли России XIX в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 355.

Проблема генезиса наций в либеральной общественной мысли России XIX в. | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 355.

Полнотекстовая версия