История России XVII-XIX вв. в трактовке П.А. Кропоткина | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 356.

История России XVII-XIX вв. в трактовке П.А. Кропоткина

Анализируется трактовка дискуссионных тем истории России XVII-XIX вв. идеологом анархо-коммунизма, выдающимся ученым-энциклопедистом П.А. Кропоткиным. Отмечено, что социальные движения идеолог антиэтатизма оценивал только положительно, так как видел в них перманентную борьбу народа против государства, а период реформ Петра I считал этапом усиления государственной власти.

History of Russia of 17th-19th centuries in P.A. Kropotkins interpretation.pdf Петр Алексеевич Кропоткин, несмотря на то, чтооколо сорока лет прожил вдали от родины, постоянноизучал историю и внимательно следил за событиямисовременной России. По мнению Дж. Слэттера,П.А. Кропоткин «…интересовался социальными про-блемами и всем, что имело к ним отношение» [1.С. 143]. Внимательное прочтение выступлений, докла-дов, статей и писем теоретика анархизма показываетналичие у него оригинальной исторической концепции.Между тем, нам о ней ничего не известно. Немалуюроль в замалчивании его исторической концепции сыг-рали правительства как царской России, так и Совет-ского государства. Этатистская идеология прави-тельств не позволяла исследовать антиавторитарнуюдоктрину П.А. Кропоткина.Идеолог анархизма не оставил систематическогоизложения своих взглядов на историю России, в связи счем приводятся и анализируются те его интерпретацииисторических событий страны, которые сохранились вархивах и книжных фондах. Значительную помощь враскрытии мировоззрения П.А. Кропоткина оказали егомонографии «Идеалы и действительность в Русскойлитературе» [2], «Взаимная помощь среди животных илюдей как двигатель прогресса» [3]. Большое значениеимели и его мемуары «Записки революционера» [4].Освободительному движению в России посвящена егостатья «Русская революционная партия» [5]. Отдель-ные высказывания П.А. Кропоткина относительно ис-тории России и российского освободительного движе-ния удалось найти в произведениях «Великая Француз-ская революция, 1789-1793» [6], «Хлеб и Воля» [7],«Современная наука и анархия» [8], «Этика: Происхо-ждение нравственности» [9].Следует отметить, что изучение научного и полити-ческого наследия П.А. Кропоткина началось еще в нача-ле XX в. С тех пор особый интерес ученых и политиковвызывает его антиэтатистская концепция. Научное иполитическое наследие теоретика российского анархиз-ма привлекает к себе внимание как отечественных [10,11], так и зарубежных исследователей [12, 13]. Следуетотметить, что в основном изучались его политические[14, 15], философские [16] юридические взгляды, а так-же биографические факты многогранной деятельностиидеолога антиэтатизма [17, 18]. Исследователи проана-лизировали значительную часть вопросов анархическойдоктрины и теории революции П.А. Кропоткина [19],попытались оценить его политические [20] и этическиевоззрения [21, 22]. В то же время совершенно не рас-сматривалась его трактовка истории нашей страны и вчастности освободительного движения. Абсолютно правЕ.В. Старостин, отмечавший, что «статьи и книги Кро-поткина, в которых он, так или иначе, затрагивал исто-рию России, особенности ее исторического пути, исто-рию революционного движения и т.п., не стали предме-том внимательного изучения» [23. С. 10].Совершенно прав В.А. Маркин, писавший, что «невсе стороны обширного творческого наследия Кропот-кина известны в равной степени» [24. С. 154]. Междутем обстоятельный анализ исторических воззренийидеолога российского антиэтатизма будет способство-вать интенсификации процесса накопления историче-ских знаний. В связи с особым интересом, проявляемымсовременным обществом к решению исторических про-блем, объективный анализ исторических взглядовП.А. Кропоткина является актуальной задачей.Следует отметить, что П.А. Кропоткин начал фор-мировать свою историческую концепцию на опреде-ленной основе. Большое влияние на формирование еговзглядов на историю России XVII-XIX вв. оказал ро-доначальник российского антиэтатизма Михаил Алек-сандрович Бакунин. В связи с этим в статье анализи-руются не только взгляды П.А. Кропоткина, но и ба-зисные положения анархистской исторической кон-цепции, разработанные М.А. Бакуниным.Характеризуя начало XVII в., период Смутноговремени, М.А. Бакунин совершенно справедливо отме-чал борьбу великорусского земства против польскогокороля, иезуитов, московских бояр, однако он продол-жал этот ряд и считал, что в период Великой Смутышла война «и вообще против преобладания Москвы»[25. С. 332]. М.А. Бакунин всегда высоко оценивалрусские народные массы. Считая это борьбой за свобо-ду, идеолог анархизма наивно полагал, что народноеополчение 1611 г. - «это было истинное восстание на-родных масс против тирании московского государства,бояр и церкви. Могущество Москвы было разбито, иосвобожденные русские провинции послали тогда сво-их депутатов, которые хотя и выбрали нового царя, нопринудили его принять известные условия, ограничи-вающие его власть» [26. C. 106].Справедливо говорил М.А. Бакунин о завершениипроцесса закрепощения крестьян именно в XVII в. По егомнению, крестьяне были свободными общинниками ещедо монгольского нашествия. Во время монгольского игакрестьяне по-прежнему были свободными, так как фео-дальная раздробленность не позволяла князьям объеди-ниться в борьбе против свободы землепашцев. И лишьвследствие укрепления положения московского государ-ства, которому способствовала совместная деятельностьмосковских князей, бояр и иерархов церкви, «народ вели-корусский, свободный до конца XVI в., вдруг оказалсяприкрепленным к земле, и сначала фактически, а потом июридически сделался рабом господина - собственниказемли, дарованной ему государством» [26. C. 106].По мнению П.А. Кропоткина, процесс усиления го-сударственной власти был также выражен и во введе-нии крепостного права. П.А. Кропоткин правильносчитал, что закрепощение крестьян было длительнымявлением, которое не могло совершиться по одномуцарскому указу. Крепостное право не существовало внезависимых республиках (X-XII вв.), оно стало вво-диться одновременно с укреплением централизованно-го государства. По справедливому мнению исследова-теля, московским князьям для покорения соседних кня-жеств и для освобождения от монголо-татарского игатребовалась военная сила. Она могла быть сформиро-вана только на базе вотчинного хозяйства [2. C. 292]. Апоследнее существовало на основе подневольного тру-да крестьян. Таким образом, потребность в усилениивоенной мощи привела к крепостному праву [2. C. 19].Окончательное закрепощение крестьян, как не со-всем верно указывал П.А. Кропоткин, было осуществ-лено во время правления Михаила Романова [2. C. 22].Хронологически процесс введения крепостного права,по мнению ученого, обозначился в XIII в. в Москов-ском княжестве, в XV в. - в Русском государстве.М.А. Бакунин правильно рассуждает о целой сериинародных бунтов, проходивших в течение столетия.Идеолог анархизма вполне справедливо подчеркивает вкачестве основной причины народных восстанийXVII в. их антикрепостническую направленность. Го-воря о крестьянском восстании под предводительствомСтепана Разина, М.А. Бакунин отмечает его размах. Од-нако причину данного явления идеолог анархизма по-прежнему видит в ненависти народа к государству, ко-торая якобы зародилась у крестьян еще со времени ос-нования Московского княжества. В то же времяМ.А. Бакунин точно подчеркивал антикрепостническийхарактер крестьянской войны под предводительствомСтепана Разина, «первого и самого страшного револю-ционера в России» [26. C. 106].По мнению П.А. Кропоткина, по мере усиления вла-сти «начальников» росло свободолюбивое, анархическоедвижение народа. Он правильно считал, что церковныйраскол XVII в. был вызван не церковными разногласия-ми в обрядах, а обогащением представителей церковнойиерархии, усилением эксплуатации монастырских кре-постных [2. C. 24]. П.А. Кропоткин точно указывал, чтотечение раскольников было народным, а не православ-ным [2. C. 291]. Церковные иерархи были убеждены втом, что церковный раскол был вызван чисто богослов-скими причинами. П.А. Кропоткин выступал за эконо-мическую причину церковного раскола. Он был убежденв том, что церковь являлась одним из представителейкласса «начальников», поэтому верующие народныемассы считал обманутыми. В связи с этим церковныйраскол был справедливо им охарактеризован как выра-жение протеста обманутых народных масс против всебольшего обогащения церкви и усиления эксплуатациизакрепощенных ею крестьян.Наиболее остро М.А. Бакунин, в отличие отА.И. Герцена, В.Г. Белинского, Н.А. Добролюбова,Н.Г. Чернышевского, критиковал петровский периодразвития самодержавия в России. М.А. Бакунин про-должил линию отрицательной оценки петровских пре-образований, начатую Н.М. Карамзиным и поддержан-ную славянофилами. Однако революционер использо-вал свой, анархистский критерий оценки деятельностиПетра I. Он считал, что император, являясь угнетателемрусского народа, насильственно навязал ему чуждую«европейскую цивилизацию в той форме, в какой онатогда существовала в Германии, и которая стояла… неслишком-то высоко» [27. C. 34-35]. Идеолог анархизмаподчеркивал особый вклад в укрепление государстваимператора Петра I, так как «только Петр сделал Рос-сию государством в собственном смысле слова, госу-дарством по тогдашним понятиям, направленным ис-ключительно к насильственному расширению, маши-ною для порабощения иноземных наций, причем самнарод рассматривался не как цель, а как простое ору-дие для завоевания» [27. C. 34-35].М.А. Бакунин вполне оправданно соглашался стем, что Петр I сумел в кратчайший срок превратитьРоссию в крупную европейскую державу, сильную ввоенном отношении. Однако, по мнению идеологаанархизма, это привело к тому, что государство «ста-новится чуждым собственному народу» [27. C. 34-35].М.А. Бакунин объясняет это тем, что «механическое,направленное исключительно на завоевания государст-во может требовать от своего народа только трех ве-щей: денег, солдат и внешнего спокойствия, относясьравнодушно к средствам, с помощью которых это под-держивается. Такое государство третирует собствен-ный народ, как народ завоеванный, оно является госу-дарством, угнетательным внутри, как и вовне… Так,например, Петр Великий прикрепил к земле преждегораздо более свободного крестьянина не из каких-либо политических принципов и не из желания усилитьэтим могущество аристократии… Крестьян же он за-крепил просто по полицейским соображениям для того,чтобы возложить на помещиков ответственность запокойное поведение крестьян, за регулярную уплатуими налогов и поставку рекрутов» [27. C. 35].Противопоставляя государство и народ, М.А. Баку-нин писал А.И. Герцену и Н.П. Огареву 19 июля1866 г.: «Петровское государство, которое, как вам из-вестно, все построено на радикальном отрицании на-родной самостоятельности и народной жизни и кото-рое, не имея ничего общего с народом, переродиться внародное государственное устройство не может...» [28.C. 286].Эту же мысль подчеркивает М.А. Бакунин в «На-бросках брошюры о русских делах»: «…история Рос-сии со времен Петра заключается в проявлении рус-ской мощи и единства вовне… Какова, в сущности,основная мысль всех преобразований Петра Великого?Сделать Россию могущественною вовне» [29. C. 394].Для М.А. Бакунина петровское государство было си-нонимом бюрократической централизации самодержа-вия. «Петр понял, - говорил М.А. Бакунин на Конгрес-се Лиги Мира и Свободы в 1868 г., - что для основаниямогущества империи, способной бороться против рож-давшейся централизации западной Европы, уже недос-таточно татарского кнута и византийского богословия.К ним нужно было прибавить еще то, что называлось вего время цивилизацией запада - то есть бюрократиче-скую науку. И вот из татарских элементов, полученныхв наследие от отцов и с помощью этой немецкой науки,он основал ту чудовищную бюрократию, которая досих пор давит и угнетает нас» [26. C. 106].Деятельность Петра I была направлена в основном навнешние завоевания, и именно это критиковалМ.А. Бакунин. По мнению П.А. Кропоткина, усилениевласти «начальников» происходило, в основном, в ре-зультате укрепления самодержавия. Он справедливосчитал, что Петр I своими реформами произвел значи-тельные преобразования. Правда, для основной массынарода эти реформы не дали ничего хорошего, а для го-сударственников они были существенны - Россия изполувизантийского государства превратилась в военнуюевропейскую державу [2. C. 27]. В связи с этимП.А. Кропоткин критиковал славянофилов, которые от-мечали, что Петр I просто обновил государственнуюмашину, окончательно укрепив самодержавие [2.C. 291].П.А. Кропоткин выделял Петра I и ставил его вследза Иваном Грозным. Оценивал он их по значительномувкладу в дело укрепления государства. Если Иван Гроз-ный окончательно завершил процесс образования цен-трализованного государства, уничтожив все, что мешало(как авторитет бояр, так и Новгородскую республику),то Петр I технически перевооружил государственнуюмашину. Она стала не только сильным противником длядругих государств, но и укрепилась изнутри, т.е. импе-ратор упрочил власть «начальников» над народом. По-этому П.А. Кропоткин критиковал Петра I, оценивая еготолько с точки зрения «наибольшего количества счастьядля наибольшего количества людей». То, что самодер-жец, по его мнению, осчастливил только «начальников»,и стало причиной огульной критики его деятельностиидеологом анархизма.Сложность и противоречивость развития России вэтот период определили и противоречивость деятельно-сти Петра и осуществленных им реформ. С одной сто-роны, они имели огромный исторический смысл, так какспособствовали прогрессу страны, были нацелены наликвидацию ее отсталости. С другой стороны, они осу-ществлялись, крепостническими методами и были на-правлены на укрепление господства крепостников.В эпоху Петра I происходят становление основногоположительного принципа государственного развития,борьба за его утверждение, которое осуществлялось засчет массовых репрессий, уничтожения целых укладовжизни, дальнейшего ограничения свободы личности. ВРоссии в условиях слабости или практического отсут-ствия гражданского общества реформы, которые в Ев-ропе шли снизу как результат выхода на поверхностьновых укладов, новых типов производств в борьбе сосложившимися, проводились в интересах власти передлицом внешней и внутренней угрозы, в частности, состороны собственного общества. Поэтому эти реформыосуществлялись прежде всего посредством подавлениянарода, породив феномен отчуждения общества от вла-сти.М.А. Бакунин критически относился к Екатерине II.«В том же духе, - писал М.А. Бакунин в «Защитительнойзаписке от декабря 1849 - апреля 1850», - продолжалиправить и его (Петра I. - О.С.) преемники. Чем большерасширялись российские приделы, тем больше требова-лось солдат и денег, тем притеснительнее становилосьправительство» [27. C. 35]. М.А. Бакунин говорил о том,что Екатерина II никогда не действовала в интересах на-рода, так как каждый успех народного сознания действо-вал бы чрезвычайно разрушительным образом на весьмеханизм подобного государства и потому должен былскорее подавляться, чем поощряться. Ее либеральныепреобразования идеолог анархизма считал притворством.Он писал: «В этом отношении знаменательны слова Ека-терины II, великой императрицы и просветительницыРоссии, прославленной всеми философами XVIII в. Написьмо московского генерал-губернатора… который жа-ловался на недостаточное число народных школ, высоко-поставленная дама отписала собственноручно: "Нам внашем государстве нужны школы для того, чтобы обще-ственное мнение не исключило нас из числа цивилизо-ванных наций"» [27. C. 35]. М.А. Бакунин вполне спра-ведливо отметил крепостническую политику ЕкатериныII, проявившуюся в закрепощении ранее свободных кре-стьян Украины. Также идеолог анархизма верно оценилзначение «Жалованной грамоты благородному дворянст-ву», способствующей превращению дворянства в под-линную аристократию.Крестьянскую войну под предводительством Е. Пу-гачева М.А. Бакунин, так же как и А.И. Герцен, оцени-вал положительно. Это восстание он считал еще однимаргументом в своей утопической теории о ненавистинарода к государству. Именно данное чувство якобы иявилось причиной восстания Пугачева. «Пугачевскоевосстание, - писал М.А. Бакунин из крепости Кениг-штейн, - еще не было во всем его значении оцененоЕвропою. Это была первая крестьянская революция, ноне последняя. В то время как Екатерина II была занятаразделом Польши, Пугачев, простой донской казак,собрал на границе Сибири огромные крестьянские мас-сы, провозгласил себя царем под именем Петра III, ув-лекая все за собою, громя все в своем молниеносномпродвижении, довел свои растущие полчища до стенКазани, которую взял приступом и предал огню… ВМоскве возбужденные массы уже ждали его с нетерпе-нием, и если бы он дошел туда, кто знает, не поверну-лись бы тогда иначе судьбы Польши и России?» [27.C. 38-39]. Конечной целью восстания идеолог анархиз-ма считал захват земли у дворян для того, чтобы «обра-зовать на ней свободные сельские общины, основанныена коллективной собственности» [26. C. 107].«Народ же, - писал М.А. Бакунин, - никогда не пере-ставал бунтовать. Бунтовал он победоносными массамидва раза: один раз под Стенькою, другой раз под Пугаче-вым. Сначала бил войска государские, потом был разбива-ем ими, потому что не было в нем никакой организации.Разбитый в последний раз в царствование Екатерины II, онне переставал заявлять свой протест против государствен-но-сословного гнета, против всех представителей государ-ства, значит, против самого государства рядом ежегодныхчастных бунтов, всегда укрощаемых и возобновляющихсято в той, то в другой форме беспрестанно. Следовательно,вопрос не в способности его бунтовать, а в способностисоздать организацию, которая могла бы доставить его бун-ту победу, и не случайную только, а продолжительную иокончательную. В этом именно и, можно сказать, исклю-чительно сосредотачивается весь наш насущный вопрос»[25. C. 182].Анализируя внешнеполитическую деятельностьРоссии в данный период, М.А. Бакунин негативно оце-нивает ее. Он осуждал экспансионистскую политикуРоссии, проявленную ею в разделе Польши в 1772,1793 и 1795 гг. XIX век М.А. Бакунин называл «векомобщего пробуждения для славянского племени» [25. C.332], а значит, и для русского народа, которой якобы непризнавал государство как явление. Идеолог анархиз-ма, оценивая императора Александра I, писал в «На-бросках брошюры о русских делах», что «Александр Iпредавался мечтаниям. Он был романтиком, т.е. чело-веком, имевшим смутное предчувствие лучшего, но неимевшего сил для осуществления этого лучшего.А между тем задача была чрезвычайна трудна: требо-валась не просто реформа, а целая революция. Со вре-мен Петра Великого до рассматриваемого времени на-род, так сказать, не проявлял никаких внешних призна-ков жизни, вся история была сплошным насилием надего национальным характером с целью сделать его ве-ликим, и народ этому покорился… Теперь надлежаловзять новое направление, дать народу жить внутреннеюнациональною жизнью, т.е. решительно порвать спрошлым… После некоторых колебаний Александрвернулся к прежней политике. Но теперь это была ужене старая, непринужденная политика, а реакция, как вовнутренних, так и во внешних делах, потому что в Рос-сии, как и в Европе, уже началась новая жизнь» [29.C. 392-393].«В 1813 и 1814 годах, - отмечал Бакунин в «Защи-тительной записке…», - во всех частях империи про-изошли крупные народные восстания: возмутившийсямужик заявлял, что он участвовал в изгнании непри-ятеля и таким путем заслужил себе волю, и не хотелбольше возвращаться к подневольному труду. Про-изошло много кровавых выступлений, о которых заграницей очень мало известно… Можно доказать, что с1812 года крестьянские бунты в России сделались по-стоянным явлением, они усиливаются и расширяютсяугрожающим образом, с каждым годом приобретая всебольше энергии и глубины. Народ пришел к сознанию,он выработал общую, ясно выраженную волю, и, преж-де всего, он требует освобождения от крепостного игаи свободного владения собственностью. Его требова-ния стали настолько уже громкими и угрожающими,что даже нынешнее правительство, напуганное ими,всерьез начинает задумываться над средствами, кото-рые могли бы частично удовлетворить народ… Но пра-вительство совершенно бессильно: его реформаторскиепопытки только ухудшают и без того невыносимоеположение крестьянства» [27. C. 39]. Рассуждая о том,способен ли русский народ к революции, М.А. Бакунинговорит, что сомневаться в этом нельзя, ведь со време-ни Лжедмитрия по настоящее время в России былтолько один неизменный бунтовщик против государст-ва - это крестьянский народ и городские мещане.Оценивая внешнеполитический аспект деятельно-сти Александра I, М.А. Бакунин справедливо отмечалего особую роль в сохранении Прусского королевства впериод с 1806 по 1812 г. После захвата Пруссии Напо-леоном все королевство покорилось, немцы управля-лись французскими чиновниками, «а политическое су-ществование Прусского королевства пощажено толькоблагодаря просьбам Александра I» [25. C. 406].М.А. Бакунин осуждал антиреволюционную деятель-ность Священного союза. Давая оценку Отечественнойвойне 1812 г., идеолог анархизма, так же как иА.И. Герцен, вполне справедливо отмечал роль народ-ных масс в победе над Наполеоном. «…народ повсюдуподнялся, - писал М.А. Бакунин, - массою опустошаяи сжигая собственные деревни: он бежал в леса, остав-ляя Наполеону пустые поля, и повел против него жес-токую партизанскую войну. Таким образом, он, покрайней мере на большую половину, способствовалосвобождению страны» [27. C. 39].М.А. Бакунин, говоря о Николае I, вполне оправ-данно считал, что тот полностью в своих принципахследует политике Петра I. Николай I стремился подра-жать тем чертам личности Петра, которые к тому вре-мени сложились уже в прочную легенду. Идеологанархизма отмечал, что Николай I поклонялся знаме-нитому предку, с юности бывшему его кумиром. Этомуво многом способствовало стремление нового импера-тора оживить государственную жизнь, ликвидироватьзлоупотребления, которые достались ему в наследствоот прежнего правления, восстановить законность и по-рядок, провести реформы. «Нынешний владыка Рос-сии, - писал М.А. Бакунин в «Защитительной запискеот декабря 1849 - апреля 1850», - является верным пре-емником политического направления, созданного Пет-ром, и он проводит эту политику еще более последова-тельно, чем тот. Его правление есть не что иное, какдостигшая зрелости самосознания система гениальноготворца российского государства, и никогда еще этогосударство не было столь угрожающим вовне и стольпритеснительным внутри, как именно в наше время»[27. C. 43-44].М.А. Бакунин правильно оценил влияние восстаниядекабристов на последующую политику императора.Страх перед повторным восстанием привел к цензуре,усилению борьбы с инакомыслием. Революционер осу-ждал Николая I за жестокое подавление Польского на-ционально-освободительного восстания 1830-1831 гг.,ведь «освобождение Царства Польского и Литвы имелобы непременным последствием восстание всей Польшипрусской» [25. C. 358]. Идеолог анархизма особеннохорошо относился к полякам. «Война 1831 г., - говорилон 29 ноября 1847 г. в Париже на банкете в годовщинупольского восстания 1830-1831 гг., - была с нашейстороны войной безумной, преступной, братоубийст-венной. Это было не только несправедливое нападениена соседний народ, это было чудовищное покушениена свободу брата. Это было более, господа: со сторонымоего отечества это было политическое самоубийство.Эта война была предпринята в интересе деспотизма иникоим образом не в интересе нации русской - ибо этидва интереса абсолютно противоположны» [26. C. 41].Следующий период освободительного движенияМ.А. Бакунин характеризует термином «книжный ли-берализм» и считает, что он стал еще бессильнее, чемгероический либерализм декабристов. В 1930-е гг. вРоссии появилось учение объективистов, объясняющеевсе исторические факты логической необходимостью,исключающей из истории участие личного подвига ипризнающее в ней только одну действительную, неот-вратимую и всемогущую силу - самопроявление объ-ективного разума. М.А. Бакунин верил, что «великиеумы России» понимают ненужность этого отвлекающе-го от революционных действий учения. Так же как иА.И. Герцен, он неприязненно относился к славянофи-лам, которые, по его мнению, пытаясь решить славян-ский вопрос, лишь «портят и уродуют его по своемуобразу и подобию» [30. C. 254-255]. М.А. Бакунинвполне справедливо негативно оценивал как самогоНиколая I, так и результаты его правления. По мнениюидеолога анархизма, «все преобразования, которые оно(правительство Николая I. - О.С.) предпринимает, тотчас же обращаются в ничто. Имея опорой своей дветолько самые гнусные страсти человеческого сердца:продажность и страх, действуя вне всех национальныхинстинктов, вне всех интересов, всех полезных силстраны, правительство России ослабляет себя каждыйдень своим собственным действием и расстраиваетсебя страшным образом» [26. C. 44]. Управление Ни-колая I было полностью построено на подавлении вос-станий дворянской молодежи. М.А. Бакунин оправдан-но считал время его правления периодом строгой цен-зуры и инквизиции.По мнению П.А. Кропоткина, деятельность импера-торов России была направлена на укрепление власти«начальников» и на рост эксплуатации народа. Времяправления Николая I он оценивал негативно, справед-ливо замечаял, что это было время муштры для солдат.«Настоящим военным в то время был тот, - писалП.А. Кропоткин о периоде царствования Николая I, -кто обожал мундир и презирал штатское платье; чьисолдаты бывали вымуштрованы так, что могли выде-лывать почти невероятные штуки ногами и ружьями(одна из знаменитых штук того времени была, напри-мер, разломать приклад, беря на караул); кто на парадемог показать такой же правильный и неподвижный рядсолдат, как будто то были не живые, а игрушечныесолдатики» [31. C. 13]. В то время даже солдаты зани-мались наиболее бесполезными занятиями.Во время правления Николая I, как верно отмечалидеолог анархизма, свирепствовал цензурный гнет, врезультате чего общественность была лишена возмож-ности высказывать свои соображения в печати. В ре-зультате политические писатели были вынужденыпользоваться эзоповым языком [31. C. 124]. ПравлениеНиколая I, как и всю предыдущую историю России,П.А. Кропоткин рассматривал с позиции всеобщей пе-риодизации. Ученый-анархист считал, что эпоха госу-дарств вступила в завершающую фазу, поэтому уженачал оценивать XIX в. с точки зрения возможностипоявления анархического коммунизма. Однако времяреакции при правлении Николая I не благоприятство-вало для распространения свободолюбивых идей.Именно поэтому П.А. Кропоткин оценивал правлениеНиколая I как негативное.Главным деянием Александра II М.А. Бакунинвполне оправданно считал проведение крестьянскойреформы 1861 г. Размышляя о том, что же подвиглоимператора произвести столь крупное преобразованиев стране, идеолог анархизма совершенно справедливовыделяет фактор Крымской войны 1853-1856 гг.«Единственной причиной освобождения крестьян, - го-ворил он на Конгрессе Лиги Мира и Свободы в 1868 г., -была крымская катастрофа. Эта война… нанесла тяже-лый удар самому существованию империи. Здание,воздвигнутое Петром Великим, Екатериною II и Нико-лаем I, вдруг пошатнулось, внезапно открыло всю своюпреждевременную гнилость и действительную негод-ность. После Крымской войны для всех стало очевид-но, что старый порядок вещей не может более продол-жаться» [26. C. 109].М.А. Бакунин считал, что после обещания Алексан-дра II освободить крестьян от крепостной зависимостинарод не позволит императору отказаться от своихслов. «Ведь он более двухсот лет, - писал М.А. Баку-нин в «Науке и революционном деле», - проведенных внеизъяснимых муках, ждет от царского слова спасения;и теперь, когда все надежды, все ожидания оживилисьпредварительным обещанием царя, согласится ли онждать еще долее? - Не думаю» [25. C. 179-180]. Обще-ство, по справедливому мнению М.А. Бакунина, возла-гало большие надежды на Александра II. «19 февраля1861 года, - писал идеолог анархизма в «Народномделе», - несмотря на все промахи, недостатки, уродли-вые противоречия и не менее безобразные тесноты ука-за об освобождении крестьян, Александр II был самымвеликим, самым любимым, самым могучим царем, ко-торый когда-либо царствовал в России» [26. C. 77].Однако сама реформа отрезвила М.А. Бакунина. Онсчитал ее обманом, в результате которого народ не по-лучил долгожданную землю, а следовательно, и на-стоящую свободу. М.А. Бакунин писал, что Алек-сандр II «много постарался и поработал для того, что-бы разоблачить и представить во всей ее отвратитель-ной наготе саму идею государства… а главное для то-го, чтоб убить в народе эту несчастную веру в царя»[25. C. 180].«Государство, - писал М.А. Бакунин в «ПисьмеА.И. Герцену и Н.П. Огареву от 19 июля 1866», -кроме зла ничего народу не делало, и сделать не смо-жет. - Да как же, возразите вы, разве государь не ос-вободил крестьян? - В том-то и дело, что не освобо-дил. Мне ли вам говорить и доказывать, что освобож-дение было мнимое. Это было, ввиду грозивших смути опасностей, не что иное, как перемена метода и сис-темы в деле народного притеснения; помещичьи кре-стьяне превращены в государственных… Воли у кре-стьян так же мало, как и прежде, ни один пошевелить-ся без паспорта не может, а паспорт выдает отвечаю-щая за них перед лицом правительства община… Нети признания крестьянского права на землю. Есть зем-ля крестьянская, так зачем же выкуп - и какой ещевыкуп!» [28. C. 286-287]. В результате крестьянство,по мнению М.А. Бакунина, остается связанным рам-ками общины, а выделенной ему земли оказываетсяявно недостаточно для того, чтобы удовлетворитьнужды постоянно растущего населения. Крестьяниностается в полной зависимости от сельской общины,которая, в свою очередь, полностью контролирова-лась властями; личные наделы передаются в собст-венность крестьянским обществам, которые периоди-чески «уравнительно» их перераспределяют. «Но, -писал М.А. Бакунин в «Науке и насущном революци-онном деле», - скажут: что если царь изменит системуправления и, начав царствовать в народном духе,примет меры и указы для удовлетворения всех народ-ных потребностей, разве народ будет его ненавидеть?Нет, не будет: можно даже сказать наверное, что на-род простил бы ему все прошедшее и, приписав емупо-прежнему все совершенные им злодеяния измен-никам, продавшимся дворянству, стал бы любить царяпуще прежнего» [25. С. 181].Так «что же мешает Александру Николаевичу пе-ременить систему управления, - писал М.А. Баку-нин, - и можно ли быть уверенным, что он не переме-нит ее? А если не переменит он, то переменит наслед-ник. В том-то и дело, что ни наследник, ни он тут ниче-го переменить не могут. Они не могут отступить отсуществующей системы ни на один шаг, не разрушивсамого государства. Они могут, правда, наобещать и визвестной мере даже осуществить еще много реформ,могут, в крайнем случае, даже дать дворяно - купече-скую конституцию, парламент на наполеоновский илидаже бисмарковский манер... Но ничего они не могутсделать для народа» [25. C. 181]. В целом, М.А. Баку-нин отрицательно оценивал крестьянскую реформу ивполне справедливо считал, что она проводилась в ин-тересах правящего класса, а не народа.Следующее историческое событие, на которое об-ратил пристальное внимание П.А. Кропоткин, -крестьянская реформа 1861 г. Он считал, что уничто-жение крепостного права в России было подготовленодекабристами в 1825 г., петрашевцами в 1848 г. и кре-стьянскими выступлениями в 1850-х гг. [33. C. 111].Непосредственной предпосылкой отмены крепостногоправа был длинный ряд крестьянских выступлений [32.C. 358]. П.А. Кропоткин отмечал и то обстоятельство,что на некоторое количество помещиков оказало влия-ние распространение либеральных идей революций1793 и 1848 гг. В результате среди помещиков распро-странилась идея о необходимости отмены крепостногоправа [32. C. 358]. В качестве предпосылки Кропоткинотмечает и факт умственного пробуждения России в1857-1861 гг. [32. C. 358]. П.А. Кропоткин правильноговорил, что с 1850 г. волнения среди крестьян увели-чились, а с началом Крымской войны произошливсплески народного недовольства. Причем, произошлоне только количественное увеличение крестьянскихволнений, но и изменился сам характер - волнения ста-ли приобретать все более жестокий характер, и для ихподавления приходилось посылать большее количестворегулярных войск. «Бунты приняли такой грозный ха-рактер, - писал П.А. Кропоткин о 50-х гг. XIX столе-тия, - что для усмирения приходилось посылать целыеполки с пушками, тогда как прежде небольшие отрядысолдат нагоняли ужас на крестьян и прекращали воз-мущения» [31. C. 127].Таким образом, по мнению идеолога анархизма,волнения среди крестьян и влияние либерального на-строения придворных кругов привели к потребностипроведения крестьянской реформы. «Эти вспышки, содной стороны, - писал П.А. Кропоткин, - и глубокоеотвращение к крепостному праву в том поколении, ко-торое выдвинулось при вступлении на престол Алек-сандра II, - с другой, сделали освобождение крестьяннасущным вопросом» [31. C. 127].Кропоткин считал, что первый шаг подготовке кре-стьянской реформы сделал Александр II, доказывая еенеобходимость в речи, произнесенной в марте 1856 г.[31. C. 127]. Литовское дворянство отправило импера-тору послание, в котором говорилось о необходимостиуничтожения крепостного права, в ответ на котороеАлександр II выразил намерение освободить крестьян[31. C. 127]. В губерниях и Санкт-Петербурге сталиработать специально избранные комитеты для выра-ботки проекта освобождения крестьян. Но для широко-го обсуждения проектов дело не дошло. Александр IIпоручил цензуре не пропускать материал о готовящей-ся реформе [31. C. 128]. П.А. Кропоткин вполне обос-нованно считал, что на слабовольного императора ока-зала сильное влияние партия крепостников. «Крепост-ники нашептывали, - писал П.А. Кропоткин, - что вдень освобождения крестьян начнется всеобщее избие-ние помещиков и что Россию тогда ждет новая пуга-чевщина, еще страшнее 1773 года. Александр II былчеловек слабохарактерный и прислушивался к подоб-ным зловещим предсказаниям» [31. C. 128].П.А. Кропоткин полагал, что проектов реформыбыло несколько десятков. Проекты обсуждались Чер-нышевским в «Современнике», а также в нелегальнодоставляемых из Лондона «Колоколе» и «ПолярнойЗвезде» Герцена. Высказывали свое мнение славяно-филы Аксаков и Беляев. Общественное мнение Петер-бурга было на стороне Чернышевского. Последнийнастаивал на освобождении крестьян с землей. Партиякрепостников добилась отсрочки реформы, уменьше-ния надела и высоких выкупных платежей за землю, атакже пыталась отстранить либерально настроенногоНиколая Милютина, который был центральным звеномв деле реформ. В результате были распущены либе-рально настроенные комитеты первого созыва, а коми-теты нового созыва были консервативны. До отстране-ния Николая Милютина была разрешена критика кон-сервативных проектов реформы. После же цензураопять запретила критику. Осенью 1860 г. освобождениекрестьян было отложено. [31. C. 129].П.А. Кропоткин верно отмечал, что после снятияМилютина пошла волна реакции, в результате которойпоявилось опасение, что реформа будет отменена. Ноэтого не произошло. В результате реформа состоялась,но в консервативном варианте, т.е. крестьяне остава-лись крепостными еще два года и они должны выку-пать наделы. «Крестьяне оставались крепостными ещедва года, - писал П.А. Кропоткин, - до 19 февраля1863 года; тем не менее ясно было одно: крепостноеправо уничтожено и крестьяне получают надел. Импридется выкупать его, но пятно рабства смыто» [31.C. 131]. Революционер совершенно справедливо писал,что Манифест об освобождении крестьян был подпи-сан 19 февраля 1861 г., но опубликован 5 марта из-заопасения крестьянских волнений [31. C. 130]. Дело втом, что 26 февраля проходила масленица, которая все-гда сопровождалась употреблением спиртных напит-ков. Либерально настроенное население столицы радо-валось опубликованию Манифеста [31. C. 131]. В це-лом, П.А. Кропоткин положительно оценивал факт ос-вобождения крестьян. «Громадный шаг, - писал он, -сделанный в начале шестидесятых годов уничтожени-ем личного рабства крестьян и физического истязания"непривилегированных" на лобном месте, - этот шаг,которого все значение могут оценить только люди на-шего поколения, забывается понемногу» [31. C. 4].Таким образом, П.А. Кропоткин, так же как иМ.А. Бакунин, анализировал дискуссионные вопросырусской истории с анархической позиции. Следует отме-тить, что политические и философские взглядыМ.А. Бакунина оказали влияние на его интерпретациюосновных событий истории России. Идеолог анархизмаособое внимание уделял народным восстаниям. Главнойпричиной крестьянских выступлений он считал нена-висть народа против государственной системы в целом.По мнению М.А. Бакунина, государство появляется вистории России лишь в XV-XVI вв. До этого периоданарод жил свободно, без крепостного права и г

Ключевые слова

Russia, Kropotkin, anarchism, historical sights, Россия, анархизм, исторические взгляды, П.А. Кропоткин

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Сафронов Олег СеменовичВоенный авиационный инженерный университет (г. Воронеж)кандидат исторических наук, доцент, доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплинistoruss@inbox.ru
Всего: 1

Ссылки

Кропоткин П.А. Этика: Избранные труды / сост. и вступ. ст. Ю. Гридчина М. : Политиздат, 1991. 446 с.
Кропоткин П.А. Хлеб и воля: Современная наука и анархия / вступ. ст., сост., подгот. текста и прим. С.А. Мндоянца. М. : Правда, 1990. 638 с.
Бакунин М.А. Письма к А.И. Герцену и Н.П. Огареву. СПб., 1906. 456 с.
Бакунин М.А. Собрание сочинений и писем 1828-1876. Т. 3. М., 1935. 495 с.
Бакунин М.А. Избранные философские сочинения и письма. М., 1987. 573 с.
Кропоткин П.А. Записки революционера / предисл. и примеч. В.А. Твардовской. М. : Мысль, 1990. 528 с.
Бакунин М.А. Избр. соч. Пг. ; М., 1920. Т. 3. 286 с.
Бакунин М.А. Собрание сочинений и писем, 1828-1876 / ред. и примеч. Ю.М. Стеклова. М., 1935. Т. 4. 621 с.
Бакунин М.А. Философия. Социология. Политика. М., 1989. 430 с.
Старостин Е.В. П.А. Кропоткин - историк России // Петр Алексеевич Кропоткин и проблемы моделирования историко-культурного развития цивилизации : материалы Междунар. науч. конф. / сост. П.И. Талеров. СПб., 2005. С. 10-18.
Маркин В.А. Международная конференция памяти П.А. Кропоткина // Вопросы истории естествознания и техники. 1993. № 2. С. 154-155.
Kinna R. Кropotkin's theory of mutual aid in historical context // Intern. zev. of social history. Assen, 1995. Vol. 40, pt. 2. P. 259-283.
Пирумова Н.М. Гуманизм и революционность Петра Кропоткина // Вопросы философии. 1991. № 11. С. 38-43.
Мкртичян А.А. Кропоткин о революционном терроре // Вестник МГУ. Сер. 7: Философия. 1992. № 1. С. 30-35.
Затеев В.И. М.А. Бакунин и П.А. Кропоткин как основоположники и теоретики русского анархизма // Вестник Бурятского университета. Сер. 5. Философия, социология, политология, культурология. Улан-Удэ, 2003. Вып. 7. С. 153-169.
Slatter S. The correspondence of P.A.Кropotkin as historical source material // Slavonic a. East Europ. rev. L., 1994. Vol. 72, № 2. P. 277-288.
Данилов В.Н. А.А. Кропоткин - русский ученый и общественный деятель // Философские науки. 1976. № 4. С. 154-156.
La Torre m. Una fondazione naturalistica dell'anarchismo: Petr Кropotkin // Riv. intern. di filosofia del deritto. Milano, 1993. 4 serie A 70, № 2. P. 179-202.
Hamilton W.Z. The genetical evolution of social behaviour // J. Theor. Biol. 1964. № 1. P. 1-52.
Блауберг И.И. «Выбор - в твоих руках...» // Вопросы философии. М., 1991. № 11. С. 64-71.
Sakon Takeshi. On P.A. Кropotkin's archives // Дзимбун кэнкю: Studies in the humanities. Oсака, 1992. T. 44, № 2. P. 1-16.
Cai Yingtian. Some cognitive problems upon the relation between science and production // Чжэсюе яньцзю = Philos. research. Пекин, 1992. № 1.
Баранченко В.Е. Кончина и похороны П.А. Кропоткина // Вопросы истории. 1995. № 3. С. 149-154.
Ермашева М. Лондонские письма С.М. Степняка-Кравчинского // Вопросы литературы. 1967. № 4. С. 152-174.
Кропоткин П.А. Этика. Т. 1 : Происхождение и развитие нравственности / послесл. Н. Лебедева. Пг. ; М. : Голос труда, 1922. 263 с.
Кропоткин П.А. Современная наука и анархия : пер. с фр. Пг. : Голос труда, 1920. 316 с.
Кропоткин П.А. Великая Французская революция, 1789-1793 / примеч. А.В. Гордона, Е.В. Старостина ; ст. В.М. Далина, Е.В. Старостина М. : Наука, 1979. 575 с. (Памятники ист. мысли).
Кропоткин П.А. Хлеб и воля / предисл. Э. Реклю. Лондон ; СПб. : Свобод. мысль, 1902. 256 с.
Kropotkin P.A. The Russian Revolutionary Party // Kropotkin P.A. Selected Writings on Anarchism and Revolutionts. Boston, 1970. P. 143-175.
Кропоткин П.А. Записки революционера : пер. с англ. / предисл. Г. Брандеса. Лондон : Фонд вольн. рус. прессы, 1902. 477 с. (Ист. б-ка; Вып. 1).
Кропоткин П.А. Идеалы и действительность в русской литературе. СПб., 1907. 345 с.
Кропоткин П.А. Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса / пер. с англ. В.П. Батуринского ; под ред. П.А. Кропоткина. Пг. ; М. : Голос труда, 1922. 342 с.
Слэттер Дж. Письма П.А. Кропоткина профессору Джеймсу Мейвору. 1903-1917 гг. // Исторический архив. 1995. № 1. С. 143.
 История России XVII-XIX вв. в трактовке П.А. Кропоткина | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 356.

История России XVII-XIX вв. в трактовке П.А. Кропоткина | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 356.

Полнотекстовая версия