Процесс «Союзного бюро меньшевиков» и судьба меньшевика М.А. Валерианова-Броунштейна | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 355.

Процесс «Союзного бюро меньшевиков» и судьба меньшевика М.А. Валерианова-Броунштейна

На основе выявления ранее неизвестного источника, связанного с организацией и проведением процесса «Союзного бюро меньшевиков» (1931 г.), рассматриваются роль и место органов ОГПУ СССР в фабрикации подобных процессов конца 1920- 1930-х гг., формы и методы ведения следствия и подготовки «обвиняемых» к участию в процессах. Описываемые события 1937-1938 гг. демонстрируют изменения репрессивной политики в отношении политических оппонентов большевиков, ведение следствия и процесса судопроизводства в упрощенном порядке.

Trial of the All-Union Bureau of Mensheviks and Menshevik M.A.Valerianov-Brownsteins fate.pdf Практически с первых дней после захвата власти воктябре 1917 г. большевики начали достаточно активнопроводить политику по уничтожению своих бывшихсоратников по борьбе с самодержавием из числа пред-ставителей иных политических партий и движений.В числе таковых противников у большевиков оказа-лись и члены РСДРП (м). Наряду с представителямииных партий они подвергались преследованиям и аре-стам, закрывались их печатные органы.Согласно архивным данным органов ОГПУ в пери-од с 1923 по 1928 г. только в Москве были ликвидиро-ваны 6 составов нелегальных бюро ЦК меньшевиков,3 состава малого бюро ЦК, бюро Московского комите-та меньшевиков, 4 склада литературы, архив бюро ЦКпартии и т.п. Следует заметить, что деятельность пар-тии меньшевиков носила активный характер преиму-щественно в крупных городах европейской части стра-ны и республиках Закавказья [1. С. 189]. В 1928 г. вг. Баку была арестована эмиссар заграничного ЦКменьшевиков Е.Л. Бройдо, нелегально прибывшая вСССР, по данным ОГПУ, для организации антисовет-ской работы. В 1929 г. был арестован еще один нелегалот меньшевиков - М.А. Броунштейн-Валерианов (Бро-унштейн-Валерианов Михаил Адамович, 1886 г.р., ур.г. Елисаветграда, еврей, образование высшее, меньше-вик с 1903 г., член ЦК РСДРП (м), в 1922 г. за актив-ную партийную деятельность был выслан на Урал, от-куда позднее был выслан за границу. В 1922-1929 гг.проживал за рубежом. В 1929 г. нелегально с паспортомна имя Я.Н. Левина прибыл в СССР. В июне 1929 г. быларестован и в октябре осужден на 5 лет лишения сво-боды. Однако в августе 1931 г. приговор был пере-смотрен и срок был увеличен до 10 лет заключения вполитизолятор. Наказание отбывал в Суздальском по-литизоляторе. В сентябре 1934 г. направлен в ссылку впос. Колпашево Нарымского края, где работал экономи-стом-плановиком окружного земельного управления.Вновь арестован в 1937 г. Расстрелян. Реабилитированпосмертно в 1993 г.). Сотрудниками ОГПУ им была уго-тована роль активных участников в готовящемся про-цессе по делу «Союзного бюро меньшевиков».Советская историческая наука на протяжении мно-гих десятилетий рассматривала процесс «Союзногобюро ЦК РСДРП», состоявшийся 1-9 марта 1931 г. вг. Москве, как результат разоблачения действовавшейна территории СССР контрреволюционной организа-ции. Члены организации были обвинены в поддержа-нии контактов с антисоветскими силами за рубежом, ворганизации вредительства в народном хозяйстве и,главное, в подготовке свержения советской власти. Попрошествии лет уже, видимо, можно прийти к одномузнаменателю, что в конце 1920-х гг. в СССР не сущест-вовало никакой меньшевистской организации, плани-ровавшей (и способной) осуществление государствен-ного переворота. Наличие целого ряда рассекреченныхархивных документов однозначно свидетельствует обискусственном характере процесса над меньшевиками,инициированного лично Сталиным. К этому времениего воля, указания и пожелания уже воспринималиськак закон абсолютным большинством руководителейстраны и возглавляемых ими структур. Возражать пы-тались немногие, но их тут же «поправляло» послушноебольшинство. Органы ОГПУ, выполняя волю «вождянародов», смогли вскрыть и пресечь в конце 1920-х гг.деятельность трех крупных «контрреволюционных»организаций: «Промпартии», «Трудовой крестьянскойпартии» и «Союзного бюро ЦК РСДРП», «обнаружив»при этом «наличие тесных связей» между ними, в част-ности по задачам деятельности и преследуемым целям.Но обращает на себя внимание тот факт, что большинст-во участников названных «контрреволюционных» орга-низаций относились к числу тех, кого в те годы былопринято называть «спецами» и к которым проявлялосьособое внимание со стороны руководства страны и еекарательных органов.На организованный процесс «Союзного бюро» бы-ли «выведены» 14 человек из числа бывших меньшеви-ков, хотя трое никогда не состояли в рядах этой пар-тии, а остальные вышли из нее еще в начале 1920-х гг.Все участники процесса были осуждены на 5 и 10 летлишения свободы с поражением в правах. Представ-ленные в вышедшем в 1999 г. сборнике документовматериалы о процессе позволяют утверждать, что кответственности были привлечены 122 человека, частьиз которых была арестована и осуждена ранее, 14 жебыли осуждены в открытом судебном процессе. Судьбаостальных решалась «тройками» и Коллегией ОГПУ [2.С. 6]. Аресты всех участников были осуществлены впериод с августа 1930 г. по апрель 1931 г., т.е. завер-шились после окончания процесса. Следствие по делу«Союзного бюро» вели сотрудники Экономическогоуправления ОГПУ СССР Д.З. Апресян, Д.М. Дмитриев,А.А. Наседкин, Я.А. Якубовский, В.И. Леванов и др.(Апресян Дереник Захарович, 1899 г.р., ур. с. ТатлуЭриванской губ., армянин, член партии «Дашнакцу-тюн» в 1917-1918 гг., большевик с 1919 г., образованиевысшее медицинское, в органах ОГПУ с 1927 г. -уполномоченный, затем помощник начальника Эконо-мического управления ОГПУ СССР. В 1937 г. назначеннаркомом внутренних дел Узбекской ССР. Майор гос-безопасности. Награжден орденом Красной Звезды,медалью «ХХ лет РККА», знаком «Почетный работникВЧК-ГПУ». Арестован в 1938 г. Расстрелян в феврале1939 г. В реабилитации отказано дважды - в 1955 и1991 гг., по причине нарушения законности и фальси-фикации следственных дел. Дмитриев (Плоткин)Дмитрий Матвеевич, 1901 г.р., ур. г. Екатеринослава,еврей, большевик с 1922 г. (по другим данным - с фев-раля 1928 г.). В ВЧК - с 1922 г., с 1924 г. - уполномо-ченный, помощник начальника и начальник отделенияэкономического управления ОГПУ, с ноября 1931 г. -помощник начальника экономического управления.С июля 1936 г. - начальник УНКВД по Свердловскойобласти. Комиссар госбезопасности 3-го ранга. Награ-жден орденами Ленина и Красного Знамени, двумязнаками «Почетный работник ВЧК-ГПУ». Арестован в1938 г. Расстрелян в 1939 г. Не реабилитирован. Насед-кин Алексей Алексеевич, 1897 г.р., русский, большевикс 1918 г., образование высшее, в органах ОГПУ с1927 г., прошел путь от практиканта ЭКУ ОГПУ дозам. начальника ЭКО УГБ УНКВД Московской облас-ти, в 1937 г. - начальник УНКВД Смоленской области,а с 1938 г. - нарком НКВД Белоруссии. Майор гос-безопасности. Награжден орденом Красной Звезды,медалью «ХХ лет РККА», знаком «Почетный работникВЧК-ГПУ». Арестован в 1938 г. Расстрелян в январе1940 г. Не реабилитирован. Якубовский Я.А., 1899 г.р.,большевик с 1917 г., в ВЧК с 1918 г. В 1930-1933 гг.уполномоченный экономического управления ОГПУ.Леванов В.И., 1895 г.р., большевик с 1919 г., в ОГПУ с1924 г. В 1928-1934 гг. - старший уполномоченныйэкономического управления ОГПУ).О методах следствия, проводимого ими, рассказалитрое участников процесса: И.И. Рубин, Н.Н. Суханов иМ.П. Якубович (Рубин Исаак Ильич, 1886 г.р., меньше-вик и член Бунда с 1904 г, в 1917-1920 гг. - член ЦКБунда, в 1921-1923 гг. - меньшевик. В 1926-1930 гг. -заведующий кабинетом политэкономии ИнститутаК. Маркса и Ф. Энгельса. В 1931 г. осужден по процес-су «Союзного бюро» на 5 лет лишения свободы, нака-зание отбывал в Верхнеуральском политизоляторе, с1933 г. - в ссылке в Тургае, а затем в Актюбинске. По-вторно арестован в 1937 г. и расстрелян. Реабилитиро-ван посмертно в 1991 г. Суханов (настоящая фамилия -Гиммер) Николай Николаевич, 1882 г.р., ур. г. Москвы,из семьи мелкого железнодорожного чиновника, в1903-1906 гг. - эсер, был арестован в 1904 г., в 1910 г.выслан на три года в Архангельскую губ., в 1915-1920 гг. - меньшевик. Член ВЦИК. Накануне арестазанимался научной и литературной деятельностью.Арестован в 1930 г. и осужден на 10 лет лишения сво-боды. Наказание отбывал в Верхнеуральском полити-золяторе, откуда в 1935 г. был направлен на поселениев Тобольск, где работал учителем немецкого языка иэкономистом. В 1937 г. арестован повторно. Обвинен вшпионаже в пользу немецкой разведки. Расстрелян.Реабилитирован посмертно в 1991 г. Якубович МихаилПетрович, 1891 г.р., в 1908-1921 гг. - меньшевик. За-меститель начальника сектора снабжения НаркомторгаСССР. Арестован в 1930 г. и осужден на 10 лет лише-ния свободы. Наказание отбывал в Верхнеуральскомполитизоляторе и Унжлаге (Горьковская область).Особым совещанием НКВД за антисоветскую деятель-ность был осужден на 10 лет ИТЛ. В марте 1952 г. былосвобожден и направлен в Карагандинский дом инва-лидов под надзор органов госбезопасности.).Последний по вопросу своей реабилитации обра-щался в мае 1967 г. к Генеральному Прокурору СССР,рассказав о жестоких методах следствия с целью полу-чения необходимых показаний. Он, в частности, писал:«Следователи ОГПУ и не стремились ни в какой сте-пени вскрыть действительные политические связи илидействительную позицию… кого-либо… из обвиняе-мых. У них была готовая схема "вредительской" орга-низации, которая могла быть сконструирована толькопри участии крупных и влиятельных работников госу-дарственного аппарата. А настоящие подпольныеменьшевики такового положения не занимали и поэто-му для такой схемы не годились. По-видимому, этасхема была подсказана работникам ОГПУ руководите-лями двух уже ранее намеченных вредительских про-цессов - Промпартии и ТКП - Рамзиным и Кондратье-вым (Рамзин Леонид Константинович (1887-1948), ур.с. Сосновцы ныне Сосновского р-на Тамбовской обл.,директор Всесоюзного теплотехнического института,профессор теплотехник. Арестован в 1930 г., один изглавных обвиняемых по делу «Промпартии». Конд-ратьев Николай Дмитриевич, 1892 г.р., экономист-аграрник, начальник Управления экономики и плани-рования сельского хозяйства Наркомзема РСФСР. Аре-стован в 1930 г. Осужден на 8 лет тюремного заключе-ния. Расстрелян в сентябре 1938 г. Реабилитирован в1963 г.), которые впоследствии выступали свидетелямиобвинения на процессе «Союзного бюро». Им необхо-димо было для стройности политической композициидополнить нарисованную ими схему наличием третьейполитико-вредительской организации - социал-демо-кратической».Б.А. Викторов отмечал, что именно Н.Д. Кондрать-ев оказал «посильную помощь» в разоблачении руко-водителей «Союзного бюро». Он писал, что «Союзноебюро меньшевиков» находилось в едином блоке с«ТКП» и «Промпартией». Всех их объединяла единаяцель по свержению с помощью международной бур-жуазии советской власти. Будучи привлеченным напроцесс в качестве свидетеля, Кондратьев показал, чтознал о существовании контрреволюционной меньшеви-стской организации, неоднократно встречался с ее ли-дерами Громаном, Сухановым и др., в том числе и унего на квартире. Встречи чаще всего носили характербесед и дискуссий политической направленности, вчастности о путях развития промышленности, торгов-ли, политического переустройства общества и органоввласти в стране. На вопрос государственного обвини-теля Н.В. Крыленко, велась ли речь о реставрации ка-питалистических отношений, Кондратьев ответил ут-вердительно, хотя и пытался дать какие-то пояснения осмысле своей формулировки ответа. Полагаю, что, воз-можно, именно это и сыграло решающее значение всудьбе подсудимых по делу «Союзного бюро», так каксвоими показаниями Кондратьев подтвердил наличиеустоявшихся связей между «контрреволюционными»организациями и их лидерами, единство в целях и за-дачах политической деятельности по свержению совет-ской власти и реставрации капиталистических отноше-ний в стране. Признание им его собственных ошибок иотказ от своей политической позиции и взглядов судуже не интересовали. Государственный обвинительН. Крыленко, подводя итоги судебного следствия, кон-статировал: «В своих исторических диссертациях об-виняемые в достаточной мере вскрыли всю мелкобур-жуазную природу меньшевизма и сами дали оценкусвоей контрреволюционной работе» [3. С. 161-164].Извлечение признаний происходило различнымиспособами. Одним обещали блага в будущем, «других,пытавшихся сопротивляться, «вразумляли» физиче-скими методами воздействия - избивали (били по лицуи по голове, по половым органам, валили на землю итоптали ногами, лежащих на земле душили за горло,пока лицо не наливалось кровью и т.п.), держали безсна на «конвейере», сажали в карцер (полураздетыми ибосиком на мороз или в нестерпимо жаркий и душный,без окон) и т.д., для некоторых было достаточно однойугрозы подобного воздействия. Для других оно приме-нялось… в зависимости от сопротивляемости каждого»[4. С. 458-459].В процессе следствия М.П. Якубович и А.М. Гинз-бург (Гинзбург Абрам Моисеевич, 1873 г.р., еврей, всоциал-демократическом движении с 1897 г., меньше-вик в 1903-1921 гг., профессор института народногохозяйства им. Плеханова в Москве. Арестован в 1930 г.Осужден на 10 лет лишения свободы, отбывал наказа-ние в Верхнеуральском политизоляторе, затем в Челя-бинском ИТЛ. Вторично арестован и расстрелян поприговору «тройки» в декабре 1937 г. Реабилитированв 1991 г.), доведенные до отчаяния, пытались покон-чить жизнь самоубийством, вскрыв себе вены. По мереприближения процесса следователи провели несколько«организационных» заседаний, в ходе которых «обви-няемые знакомились друг с другом и согласовывалисвое поведение на суде» [Там же. С. 462].По мнению того же Якубовича, «процесс прошелгладко - с внешним правдоподобием», если не считатьнекоторых нестыковок, как «приезд» в СССР членаменьшевистского ЦК Р.А. Рейн-Абрамовича (Абрамо-вич (Рейн) Рафаил Абрамович, (1880-1963), член Бундас 1901 г., с 1906 г. - меньшевик. Неоднократно аресто-вывался в годы советской власти. В 1920 г. выехал заграницу) и его «встречи» с отдельными участникамипроцесса, чего на самом деле не было [Там же. С. 463].Член исполкома Заграничного бюро ЦК РСДРПР.А. Абрамович еще в 1936 г. писал, что, в частности,Броунштейн не помог «чекистскому процессу противменьшевиков» и тогда был выбран вымышленныйкурьер - Р. Абрамович. Другим интересным фактомявилось наличие «организации с четко отработаннойорганизационной структурой» и полное отсутствиематериальных следов ее деятельности - в ходе процес-са не было предъявлено ни одного документальногоили вещественного доказательства «активной» дея-тельности организации. И еще ряд других.В числе арестованных меньшевиков, но не выве-денных на процесс, значился М.А. Броунштейн, фами-лия которого упоминается в первом томе сборника до-кументов по процессу меньшевиков а с. 9. Казалось бы,его место должно было быть в «первых рядах» участ-ников процесса, хотя бы по причинам, что он являлсясотрудником официального печатного органа меньше-виков - «Социалистического вестника», а во-вторых,что именно он в 1929 г. нелегально прибыл в СССР.Эти моменты могли бы весьма удачно «вписаться» вход процесса, но этого не случилось, несмотря на точто Броунштейн к этому времени уже был арестован.Кстати, в биографической справке в сборнике у неговместо даты окончания жизни стоит вопросительныйзнак. Кто же такой М.А. Броунштейн и почему он небыл выведен на процесс?В архиве УФСБ РФ по Томской области хранитсяследственное дело на Броунштейн-Валерианова Ми-хаила Адамовича, 1886 г.р., уроженца г. Елисаветграда,еврея, с высшим образованием, меньшевика с 1903 г.,члена ЦК меньшевиков. Более того, в деле хранитсякопия дневника Броунштейна, рукопись которого быланайдена закопанной в прогулочном дворике Суздаль-ского политизолятора летом 1933 г. Изучение материа-лов уголовного дела не позволило выяснить, когда иоткуда поступила копия дневника, с какой целью, таккак в материалах следствия речь о нем либо о содер-жавшейся в дневнике информации не велась. Возмож-но, дневник был получен в ходе какой-либо служебнойпереписки, но отметок об этом в деле также не выявле-но. С другой стороны, «помощь» этого документа про-сто не понадобилась, так как упрощенный порядок ве-дения следствия позволил «разоблачить» врага други-ми методами и другими материалами. Мало чем днев-ник мог способствовать «созданию» сотрудникамиУНКВД какой-то отдельной массовой «контрреволю-ционной» организации меньшевиков, так как сложно,практически невозможно было «привязать» упоминав-шихся в дневнике фигурантов меньшевистского про-цесса 1931 г. к Западной Сибири.В дневнике Броунштейн-Валерианов писал, что вконце декабря 1930 г. был переведен в Москву изВерхнеуральского политизолятора для «подготовки» кготовящемуся процессу. Уже в ходе второго допросаследователем Дмитриевым началось «прощупывание»подследственного на предмет возможного сотрудниче-ства со следствием: «Мы настолько сильны, что можемвас освободить». В ходе последовавшего разговора,Броунштейн-Валерианов категорически отказался стать«чьим-нибудь политическим орудием». После этогодопросы были на три недели прекращены, а при ихвозобновлении в них принимали участие уже два сле-дователя - сотрудники Экономического управленияОГПУ. Методы допросов также претерпели изменения,«ибо это уже были [допросы] второй степени… полу-конвейер с перерывами на завтрак, ужин и обед. Спатьпочти не удавалось: отпускали утром между 6 и 7 часа-ми. Ложился, засыпал, через короткое время (приблизи-тельно через час) давали щетку, ложился спать - звали вуборную, потом едва замкнешь глаза - хлеб, потом по-следовательно с известными промежутками - сахар, па-пиросы, кипяток. После завтрака - опять допрос.Так длилось всего несколько дней - не помнюсколько, кажется 4-5, до объявления голодовки. Вовремя голодовки они допрашивали 6 дней, а потом от-правили в больницу. На 2-й день голодовки стали доп-рашивать уже в канцелярии Вн[утренней] Т[юрьмы]».Целью этих допросов было получение сведений одеятельности меньшевистской организации, связях сзаграницей, целях и задачах подрывной «контрреволю-ционной» деятельности и т.п. Был использован метод«убеждения», когда подследственному зачитывались«чистосердечные» показания других «подельников»,дабы тем самым склонить убеждаемого в необходимо-сти раскаяния и признания своей вины. Броунштейн-Валерианов писал, что следователи «решили повлиятьна меня чтением показаний. Развернулась уже знако-мая… картина падения всех этих несчастных. Это быложалкое, но в то же время потрясающее зрелище. Те-перь мы уже с этим свыклись. Но тогда я был потрясен.Я знал этих людей и для меня не подлежало сомнению,что люди дали показания эти под пытками или при ви-де пыток. Пошли невероятные, гнусные и лживые по-казания, унизительные показания Суханова, Громана,Шера (Шер Василий Владимирович, 1884 г.р., в 1903-1920 гг. - меньшевик. Член правления Госбанка СССР,заместитель заведующего архивом Института К. Мар-кса и Ф. Энгельса. Арестован в 1930 г. и осужден на10 лет лишения свободы. Наказание отбывал в Верхне-уральском политизоляторе. Умер в заключении в1940 г. Реабилитирован посмертно в 1991 г.), Берлац-кого (Берлацкий Борис Маркович, 1889 г.р., в 1904-1922 гг. - меньшевик. Член правления Госбанка СССР.Арестован в 1930 г. и осужден на 8 лет лишения свобо-ды. Наказание отбывал в Верхнеуральском политизо-ляторе, а затем в Балашовской тюрьме (Ленинградскаяобласть), где и умер в декабре 1937 г. Реабилитированпосмертно в 1991 г.), Лежнева (А.И. Лежнев - братбывшей жены М.А. Броунштейн-Валерианова), Якубо-вича и прочих. Некоторые из них были моими друзья-ми, иные просто близкими людьми. Я хорошо знал ихкак порядочных людей, знал по десять, по двадцатьлет. Не могло быть совершенно сомнений, что эти лю-ди пережили нечто страшное, раньше чем дошли дотакого безмерного падения. Это было самостоятельноемое переживание в те дни. Чекисты хотели этими пока-заниями именно и убедить меня, чего я должен ждать.Подкреплялось это прямыми угрозами: когда я говорил,что давать показаний не буду, они не раз заявляли - "мывас заставим говорить"…».Высказываемые в его адрес угрозы вызвали проте-стное сопротивление, завершившееся объявлением«смертельной голодовки». По возвращении в камеру«отдал надзору всю пищу, бывшую в камере (папиросыоставил) и написал заявление председателю ОГПУ, вкотором писал приблизит[ельно] следующее. Мне,соц[иал]-д[емократу], борящ[емуся] за прекращениебратоуб[ийственной] борьбы в раб[очем] кл[ассе],предъявляют гнуснейшие обвинения в интервенцио-низме и вредительстве. Я неоднократно опровергал этимерзости. Однако ваши следователи продолжают при-ставать ко мне с этими гнусн[ыми] обвинениями. Меняхотят превратить в полит[ическую] проститутку. Невижу другого выхода, как умереть. Объявляю с сего-дняшнего вечера смертельную голодовку. На другойдень ко мне приходил врач, фельдшер, начальник, по-том врач ходил часто. Приходил и Попов. Отняли па-пиросы. Врач дал мне английскую соль - «в ваших жеинтересах, иначе будете страдать от скверного запаха».Я это знал и без врача, но поставил условие, чтобы небыло какой-нибудь питательной примеси… и т.п.).Врач резонно ответил, что в слабительном пит[ье] да-вать примеси все равно бесполезно. Мне дали еще(фельдш[ер]) мятные капли для полоскания рта».В первые шесть дней допросы еще продолжались.Но затем Броунштейн-Валерианов был переведен вбутырскую больницу, где была предпринята попыткаискусственного питания. «Я оказал основат[ельное]сопротивление. Мне сели на ноги и на живот, держалируки и голову, раскровянили щипцами рот, чтобы раз-жать зубы. Удалось влить лишь незначительную частьмолока, но и эта часть вызвала понос. На 9-й или 10-й,да, на 10-й день сделали еще одно вливание через рот.На этот раз удачно. Ибо я так ослабел, что сопро-тивл[ение] было быстро сломлено. Но и на этот разспасительный понос сделал питание безрезультатным.Голодовка, вероятно, из-за плохого сердца оказалана меня сильное влияние. Со мной много носились,было у меня чуть не 5 врачей. Один специалист посердцу. Видно за сердце очень боялись, а моя смерть вих расчет не входила… Решающее значение имело моеплохое состояние. Видимо положение мое было опас-но. Тут дело было в сердце. Кроме того, я стал как бызаживо разлагаться. Не у всех голодающих бывает,чтобы шел такой смрад, что вроде трупного запаха, какот меня».После одиннадцати с половиной суток Броунштейн-Валерианов голодовку прекратил, написав в КоллегиюОГПУ заявление следующего содержания: «Выслушавуверения п[омощника] н[ачальника] ЭКУ Гая (Гай(Штоклянд) Марк Исаевич (Исаакович), 1898 г.р., ур.г. Винницы, еврей, из семьи кустаря-шапочника, обра-зование незаконченное высшее. В РКП (б) с 1919 г., ворганах ВЧК-НКВД с 1921 г. - службу проходил на раз-личных должностях на Украине и в Крыму, с 1922 г. - вМоскве, с мая 1927 по декабрь 1932 г. в ЭКУ ОГПУ,дослужившись до должности заместителя начальникаУправления. В последующие годы служил в Особомотделе ОГПУ, а с ноября 1936 г. по март 1937 г. зани-мал должность начальника УНКВД по Восточно-Сибирскому краю. Комиссар госбезопасности 2-го ран-га, награжден орденом Красного Знамени, двумя зна-ками «Почетный работник ВЧК-ГПУ». Арестован вапреле 1937 г. Расстрелян. В реабилитации отказано попричине нарушения законности и фальсификацииследственных дел.), что: 1) ОГПУ не намерено превра-тить меня в свое полит[ическое] орудие, 2) что угрозы,посулы и пр[очие] действия следователей, имеющ[их]целью выудить у меня нужные показания, больше при-меняться не будут, 3) что моя бывшая жена не будетарестована с целью оказать на меня давление, 4) чтоследствие по делу будет закончено в течение 2 недель,и во всяком случае не позже чем в мес[ячный] срок, - яснимаю голодовку. При этом я выражаю надежду, чтоОГПУ не поставит меня вновь в положение, вынуж-дающее меня прибегнуть к столь острому средству».Однако в ходе дальнейшего следствия он никакихконкретных показаний не дал. По этой причине и попричине состояния здоровья Броунштейн-Валериановна процесс «Союзного бюро» выведен не был. Отка-зался он и от предложения вступить в ВКП (б). Посленескольких месяцев пребывания в тюрьме, уже послеокончания процесса, он был переведен в Ярославль,где на основании данных следствия и протокола про-цесса меньшевиков ему предъявили обвинение в неле-гальном переходе границы с целью проведения пар-тийной работы, в участии в заседаниях «Союзного бю-ро», даче инструкций о вредительстве и об интервен-ции. Как результат - в октябре был вынесен приговор олишении свободы на 10 лет.В дневнике очень подробно описаны: ситуация, свя-занная с подготовкой процесса, условия и режим со-держания в ходе следствия, механизм следственныхдействий и работа следователей ЭКУ ОГПУ, ответст-венных за организацию очередного показательногопроцесса над «врагами» Советского государства.Рассказ о Броунштейн-Валерианове в связи с про-цессом «Союзного бюро меньшевиков» позволяет, во-первых, еще раз оценить происходившие в стране со-бытия по уничтожению политических оппонентовбольшевиков и конкретизировать механизм по фабри-кации показательных политических процессов, роль иместо в нем органов ОГПУ. А во-вторых, процесс свя-зал данного «оппонента» большевиков с Сибирью допоследних дней его жизни.О важности его фигуры для органов НКВД свиде-тельствует хотя бы тот факт, что справку на его арест(в 1937 г.) составил начальник 3-го отделения 4-го от-дела УГБ УНКВД по ЗСК лейтенант госбезопасности(г/б) Жук (а не рядовой сотрудник), с ним согласилсяначальник 4-го отдела ст. лейтенант г/б Попов (ПоповСерафим Павлович, 1904 г.р., ур. с. Усмань Воронеж-ской губ., русский, член ВКП (б) с 1928 г., в органахВЧК с 1919 г. С апреля 1930 по сентябрь 1937 г. про-шел путь от оперуполномоченного до начальника 4-гоотдела УГБ УНКВД по ЗСК, с октября 1937 г. - на-чальник УНКВД по Алтайскому краю. Капитан гос-безопасности. Награжден орденом Ленина и знаком«Почетный работник ВЧК - ГПУ (ХV)». Арестован в1938 г. Расстрелян в 1940 г. Не реабилитирован.), ут-вердил - зам. начальника УНКВД по ЗСК Успенский(Успенский Александр Иванович, 1902 г.р., ур. с. Верх-ний Суходол Алексинского уезда Тульской губ, рус-ский, образование начальное, в РКП (б) с 1918 г., в ор-ганах ВЧК-НКВД с 1920 г. Службу проходил в Туль-ской губ., на Урале, в Московской обл. В 1936-1937 гг.зам. начальника УНКВД по ЗСК, в 1937-1938 гг. - на-чальник УНКВД по Оренбургской области, затем нар-ком НКВД УССР. В ноябре 1938 г. перешел на неле-гальное положение, оставив записку о своем самоубий-стве, скрывался в Москве и на Урале. В 1939 г. былзадержан, осужден к ВМН и в январе 1940 г. расстре-лян. Комиссар госбезопасности 3-го ранга. Награжденорденами Ленина и Красного Знамени, медалью «ХХлет РККА», двумя знаками «Почетный работник ВЧК -ГПУ». Не реабилитирован.), а санкционировал арест9 марта 1937 г. (не первые ли это отзвуки февральско-мартовского пленума ЦК ВКП (б)) прокурор краяИ. Барков (Барков Игнатий (Игорь) Ильич, прокурорЗСК, Новосибирской области, арестован в 1938 г. По-кончил жизнь самоубийством, выбросившись из окна4-го этажа здания УНКВД по Новосибирской области).На эти детали следует обратить внимание хотя бы потой причине, что М. Броунштейн в это время, отбываяссылку, работает экономистом-плановиком Нарымско-го окружного земельного управления, т.е. его арест небыл доверен местным сотрудникам Нарымского окрот-дела НКВД. С другой стороны, такой арест - свидетель-ство хорошо отлаженной системы учета оперативныхконтингентов в органах НКВД, отрабатываемой с пер-вых лет советской власти. Потребовалось - и «кандида-та» выбрали без проблем и проволочек.В справке на арест указано, что Броунштейн-Валерианов с 1922 по 1929 г., проживая за границей,работал в Заграничной делегации РСДРП (м). В апреле1929 г. под фамилией Левина Якова Нароновича былнаправлен в СССР для нелегальной работы с цельюсоздания руководящего меньшевистского центра и ак-тивизации меньшевистской работы, но был арестован иосужден на 10 лет заключения в политизолятор. В сен-тябре 1934 г. он был направлен для отбывания ссылкив пос. Колпашево Нарымского округа, где «возобновилактивную контрреволюционную работу по воссозда-нию меньшевистского подполья. С этой целью он вос-становил связь с отбывавшим в г. Камне ссылку чле-ном ЦК меньшевиков Цедербаум-Ежовым (Ежов (Це-дербаум) Сергей Осипович, 1873 г.р., в революционномдвижении с 1898 г., с 1906 г. член ЦК партии меньше-виков. Неоднократно арестовывался в годы советскойвласти. В марте 1935 г. Особым Совещанием за«контрреволюционную деятельность» на 5 лет былвыслан в г. Камень (ныне Алтайский край). Вновь аре-стован в марте 1937 г. Расстрелян в 1939 г. Реабилити-рован посмертно в 1990 г.), а также с томскими мень-шевиками. Отмечались и факты проведения нелегаль-ных собраний в 1935-1936 гг. с привлечением на нихактивных троцкистов и зиновьевцев и т.п. С учетомизложенного, было принято решение о его аресте ипривлечении к ответственности по ст. 58-2-11-10 УКРСФСР [5. Л. 1-2].20 марта 1937 г. Броунштейн был допрошен на-чальником 3-го отд. Ойротского областного УНКВДлейтенантом Пасынковым (Пасынков Яков Андреевич.1900 г.р., ур. дер. Верх-Орья Уржумского уезда Вят-ской губ., из крестьян, русский. Участник партизанско-го движения на Алтае в годы колчаковщины. Член РКП(б) с 1920 г., в этом же году начал службу в органахВЧК в Бийском политбюро. За совершение преступле-ний по должности, грабеж и «красный бандитизм» Па-сынков в числе 24 других сотрудников политбюро имилиции арестовывался в 1922 г., был приговорен кдвум годам лишения свободы, но амнистирован, осво-божден после восьми месяцев лишения свободы.С 1923 г. вновь на службе в органах ГПУ - на Алтае, вПП ОГПУ по ЗСК, в Ойротии, в Кузбассе и Томске, гдезанимал должности врид начальника 4-го отделения,зам. начальника и начальника горотдела. Позднее слу-жил в ЭКО и КРО УНКВД по Новосибирской области,с июня 1943 г. служба в милиции, а с июля 1944 г. -начальник спецлагеря № 199 Управления лагерей во-еннопленных НКВД СССР. После окончания войнывновь проходил службу в органах УНКГБ Новосибир-ской области. Уволен с военной службы в феврале1950 г. по состоянию здоровья. Полковник. Награжденчетырьмя орденами и медалями, знаком «Почетныйсотрудник ВЧК - ГПУ»). Протокол допроса содержалсведения о биографических данных, констатировалвторой брак и четверых детей от первого. В п. 14 анке-ты было указано, что до революции арестовывался че-тырежды: по два раза в Елисаветграде (1904 и 1908 гг.)и Петербурге (1906 и 1910 гг.), трижды дела прекраща-лись за недоказанностью (отсутствием улик), в послед-нем случае был осужден к 3 годам ссылки в Архан-гельскую губернию, которую отбывал в с. КулугырыПинежского уезда. После революции арестовывалсятрижды - в 1921 г. пробыл под стражей 10 месяцев, в1922 г. был осужден к ссылке на 1 год, но по его лич-ному ходатайству ссылка была заменена на выезд заграницу. «В 1929 г. вернулся в СССР нелегально, быларестован и заключен на 5 лет в политизолятор (расхо-ждение со справкой на арест. - В.У.), по отбытии сро-ка… выслан в Нарым, где и проживал до ареста, после-довавшего 10 марта 1937 г.». В белых и царской арми-ях не служил, кроме партии социал-демократов (м) «нив каких бандах и организациях не состоял… За времяпребывания в ссылке С-Д (м) политической деятельно-стью не занимался» [5. Л. 12].Согласно материалам дела, его участие в контрре-волюционной организации подтверждалось «изобли-чавшими» его показаниями участников эсеровскойконтрреволюционной организации В.С. Осипова-Занозина и С.М. Музыкантова (Осипов-Занозин Васи-лий Степанович, 1878 г.р., ур. Саратовской губ., про-живал в г. Новосибирске, служащий Сибкрайсоюза.Арестован в 1937 г. Расстрелян. Музыкантов СеменМихайлович, 1888 г.р., ур. дер. Мышково Велижскогор-на Западной обл., проживал в дер. НовосельцевоПарабельского р-на, единоличник (так в деле). Аре-стован в 1937 г. Расстрелян.). Так, Осипов-Занозин25 апреля 1937 г. дал показания, что Броунштейн яв-лялся одним из руководителей подпольной работыменьшевиков в Сибири [Там же. Л. 47], а на допросе15 июля он уже показал, что Броунштейн совместно сэсером Д.Д. Донским (Донской Дмитрий Дмитриевич.1881 г.р., ур. г. Москвы, русский, образование выс-шее, член ЦК партии эсеров. Был осужден по процес-су эсеров 1922 г., сослан в Нарымский край на 3 года,но всякий раз срок ссылки продлевался. Работал заве-дующим Парабельской райбольницы. Покончилжизнь самоубийством в сентябре 1936 г.) вел работупо организации повстанческих кадров [Там же. Л. 29].С.М. Музыкантов подтвердил факты контрреволюци-онной деятельности Броунштейна в своих показанияхна допросе 5 июля 1937 г. [Там же. Л. 52].Следствие шло, видимо, «ни шатко, ни валко», и24 мая Броунштейн объявил «смертельную голодовку»,о чем сообщил в своем заявлении на имя начальникаУНКВД. Он писал: «После ареста 15 июня 1929 г. я втечение целых 8 лет подвергался тяжелой репрессии.5. лет я просидел в тюрьмах, 2. года в полутюрьме вНарымской ссылке. Оставаясь по убеждениям социал-демократом, я в ссылке никакой политической дея-тельностью, как это хорошо известно НКВД, не зани-мался. Тем не менее, я был 10 марта без всяких основа-ний арестован. 2. месяца меня держали в тюрьме безединого допроса, если не считать вызова для заполне-ния анкетных данных, и в нарочито тяжелых тюремныхусловиях (на полуголодном общем пайке, без книг, безтюфяка, два месяца валялся под койкой и т.д.).Беспричинный арест после 8 лет тяжелых репрессийубеждает меня в том, что НКВД хочет меня физическиизвести. Я иду навстречу НКВД и объявляю смертель-ную голодовку (подчеркнуто в тексте. - В.У.) с требо-ваниями:1. Немедленно направить меня обратно в Колпаше-во для отбывания срока ссылки.2. Если моя жена Ольга Васильевна Селикова уве-зена из Колпашево, то вернуть ее обратно в Кол-пашево, чтобы соединить со мной.3. Предоставить в ссылке работу по специально-сти…В то время как в странах Западной Европы компар-тии по указанию Коминтерна создают единый фронт смоими товарищами по Рабочему СоциалистическомуИнтернационалу и требуют объединения с социалиста-ми в единые партии, НКВД не дает физически сущест-вовать социал-демократу даже среди тайги и болот На-рыма и доводит его до смертельной голодовки.Моя смерть от голодовки является протестом про-тив варварского преследования русских социали-стов…» [5. Л. 10].В следующем (по хронологии) документе - в рапор-те на имя начальника 4 отдела УГБ Попова 7 июня1937 г. мл. л-нт г/б Сыч докладывал о его беседе с аре-стованным Броунштейном, состоявшейся 5 июня, входе которой последний заявил, что «факт своей голо-довки он расценивает, как серьезный шаг, направлен-ный против органов НКВД… он уверен в том, что егоголодовка поднимет шум в заграничной социал-демократической и другой печати, т.к. он фигура меж-дународного масштаба и находится под защитой II Ин-тернационала, который знает каждый его шаг, т.к. сле-дит за ним, как за одним из крупнейших политическихдеятелей.Этим своим шагом он… надеется привести к пре-кращению преследования с-д в России, т.к. считает, чтоСоветскому Союзу в настоящей обостренной междуна-родной обстановке невыгодно портить отношения смеждународной с-д, тем более сейчас, когда особенноостро стоит вопрос об едином фронте в борьбе с фа-шизмом… Он заявил… «хочу показать международно-му пролетариату, что Советский Союз мало чем отли-чается от фашистской Германии, где также преследуюти садят в концлагеря и тюрьмы политических деятелей,а в частности с-д» [Там же. Л. 8-9].Вне всякого сомнения, никого из сотрудниковНКВД он своей голодовкой не напугал - изменилисьвремена, а с ними и «правила игры», так же как ничегоне добился и своими заявлениями о его «международ-ной политической» значимости.Следствие по делу Броунштейна-Валерианова былозакончено 15 октября 1937 г., о чем свидетельствовалиподписи на обвинительном заключении «следовате-лей» и начальника УНКВД ст. майора г/б Горбача(Горбач Григорий Федорович, 1898 г.р., ур. с. РяшкиПрилукского уезда Полтавской губ., украинец, образо-вание начальное, в большевиках с 1916 г. В органахВЧК-НКВД с 1920 г., служил на Кавказе, откуда сдолжности зам. начальника УНКВД по Северо-Кавказ-скому краю был переведен на такую же должность вЗападно-Сибирский край, в 1937 г. - начальникУНКВД Омской области, Западно-Сибирского края, азатем Новосибирской области. С ноября 1938 г. - на-чальник УНКВД Дальневосточного - Хабаровскогокрая. Старший майор госбезопасности. Награжден орде-ном Ленина, медалью «ХХ лет РККА», двумя знаками«Почетного работника ВЧК-ГПУ». Арестован в 1938 г.Расстрелян в 1939 г. Не реабилитирован.). Броунштейнбыл обвинен в числе других ссыльных меньшевиков какорганизатор «контрреволюционной повстанческой шпи-онско-диверсионной террористической организации»,вся подрывная деятельность которой проводилась со-вместно с контрреволюционной организацией эсеров,возглавляемой так называемым «Сибирским бюроПСР». Как и абсолютному большинству арестованных вто время, ему инкриминировалась подготовка к воору-женному восстанию в целях свержения советской вла-сти. Единственное отличие заключалось в том, что емуне было предъявлено обвинение в антисоветской дея-тельности, что обычно включалось в обвинение практи-чески «автоматически» всем, однако предъявлялось об-винение в террористической деятельности, что дляменьшевиков, в принципе, не было характерным.Броунштейн-Валерианов виновным себя не при-знал, но «изобличался показаниями Осипова-Занозинаи Музыкантова» [5. Л. 56].После этого началось нечто странное и удивитель-ное. Конец 1937 - начало 1938 гг. в Западной Сибирихарактеризовались массовыми расстрелами, насчиты-вавшими в отдельн

Ключевые слова

процесс меньшевиков 1931 г., политические репрессии, Томск, Mensheviks trial of 1931, political repressions, Tomsk

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Уйманов Валерий НиколаевичГлавное управление МЧС России по Томской областикандидат исторических наук, заместитель начальникаuimim@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

История советских органов государственной безопасности : учеб. пособие / Научно-издательский отдел ВШ КГБ при СМ СССР им. Ф.Э. Дзержинского. М., 1967.
Меньшевистский процесс 1931 года : сб. документов : в 2 кн. / сост. А.Л. Литвин. М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1999. Кн. 1.
Викторов Б.А. Без грифа «секретно»: Записки военного прокурора. М., 1990.
Меньшевистский процесс 1931 года : сб. документов : в 2 кн. / сост. А.Л. Литвин. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1999. Кн. 2.
Архив УФСБ РФ по Томской области. Д. П-11575.
 Процесс «Союзного бюро меньшевиков» и судьба меньшевика М.А. Валерианова-Броунштейна | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 355.

Процесс «Союзного бюро меньшевиков» и судьба меньшевика М.А. Валерианова-Броунштейна | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 355.

Полнотекстовая версия