Функционально-стилистический подход при изучении синтаксической синонимии в школе и вузе | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 356.

Функционально-стилистический подход при изучении синтаксической синонимии в школе и вузе

Рассматриваются используемые носителями русского языка синонимические возможности сложноподчиненных предложений в разных стилях речи. Предлагается методика анализа синтаксической синонимики сложноподчиненных и сложносочиненных предложений, которая рассматривается с точки зрения учения П.В. Чеснокова о соотношении логических и семантических форм мышления.

Functional stylistic approach in school and university study of syntactical synonymy.pdf Умение свободно переходить от одного функцио-нального стиля к другому с учетом их отличительныхсинтаксических конструкций стало коммуникативнойнеобходимостью любого ведущего социально активныйобраз жизни человека. Одна и та же ситуация в юриди-ческом документе, научной работе и в устном рассказе,безусловно, должна быть представлена в различномязыковом оформлении, в том числе синтаксическом.Однако умения и навыки переключаться с одногофункционального стиля на другой формируются по-степенно, в процессе обучения синтаксической сино-нимии сначала в школе, потом в вузе.Как известно, в науке долгое время считалось, чтосинонимию следует рассматривать только на уровнелексики, однако в начале ХХ в. А.М. Пешковский вы-сказал мнение о существовании синонимии в грамма-тике и отметил, что она представлена как в морфоло-гии, так и в синтаксисе (например, на уровне словосо-четаний ехать полем - ехать по полю и др.). Он пола-гал, что «стилистические возможности в синтаксисегораздо многообразнее и значительнее, чем в морфоло-гии» [1. С. 158].В настоящее время вопрос о грамматических сино-нимах решается в науке неоднозначно: существуетточка зрения, согласно которой правильнее говорить нео грамматических, в частности синтаксических, сино-нимах, а о синтаксических параллелях, параллельныхсинтаксических конструкциях.Синтаксическая синонимия - свидетельство богат-ства синтаксических возможностей русского языка,которые могут быть использованы для выражения лю-бых оттенков в передаче того или иного содержания вразных стилях книжной и разговорной речи. «Исклю-чительное значение синтаксиса для стилистики опре-деляется тем, что… предложения в русском языке от-личаются необычайным разнообразием построения.Русский язык располагает огромным запасом синтак-сических синонимов, то есть параллельных оборотовречи, которые различаются только тонкими оттенкамив значениях и поэтому во многих случаях могут бытьвзаимозаменяемыми» [2. С. 9].Для выяснения функций лексических синонимов,как отмечает А.П. Евгеньева, следует исходить из того,что «синонимы - слова, близкие или тождественные позначению, обозначающие одно и то же понятие, но от-личающиеся друг от друга оттенками значения (близ-кие), либо стилистической окраской (тождественные),либо обоими этими признаками» [3. С. 22-23].Как известно, тождественных по значению синони-мов в русском языке очень мало (лингвистика - языко-знание, бегемот - гиппопотам и др.). В основном сло-ва синонимического ряда отличаются и оттенками зна-чения, и стилистической окраской.На наш взгляд, аналогично следует рассматривать играмматическую синонимию. В синтаксисе мы наблю-даем разнообразие синонимических конструкций,близких по значению, но имеющих свои семантическиеоттенки и различную экспрессию. Некоторые смысло-вые отношения могут выражаться как сложносочинен-ными (ССП), так и сложноподчиненными (СПП) пред-ложениями. Так возникают синтаксические синонимы,различающиеся стилистическими оттенками или сфе-рой употребления.Потребность в синонимии и ее возможность зало-жены в самой природе синтаксиса: «В речи получаетвыражение все содержание жизни человека, все пред-ставления об окружающем мире, о предметах, катего-риях и связях действительности, наблюдаемых и ос-мысляемых, обобщенных и расчлененных так или ина-че национальным языковым сознанием… Все это мно-гообразие речевых потребностей и проявлений реали-зуется через синтаксис, с помощью синтаксическихресурсов языка… Синтаксис - эта та ступень грамма-тического строя языка, на которой формируется свя-занная речь. Соответственно синтаксис как наука изу-чает средства и способы построения связанной речи ипрежде всех его коммуникативных единиц - предло-жений» [4. С. 83].Преподавание синтаксиса, как и других разделовшкольного курса русского языка, строится на основеанализа и синтеза. Эти способы умственной деятельно-сти определяют основные пути изучения того, как носи-тели русского языка используют синонимичные пред-ложения для выражения оттенков одной и той же мысли.В связи с этим важным являются исследованияП.В. Чеснокова, посвященные проблеме взаимосвязиязыка и мышления. Они показали, что на логическиеформы мышления, имеющие общечеловеческий харак-тер, наслаиваются частные мыслительные формы, по-лучившие название «семантические формы». Эти фор-мы мышления, связанные со спецификой грамматиче-ского строя каждого конкретного языка, «могут совпа-дать в разных языках и различаться на разных этапахисторического развития одного языка, а также в разныхслучаях использования средств одного языка на одномисторическом срезе» [5. С. 20]. Следовательно, семан-тические формы многообразны, поэтому невозможноописать каждую из них в отдельности, но их можноохарактеризовать при помощи свойственных им пара-метров, общих для всех языков. Различия между кон-кретными семантическими формами состоят «в кон-кретных характеристиках форм в рамках каждого па-раметра» [5. С. 24]. П.В. Чесноков выделяет 14 пара-метров, универсальных категорий, в рамках которыххарактеризуется конкретная семантическая форма тогоили иного языка.В своей работе синтаксическую синонимию мы рас-сматриваем как «процесс и результат отражения одногои того же мыслительного содержания с помощью раз-ных семантических (национальных) форм мышления»[5. С. 148]. Иными словами, различие семантическихформ обусловлено не различиями в объективной дей-ствительности, а спецификой процесса отражения фак-тов объективной действительности [6. С. 117]. Две илинесколько моделей, организованных одноименнымикомпонентами с различиями в оформлении, могут вы-ражать одно и то же типовое значение, поэтому, безсомнения, такие синтаксические конструкции могутбыть признаны синонимичными в лексинтаксическом,или ситуационном, аспекте. Например: Поскольку онразволновался, задача никак не решалась. / Он развол-новался, и задача никак не решалась. В СПП факт вол-нения субъекта не является самым существенным, онважен не сам по себе, а как причина другого факта -задача не решалась. Отношения между частями логи-чески четко определены. В ССП же внимание обраща-ется на состояние субъекта и задача уже перестаетбыть объектом действия субъекта и становится незави-симой от него (задача не решалась как бы сама по се-бе); между частями предложения соединительные от-ношения; значения причины и следствия не подчерки-ваются, они вытекают из общего содержания предло-жения. Некоторую роль при этом играет порядок сле-дования частей, так как при их перестановке волнениерешавшего окажется не причиной, а следствием того,что задача не решалась.Как показывают исследования, процесс усвоения,становления языка у человека является предметом пси-хологии, а не лингвистики как таковой. Психологи счи-тают, что «язык вводится в мозг путем систематиче-ских речевых воздействий» [7. С. 8]. При этом систем-ность содержится уже в самом языке, на котором гово-рят с ребенком. Однако таким способом можно добить-ся лишь самой первой элементарной ступени владенияязыком. Важнейшей особенностью усвоения предметав школьном возрасте является осмысливание, т.е. по-нимание того, что человек воспринимает, воспроизво-дит, применяет. Осмысливание, осознание явленийязыка связано с усвоением научных понятий и правил,которое в свою очередь достигается в процессе приме-нения понятий.Разные единицы языка, в том числе и синтаксиса,соотносятся с разными формами мышления: «...содер-жание понятий выражается посредством слов или сло-восочетаний, содержание суждения - посредствомпредложения»[8. С. 45].Модели синтаксических кон-струкций закрепляются в языковой памяти человека ивоспроизводятся в «готовом виде». Конкретные жесловосочетания и предложения порождаются в процес-се речи. Синтаксические модели, воспроизводимые вречи, являются результатом абстрагирования от кон-кретных речевых произведений.Сравним, например, ряд конкретных высказываний:В лесу холодно; В доме уютно; В классе шумно. Все ониимеют одинаковую структуру (обстоятельство места,выраженное предложно-падежным сочетанием, + глав-ный член, выраженный предикативным наречием) и од-но и то же грамматическое значение (сообщение о со-стоянии, одинаково соотнесенное с действительностью вмодально-временном плане, с указанием места проявле-ния этого состояния). Структура и грамматическое зна-чение в их единстве и входят в понятие синтаксическоймодели, хранящейся в языковой памяти человека, еслион владеет данным языком, и воспроизводимой в речи,если этого требует данная речевая ситуация. По указан-ной выше модели может быть построено множествоконкретных предложений-высказываний. Выбор из«кладовой» языка нужных моделей и их лексическоенаполнение каждый раз определяются содержанием вы-сказывания и речевой ситуацией в целом.Следовательно, рассмотренный ряд конструкцийобъединен тем, что в них выражаются хотя и разные,но соотносительные синтаксические отношения (отно-шения между признаком и предметом), определяющиесоотносительные грамматические значения данныхконструкций и предоставляющие возможность выборатакого их типа, который наиболее подходит для реше-ния конкретной речевой задачи.При рассмотрении соотносительности синтаксиче-ских построений необходимо иметь в виду, что в син-таксисе, как и на других уровнях языка, существуютявления многозначности, переходности, совмещенияразных значений, благодаря чему одна и та же конст-рукция может входить в разные синтаксические ряды.Непременным условием успешной работы над со-относительностью синтаксических конструкций явля-ется внимание не только к тому, что объединяет их водин синтаксический ряд, но и к различительным осо-бенностям каждого члена этого ряда. Осмысление какобщего, так и различного в соотносительных конструк-циях делает возможным осознанный выбор из синтак-сического ряда того средства, которое наиболее соот-ветствует данной речевой ситуации (содержанию иусловиям речи), что является отправным моментом дляформирования навыков точного, коммуникативно оп-равданного использования синтаксических средствязыка в речевой практике. Уместность использованиятой или иной конструкции, обоснованность выбораодного из возможных средств выражения нужного зна-чения может быть оценена лишь исходя из задачи, со-держания, формы и условий высказывания.Вероятность употребления различных средств язы-ка, в том числе и синтаксических, в разных сферах ре-чевой деятельности неодинакова. Говоря о синтаксиче-ских средствах функциональных стилей, следует иметьв виду частоту употребления тех или иных синтаксиче-ских единиц в разных стилях (а также, конечно, и кон-струкций, стилистически окрашенных). Синтаксическиеконструкции и иные синтаксические средства чрезвы-чайно многообразны, они заключают в себе богатыестилистические возможности. Эти возможности черпа-ются, в частности, из довольно развитой синонимиисинтаксических явлений. Правда, эта синонимия неред-ко имеет идеографический, смысловой характер, чтоограничивает возможности выбора конструкции в каж-дом отдельном случае [9. С. 133-161].В данной статье мы подробно рассматриваем анализсинтаксических синонимов с точки зрения ученияП.В. Чеснокова о соотношении логических и семанти-ческих форм мышления, так как при всех или почтипри всех трансформациях меняется не только фор-мальная, но и смысловая сторона конструкции. Обос-нуем значимость сказанного на примере возможноститрансформации СПП приместоименного типа в ССП, атакже попытаемся определить характер отношениймежду исходной единицей и ее возможной трансфор-мой, их сходство и различие.СПП с приместоименной придаточной частью отно-сится к СПП с нерасчлененной структурой, поэтомуможно утверждать, что попытка преобразования его вССП натолкнется на объективные трудности. Во-первых, СПП приместоименного типа имеет и когни-тивные особенности, ограничивающие возможности еготрансформации в ССП: главная часть СПП высказыва-ется относительно придаточной части, а в ССП принци-пиально исключено такое положение, чтобы об однойситуации утверждала другая ситуация. Во-вторых, по-пытка трансформировать СПП построения в ССП со-провождается значительным изменением их граммати-ческого значения. Обстоятельственные отношения сте-пени, четко сигнализируемые подчинительными средст-вами связи в СПП, станут в ССП отношениями следст-вия, выводимыми из лексико-грамматического анализавербального состава предикативных частей: 1. Экипа-жей так много, что приходится толпиться (А.П. Че-хов. На волчьей схватке); Экипажей много, и прихо-дится толпиться. 2. Ей так понравился сад, что онане расстанется с ним (А.П. Чехов. Безотцовщина); Ейпонравился сад, и она не расстанется с ним.В-третьих, четко выраженные отношения гипотаксисав нерасчлененных СПП с приместоименными придаточ-ными способствуют их преобразованию в простые пред-ложения, семантически более близкие к исходным:1. Кто не умеет хорошо поесть, тот урод… Нравствен-ный урод! (А.П. Чехов. Безотцовщина); Неумеющий хо-рошо поесть - нравственный урод! 2. Кто считает менякрасавицей, тот не имеет вкуса (А.П. Чехов. Безотцов-щина); Считающий меня красавицей не имеет вкуса.Эти трансформы наследуют общее типовое значениеисходных построений с точки зрения характера субъек-тов и модально-временного значения предикативногоотношения, сохраняя при этом неопределенно-условныйоттенок в отношениях между членами предикативногоотношения, такой же, как и в СПП с подлежащной влогико-грамматическом аспекте придаточной частью.Сопоставление исходных синтаксических единиц иих трансформ в аспекте выражаемых ими семантиче-ских форм мышления выявило их расхождение в одномиз основных параметров - характере охвата содержа-ния компонентами мысли. Как показал лексико-грамматический анализ, ССП в сравнении с СПП не-способны полностью охватить то содержание, котороеактуализируется в гипотактическом построении. Раз-ница семантического объема сравниваемых единицкасается двух существенных моментов: во-первых,трансформы, выражая недифференцированное семан-тическое отношение, имеют принципиально иной ха-рактер грамматического значения; во-вторых, междусравниваемыми построениями очевидно несовпадениесубъектного состава.Говоря же о возможности синонимии рассмотрен-ных СПП с простыми предложениями, можно утвер-ждать, что они входят в одни и те же синтаксическиепарадигмы по характеру выражаемого ими граммати-ческого значения. Семантическая идентичность транс-формы исходному СПП проявляется в разной степени,что обусловлено различной способностью придаточ-ной части иметь субституты в виде предложно-падежных форм со значением обстоятельства степени,то есть возможностью того или иного обстоятельствастепени выражать соответствующий признак не толь-ко в расчлененном, но и в нерасчлененном виде.Можно предположить, что основной мотив выборамежду СПП с приместоименной придаточной частьюи его возможной трансформой в виде простого пред-ложения диктуется прагматическими задачами, свя-занными с намерением говорящего лица выразить туили иную степень полноты содержания характери-зующего компонента.Итак, в ходе исследования нами было установлено,что трансформация синтаксических единиц помогаетраскрыть их стилистическое использование и синони-мику. Используя синтаксические синонимы, учительдолжен учитывать, что их характеризуют следующиепризнаки: общее, типовое значение; вариативностьстроевых элементов; различные смысловые оттенкиобщего значения; различные стилистические оттенки;взаимозаменяемость.Таким образом, функционально-стилистическийподход позволяет учащимся определить, как лучшеиспользовать возможности языка. Овладевая функцио-нальными стилями, учащиеся усваивают их языковуюспецифику, в частности грамматические особенности, врезультате чего формируется навык целесообразногоотбора форм и конструкций в соответствии с задачамивысказывания и сферой общения.

Ключевые слова

stylistics, communicative sphere, semantic forms of thinking, syntax, Russian language speaker, functional styles, syntactical synonymy, семантические формы мышления, сфера общения, стилистика, синтаксис, носитель русского языка, функциональные стили, синтаксическая синонимия

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ларенок (Помогаева) Надежда СергеевнаТаганрогский государственный педагогический институт им. А.П. Чеховааспирант кафедры общего языкознания, лаборант кафедры литературы факультета русского языка и литературыlitfaktgpi24909@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. М., 1972. 616 с.
Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. 7-е изд. М. : Учпедгиз, 1956. 511 с.
Жинкин Н.И. Психологические основы развития речи // В защиту живого слова / под ред. В.Я. Коровина. М. : Просвещение, 1966. 262 с.
Чесноков П.В. Семантические формы мышления и их параметры // Известия ЮФУ. Филологические науки. 2007. № 1-2. С. 117-123.
Золотова Г.А., Онипенко Н.К., Сидорова М.Ю. Коммуникативная грамматика русского языка. М., 1998. 368 с.
Чесноков П.В. Грамматика русского языка в свете теории семантических форм мышления. Таганрог, 1992. 167 с.
Томашевский Б.В. Стилистика : учеб. пособие. 2-е изд., испр. и доп. Л. : Изд-во Ленинград. ун-та, 1983. 288 с.
Евгеньева А.П. Словарь синонимов : справ. пособие. Л. : Наука, 1975. 648 с.
Пешковский А.М. Принципы и приемы стилистического анализа и оценки художественной прозы. М. : Госиздат, 1930. С. 133-161.
 Функционально-стилистический подход при изучении синтаксической синонимии в школе и вузе | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 356.

Функционально-стилистический подход при изучении синтаксической синонимии в школе и вузе | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 356.

Полнотекстовая версия