Криминологическая характеристика личности несовершеннолетних, совершивших имущественные преступления | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 356.

Криминологическая характеристика личности несовершеннолетних, совершивших имущественные преступления

Рассматривается криминологическая характеристика личности несовершеннолетних, совершивших имущественные преступления. Проанализированы основные социально-демографические, уголовно-правовые и нравственно-психологические признаки несовершеннолетнего имущественного преступника. В зависимости от мотива, доминировавшего при посягательстве на чужую собственность, и с учетом интенсивности его проявления выделены классификационные группы несовершеннолетних имущественных преступников, дано их краткое описание.

Criminological characteristics of the personality of minors guilty of property crimes.pdf Имущественная преступность несовершеннолетнихпредставляет собой социально-правовое относительномассовое явление, слагающееся из совокупности иму-щественных преступлений (преступлений против соб-ственности), совершенных лицами в возрасте 14-17 летв тот или иной промежуток времени на определеннойтерритории.В структуре преступности несовершеннолетнихимущественные преступления составляют основноймассив - около 79,0%.Исследование 430 уголовных дел о преступленияхпротив собственности, совершенных несовершенно-летними, рассмотренных судами Кемеровской областив 2004-2010 гг., показало, что большинство несовер-шеннолетних имущественных преступников - этоюноши (80% от общего числа изученных преступни-ков). Удельный вес девушек среди несовершеннолет-них, совершивших имущественные преступления, со-ставил 20%. Среди имущественных преступников муж-ского пола преобладали юноши в возрасте 17 лет (на ихдолю пришлось 33%); осужденные в возрасте 16 летсоставили 28%; 15- и 14-летние - 19 и 20% соответст-венно. Среди девушек, осужденных за имущественныепреступления, преобладали 17-16-летние (42 и 33%соответственно); на долю 15- и 14-летних пришлось 18и 7%. При этом нельзя не отметить, что у девушекудельный вес 14-летних почти в три раза ниже, чем уюношей. Как видим, основной массив несовершенно-летних имущественных преступников составили лицастаршей возрастной группы.Отмеченное обстоятельство остается в целом харак-терным для имущественной преступности несовершен-нолетних. Криминологические исследования прошлыхлет показали, что в общем числе несовершеннолетнихпреимущественно преобладали лица старшего возраста(16-17 лет). В 1960-1970-е гг. 16-летних насчитыва-лось около 35%, 17-летних - 40-45% [1. С. 134].В 1980-1990-е гг. представители этой возрастной груп-пы составили большую часть несовершеннолетних,осужденных за совершение имущественных преступ-лений [2. С. 67]. Удельный вес 16-17-летних в первоедесятилетие XXI в. составлял более 70% [3. С. 769].Анализ данных судебной статистики прошлых летподтверждает также и «монополию» мужского полапри совершении имущественных преступлений -91% краж (государственного, общественного и личногоимущества), свыше 80% грабежей и разбоев совершилиименно подростки и юноши [2. С. 66-67]. Вместе с темв криминологической литературе прошлых лет отмеча-лась и устойчивая, ярко выраженная тенденция увеличе-ния доли девушек среди осужденных несовершеннолет-них за имущественные преступления. [2. С. 66-67]. От-меченная особенность характерна и для проведенногоисследования: за период с 2004 по 2010 г. почти в 2 раза,с 11,2 до 20%, увеличился удельный вес девушек, осуж-денных за имущественные преступления.Следует сказать, что в старшей возрастной группеюношей (16-17 лет) преобладали лица, совершившиеимущественные преступления, сопряженные с наси-лием: разбой (каждое третье преступление), грабеж ивымогательство (21 и 17% соответственно). Для де-вушек в возрасте 16-17 лет, напротив, характерно со-вершение имущественных преступлений, не связан-ных с насилием. Только каждая третья из них былаосуждена за насильственные преступления. Юноши14-15 лет преимущественно совершали ненасильст-венные имущественные преступления: кражи (42%) играбеж (38%). Сравнение с данными криминологиче-ских исследований 1990-х гг. показало, что на протя-жении более чем двадцати лет «приоритеты» имуще-ственной преступности несовершеннолетних не изме-нились. Насильственные преступления, такие как раз-бойные нападения и грабежи, были характерны в ос-новном для юношей в возрасте 16-17 лет. Ненасиль-ственные преступления (кражи и грабежи) в каждомтретьем случае совершались юношами младшей воз-растной группы (35,6%), а также девушками в возрас-те 16-17 лет (90%) [Там же. С. 67-68].Большинство изученных имущественных преступ-ников (78%) проживали с родителями (лицами, их за-мещающими) в отдельных благоустроенных городскихквартирах, 19% - в коммунальных квартирах; 3% изу-ченных преступников не имели постоянного места жи-тельства. В сельской местности несовершеннолетниепроживали в отдельных домах на одного хозяина(55%), в домах, конструктивно предназначенных дляпроживания двух семей (32%); в бараках коммунально-го типа (13%). Уровень жизни семей, в которых воспи-тывались несовершеннолетние имущественные пре-ступники, можно охарактеризовать следующим образом:59,6% семей имели средний уровень жизни; 26,8% -низкий; 7,2% - крайне низкий; 6,4% - высокий. Следу-ет отметить, что уровень жизни семей насильственныхнесовершеннолетних преступников был заметно ниже:45,6% семей имели средний уровень жизни, 36,8% -низкий, 12,3% - крайне низкий, 5,3% - высокий [4.С. 85]. Как видим, имущественные преступники, в от-личие от насильственных, воспитывались в более бла-гоприятных материально-бытовых условиях; у нихзначительно выше показатели по среднему (59,6% про-тив 45,6%) и высокому (6,4% против 5,3%) уровнямжизни семей.Удельный вес несовершеннолетних имуществен-ных преступников, проживавших в условиях непол-ной (и/или распавшейся) семьи, составил 38%: из нихс матерью проживало 79% несовершеннолетних, сотцом - 12%, с ближайшими родственниками (ввидуотсутствия родителей несовершеннолетних и / илилишения их родительских прав) - 9%. С обоими роди-телями проживало 59% несовершеннолетних. Внесемьи - в интернатах, детских домах - воспитывалось3%. Стоит отметить, что удельный вес имуществен-ных преступников, воспитывающихся в неполныхсемьях, на протяжении последних двадцати лет ме-нялся как в сторону снижения (с 26,6 до 37,6%), так ив сторону увеличения (с 40 до 46,2%) [2. С. 71-72].Однако эти изменения не были столь существенными,и в целом можно говорить об относительной стабиль-ности (при высоком уровне) этого показателя. Отме-ченная закономерность еще раз подтверждает, что наформирование личности имущественного преступни-ка влияет в большей степени не отсутствие родителя,а семейные межличностные отношения, которые сло-жились между членами семьи. Ретроспективный об-зор и сравнительный анализ данных о семьях имуще-ственных преступников показали, что не потерялисвоей актуальности такие семейные проблемы, какотсутствие взаимопонимания между детьми и родите-лями, аморальное поведение родителей.Исследование показало, что преобладающая частьнесовершеннолетних (более двух третей) не находилаобщего языка с родителями (лицами, их замещающи-ми). Основными причинами семейных конфликтов бы-ли «финансовый вопрос» (каждая вторая девушка икаждый четвертый юноша считали, что родители даютмало денег на карманные расходы); «вечная занятость»родителей, которые, как показало исследование, в ос-новном работали (77%), причем более половины из них(почти 61%) на двух работах, совмещение которыхполностью занимало их свободное время. В числе по-ложительных изменений в семейном укладе имущест-венных преступников можно отметить значительноеснижение семей с объективно «криминогенной обста-новкой»: только у 4% несовершеннолетних были суди-мы кто-либо из родителей, у 7% - из близких родст-венников (в конце 1980-х гг. этот процент достигал 6 и13% соответственно); только у 5% имущественныхпреступников оба родителя злоупотребляли спиртныминапитками, у 10% - только один из родителей (в иссле-дованиях более раннего периода этот процент доходилдо 7 и 17,2% соответственно) [Там же. С. 73].Перед совершением преступления 5% несовершен-нолетних работали, учились - 91,5%, не работали и неучились - 3,5%. Несовершеннолетние, которые на мо-мент совершения преступления работали, были пре-имущественно осуждены за совершение краж (65%),учащиеся - за совершение краж (49%), грабежей (22%),вымогательство (11%); неработающие и неучащиеся -за совершение краж (32%) и разбоев (55%). Нельзя неотметить, что доля неработающих и неучащихся средиимущественных преступников намного меньше долиэтой же категории лиц среди насильственных преступ-ников (в числе последних не работало и не училось36,4%) [4. С. 86]. Более того, она почти в пять раз ниже(15%), чем у несовершеннолетних, осужденных за со-вершение аналогичных имущественных преступленийв более ранний период исследований (1980-1990-е гг.).[2. С. 69]. Вместе с тем категория неработающих и не-учащихся имущественных преступников продолжаетоставаться наиболее криминогенной. Об этом свиде-тельствуют и данные криминологических исследова-ний прошлых лет [Там же. С. 70], и непосредственносам характер совершенных преступлений - значитель-ная часть всех разбоев, насильственных грабежей ивымогательств была совершена именно этой категори-ей несовершеннолетних.Работающие несовершеннолетние были заняты в ос-новном неквалифицированным трудом. Работа носилавременный, чаще сезонный характер, мало оплачивалась.Имущественные преступники работали официантами вкафе, автомойщиками, разносили газеты, расклеивалилистовки и т.п. Надо сказать, что у несовершеннолетнихпотребность в труде как активной деятельности, направ-ленной на создание материальных и духовных благ, небыла до конца сформирована; ведущим мотивом трудо-вой деятельности было желание «заработать», «иметьсвои деньги». Примечательно, что подобное «потреби-тельское» отношение к труду было весьма характерно иранее для несовершеннолетних, совершающих имущест-венные преступления [Там же. С. 76-77].Среди учащихся несовершеннолетних преступниковпреобладали школьники - 57%; учащихся профессио-нальных училищ насчитывалось 19,4%, техникумов -23,6%. Почти 72% современных имущественных пре-ступников имели образование в объеме 10-11 клас-сов; 16% изучили образовательную программу в объ-еме 8-9 классов; 12% несовершеннолетних имели об-разование от 1 до 8 классов средней школы. Получен-ные данные опровергают распространенное в крими-нологической литературе положение об относительнонизком образовательном уровне несовершеннолетнихправонарушителей. Изучение уголовных дел показало,что у большинства учащихся несовершеннолетних(54,8%) отсутствовал интерес к учебе; 8,5% несовер-шеннолетних учились по необходимости (родителизаставляли); без особого интереса и желания занятияпосещали 11,9%; только каждый четвертый учился синтересом (24,8%).Подобным отношением к учебе обусловлена и ус-певаемость несовершеннолетних. 70% имущественныхпреступников учились средне и чуть ниже среднего(удовлетворительно), 18,4% - хорошо, отлично - 1,4%,неудовлетворительно - 10,2%. Каждый третий учащий-ся школ и каждый второй учащийся профессиональныхучилищ и техникумов пропускали учебные занятия безуважительных причин, нарушали правила поведения,установленные в учебном заведении. Вместе с тем не-обходимо отметить, что образовательный уровеньимущественных преступников в настоящее время вы-рос по сравнению с образовательным уровнем подро-стков в 1990-е гг. Исследования тех лет показали, что у80% имущественных преступников отмечалась низкаяуспеваемость и для 62% учащихся были характернычастые пропуски занятий [Там же. С. 75].Досуг большинства имущественных преступников(77,5%) носил в основном «нетрудовой», развлекатель-ный характер. Полученные данные о проведении сво-бодного времени коррелируют с данными криминоло-гических исследований прошлых лет. В основном сво-бодное время несовершеннолетние проводили с друзь-ями на улице, смотрели кинофильмы (в основном зару-бежного производства), ходили на дискотеки. Вместе стем нельзя не отметить, что заметная часть современ-ных несовершеннолетних стремилась к тому, чтобыхоть как-то разнообразить свой досуг. До совершенияпреступления почти каждый десятый посещал учреж-дения дополнительного образования: спортивные сек-ции, кружки туризма и краеведения; каждый восьмойучаствовал в детских и юношеских творческих коллек-тивах учреждений культуры и искусства (музыкаль-ных, художественных школ, школ искусств).Исследование показало, что при заполнении сво-бодного времени 47% несовершеннолетних отдавалипредпочтение такой «негативной» форме досуга, каксовместное распитие спиртных напитков в кругу дру-зей во дворе, на дискотеках. Стоит отметить, что про-изошло незначительное снижение доли несовершенно-летних преступников, которые испытывали потреб-ность в алкогольных напитках и подобных формах до-суга. Для сравнения: в 1990-е гг. 67% несовершенно-летних из числа осужденных за совершение имущест-венных преступлений испытывали потребность вспиртном [2. С. 78]. Вместе с тем исследование показа-ло наличие не распространенного ранее негативногопристрастия несовершеннолетних к наркотикам. Досовершения преступления каждый восьмой подростокхотя бы раз употреблял наркотические средства. Наи-больший удельный вес среди подростков, употреб-ляющих алкогольные напитки до совершения преступ-ления, составили лица, осужденные за кражи (45%),среди употребляющих наркотики - лица, осужденныеза разбой (33%) и вымогательство (24%).Исследование показало, что главными ценностями вжизни несовершеннолетние имущественные преступ-ники считали личное благополучие, материально обес-печенную жизнь (33%), хорошо оплачиваемую инте-ресную работу (8%), общественное признание, автори-тет и уважение (29%), отдых и развлечения (18%), сча-стливую семейную жизнь (12%). Более половины(62%) полагало, что противоправный способ удовле-творения желаемого является на современном этапеединственно возможным: «сейчас все так живут». Всилу этого основной мотивировкой при совершенииимущественных преступлений явилась следующаяформулировка: «нужны были деньги». Если ранее по-добная формулировка при совершении имущественныхпреступлений отмечалась в 5% случаев [Там же. С. 80],то сейчас - в 65% случаев.До совершения преступления более половины изу-ченных несовершеннолетних состояло на профилакти-ческом учете в органах внутренних дел (57,1%), при-чем каждый второй подросток был поставлен на учет ввозрасте 9-11 лет, около 15% - в возрасте 12-13 лет,каждый третий - в возрасте 14 лет, остальные - позже.Налицо явное омоложение возраста «первого знакомст-ва» с правоохранительными органами: в 1990-е гг. напрофилактический учет преимущественно ставилисьлица в возрасте 11-13 лет [2. С. 74]. Исследование по-казало, что основаниями для постановки на учет в 28%случаев являлось употребление спиртных напитков, в11% случаев - употребление наркотических средств, в14% - нахождение в общественных местах в ночноевремя без сопровождения взрослых, в 18% - система-тические уходы из дома, в 21% - совершение правона-рушений, повлекших применение мер административ-ного воздействия, в 8% - совершение общественноопасных деяний в возрасте, не влекущем наступленияуголовной ответственности.Пятая часть изученных несовершеннолетних иму-щественных преступников ранее была судима, в основ-ном за имущественные преступления (кражу, грабеж,разбой). Такие лица составили 82% от общего числавсех ранее судимых. Среди ранее судимых несовер-шеннолетних преобладали лица, относящиеся к стар-шей возрастной группе (16-17 лет). Следует заметить,что эти несовершеннолетние жили и воспитывались всемьях, где имелся негативный пример противоправно-го поведения. Почти у половины несовершеннолетнихимущественных рецидивистов ранее были судимы род-ственники, как правило, за совершение имущественныхпреступлений. Каждый пятый несовершеннолетнийрецидивист совершил новое имущественное преступ-ление в период отбывания наказания за предшествую-щее преступление.Анализ уголовных дел показал, что имущественныепреступления совершались несовершеннолетними восновном в составе группы. Удельный вес групповыхимущественных преступлений составил 65%. Полу-ченные данные аналогичны результатам исследованийпрошлых лет [2. С. 38; 5. С. 20-21]. Наибольшийудельный вес несовершеннолетних, совершившихимущественные преступления группой лиц, наблюдал-ся при совершении разбоев (89%), грабежей (77%), не-многим меньше при совершении краж (71%) и вымога-тельств (67%). Эти показатели во многом тождествен-ны показателям аналогичных исследований 1990-х гг.,согласно которым в составе групп подростками былосовершено 81,1% всех краж государственного или об-щественного имущества и около 75,5% краж личногоимущества, 87,1% грабежей, 87,9% разбоев [2. С. 38].Каждое пятое имущественное преступление былосовершено группой лиц с участием взрослого, причемэти лица были не намного старше несовершеннолетнихпреступников; в основном их возраст колебался от18 лет до 21 года. В преступных группах несовершенно-летних преобладали лица одного пола. Удельный вестаких групп составил 90%, причем на долю мужскихприходилось 77,5%, женских - 12,5%. Каждая десятаягруппа была смешанной. По численному составу группыбыли немногочисленны. Более половины групп (64%)насчитывали в своем составе два человека, из трех чело-век состояли 35% групп, свыше трех человек - 11%.Групповой способ совершения преступления вомногом определил и мотивацию преступления. Какотметил Л.М. Прозументов, «подавляющее число несо-вершеннолетних (почти 89%) совершали преступленияпо мотивам, связанным с их принадлежностью к кон-кретной группе» [6. С. 40]. Изучение мотивов имуще-ственных преступлений несовершеннолетних показало,что преобладающими (68%) были мотивы, тождест-венные мотивам преступлений, совершаемых взрослы-ми преступниками. Эти мотивы были связаны с систе-мой «негативных», асоциальных потребностей несо-вершеннолетних (желание иметь деньги на покупкуспиртного, наркотиков и т.п.). Вторая группа мотивовбыла связана с возрастными особенностями несовер-шеннолетних. Преступления совершались по «мотивуроста», который проявился, с одной стороны, в стрем-лении доказать личную значимость, авторитетность,доминирование в группе, с другой - «быть как все».Исследование показало, что в первой группе мотивовдоминировал мотив, представляющий собой побужде-ние к совершению имущественного преступления дляудовлетворения личных материальных потребностей иинтересов (нередко асоциальных) за счет других лиц.Однако этот мотив был связан не со стремлением к на-копительству, стяжательству как к таковым, он имелутилитарный характер. В основе преступлений лежали«стремление завладеть материальными средствами дляобеспечения нетрудового образа жизни» - 38%; удовле-творить «потребность в спиртном, в наркотиках» - 33%;«стремление выглядеть не хуже других, доказать своюзначимость» - 25%; «стремление устранить действи-тельную материальную необеспеченность» - 4%.В заключение следует отметить, что среди несо-вершеннолетних имущественных преступников25% составили «случайные» преступники, среди кото-рых 14-летних было 37%, 15-летних - 22%, 16-летних -28%, 17-летних - 13%. «Случайные» преступники от-личались спонтанностью избрания преступного спосо-ба удовлетворения потребностей. Преступления онисовершали в основном в результате неблагоприятногостечения жизненных обстоятельств, вследствие прояв-ленного ими легкомыслия, неумения сопротивлятьсявоздействию негативной ситуации.41% составили «неустойчивые» преступники -несовершеннолетние, у которых сформировалисьотдельные элементы негативной направленностиличности, но совершившие преступления под воз-действием сложившейся жизненной ситуации. Такиепреступники совершили преступления, как правило,в состоянии наркотического или алкогольного опья-нения, чаще в группе (62%), чем в одиночку (38%).Среди несовершеннолетних с элементами антисоци-альной направленности личности 14-летних оказа-лось 38%, 15-летние составили 29%, 16-летние - 21%и 17-летние - 12%.На долю «злостных» несовершеннолетних имуще-ственных преступников пришлось 34%. Имея установ-ку на удовлетворение своих материальных потребно-стей неправомерным способом, они неоднократно со-вершали имущественные правонарушения и преступ-ления. Среди «злостных» преступников 15-летние со-ставили 26%, 16-летние - 35%, 17-летние - 39%.

Ключевые слова

property crime, minor, имущественное преступление, personality, несовершеннолетний, личность

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Логинова Ксения ЮрьевнаНовокузнецкий институт (филиал) Кемеровского государственного университетастарший преподаватель кафедры конституционного и административного праваmateriamatrix@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Прозументов Л.М. Несовершеннолетние: преступность, особенности уголовной ответственности. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2006. 106 с.
Личность преступника. М., 1975. 272 с.
Елисеев С.А., Прозументов Л.М. Общеуголовные корыстные преступления: криминологическая характеристика, уголовная ответственность. Томск, 1991. 122 с.
Криминология : учеб. для вузов / под ред. А.И. Долговой. М., 2002. 848 с.
Писаревская Е.А. Насильственная преступность несовершеннолетних и ее предупреждение : дис. … канд. юрид. наук. Томск, 2006. 254 с.
Прозументов Л.М. Групповая преступность несовершеннолетних и ее предупреждение. Томск, 1993. 144 с.
 Криминологическая характеристика личности несовершеннолетних, совершивших имущественные преступления | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 356.

Криминологическая характеристика личности несовершеннолетних, совершивших имущественные преступления | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 356.

Полнотекстовая версия